Освобождение Освенцима

Олег Назаров, доктор исторических наук

Семьдесят пять лет назад бойцы Красной армии, с потерями преодолев сопротивление гитлеровцев, освободили одно из самых страшных мест концлагерь Освенцим (Аушвиц).

К моменту освобождения лагеря смерти в нём оказалось 7,5 тыс. заключённых — в основном дети и нетрудоспособные. Остальных гитлеровцы либо уничтожили, либо угнали в Германию.

Не все заключённые сразу поверили в это чудо — своё спасение. Те же, кто осознал, что мучениям настал конец, бросились к красноармейцам. «Мы обнимали и целовали наших освободителей. Мы плакали от радости, мы были спасены», — свидетельствовал Отто Волькен.

На следующий день на территорию концлагеря вошли фронтовые операторы, прошедшие по военным дорогам тысячи километров. Это они и их товарищи, снимая под обстрелами, отразили в документальной хронике трагические и героические события Великой Отечественной войны, бесчеловечную жестокость немецких захватчиков.

Даже эти бесстрашные и многое повидавшие люди были потрясены тем ужасом, который предстал перед их глазами в Освенциме. «Когда я увидел детей, на которых фашисты ставили свои опыты, когда увидел горы обуви и волос, думал, сердце остановится. Снимал и плакал…» — вспоминал оператор капитан Кенан Кутуб-заде. Его товарищ капитан Николай Быков был настолько шокирован увиденным, что не нашёл в себе сил снимать. Кутуб-заде зафиксировал для истории истощённых узников концлагеря, рвы, полные трупов, склады с тюками человеческих волос, одежды, обуви, очков и т. д. 9 февраля 1946 года этот страшный кинодокумент увидели участники Международного военного трибунала в Нюрнберге.

 

Сотворение земного ада

Решение создать концентрационный лагерь в трёх километрах от польского Освенцима (немецкое название — Аушвиц) рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер принял в апреле 1940 года. Местность в 60 км западнее Кракова главному гитлеровскому палачу приглянулась наличием железной дороги и тем, что здесь было легко установить заграждения. Комендантом Освенцима в мае был назначен ветеран лагерной охраны штурмбаннфюрер СС Рудольф Хёсс.

14 июня 1940 года в концлагерь прибыла первая партия заключённых — 728 политически неблагонадёжных поляков, прежде содержавшихся в тюрьме города Тарнув близ Кракова. Их сразу жестоко избили эсэсовцы. В экзекуции участвовало около 30 немецких капо (привилегированных заключённых, сотрудничавших с администрацией лагеря), которых тремя неделями ранее доставили в Освенцим из концлагеря Заксенхаузен.

Узники Освенцима за колючей проволокой

Под руководством Хёсса концлагерь постепенно расширился, превратившись в целый комплекс. Основными были три находящихся близко друг от друга лагеря. Освенцим (Аушвиц) I, построенный рядом с впадавшей в Вислу рекой Солой, являлся административным центром. В нём располагались главная канцелярия, лагерное гестапо, крематорий № 1 и вилла коменданта. Летом 1940-го из окрестных сёл и деревень немецкие власти стали переселять местных жителей. Вскоре в двух километрах от главного лагеря на месте польского села Бжезинка (немецкое название — Биркенау) начали строить новый лагерь. Сегодня Освенцим (Аушвиц) II более известен как Аушвиц-Биркенау.

Впоследствии в его строительстве использовался принудительный труд пленных красноармейцев. Андрей Погожев, получивший в Освенциме № 1418, навсегда запомнил утро 7 октября 1941 года: «Прибыл наш эшелон, двери вагона отворились рывком. Из вагона молча вывалились люди. Отходили, шатаясь, падая, уползали. Когда рассвело, мы увидели первые живые существа в полосатой одежде. Нас ввели за колючую проволоку, раздели догола, заставили окунуться в дезинфекционную жидкость. В неё нужно было погрузиться несколько раз и обязательно с головой. Если кто-нибудь не выполнял приказа, его заталкивали прикладом, палкой, а из бака вынимали полуживого или уже мёртвого. Постепенно вода в баке стала красной от крови. Узники назвали эту "дезинфекцию" "кровавым крещением"». А потом, как вспоминал другой узник лагеря, красноармеец Николай Васильев, он и его товарищи «несколько дней просидели без одежды, в чём мать родила».

Комендант лагеря смерти Освенцим Рудольф Хёсс

 

«Зрелище было воистину ужасающее»

На советских военнопленных эсэсовцы обкатали метод так называемой селекции, впоследствии получившей широкое распространение. В ходе селекции годных к труду заключённых отделяли от неспособных работать. Последних немцы незамедлительно уничтожали.

На красноармейцах они испытывали и способы массового уничтожения. Именно в Освенциме впервые было совершено массовое убийство заключённых с использованием газа «Циклон Б». В начале сентября 1941 года сюда прибыл эшелон пленных советских солдат. Их сразу отправили в 11-й блок — эсэсовский центр пыток и убийств. Заключённые называли его «блоком смерти». Он был выбран эсэсовским начальством лагеря для эксперимента по уничтожению газом. Около 600 красноармейцев загнали в подвал, где уже находились 250 доставленных из лазарета больных заключённых. Плотно закрыв дверь, палачи бросили в набитый людьми подвал гранулы «Циклона Б». «При контакте с тёплым воздухом и телами пленных начала выделяться высокотоксичная синильная кислота. Раздались отчаянные крики, которые были слышны в соседних бараках. Газ быстро разрушал слизистую оболочку и, проникая в кровь, удушал изнутри.

Заключённые концлагеря Аушвиц-Биркенау (Освенцим II)

Некоторые умирающие заталкивали в рот полы одежды, пытаясь перекрыть доступ газу. Однако не выжил никто», — пишет немецкий историк Николаус Вахсман.

Потом помещение пришлось долго проветривать. А когда в подвал вошли заключённые концлагеря, чтобы убрать начавшие разлагаться тела, то перед ними предстал земной ад. Польский заключённый Адам Захарски свидетельствовал: «Зрелище было воистину ужасающее, потому что было ясно, что перед смертью люди в порыве безумия царапали и кусали друг друга, обмундирование на многих было изорвано в клочья… Хотя в лагере я уже на всякое насмотрелся, но при виде этих убитых я чуть в обморок не свалился и меня вырвало».

Хёсс был доволен результатом, хотя долгая уборка трупов его не устроила. В целях ускорения процесса следующим местом массового убийства людей был выбран морг крематория, где в середине сентября эсэсовцы уничтожили газом около 900 красноармейцев. Опыт был признан успешным, и вскоре в Бжезинке начали возводить ещё четыре крематория.

 

Лагерь холокоста

Наиболее крепким красноармейцам немедленную смерть немцы заменяли «уничтожением трудом». Под дулами автоматов пленные рыли канавы, осушали болота, валили деревья и разбирали старые постройки, добывая кирпич для зданий Освенцима II. Труд был очень тяжёлым. Заключённые падали, их беспощадно избивали. Число больных и нетрудоспособных узников росло. Лечить их не стали. 15 марта 1942 года вернувшиеся с работы военнопленные с ужасом узнали, что все их больные товарищи убиты ядом, введённым в руку.

На следующий день в Бжезинке начал функционировать филиал главного лагеря. Здесь находились городок для охранявших концлагерь эсэсовцев, псарня с несколькими сотнями сторожевых собак и склады «Канада». Узник Освенцима II Евгений Ковалёв пояснил: «Название было выбрано как издёвка над польскими заключёнными. В Польше слово "Канада" использовалось как восклицание при виде ценного подарка: раньше польские эмигранты часто отправляли подарки на родину из Канады».

Ряды бараков были выстроены точно по линейке. Отдельные бараки выделили для женщин, которых вскоре стали привозить в концлагерь. В мае в селе Моновиц в шести километрах от главного лагеря был создан Освенцим (Аушвиц) III. Со временем у него в Силезии появилось более десятка лагерей-спутников.

Массовые депортации евреев в Освенцим начались в конце марта 1942 года. В середине июля поток увеличился. Евреев привозили семьями и с имуществом. Эсэсовцы сразу лишали их вещей, а мужчин отделяли от женщин и детей. Разлучаемые члены семей бросались друг к другу, пытаясь обняться. В этот момент люди понимали, что могут больше не увидеть родных. «Стоял ужасный плач», — свидетельствовал Лейб Лангфус, которому 6 декабря 1942 года пришлось расстаться с женой и сыном. К тому времени селекция прибывавших в концлагерь евреев превратилась для эсэсовцев в рутинное занятие, а Освенцим стал лагерем холокоста.

Селекцию проводили дежурный лагерный врач, заместители коменданта и высокопоставленные офицеры СС. Они окидывали заключённого беглым взглядом, иногда спрашивали о возрасте и профессии, а затем кивком или взмахом руки указывали налево или направо. Жест означал оглашение приговора: либо немедленная смерть, либо рабский труд во благо Третьего рейха — до полного истощения и гибели. Слова на воротах концлагеря «Труд освобождает» были циничной издёвкой нацистских садистов и палачей.

С вводом четырёх крематориев в Бжезинке Освенцим превратился в конвейер смерти. После того как газовую камеру освобождали от трупов, заключённые зондеркоманды мыли полы, готовя бункер к приёму следующей партии обречённых на смерть евреев.

Перед тем как сжечь трупы ограбленных при жизни людей, их ещё раз внимательно осматривали заключённые из зондеркоманды. Они же стригли волосы на головах трупов. Были и так называемые стоматологи, которые разжимали челюсти и вырывали изо рта золотые коронки. Рачительные эсэсовские начальники даже трупы загубленных ими людей использовали с выгодой, пуская пепел и молотые кости погибших на удобрения для сельского хозяйства. Такая же участь была уготована и зондеркомандам. Нацисты предпочитали не оставлять в живых свидетелей своих преступлений.

Советские врачи и представители Красного Креста среди узников Освенцима в первые часы после освобождения лагеря

 

«Мы знаем, что спасения нет»

Прошедший селекцию заключённый получал полосатую робу и номер. Человека обезличивали. Татуировку делали при помощи металлических пластин с короткими иглами, которые вставлялись в специальный штамп. После набора нужного номера штамп прижимали к руке или телу заключённого. В появившиеся дырочки втирали чёрную краску. Обеззараживание немцы считали непозволительной роскошью.

Узники, сумевшие пережить ад Освенцима, поведали о жизни за колючей проволокой. Мари-Клод Вайян-Кутюрье, привезённая в концлагерь 27 января 1943 года в составе партии из 230 француженок, рассказала на Нюрнбергском процессе: «Когда спрашивают, что являлось самым ужасным, невозможно на это ответить, так как всё было ужасным; ужасно умирать от голода, от жажды, быть больным, видеть, как умирают вокруг товарищи по заключению, и не иметь возможность что-либо сделать. Ужасно думать о своих детях, о своей стране, которых никогда больше не увидишь. Иногда наступали такие моменты, когда мы сомневались, не кошмар ли это, так как эта жизнь нам казалась по своему ужасу нереальной».

Одни узники ждали смерти, видя в ней избавление от страданий, другие грезили о спасении. Станиславу Фрончисты не раз снился сон, в котором, превратившись в мелкого зверька, он незаметно пролезал в дырку в заборе и убегал из ненавистного лагеря. Однако утром Станислав просыпался в Освенциме.

Эсэсовцы были неистощимы на изобретение всё новых и новых издевательств и пыток. Андрей Погожев вспоминал: «По вечерам нас строят вдоль стен коридора. Мы знаем, что спасения нет. Палачи тянут время, зная, что ожидание — та же пытка. Замер ряд грязно-серых тел, плотно прижавшихся спинами к стене. Ладони вытянуты вдоль тела, голова напряжённо откинута назад, глаза закрыты — так легче ждать удара. Ожидание удара — самое страшное, самое мучительное в этой омерзительной экзекуции. Ожидание удара — это испытание силы воли, пытка нервов. Любой срыв — это конец, это смерть. Бьют хлыстом, который опускается на тело со звуком выстрела. Коридор наполнен стонами, всхлипываниями, истерическим плачем».

Узники концлагеря гибли ежедневно. Одних уничтожали эсэсовцы, другие умирали от истощения, ран и болезней. Причиной высокой смертности и эпидемий, по словам Вайян-Кутюрье, было и то, что «нам давали есть в больших красных котелках, которые каждый раз прополаскивали только холодной водой. Так как все женщины были больны и они не могли выйти ночью к месту, которое не поддаётся описанию, — к канаве, где они могли отправить свои естественные потребности, — они использовали эти котелки не по назначению. На следующий день котелки собирали, выливали их содержимое в помойную яму, и днём их пускала в употребление следующая группа людей».

 

Доктора Смерти

Одна из самых страшных страниц истории Освенцима связана с медицинскими экспериментами над людьми. В первую очередь обычно вспоминают о гауптштурмфюрере СС докторе Йозефе Менгеле, которого заключённые называли и Ангелом Смерти, и Доктором Смерть. Главный врач Освенцима штурмбаннфюрер СС Эдуард Виртс высоко оценил его стремление «внести ценный вклад в антропологическую науку». Олицетворявший её Менгеле в ходе селекций отбирал людей для проведения над ними медицинских опытов. Особый интерес у него вызывали близнецы, на которых заполняли форму из 96 пунктов. Менгеле делал опыты по изменению цвета глаз, проводил кастрацию маленьких мальчиков и стерилизацию девочек, делал смертельные инъекции. Органы одного из близнецов пересаживали другому. Двух мальчиков по его приказу сшили, превратив в подобие сиамских близнецов. Промучившись, дети скончались.

Но Менгеле был не одинок. Свой вклад в «антропологическую науку» внесли многие доктора Третьего рейха, в том числе известные профессора. Один из них, гинеколог Карл Клауберг, вводил узницам в шейку матки вещество, вызывавшее закупорку фаллопиевых труб. Женщины испытывали мучительные боли, многие умерли от осложнений. Одна из выживших, Хана Хопфенберг, вспоминала, что Клауберг обращался с заключёнными «как с животными». В 1948 году находившегося под арестом в СССР Клауберга приговорили к 23 годам тюрьмы. Однако в 1955-м по условию договора между СССР и ФРГ об обмене военнопленными он был возвращён в Германию, где о своих опытах над людьми вспоминал без укоров совести. Врач-садист умер в 1957 году в немецкой тюрьме.

Самуил Штерн, привезённый в Освенцим из Бухареста, исполнял обязанности фельдшера и делал уколы узникам, которых гитлеровские доктора цинично называли «подопытными кроликами». В показаниях Нюрнбергскому трибуналу Штерн констатировал: «Хорошо знаю, что многим заключённым впрыскивали керосин под кожу в голень… Второй метод экспериментов: химическое раздражение кожи. Для этой цели применялся 80%-ный раствор уксуснокислого алюминия (алюминь-ацетикум). После этого снимали весь слой кожи и отправляли на исследование. У тех же, у которых было глубокое раздражение кожи, вырезали кусок мяса с кожей и также отправляли на исследование…»

 

«Никто не верил в освобождение»

В 1944 году перед лицом наступавшей Красной армии нацисты начали эвакуацию узников Освенцима в Германию. Гитлеровские палачи принялись заметать следы чудовищных преступлений. Заключённый Павел Вечерский вспоминал: «В апреле 1944 года была вырыта яма 40 метров в диаметре и 2 метра глубины, которая горела, не прекращая своего зловещего огня, в ней сжигали каждый день десятки тысяч человеческих трупов. Фашисты, чтобы скрыть следы своих преступлений, всю яму зарыли и посадили на это место живые деревья».

Массовые убийства евреев в газовых камерах завершились в ноябре. В январе 1945-го руководство лагеря приступило к демонтажу газовых камер и крематориев в Бжезинке. В ходе последней эвакуации, начавшейся 17 января, в Германию отправили около 60 тыс. заключённых. Им раздали еду и построили в колонны. Затем узников пешим маршем погнали на запад. Тех, кто выбивался из сил и падал, эсэсовцы убивали на месте. В ходе январского «марша смерти», по разным оценкам, погибло от 9 до 15 тыс. человек.

Давая показания в Нюрнберге, Хёсс заявил, что точными сведениями о количестве жертв не располагает. Нет их сегодня и у нас. Все исследователи согласны с тем, что установить точную численность погибших в Освенциме нельзя. По самым скромным оценкам, в лагере смерти погибло более миллиона заключённых. К примеру, Николаус Вахсман утверждает, что погибших было как минимум 1,1 млн человек (в том числе около 870 тыс. евреев).

Истребление людей прекратили советские воины-освободители. Их встретили узники, которые выглядели как обтянутые кожей скелеты. «Я увидел детей… Жуткая картина: вздутые от голода животы, блуждающие глаза; руки как плети, тоненькие ножки; голова огромная, а всё остальное как бы не человеческое — как будто пришито. Ребятишки молчали и показывали только номера, вытатуированные на руке. Слёз у этих людей не было. Я видел, они пытаются утереть глаза, а глаза оставались сухими», — свидетельствовал командир 107-й стрелковой дивизии полковник Василий Петренко.

Красноармейцы обнаружили ящики с зубными коронками и золотыми протезами, комнаты с не расфасованным по мешкам человеческим пеплом, огромные запасы обуви разных цветов и размеров — от солдатских сапог до модных дамских туфель и детских сандалий.

В бараках заключённых стоял кошмарный запах. Командир штурмового отряда 100-й стрелковой дивизии, 106-го стрелкового корпуса майор Анатолий Шапиро вспоминал: «Зайти вовнутрь бараков без защитной марлевой повязки было невозможно. На двухэтажных нарах валялись неубранные трупы… Из-под нар иногда вылезали полуживые скелеты и клялись, что они не евреи. Никто не мог верить в возможное освобождение».

 

Память о катастрофе

После войны многие из выживших узников Освенцима считали 27 января днём своего второго рождения. Они не ставили под сомнение освободительную миссию Красной армии и её решающую роль в разгроме Германии и её сателлитов.

Но время идёт, и людей, помнящих победный 1945-й, становится всё меньше. В наши дни среди потомков тех европейцев, которых красноармейцы спасли от газовых камер, есть и те, кто сносит памятники воинам-освободителям, нагло и цинично фальсифицирует историю Второй мировой войны.

На наших глазах предпринимаются настойчивые попытки переписать историю немецких концлагерей, точнее, историю их освобождения. Так, в экспозиции музея концлагеря Майданек, созданного нацистами под Люблином, больше не рассказывается о том, что он был освобождён Красной армией. Оказывается, 22 июля 1944 года концлагерь просто «прекратил существование».

Схожая тенденция наблюдается и в отношении концлагеря Освенцим. О том, что его освободили наши деды и прадеды, в Европе вспоминают всё реже и с большой неохотой. Это не очень хорошая тенденция, причём не только для потомков освободителей, но и для потомков освобождённых.

 

Холокост

Жертвами человеконенавистнической политики нацистской Германии стали десятки миллионов людей. С особой ненавистью гитлеровцы и их пособники относились к евреям. Нацистский подход, пишет израильский историк Арон Шнеер, «не оставлял евреям ни малейшего шанса на выживание, даже при условии коллаборации с нацистами… Нацисты никогда не предполагали ассимиляцию евреев». В итоге гитлеровцы уничтожили около 6 млн евреев — такая цифра прозвучала на Нюрнбергском процессе. В израильской историографии трагедия еврейского народа обозначена термином «шоа» («катастрофа»). В послевоенные годы использовался аналогичный термин на идише — «хурби». Наиболее распространённым во всём мире стал термин «холокост», произошедший от древнегреческого «голокаутис» — «всесожжение». В его основе лежит метафора уничтожения огнём, что отсылает к практике сожжения евреев в крематориях концлагерей. 1 ноября 2005 года Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию, провозгласившую 27 января Международным днём памяти жертв холокоста.

Что почитать?

Погожев А.А., Стенькин П.А. Побег из Освенцима. Остаться в живых. — М., 2005.

Вахсман Н. История нацистских концлагерей. — М., 2017.

 

Фото: РИА «Новости», ТАСС, LEGION-MEDIA, МАРК РЕДЬКИН/ТАСС

Читайте дальше