Михаил Лунин. Образ декабриста

Екатерина Голостенова

Наследие мыслителя Михаила Лунина, как и биография декабриста, таит немало загадок. Неудивительно, что к его образу обращались многие исследователи. 

Многие историки, которые занимались биографией декабриста, часто ссылались на труды Натана Эйдельмана, реже — на исследования Семёна Окуня. Эти историки изучали движение декабристов и написали две монографии, связанные с его жизнеописанием. Их работы были хорошо растиражированы и известны не только академическому кругу читателей. Книга Эйдельмана была даже опубликована на французском языке.

Известна ещё одна работа по биографии декабриста двух советских исследователей Михаила Когана и Сергея Гессена — «Декабрист Лунин и его время». В аннотации к этому изданию сказано, что она является первым опытом научной биографии в советском декабристоведении по личности Михаила Сергеевича. В ней, как указано в аннотации, была уже не просто попытка собрать его переписку и воспоминания, а именно воссоздать (возможно и реконструировать. — Е.Г.) биографию воедино и всецело.

В 1920-х советский исследователь Соломон Штрайх берётся за издание работ Лунина «Письма из Сибири». Ему в этом способствуют потомки его сестры Екатерины — Александра Ивановна Уварова (урождённая Никольская, во втором браке Красильникова. — Е.Г.) и её дочь Татьяна Михайловна, позже знавшая Эйдельмана.

Ранее переписка декабриста частично воспроизводилась в XIX столетии в журнале Александра Герцена и Николая Огарёва «Колокол». Натан Эйдельман совместно с заведующей отдела рукописей Российской государственной библиотеки Саррой Житомирской занимался переводами и работой над дневниками Семёна Уварова — племянника Михаила Лунина. Из-за его плохочитаемого почерка и наличия записей на пяти языках одновременно документы в виде записных книжек плохо поддавались вычитке. Это неоднократно подчёркивает Эйдельман в своих трудах. Натану Яковлевичу, скончавшемуся в 1989 году, так и не удаётся узнать о том, кто передал переписку декабриста на публикацию Герцену.

Благодаря труду и усердию Сарры Житомирской в конце 1990-х годов всё же удаётся вычитать и перевести часть записных книжек Уварова. В них обнаруживаются черновики писем Семёна Уварова к Александру Герцену. Из дневников становится ясно, что ещё при жизни своей матери Сергей Фёдорович отсылает публицисту не только письма, но и некоторые вещи дяди.

Вообще семейство Уваровых на протяжении всего времени оказывалось причастно к архиву декабриста. Именно благодаря им удалось сохранить его большую часть. Какая-то часть документов находилась у семейства Волконских.

В 1920-х годах правнучка Екатерины Сергеевны Уваровой была схвачена по так называемому делу церковников и даже осуждена на несколько лет тюремного заключения. Два года она находилась в тюрьме в Москве. Когда её голодовка уже угрожала жизни самой Татьяны Михайловны, то её мать Александра Ивановна через третьи руки передала письма декабриста и его сестры в архив Музея революции. В скором времени Уварову освободили. Сегодня эти документы сформировали личный фонд декабриста в собрании рукописного отдела ИРЛИ РАН.

Как известно, у Михаила Лунина детей не было. Он писал сам в своей переписке к сестре: «Вездесущий искуситель говорил мне: "познать и любить — в этом весь человек; тебе неведомы чувства супруга и отца; где твое счастье?" Но слово апостола рассеяло это наваждение: "А я хочу, чтобы вы были без забот; неженатый заботится о Господнем, как угодить Господу" (1 Кор., УН, 32). Истинное счастье — в познании и любви к истине».

Однако у него были многочисленные родственники по роду Луниных. Например, коннозаводчик Николай Лунин, которому декабрист по духовному завещанию оставлял свои имения в Тамбовской губернии. Была также двоюродная сестра графиня Екатерина Риччи, известная певица. Кроме того, имелись и более дальние — княгиня Евдокия Михайловна Хилкова (1804–1874). Эта персоналия будет весьма интересна при рассказе о первой в Советской России публикации работ декабриста.

Евдокия Михайловна родилась в дворянской семье 3 августа 1804 года. Её мать — Александра Дмитриевна. Место рождения Евдокии Михайловны — деревня Синёво Дуброво в Тверской губернии, которая в дальнейшем стала родовым угодьем потомков князя Ивана Хилкова. Первым браком Александра Дмитриевна была за неким С. Ледицким. Об отце Евдокии Михайловны Михаиле Николаевиче Лунине, кроме того, что он развёлся с её матерью и был статским советником, толком ничего неизвестно.

Благодаря некоторым уточнениям, сделанным мною на основе труда Натана Эйдельмана и фонда РГИА, удалось узнать, что Михаил Николаевич, скорее всего, приходился сыном дяде Михаила Сергеевича — Николаю Михайловичу. Последний оказался причастен к знакомству его родителей. Евдокию Михайловну из-за отчества часто записывают в дочери к декабристу. При выяснении этого вопроса вышел на связь её прямой потомок — Сергей Линдеберг. С его помощью удалось более-менее прояснить всю ситуацию с путаницей и открыть новые подробности, связанные с первой работой о декабристе, изданной неизвестным публицистом под псевдонимом П.А. в 1917 году в серии «Первенцы свободы».

Евдокия Михайловна рано потеряла отца. В 1822 году она окончила Екатерининский институт благородных девиц в Москве. Будучи фрейлиной, была близка к императрице Александре Фёдоровне. Она не скрывала свою гордость от близости к личности Михаила Сергеевича. Не стеснялась и своего родства с ним.

Евдокия Михайловна вышла замуж за князя Ивана Александровича Хилкова (1803–1890). Князь являлся офицером лейб-гвардии Гусарского полка, коллежским советником — на протяжении многих лет был Почётным смотрителем тверских училищ. Его брат — генерал Степан Хилков.

Самый известный из детей Евдокии Михайловны её второй сын — Михаил Иванович Хилков (1834–1909), который с 1895 по 1905 год возглавлял Министерство путей сообщения. Известно, что в 1861 году Хилковы выпускают на волю крестьян с наделами земли. Самое вероятное, что на них оказала влияние личность Михаила Лунина. И, скорее всего, к этому причастна сестра декабриста Екатерина Сергеевна.

Уварову можно подозревать в насаждении любви к её брату по отношению к её внучкам. Одна из них — графиня Мария Александровна Корниани, выступавшая публицисткой. В Италии вместе с мужем она написала и опубликовала статью «Декабристы — первое конституционное движение в России».

Сергей Линдеберг припомнил о существовании дневников своей прапрабабушки Евдокии Михайловны. В них она сообщает и степень родства с декабристом — племянница, вероятнее всего, двоюродная.

Поговорим теперь о самом издании «Михаил Лунин. Первые борцы за свободу».

Данное издание выпущено в 1917 году в Петрограде неизвестным автором под псевдонимом П.А. Некоторые исследователи считают автором этой книги Петра Гильтебрандта (1840–1905). Литератор Пётр Андреевич Гильтебрандт был археологом и историком, работавшим некоторое время в журнале Ивана Аксакова «Голос». Однако его кончина произошла в 1905 году. В круг его интересов движение декабристов не входило. Следовательно, он не мог быть автором этого издания.

Так кто же автор?

Сергей Линдеберг, потомок автора, раскрыл личину загадочного П.А. Им, то есть ей, оказалась его прабабушка Прасковья Николаевна Архипова, в девичестве княжна Хилкова (1869–1956).

Прасковья Николаевна приходилась племянницей министру Михаилу Ивановичу Хилкову. Она приняла Октябрьскую революцию, была человеком прогрессивных взглядов. Являлась детской писательницей. Писала о себе в анкете, что она дочь дворян княжеского рода Хилковых. Называла себя работником просвещения. Творила под псевдонимом Архипова-Хилкова. Её дед — поэт Николай Неведомский, а дядя — общественный деятель Александр Неведомский.

Николай Васильевич Неведомский был весьма плодовитым писателем. Свою литературную деятельность он начал в 1812 году в качестве поэта-патриота. Имел несколько работ в жанре басни. Печатался в журналах «Телескоп», «Молва», «Современник», «Москвитянин» и других.

Прасковья Николаевна окончила Министерскую гимназию и Институт внешкольного образования. В 1918–1922 годах сочувствовала большевикам. Работала в отделах народного образования в Харькове, Воронеже и на Донбассе.

В 1889 году сотрудничала в журналах «Семейные вечера» и «Родник». С 1892 года — редактор в журнале «Самарский вестник». Отдельные издания — «История русского народа»; в «Повестях для детей» имела два выпуска: «Учёная Клуша» и «Максимушка и Журка».

Работать над изданием о Лунине Прасковья Архипова начала, скорее всего, после общения, пускай и недолгого, со своей бабушкой Евдокией Михайловной. Серия писем декабриста, которая присутствует в издании, значительно расходится с более поздними публикациями его работ. Есть небезосновательное предположение о том, что Евдокия Михайловна переписывала письма своего дяди. И, вероятно, источником этого копирования был архив Екатерины Сергеевны Уваровой.

Прасковья Николаевна, попав в архив Департамента Дворянского собрания, очевидно, работала с документами о дворянстве рода Луниных. Подобные документы теперь отложились в фондах РГИА. Есть подробная генеалогическая запись, сделанная Александром Луниным, дядей декабриста. Скорее всего, с ней и работала княжна Хилкова.

Архипова пишет небольшой очерк о декабристе. Он основан не только на общеизвестных фактах, которые публикуются в «Колоколе». Видно, она была хорошо знакома и с семейными преданиями Уваровых. Напомню, что Сергей Фёдорович скончался лишь в 1896 году, и Хилкова могла иметь встречи с родственником, проживавшим в Митаве, либо с его сыном Михаилом, проживавшим в Москве.

Без всякого сомнения, издание Прасковьи Николаевны можно по праву считать первой попыткой издания работ декабриста. Очерк о Лунине не просто способ собрать факты из его биографии воедино, но и высказать свой взгляд сквозь поколения.

Сам факт родства Прасковьи Николаевны и декабриста говорит о том, что не все родственники отворачивались от опальных каторжан. Культ Лунина, созданный его сестрой Екатериной, сохранялся не одно поколение в семьях Хилковых и Уваровых. Именно благодаря ему сохранились источники и уважение к личности и без того обросшего легендами декабриста.

Впервые переписку декабриста из личного архива Екатерины Уваровой, который сдала в архив через знакомых А.И. Красильникова, опубликовал Соломон Штрайх в 1923 году в Петербурге.

Если говорить о полноценной биографии, написанной историками, то, бесспорно, её авторами стали Сергей Гессен и Михаил Коган, которым удаётся уточнить некоторые биографические данные.

Труд же Семёна Окуня, по мнению историка Михаила Сафонова, становится полноценным анализом политических работ декабриста. Однако в данной работе больше использовался труд Натана Эйдельмана, поскольку он ближе к нашему времени, самый последний и изложен более понимаемым научно-популярным языком.

Тем более Эйдельман превосходно использовал метод популяризации темы. Он самый надёжный соратник в желании исследователя рассказать о своём измышлении большему количеству слушателей. Он и Ирена Желвакова, снабдив своими комментариями, опубликовали собрание сочинений декабриста в серии «Литературные памятники».

Тамара Перцева, защитившая кандидатскую диссертацию в 1981 году в Иркутске, посвятила свой труд публицистике Михаила Лунина. Это один из самых подробных трудов по лунинскому наследию.

Читайте дальше