Зимняя война

Вопросы задавал Олег Назаров

Одной из самых дискуссионных тем нашей истории вот уже 80 лет остаётся Советско-финляндская война 1939–1940 годов. Свой взгляд на причины и итоги этой войны «Историку» изложил доктор исторических наук, профессор Михаил Мельтюхов.

Советско-финляндская война началась в последний день осени, 30 ноября 1939 года. К этому времени согласно секретному дополнительному протоколу к советско-германскому договору о ненападении, подписанному 23 августа того же года Вячеславом Молотовым и Иоахимом фон Риббентропом, Москва и Берлин договорились о том, что территория Финляндии входит в сферу интересов СССР. Это давало Иосифу Сталину уникальную возможность приступить к решению сложнейшей геополитической задачи — обеспечению безопасности европейской части СССР с севера. Для этого как минимум необходимо было отодвинуть советско-финскую границу от Ленинграда, а как максимум — вместо враждебно настроенной по отношению к Советскому Союзу страны создать у своих границ ещё одно дружественное государство. В условиях надвигающейся мировой войны в Москве были уверены: для достижения поставленных целей все способы хороши — от политико-дипломатических до военных.

Впрочем, судя по всему, Сталин до последнего надеялся решить дело миром. Один из руководителей финской делегации на переговорах с Москвой Вяйнё Таннер, в период Зимней войны занимавший пост главы финского МИДа, впоследствии вспоминал: «По всему поведению Сталина нам казалось, что он настоятельно заинтересован в соглашении. Не напрасно же он посвятил так много вечеров делам маленькой Финляндии. Более того, он пытался найти компромиссы…»

 

«Холодный мир»

— Каковы причины Советско-финляндской войны 1939–1940 годов?

— Основной причиной было незавершённое территориальное размежевание бывшей Российской империи. По Тартускому мирному договору от 14 октября 1920 года финнам удалось не только добиться сохранения за собой всей территории Великого княжества Финляндского, но и получить область Петсамо (Печенги). В результате советско-финская граница на Карельском перешейке проходила в 32 км от Ленинграда. Северный берег Финского залива напротив Кронштадта был территорией Финляндии, а принадлежавшие ей острова в Финском заливе затрудняли выход советского флота в Балтийское море. Таким образом, линия границы порождала проблему обеспечения взаимной безопасности.

— Чего боялись финны?

— Руководство Финляндии считало Советский Союз единственным потенциальным противником, представляющим угрозу независимости страны. Противодействие восточному соседу стало основой её внешнеполитического курса. Кроме того, в Финляндии были сильны националистические настроения, ставившие целью расширение границ государства на восток. Считалось, что как минимум Кольский полуостров и Карелия должны быть присоединены к Финляндии.

Для СССР же Финляндия была частью «санитарного кордона», соседом, территория которого могла быть использована для развёртывания войск более серьёзных противников. В конце 1930-х годов советское руководство видело в качестве главных потенциальных противников Германию и Польшу, с которыми у Финляндии были тесные контакты. Естественно, что недружественная позиция Хельсинки воспринималась в Москве с подозрением. Эта взаимная подозрительность стала питательной почвой для эскалации конфронтации.

— Как складывались в 1938–1939 годах отношения Финляндии с Германией? Являлись ли они уже тогда союзниками?

— Отношения с Германией у Финляндии были традиционно хорошими. Однако приход к власти Адольфа Гитлера вызвал настороженность финского правительства. Захват нацистами Австрии и чешских земель, превращённых в протекторат Богемия и Моравия в составе Третьего рейха, привёл к заметному охлаждению финляндско-германских отношений.

При этом весной-летом 1939 года Норвегия, Швеция и Финляндия отказались как от англо-французских гарантий, так и от предложения Германии заключить договоры о ненападении. С одобрения Скандинавских стран финляндское руководство отвергло и возможность получения англо-франко-советских гарантий, полагая, что они приведут к предоставлению Москве свободы рук в отношении Финляндии. Финны шантажировали Великобританию тем, что в случае предоставления гарантий станут на сторону Германии. 7–12 августа в Финляндии прошли крупнейшие в истории страны военные манёвры на Карельском перешейке, на которые были приглашены все военные атташе, кроме советского. На них отрабатывалась операция по отражению наступления на линию Маннергейма с востока.

Германское руководство было недовольно, что Хельсинки отклонил предложенный ему в апреле 1939-го договор о ненападении. Впрочем, в тот момент Финляндия считалась второстепенным районом германских интересов. Поэтому при подписании 23 августа 1939 года советско-германского договора о ненападении Берлин пошёл на признание Финляндии сферой советских интересов. Таким образом, ни о каких союзных отношениях между Берлином и Хельсинки в этот период говорить невозможно.

— Каким было геополитическое значение Финляндии для СССР?

— В межвоенный период советско-финляндские отношения напоминали «холодный мир». 21 января 1932 года страны подписали договор о ненападении, продлённый 7 апреля 1934-го до 1945 года. В 1938-м — начале 1939-го советская сторона неоднократно предлагала Финляндии расширить договор о ненападении или каким-то иным способом гарантировать невозможность использования её территории в качестве плацдарма для действий против СССР. Руководство Финляндии постоянно отказывалось, стараясь в то же время добиться согласия Советского Союза на ремилитаризацию Аландских островов, демилитаризованный статус которых регулировался Аландской конвенцией 1921 года.

Советско-финляндские отношения характеризовались обоюдной подозрительностью. Обе стороны создали серьёзные оборонительные рубежи вдоль границы, особенно мощные на Карельском перешейке. Финляндия постоянно демонстрировала нежелание сотрудничать с Советским Союзом даже в рамках Лиги Наций, рассматривая восточного соседа как потенциального врага номер один. В свою очередь, Москва укреплялась во мнении, что Финляндия проводит, хотя и скрытно, антисоветский курс, что делало её одним из потенциальных противников и возможным плацдармом антисоветской войны.

Симпатии к Германии как реальному противовесу СССР делали финский нейтралитет довольно подозрительным как для Москвы, так и для Скандинавских стран. Впрочем, это не означало, что Хельсинки отказывался от политики нейтралитета. Финляндия надеялась и далее балансировать между Москвой и Берлином. Получив гарантии невмешательства Германии в советско-финляндские отношения, Москва решила активизировать свою политику и добиться гарантий безопасности северо-западных границ СССР.

 

Провал переговоров

— Готовилась ли Красная армия к войне с Финляндией? Был ли у Генерального штаба РККА план войны?

— Как и другие граничившие с СССР государства, Финляндия считалась в Москве потенциальным противником, и Генштаб РККА периодически готовил планы на случай войны на северо-западе. Правда, поначалу военные планы в отношении Финляндии имели в основном оборонительную направленность, и лишь в плане 1936 года перед войсками были поставлены активные наступательные задачи, которые затем постоянно уточнялись. Соответственно, возрастало и количество войск, привлекаемых для операции. Если в планах 1932–1935 годов предусматривалось иметь на границе от четырёх до шести стрелковых дивизий и одну стрелковую бригаду, то в плане 1936 года речь шла об использовании семи стрелковых дивизий и двух танковых бригад, а в плане 1937 года — о десяти стрелковых и одной горнострелковой дивизиях, двух танковых бригадах и трёх артиллерийских полках.

19 апреля 1939 года в штабе Ленинградского военного округа (ЛВО) подготовили план боевых действий Северо-Западного фронта против Финляндии и Эстонии в условиях войны СССР с Германией и союзной ей Польшей. Против Финляндии предполагалось развернуть 14-ю армию (шесть дивизий и три танковые бригады) на Карельском перешейке и 17-ю армию (пять дивизий) от Баренцева моря до Ладожского озера. Предусматривался захват Петсамо, наступление на Каяни и Нурмес, а главные силы 17-й армии должны были наступать на Сортавалу и выйти в тыл финских войск на Карельском перешейке. 14-я армия с четвёртого дня мобилизации переходила в наступление на Карельском перешейке. Таким образом, войска ЛВО постоянно отрабатывали варианты боевых действий на случай войны.

— К противостоянию готовились, но была ли война между СССР и Финляндией неизбежной? Когда была пройдена точка невозврата?

— Конечно, как и любое другое событие, эта война не была неизбежной. Однако начавшиеся 12 октября 1939 года советско-финляндские переговоры показали, что Хельсинки не собирался идти на уступки Москве. Камнем преткновения стал вопрос об аренде полуострова Ханко для создания советской военно-морской базы. Никакие советские компромиссные предложения не принимались финляндской стороной.

Одновременно 12 октября в Финляндии началась всеобщая мобилизация. Войска были развёрнуты в приграничной зоне и заняли оборонительные сооружения на Карельском перешейке. Финские военные переоценивали собственные оборонительные возможности и надеялись на поддержку со стороны Норвегии и Швеции. Соответственно, совершенно недооценивалась Красная армия. 28 октября финский Генштаб сделал вывод, что «Красная армия не станет эффективным средством ведения войны», а потому, «принимая во внимание внутриполитическую ситуацию в СССР, советское правительство не начнёт войну, хотя бы и против численно слабейшей армии». Более того, в случае советского нападения предусматривалось перейти границу и занять ряд территорий в Карелии, что позволило бы создать базу для антибольшевистского движения в СССР. При этом в Хельсинки считали, что Москва блефует, и, несмотря на поступавшие сведения о развёртывании советских войск, 25 ноября был сделан вывод, что войны не будет.

 

Накануне войны

— Что думали на этот счёт в Москве?

— Ход переговоров убеждал советское руководство, что достичь договорённости не удастся. Было решено активизировать подготовку военной операции.

29 октября военный совет ЛВО представил наркому обороны Клименту Ворошилову план операции против Финляндии, согласно которому советские войска должны были вторгнуться на её территорию по пяти направлениям с целью «растащить» группировку сил противника и во взаимодействии с авиацией за 10–15 суток нанести решительное поражение финской армии.

В ночь на 2 ноября в кабинете Сталина состоялось обсуждение этого плана. В то же время советское руководство ещё надеялось, что сможет оказать давление на Финляндию и достичь своих целей, не доводя дело до войны. Разрыв переговоров финской стороной 13 ноября спровоцировал Москву на военное решение проблемы. 17 ноября нарком обороны выпустил директиву № 0205/оп, которая требовала «закончить сосредоточение и быть готовым к решительному наступлению с целью в кратчайший срок разгромить» противника. На основании этой директивы 21 ноября военный совет ЛВО своей директивой № 4715/сс/ов поставил конкретные боевые задачи армиям и флотам, отметив, что срок начала операции будет указан дополнительно. Вероятно, трудности с сосредоточением и развёртыванием войск заставили советское командование отложить начало войны до конца ноября.

— А дальше произошёл «Майнильский инцидент»…

— 26 ноября ТАСС сообщил, что в 15:45 финская артиллерия обстреляла советскую территорию у деревни Майнила на Карельском перешейке, в результате чего были убиты четыре и ранены девять советских военнослужащих. Начавшийся в тот же день обмен нотами с взаимными требованиями об отводе войск от границы привёл к тому, что 28 ноября советская сторона заявила о денонсации договора о ненападении.

Видимо, 29 ноября было последним днём, когда Финляндия ещё могла бы путём серьёзных уступок СССР избежать войны, но в Хельсинки подобный вариант даже не обсуждался. Там продолжали считать, что положение на границе «не очень напряжённое».

29 ноября СССР заявил о разрыве дипломатических отношений с Финляндией. В 8 часов утра 30 ноября советские войска, развёрнутые на финской границе, начали артиллерийскую подготовку и полчаса спустя перешли границу.

 

Кровопролитие в карельских снегах

— Каковы главные причины неудач РККА в начале войны?

— Основной причиной неудач в начале войны был сам финский театр военных действий, который практически исключал использование больших масс войск. В этих условиях общее численное превосходство Красной армии не имело существенного значения. Кроме того, советским войскам не удалось обойти с севера Ладожское озеро и выйти в тыл линии Маннергейма. Слабым местом Красной армии было отсутствие небольших манёвренных отрядов, которые могли бы действовать в отрыве от основной массы войск в тылу противника. Недостаточной была и лыжная подготовка красноармейцев. К тому же первоначально не ожидалось слишком сильного сопротивления финской армии. Однако неудачная первая попытка прорвать линию Маннергейма и остановка продвижения советских войск на других оперативных направлениях серьёзно укрепили боевой дух финнов. В итоге вместо молниеносной операции советским войскам пришлось вести полноценную войну в сложных природно-климатических условиях.

— Благодаря чему и кому в войне наступил перелом?

— Столкнувшись с провалом первоначального плана, советское командование довольно быстро занялось реорганизацией управления и наращиванием численности войск. Важным фактором победы явилось серьёзное улучшение организации снабжения войск. Главной задачей Красной армии стал прорыв линии Маннергейма, подготовка которого велась в течение января. Для осуществления этой операции 7 января был создан Северо-Западный фронт во главе с командармом 1-го ранга Семёном Тимошенко. В составе фронта сосредоточили 26 дивизий, советские войска были за это время гораздо лучше экипированы и улучшили свою боевую подготовку. В итоге 11 февраля линия финских укреплений была прорвана, началось продвижение советских войск к Выборгу.

В то же время руководство СССР понимало, что затягивание войны усиливало угрозу вмешательства Великобритании и Франции. В этих условиях Москва решила установить контакты с правительством Финляндии и пойти на мирное соглашение.

— Какие потери понесли СССР и Финляндия?

— В современной историографии приводятся следующие цифры потерь. Советские войска потеряли 131 476 человек убитыми и пропавшими без вести, 264 908 человек ранеными и больными, безвозвратные потери составили 422 орудия и миномёта, 653 танка и 406 самолётов. Финские войска потеряли 26 662 человека убитыми и пропавшими без вести, 43 557 человек ранеными, 500 орудий и миномётов, 50 танков и 62 самолёта.

Иногда встречается мнение, что, если сравнивать число потерь, СССР войну фактически проиграл. Что вы на это скажете?

— Вопрос о выигрыше или проигрыше войны решается исходя из результатов войны, а не понесённых в её ходе потерь. Поскольку по мирному договору от 12 марта 1940 года СССР получил территории, многократно превышающие первоначальные советские территориальные предложения, войну Кремль однозначно выиграл. Высокие военные потери говорят только о том, что действия Красной армии были не слишком эффективными, но это уже проблема уровня боевой подготовки войск и штабов.

 

Итоги и оценки

— Как вы оцениваете результаты войны?

— Советский Союз смог отодвинуть границу с Финляндией от Ленинграда и Кировской железной дороги, что повышало обороноспособность на его северо-западных границах.

Вместе с тем постепенное охлаждение советско-германских отношений во второй половине 1940-го — первой половине 1941 года позволило Финляндии стать союзником Германии в войне против СССР. Уже в сентябре 1940-го между Берлином и Хельсинки была достигнута договорённость о координации деятельности генеральных штабов и разведок против Советского Союза. Финляндия увеличивала военные расходы, модернизировала армию. В декабре 1940-го Германия и Финляндия достигли договорённости о совместных действиях на случай войны с СССР, и Генштаб финской армии приступил к отработке конкретных военных планов. Военные контакты двух стран расширились в первой половине 1941 года.

В ходе переговоров 15–28 мая и 3–6 июня Финляндия была информирована о германских намерениях в отношении Советского Союза, причём стороны согласовали планы военных операций. Таким образом, стремясь использовать советско-германскую войну для осуществления своих реваншистских намерений, Финляндия примкнула к Германии в её «восточном походе», хотя формально, чтобы не испортить отношений с Великобританией и США, финское руководство не подписывало никаких политических документов о сотрудничестве с Берлином. После начала Великой Отечественной войны оно активно пропагандировало идею некой «параллельной» войны на востоке, которую вело якобы совершенно самостоятельно, а не в союзе с Германией.

— Какие выводы по итогам Советско-финляндской войны сделали СССР и Германия?

— Советское руководство решило усилить боевую подготовку Красной армии. Финляндия продолжала рассматриваться в Москве как потенциальный противник, а её сближение с Германией только подтверждало подобные оценки.

Что же касается германского руководства, то оно расценило ход Советско-финляндской войны как свидетельство слабости Красной армии. Это подтолкнуло Берлин к нападению на СССР до завершения войны с Великобританией. Немцы считали советские войска слабым противником, которого удастся быстро разгромить. Как мы знаем, это было ошибочное мнение…

— Лига Наций исключила СССР из своего состава. Как отнеслись к этому решению в Москве и как вы оцениваете его значение?

— Эскалация советско-финляндского кризиса приковала внимание великих держав к северу Европы. В прессе была развёрнута мощная антисоветская кампания, которая активно использовала идею опасности «мировой коммунистической революции». Ещё 29 ноября 1939 года генеральный секретарь Лиги Наций Жозеф Авеноль в беседе с финским представителем заявил, что, если СССР нападёт на Финляндию, его следует исключить из этой организации. 3 декабря Финляндия обратилась в Лигу Наций, которая решила 9 декабря созвать заседание Совета Лиги для обсуждения факта советского нападения на Финляндию. СССР как член Совета был приглашён на это заседание 4 декабря, но, сославшись на отсутствие войны и дружественные отношения с правительством Финляндской демократической республики, которое признавалось им в качестве единственного законного правительства Финляндии, отказался от этого приглашения. Опасаясь, что на Ассамблее Лиги Наций Чехословакия и Польша могут поднять вопрос об агрессии Германии, Берлин 5 декабря потребовал от Швейцарии, чтобы обсуждение ограничилось только советско-финляндским конфликтом. В свою очередь, швейцарское правительство просило об этом Секретариат Лиги Наций. На этом же по совету посла США во Франции Уильяма Буллита настаивали Аргентина, Венесуэла и Уругвай.

Созванная 11 декабря Ассамблея Лиги Наций создала Комитет по финляндскому вопросу, который на следующий день призвал СССР и Финляндию «прекратить военные действия и начать при посредничестве Ассамблеи немедленные переговоры для восстановления мира». В отличие от Хельсинки Москва в тот же день отклонила это предложение. В итоге 14 декабря Совет Лиги Наций принял резолюцию, которая осуждала действия СССР в отношении Финляндии и констатировала: «Советский Союз своими действиями поставил себя вне Лиги Наций. Из этого следует, что он больше не является членом Лиги Наций». На ассамблее из 52 членов организации за эту резолюцию проголосовали 29, а из 15 членов Совета — семь. Подобное решение стало единственным за всю историю Лиги Наций. Если с Германией и Италией она старалась всячески договориться, то СССР изначально рассматривался как «империя зла». То есть налицо двойные стандарты.

С юридической точки зрения это решение, принятое к тому же с нарушением процедуры голосования в Совете Лиги, являлось спорным, что дало Москве повод осудить его как «скандальное и незаконное» и заявить, что СССР «избавлен теперь от обязанности нести моральную ответственность за бесславные дела Лиги Наций». 16 декабря Лига Наций приняла резолюцию, призывавшую членов этой организации оказать помощь Финляндии. Это позволило Великобритании и Франции развернуть подготовку военных действий против СССР.

— Если оценивать эту войну по шкале «справедливая — несправедливая», как бы вы её охарактеризовали?

— В данном случае следует вспомнить, что базовой мировоззренческой основой отношений между людскими коллективами является противопоставление «свой — чужой». Соответственно, «свои» всегда хорошие, а «чужие» — плохие. Понятно, что война «своих» всегда будет войной справедливой, а «чужие» всегда ведут несправедливую войну. Естественно, для противной стороны это будет ровно наоборот. В связи с этим надо понимать, что все дискуссии про «справедливые» или «несправедливые» войны носят исключительно идеологический характер и выводы зависят только от личных пристрастий их авторов.

Так как международная политика характеризуется постоянным соперничеством между государствами, а согласно общеизвестному определению Карла фон Клаузевица «война есть продолжение политики иными средствами», никакого объективного взгляда на этот процесс не существует. Если мы признаём право любого государства отстаивать свои интересы на международной арене, а также признаём возможность отстаивания их военной силой, то при чём тут вопрос о «справедливой» или «несправедливой» войне? Поэтому я считаю, что всякая война, которую вёл Советский Союз, являлась войной справедливой.

Читайте дальше