Василий Ощепков — основатель самбо

Александр Куланов

В Японии ежегодно проходят первенства страны по борьбе, которую во всём мире раньше знали как борьбу советскую, а теперь считают российской, — по самбо. При этом японские самбисты сражаются за особую, необычную награду — Кубок президента России. Японцы знают не только об увлечении русского президента единоборствами, но и о создателе самбо Василии Ощепкове. История этого человека, история его борьбы — удивительный пример того, как, невзирая на непонимание, политические распри, войны и смерть, настоящее, благородное дело пробивает себе дорогу и находит последователей вне зависимости от национальной и государственной принадлежностей.

Василий Сергеевич Ощепков родился 25 декабря 1892 года (по ст. стилю) в «каторжной столице» Сахалина — посёлке Александровский пост на северо-западном берегу острова — в той его части, которая после Русско-японской войны (19041905) не отошла к Японии и оставалась территорией России, пока японцы не оккупировали её в 1920 году. Став круглым сиротой, Василий сам по собственной воле и на свои деньги (от отца осталось два дома, которые опекунам подростка удавалось сдавать внаём) в 1907 году отправился в Токио. Там в православной духовной семинарии, основанной выдающимся миссионером и японоведом — архиепископом Николаем Японским (Иваном Касаткиным), уже учился близкий друг будущего создателя самбо Трофим Юркевич, а с ним и ещё несколько русских подростков. Основной задачей их пребывания в Японии было глубокое изучение языка вчерашнего и будущего противника, а оплачивало учёбу со стратегическим прицелом русское военное ведомство. Ощепков учился за свой счёт и для себя, но именно его владыка Николай неоднократно особо отмечал как воспитанного и толкового воспитанника. Надо сказать, учиться в семинарии было чрезвычайно трудно, тяжело, в том числе по сугубо бытовым причинам. Русские подростки жили со своими местными сверстниками в абсолютно японских условиях: носили местную одежду, ели японскую пищу, часами сидели на коленях на полу, спали на расстеленных на полу же матрасах-футонах. Начиная со второго года обучения даже друг с другом им разрешалось разговаривать только по-японски.

С 1908 года в семинарии, как и в большинстве японских школ, началось преподавание дзюдо. Занятия вёл местный полицейский — обладатель 2-й мастерской степени чёрного пояса. В тренировочном зале Василий показал выдающиеся способности и вместе с другим русским подростком был принят на обучение в alma mater дзюдо — школу Кодокан, где ещё преподавал сам основатель дзюдо — доктор Кано Дзигоро. Там, как и в семинарии, царила суровая дисциплина, и учиться одновременно в двух местах было, конечно, невероятно тяжело. К тому же само обучение дзюдо было тогда несравненно более жёстким, чем сейчас, и нельзя забывать, что русский подросток учился среди тех, с кем его страна воевала несколько лет назад. Националистические настроения в японском обществе всё ещё оставались чрезвычайно сильны, и то, что в 1913 году Василий Ощепков стал первым в истории русским выпускником школы Кодокан, получив чёрный пояс, без всякого преувеличения можно назвать настоящим подвигом. Много позже, уже в послевоенные времена, ученики Василия Сергеевича рассказывали, что он всю жизнь с гордостью хранил вырезку из японского журнала под названием «Русский медведь добился своей цели» с упоминанием о присвоении ему первой мастерской степени.

Одновременно Ощепков окончил семинарию и отправился в Харбин для службы в качестве военного переводчика в русской армии — под конец учёбы, с 1912 года, военное ведомство взяло его на казённый кошт. Став военным переводчиком, а позже — разведчиком, Василий Сергеевич никогда не оставлял занятий дзюдо, как бы ни тяжела была его служба и какие бы страшные события ни происходили в России. Более того, выходец с Сахалина всегда стремился вперёд и умел добиваться того, что другим казалось невыполнимым. В 1917 году Василий Ощепков снова вошёл в историю, впервые в мировой практике организовав во Владивостоке международные командные состязания по дзюдо с командой коммерческого училища города Отару, и, будучи в командировке в Японии, сдал экзамен на 2-й дан дзюдо.

Но борьба борьбой, а после революции Василий Сергеевич вынужден был искать новую службу. Он стал переводчиком в штабе японского экспедиционного корпуса и одновременно агентом большевистской разведки под оперативным псевдонимом Японец. Однако дзюдо из его жизни никуда не делось. 23 февраля 1918 года японская газета «Урадзио ниппо» сообщала: «Под эгидой владивостокского общества спорта пройдут соревнования по дзюдо и боксу. Соревнования начнутся сегодня в 3 часа пополудни. Спортсмены — храбрецы с японских и английских военных кораблей». В тот же день командующий 5-й японской эскадрой, контр-адмирал и мастер дзюдо Като Хирохару записал в своём дневнике: «Смотрел дзюдо в [обществе] "Спорт". Василий великолепен! Заставил меня продемонстрировать вместе с ним парное ката».

Вскоре Василий Великолепный покинул Владивосток. Сначала он отправился на Северный Сахалин, а затем в Кобе и Токио — в качестве нелегального резидента советской военной разведки, работающего под прикрытием кинопрокатчика. Увы, малограмотное, но по-революционному порывистое начальство Ощепкова не сумело оценить масштаб его работы и достигнутые успехи по внедрению в японское общество, внезапно отозвав резидента в СССР. Весной 1926 года Василий Сергеевич вынужден был вернуться домой и с этого времени начинал активно пропагандировать дзюдо в Советском Союзе, параллельно работая над созданием нового вида борьбы и рукопашного боя для своей родины.

С 1929 года Ощепков стал преподавателем дзюдо в главном спортклубе Красной армии, а чуть позже и в Институте физкультуры в Москве. Лишённый в СССР возможности контактировать с зарубежными коллегами, он постоянно  совершенствовал и приспосабливал дзюдо к советским реалиям, создавая на его основе новый вид борьбы, получивший сначала название «советская борьба вольного стиля», а позже, в сер. 1940-х годов, уже после смерти мастера, — самбо. Историк борьбы  Алексей Горбылёв насчитал несколько десятков мировых систем самозащиты, с которыми, судя по сохранившимся данным, Василий Ощепков был знаком и которые он изучал, пытаясь взять из них всё лучшее, чтобы внедрить у себя на родине, в Советском Союзе. В результате система дзюдо Ощепкова к концу 1930-х годов стала весьма сильно отличаться от системы Кодокан-дзюдо, и далеко не в худшую сторону. Она вобрала в себя массу спортивных и прикладных техник, существовавших в других видах единоборств, и теперь представляла собой доселе не известный универсальный вид самозащиты. «По богатству технического арсенала и проработанности методики система дзюдо Ощепкова не имела в то время аналогов и, безусловно, принадлежала к числу наиболее совершенных систем рукопашного боя всего мира»,  считает Горбылёв.

В 1937 году Василия Ощепкова арестовали по ложному обвинению, и вскоре он умер в тюрьме. Его ученики продолжили дело становления борьбы, позже получившей название самбо, и не просто добились в этом успеха, но и достроили на фундаменте, заложенном мастером, вид спорта, способный конкурировать на равных с олимпийскими. В 1964 году, когда дзюдо впервые было представлено в программе Олимпиады в Токио, на татами вышли наши самбисты и, несмотря на внешне скромные успехи (четыре бронзовые медали), вернулись домой победителями. Оказалось, что с дзюдо мы были прекрасно знакомы, хотя после гибели Ощепкова его изучение в СССР формально прекратилось. Тогдашний главный тренер советской сборной по дзюдо Владлен Андреев незадолго до своей кончины подарил своему другу и ученику Ощепкова, первому чемпиону СССР (1939 и 1940 годов) Андрею Будзинскому книгу японского автора Митиаки Хироси «Техника и тренировка самбо» с дарственной надписью: «...Дзюдо и самбо — одно и то же. Знай! 1987 г.».

Японцы живо заинтересовались новым видом борьбы, с которым им так внезапно пришлось столкнуться на татами. Это стало стартом к началу изучения самбо в Японии, к его популярности, которая в силу различных причин то набирала обороты, то снова падала вниз… Прошли годы. Японское дзюдо по-прежнему не сдаёт своих позиций, но и самбо год от года становится всё более уважаемым в Стране восходящего солнца. Несколько лет назад оно получило мощный импульс развития благодаря невероятной популярности там «Последнего императора» Фёдора Емельяненко, о самбистском прошлом которого японцы хорошо осведомлены. Затем президент России поддержал инициативу проведения соревнований на кубок его имени, в 2014 году Токио принимал чемпионат мира по самбо, а год назад эта борьба получила так называемое временное признание МОК как олимпийский вид спорта. Следующая Олимпиада 2020 года состоится как раз в Токио. Японцы снова вспомнят, что основу этого замечательного единоборства заложил русский человек, получивший образование в японской столице, долго живший в их стране, но отдавший все силы и свою жизнь служению России, и это, пожалуй, один из самых грандиозных примеров взаимного культурного проникновения наших стран.

 

 

Читайте дальше