Госпожа адвокат

Павел Сафоненков

Екатерину Флейшиц считают первой в России женщиной-адвокатом. Справедливо ли это?

Екатерина  Флейшиц родилась 28 января 1888 года в городе Кременчуге в семье присяжного поверенного Абрама Флейшица. В 1904 году, окончив с золотой медалью женскую гимназию, она отправилась во Францию и поступила на юридический факультет Парижского университета.

После окончания университета в 1907 году Екатерина вернулась в Россию и предприняла первую попытку стать помощником присяжного поверенного и по примеру отца войти в адвокатское сословие, но попытка оказалась неудачной. Ей было отказано ввиду отсутствия российского диплома о высшем юридическом образовании.

Обратившись в Министерство народного просвещения и получив разрешение сдать экзамены экстерном за весь курс юридического факультета Петербургского университета, в течение полутора лет Флейшиц успешно прошла все испытания и получила заветный диплом.

Далее в её биографии произошло одно знаковое событие, которое со временем фактически обрело легендарную форму. 30 октября 1909 года 21-летняя Екатерина Флейшиц стала первой в России женщиной-адвокатом. Но нет ли здесь какой недоговорённости?

Процесс, с которым связывают её адвокатский дебют, большинство авторов описывает примерно одинаково. Скажем, И.Л. Бродский пишет следующее: «Пятого ноября 1909 года зал заседаний XI отделения Петербургского окружного суда был заполнен, хотя слушалось совершенно заурядное дело по обвинению некоего Пантофилова и его товарищей в краже биллиардных шаров из ресторана. Интерес столичного общества к этому делу был вызван тем, что впервые в числе адвокатов одного из подсудимых была женщина. <…> Это была помощник присяжного поверенного Екатерина Флейшиц, которой всего лишь за пять дней до исторического судебного заседания Совет присяжных поверенных округа Петербургской судебной палаты выдал свидетельство на право осуществления профессиональной деятельности. Так впервые в истории российского судопроизводства в суде появилась женщина-адвокат. <…>

…Обвинение поддерживает товарищ прокурора Ненарокомов, председательствует Н.Н. Таганцев. После выполнения всех формальностей председательствующий предоставил слово товарищу прокурора Ненарокомову, который рьяно стал доказывать невозможность проведения процесса в связи с участием в нем в качестве защитника женщины. Ненарокомов в своей речи на основе грамматического анализа текста законов сделал вывод, что российское законодательство не предоставляет женщине право выступать защитником в уголовном суде и что свидетельство помощника присяжного поверенного, выданное Е.А. Флейшиц, является ошибочным. В своем объяснении на заявление товарища прокурора Е.А. Флейшиц пояснила, что, устанавливая перечень лиц, которым запрещено участвовать в суде в качестве защитников, закон не называет женщин, поэтому она просит суд допустить ее к защите подсудимого. Это ходатайство поддержали и другие участвовавшие в деле адвокаты...» [1].

В зале судебного заседания за процессом наблюдали и юристы-практики, и учёные-правоведы, и студенты юридического факультета. Опуская некоторые подробности, отметим, что суд в итоге допустил Екатерину Флейшиц в качестве защитника, однако помощник прокурора Ненарокомов заявил, что при таких обстоятельствах не может участвовать в заседании суда, так как суд принял незаконное постановление. Ненарокомов собрал документы и покинул зал судебного заседания. Судебное заседание было закрыто. Для разрешения ситуации министр юстиции Иван Щегловитов обратился в Правительствующий сенат[2] с запросом, и Сенат разъяснил, что под «лицами, окончившими юридический факультет одного из университетов и имеющими право быть адвокатами, разумелись в русском законе исключительно лица мужского пола». Некоторые авторы приводят вызывающее вопросы обоснование такому разъяснению Сената: «Женщины не имеют возможности носить на фраке знак об окончании университета, как того требовали от присяжных поверенных Судебные уставы», соответственно, женщины не могут выступать в суде в качестве присяжного поверенного[3]. Обоснование крайне фантастическое и вряд ли соответствующее действительности, от кого оно пошло — вопрос[4], но, как бы то ни было, по представлению обер-прокурора в ноябре 1909 года Правительствующий сенат вынес определение, отменяющее решение о допущении Екатерины Флейшиц к судебной защите. На этом недолгая адвокатская карьера Флейшиц  завершилась.

В статье «Кто был первой женщиной-адвокатом в России?»[5] Александр Верещагин, описав отличия терминов «присяжный поверенный», «частный поверенный», «помощник присяжного поверенного», в целом охватываемых с определённой степенью условности уже используемым в те времена в обыденной речи (но не в законодательстве!) словом «адвокат» в его широком смысле, справедливо замечает, что в Российской империи всякий мог по доверенности представлять в суде истцов, ответчиков или подсудимых с той лишь разницей, что по гражданским спорам присяжные поверенные могли выступать в любых судах, частные поверенные — в тех судах, от которых получили свидетельство, а остальные граждане — в мировых судах, но не более трёх раз в течение года. По уголовным делам ограничений не было: согласно ст. 565 Устава уголовного судопроизводства подсудимые имели право избирать защитников как из присяжных и частных поверенных, так и из других лиц, коим закон не воспрещает ходатайства по чужим делам, однако некоторые категории лиц всё же не имели права представлять других граждан в суде (например, монашествующие, неграмотные, опороченные по суду и другие). И главный вопрос, который требовалось разрешить в ситуации с Флейшиц, в 1909 году ставшей не частным и не присяжным поверенным, а помощником присяжного поверенного Эммануила Дубосарского, — распространяется ли запрет на женщин, не являющихся частными или присяжными поверенными (и лишённых такого права по закону), но желающих быть защитниками ad hoc (лат. — «по особому случаю») на основании доверенности? Как верно замечает Александр Верещагин, этот вопрос возникал задолго до 1909 года и не имел однозначного разрешения.

В 1893 году мещанка Шейн была допущена Ковенским съездом мировых судей (апелляционной инстанцией) к защите обвиняемого Шахновского в качестве его поверенного. Съезд пришёл к выводу, что закон, безусловно, запрещает женщинам быть частными и присяжными поверенными, но не защитниками по доверенности от подсудимого («адвокатами ad hoc»)[6]. В том же году дворянка Олимпия Даргинович в Ковенской губернии в гражданском деле была допущена в качестве поверенной крестьянина Александра Войткуса [7].

В качестве частных поверенных также были известны и Е.Ф. Козьмина в Нижнем Новгороде, М.П. Аршаулова в Томске, В.Л. Кичеева в Иркутске[8].

Таким образом, подытоживает Александр Верещагин (и с его выводами следует согласиться), в ситуации с Екатериной Флейшиц была предпринята попытка создать прецедент в Петербурге, в то время как в Киеве аналогичная попытка была предпринята Е.А. Гинзбург, и называть Флейшиц адвокатом, а тем более «первой в России женщиной-адвокатом», нет оснований, так как женщины и прежде неё выступали в судах по доверенности, а помощники сами по себе адвокатами не являлись, хотя формально и причислялись к адвокатуре.  Первой женщиной-адвокатом, скорее, можно считать Е.Ф. Козьмину, некогда работавшую в канцелярии Анатолия Кони и в 1875 году ставшую частным поверенным в округе Нижегородского суда[9], а сама Екатерина Флейшиц в этой деятельности и не претендовала на первенство[10].

Справедливости ради нельзя не напомнить, что после завершения толком так и не начавшейся карьеры в адвокатуре в юриспруденции тем не менее Флейшиц оставила заметный след.

В 1917–1930 годах она  преподавала в Петроградском (Ленинградском) университете.

В 1921–1929 годах одновременно с научной и педагогической деятельностью работала юрисконсультом в банках.

В 1930–1940 годах Екатерина Флейшиц — доцент Ленинградского финансово-экономического института.

В 1937 году стала кандидатом юридических наук.

В 1940 году Флейшиц первой из российских женщин защитила докторскую диссертацию «Личные права в гражданском праве Союза ССР и капиталистических стран» и получила звание профессора по кафедре гражданского права.

В 1940–1942 годах работала профессором Ленинградского финансово-экономического института; в 1942–1951 годах —заведующей кафедрой гражданского и торгового права Института внешней торговли. С 1943 года — старшим научным сотрудником Всесоюзного института юридических наук (реорганизованного впоследствии во Всесоюзный научно-исследовательский институт советского законодательства).

С конца 1940-х годов Екатерина Абрамовна принимала активное участие в работе по кодификации гражданского права[11]

Под её руководством защитили кандидатские диссертации более 20 аспирантов, а некоторые из них стали докторами наук.

Флейшиц была деканом юридического факультета Института внешней торговли, профессором юридического факультета Московского государственного университета, преподавала в Университете дружбы народов имени Патриса Лумумбы, в Академии внешней торговли, являлась профессором Института народного хозяйства имени Г.В. Плеханова. Ей первой из женщин-юристов присвоили почётное звание заслуженного деятеля науки РСФСР.

        

 

   

 

 

[1] См.: Бродский И.Л. Дело о краже биллиардных шаров. — Адвокат, 2008, № 1.  С. 6972.

[2] Правительствующий сенат — высший государственный орган законодательной, исполнительной и судебной власти Российской империи, подчинённый императору и назначаемый им. Учреждён Петром Великим 19 февраля (2 марта) 1711 года как высший орган государственной власти и законодательства.

[3] Cм., например: E.A. Титова. Женское лицо русской присяжной адвокатуры // Судебная власть и уголовный процесс. —2014. — № 3. — С. 282–283; Дело получившей юридическое образование женщины // LegalReport.

[4] Заметим, что в газете «Право» за 1909 год (№ 48, ст. 2640–2641), в которой было изложено сенатское разъяснение, такое обоснование отсутствовало.

[5] См.: Александр Верещагин. Кто был первой женщиной-адвокатом в России? Критика одной легенды. 20.04.2017 //  https://legal.report/author-19/kto-byl-pervoj-zhencshinoj-advokatom-v-rossii#_ftn11.

[6] См.: А. Тарновский. К вопросу о женской адвокатуре // Судебная Газета. — 1893. — № 21. — С. 5.

[7] См.: З. Шпиц. Женщина-поверенная // Судебная Газета. — 1893. — № 8. — С. 8–9.

[8] См.: Г.Л. Решетников. К вопросу о «женской адвокатуре» в дореволюционной России // http://www.center-bereg.ru/1308.html.

[9] Справка по вопросу о женской адвокатуре и юридическом образовании // П.Н. Ариян. Первый женский календарь на 1899 год. — СПб., 1899. — С. 138.

[10] Е. Флейшиц. О женской адвокатуре // Право. — 1910. — № 2, ст. 65–73; № 3, ст. 143–151. Характерно, что Флейшиц признавала: «Общее гражданско-правовое положение русской женщины лучше положения женщины зап.-европейской».

[11] См.: Маковский А. О моём Учителе // Вестник гражданского права. — 2008. — Т. 8, № 2. — С. 147—150.

Читайте дальше