Как Яков Брюс боролся с коррупцией

Виктор Смирнов

Народная память бывает не всегда справедлива. Ближайший сподвижник Петра I Яков Вилимович Брюс запечатлелся в ней как колдун и чернокнижник, которым матери пугали детей. На самом же деле этому потомку шотландских королей Россия обязана очень многим.

Начало Северной войны для России сложилось крайне неудачно. Русские войска были наголову разбиты шведами под Нарвой. Перед Карлом XII открывался прямой путь через Новгород на Москву. Плохо укреплённый Новгород представлялся лёгкой добычей для первоклассной шведской армии. В этой острейшей ситуации нужен был человек, способный в кратчайшее время превратить город в неприступную крепость.

Таким человеком стал Яков Брюс. Назначенный Петром I новгородским губернатором, он начал действовать быстро, решительно и жёстко. Угроза нового шведского вторжения сплотила новгородцев. Всё взрослое население Новгорода, включая духовенство во главе с престарелым митрополитом Иовом, трудилось на строительстве оборонительных сооружений, на одном из бастионов работал и сам царь Пётр как простой землекоп. В короткое время Новгород опоясался земляным валом, усиленным палисадами, брустверами и раскатами. Остатки этих укреплений на берегу Волхова сохранились до наших дней.

Одновременно Брюс превращал древний Новгород в громадную оружейную мастерскую, где ковались будущие победы русской армии. Здесь трудами новгородских ремесленников заново создавалась русская артиллерия взамен утраченной под Нарвой. Тряхнуло мошной новгородское купечество, монастыри безропотно снимали колокола для переплавки в пушки. Сам Яков Вилимович неожиданно раскрылся как выдающийся военный инженер и изобретатель. Он разработал новейшие образцы пушек, по скорострельности превосходившие лучшие западные образцы. Его орудия в течение семи минут производили 15 выстрелов! Он впервые стал применять конную артиллерию и изобрёл более мощный порох, а также новые виды снарядов, такие как чугунная картечь и зажигательные бомбы.

В считаные месяцы Новгород стал главной базой русской армии на северо-западном направлении. Выражаясь современным языком, город превратился в логистический центр, куда поступало, обрабатывалось, складировалось и отправлялось по назначению огромное количество всевозможных грузов. Всё это требовало от Брюса неусыпного контроля и суровых мер воздействия. Всякие злоупотребления карались им быстро и безжалостно. Чиновника Поскочина, который за взятки освобождал крестьян от гужевой повинности, публично повесили на городской площади, за меньшие проступки виновных публично пороли розгами. И хотя тогдашнюю коррупцию Брюсу победить не удалось, но количество охотников воровать у казны при нём резко поубавилось.

После того как угроза шведского наступления на Москву миновала, Брюс покинул пост новгородского губернатора. Потом он много воевал, блестяще командовал русской артиллерией в Полтавской битве, получил орден Андрея Первозванного и чин фельдмаршала. По поручению Петра I Брюс ведёт сложные дипломатические переговоры и подписывает Ништадтский мир, победоносно завершивший двадцатилетнюю Северную войну. Затем он возглавляет Берг-коллегию, занимавшуюся освоением природных богатств России.

После смерти Петра I Брюс ушёл в отставку и полностью посвятил себя науке. Хотя он нигде не учился, но путём самообразования превратился в крупного учёного и естествоиспытателя. За долгие годы он собрал уникальную научную библиотеку, самостоятельно выучил шесть иностранных языков. Он составил русско-голландский словарь, издал знаменитый Брюсов календарь, написал первый учебник по геометрии, составил карту России, открыл первую в России обсерваторию в Сухаревой башне в Москве.

Две дочери Брюса умерли в раннем возрасте, других детей у него не было. Потеряв жену, Яков Вилимович стал вести затворнический образ жизни, сутками пропадая в Сухаревой башне. Это породило множество легенд, в которых Брюс предстаёт колдуном и чернокнижником. Говорили, что он знает, сколько звёзд на небе и сколько раз колесо обернётся по дороге до Киева, что он произвёл живую воду, что у него есть волшебная книга царя Соломона. Видимо, Брюс действительно интересовался тайноведением, поскольку в его библиотеке было немало книг мистического содержания. Однако в реальной жизни он был скорее скептиком, нежели мистиком. Когда в новгородской Софии Пётр I показал ему нетленные мощи святых угодников, Брюс объяснил их сохранность «бальзамированием телес и воздержанностью при жизни».

И всё же он запечатлелся в народной памяти русским Фаустом, готовым отдать душу дьяволу за тайны мира. Вот только в отличие от немецкого Фауста русский шотландец Яков Брюс если кому и отдал свою душу, так это России и её императору.

Читайте дальше