Основной закон СССР: этапы большого пути

Илья Стрекалов

Советские конституции — по-своему уникальные политические памятники социалистического периода в истории нашей страны. Они как нельзя лучше показывают устремления власти на том или ином этапе её развития.

История Советской власти как нельзя лучше может быть прослежена через четыре основополагающих советских конституции (одну российскую и три союзных), охватывающих весь её период — с 1917 по 1991 год. Что может показать Конституция? Вектор общественного и политического развития, выбранный государством на том или ином этапе. Пожалуй, как нельзя кстати этот простой ответ можно проиллюстрировать примером СССР.

Но, прежде чем переходить к Союзу, стоит вспомнить, что в 1918 году фактически этого государства не существовало. Самоопределяющиеся территории, Гражданская война между белыми, красными и другими движениями... Кажется, что в то время мало кто подчинялся Москве, часто на территории каждой бывшей части Российской империи местные власти становились сами себе хозяевами, особенно если это были автономии. Но тем не менее большевики решили сосредоточить власть и управление на местах в своих руках — и так появилась первая Конституция РСФСР, принятая 10 июля 1918 года. Учреждаются органы центральной власти — Всероссийский съезд Советов, заменяющий его Всероссийский центральный исполнительный комитет Советов, а также решающий общие вопросы управления Совет народных комиссаров (СНК, Совнарком). Им подчинялась целая иерархия Советов на местах. Стоит, конечно, при этом помнить, что у власти стояла «ленинская гвардия». Это были революционеры, фантастически верившие в мировую революцию, в то, что «пожар» революции вот-вот «всколыхнётся», стоит только пролетариату Германии низвергнуть кайзера Вильгельма за развязанную мировую авантюру-войну... Неслучайно целью Конституции является «водворение социализма», а трудоустроенным иностранцам (рабочим, крестьянам) наше государство предоставляло гражданство, но не просто так, а «исходя из солидарности трудящихся всех наций»! Отдельные категории граждан (например, буржуазного происхождения) могли подвергаться лишению прав в интересах «социалистической революции». При этом всем остальным, имеющим права, вменялись для сохранения достижений революции серьёзные обязанности: всеобщая воинская, трудовая повинность. Здесь, в Конституции, мы встретим лозунг «Не трудящийся, да не ест!». Это, кажется, был прообраз будущей идеи о тунеядстве как негативном явлении в жизни советского общества. Последняя глава Конституции — о гербе — гласит, что на нём есть надпись «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» Таков был дух этой Конституции — мировая революция и мировое единство рабочего класса, идущего к ней.

30 декабря 1922 года вошло в историю нашей страны как образование Союза Советских Социалистических Республик. Российская, Украинская, Белорусская и Закавказская республики подписали Договор об образовании Союза. Позднее он войдёт в текст Конституции. А пока полным ходом шли жаркие дискуссии между сторонами о том, какой должна быть основа их Союза. Например, Христиан Раковский, выступавший представителем Украины, нередко настаивал на конфедерации — союзе суверенных государств, в то время как Москва, понимая, что в интересах всех участников процесса объединиться ради улучшения общей обороны, качественного развития экономики и культуры, конечно, настаивала на Союзном государстве, в котором будут суверенные государства-республики под руководством единых союзных структур. Так и появилась Конституция СССР 1924 года.

Декларация об образовании СССР, составившая 1-й раздел Основного закона, печально констатировала итоги Гражданской войны, отмечая, что «...годы войны не прошли бесследно. Разоренные поля, остановившиеся заводы, разрушенные производительные силы и истощенные хозяйственные ресурсы...» Вот что было перед глазами основателей Союза — то, что нужно было вновь восстанавливать, поднимать на ноги. Образ «социалистической семьи», которую необходимо создать и укрепить перед лицом «капиталистического окружения» в виде стран Запада, был использован авторами, для того чтобы обосновать важность Союза. И вновь тем не менее мы видим, что это не крепко-накрепко зацентрализованное государство — Союз только создали, всё ещё есть осознание опасности возникновения конфликтов между его суверенными частями. Именно поэтому перечень полномочий союзной власти в тексте дан как закрытый, ограниченный, а последним его пунктом мы видим разрешение споров между союзными республиками. Верховный суд СССР разрешает эти споры, опираясь на союзную Конституцию. И конечно, знаменитое право выхода республики из состава Союза — мы увидим его и в последующих двух советских конституциях. Иерархия Советов, избираемых от нижестоящих к вышестоящим, продолжает сохранять своё значение.

Но время меняется. Первая союзная Конституция была принята 31 января 1924 года, а всего лишь за десять дней до этого важного государственного события случилось, пожалуй, чуть ли не эпохальное для советских современников другое печальное событие — умер лидер партии большевиков, вождь пролетариата и революции Владимир Ленин. Политический климат в молодом государстве стремительно изменился. Поражение революции в Германии похоронило надежды Кремля на мировой революционный «пожар». Уход Ленина породил внутрипартийную борьбу, из которой с помощью хитрости и закулисных интриг первым вышел Иосиф Сталин. А 1920-е годы — время шальное... И не только потому, что партийная оппозиция вроде Льва Троцкого или Николая Бухарина выдвигает свои «проекты» политического и экономического развития страны. Нэпманы, кабачок «12 стульев», коммуналки, свобода брака и любви, беспризорники и хулиганы — одним словом, идейный фундамент Советов «зашатался». Сталин принимает очень сложное, неоднозначное решение — под знаменем своей фигуры «устаканить» идеологический контроль и рассмотрение политических вопросов, ускорить экономическое развитие в интересах прежде всего обороны страны. В Европе пришли к власти дуче Бенито Муссолини и фюрер Адольф Гитлер — не сегодня, так завтра война. А СССР остался один в «капиталистическом окружении» стран Запада. Конституция СССР 1936 года — новый шаг Советской власти. Куда? Кажется, её содержание может подсказать нам ответ на этот вопрос. Идея победы социализма в отдельно взятой стране — лозунг, провозглашённый по итогам таких важных, но сложных, не обошедшихся без немалых жертв экономических мероприятий коллективизации и индустриализации, утверждения социалистического реализма как единственного направления советского искусства. Конституция, однако, не только закрепила силу центральной власти Союза (потому что согласно ей если закон республики противоречил союзному, то действовал последний!), но и вновь подчеркнула суверенитет республик; целая глава, пусть и одна из последних, была посвящена личным, политическим (свобода слова, печати, собраний, митингов!), социально-экономическим правам и свободам граждан. В прежних конституциях они тоже были, но не в таком большом количестве: здесь же акцент просто очевиден. Вся иерархия Советов перестроена: теперь выборы — не от нижестоящих к вышестоящим (одни выбрали вторых, вторые — третьих), а... прямые, на всех уровнях! Сами граждане имеют право избирать депутатов в Советы любого уровня. Лев Троцкий в своей известной работе «Преданная революция...» сокрушался, что СССР вернулся к буржуазной демократии, не смог простить Сталину и всему руководству страны «измены» многоступенчатой системе выборов, классической для Советов. И действительно: зачем Сталин отступил от этой системы? Почему так много прав и свобод граждан в тексте закона? Почему вновь так подчёркнут суверенитет союзных республик? Кажется, есть ответ на этот вопрос: СССР очень хотел наладить отношения со странами Запада перед надвигавшейся угрозой фашизма и нацизма на всём европейском континенте. Перед угрозой войны. Наладить отношения можно было попробовать, хотя бы продемонстрировав демократизм всей политической системы СССР, приняв такую Конституцию. Конечно, все помнят о нарушениях законности и репрессиях, и Конституция 1936 года в этом смысле по времени совершенно нелогично была «прервана» печально известным 1937 годом. Впрочем, например, историк Юрий Жуков считает, что Сталин хотел ввести в стране поистине демократическую систему, но партийная номенклатура не пожелала этого, и ответом стали репрессии... Как бы то ни было, Конституция «победившего социализма» просуществовала без малого 40 лет, доказав по крайней мере стабильность, устойчивость своего текста и той системы власти, которую она закрепляла.

Однако уже Никита Хрущёв начинает задумываться о конституционной реформе. Сталинская Конституция ему не нравится. И тому было понятное объяснение, кроющееся не только в критике культа личности Сталина на XX съезде КПСС 1956 года: при всём демократизме полномочия центра и республик были так распределены, что имела место даже сверхцентрализация. Это порой мешало эффективному экономическому развитию. Центр тяжести властных полномочий лежал не на законодательном органе — Верховном Совете СССР, а на «исполнителе» его воли — Совете Министров. Такое «передёргивание» виделось неправильным, недемократичным, ведь власть в стране принадлежит выборным Советам, а не их исполкомам. Хрущёв с его «оттепелью», породившей целое поколение «свободных» от давления идеологии деятелей искусства и культуры, искренне стремился к демократизму в Стране Советов, к улучшению жизни людей, к привлечению их к участию в управлении государством, которое вместе с народом должно стремиться к строительству коммунизма. Никита Сергеевич ни мало ни много назвал срок — 1980 год! Целинная эпопея, поездка в США, засеивание кукурузы, освоение космоса и пятидневная рабочая неделя — чего только не было сделано, пусть и не всегда правильно и хорошо. Проект новой Конституции, разработанный к 1964 году, был серьёзнейшим образом сосредоточен на вопросах общенародного государства, полновластия Советов, коммунистического самоуправления, политических прав и свобод граждан, передачи власти из центра на места. Однако вместе со всеми грандиозными, но порой непоследовательными и непроработанными реформами Хрущёва, приведшими к печальным последствиям в экономике, этот конституционный проект был «остановлен» с приходом к власти Леонида Брежнева и его соратников. Пройдёт несколько лет, и Брежнев снова задумается о Конституции — её будут разрабатывать под руководством будущего «архитектора перестройки» Александра Яковлева. Потом последнего отправят в Канаду, на его место придёт руководивший Международным отделом ЦК КПСС Борис Пономарёв, и работа ускорится. «Хрущёвский» проект, конечно, претерпел изменения — от поспешного вывода о скором строительстве коммунизма отказались, введя понятие «развитой социализм», суть которого была в том, что социализм построен, и очень хорошо, а до коммунизма пока далековато. Но не во всех направлениях. Идея полновластия Советов, общенародного государства, широкого предоставления прав и свобод гражданам, введения института референдума и учёта общественного мнения — всё это было в проекте при Хрущёве, всё это осталось в проекте при Брежневе и было принято 7 октября 1977 года в виде Основного закона СССР.

Общим местом для обоих проектов была и статья о руководящей и направляющей роли КПСС — та самая «статья 6-я», которую «отменили» (а точнее, изменили) в годы «перестройки». В Конституции 1936 года она была, но где-то в конце, и, скорее, выглядела как констатация исторического факта. Теперь же всё происходило иначе — власть одной партии возвели в степень закона. Это было самое «коварное» место Конституции — с одной стороны, нельзя не признать, что партия реально играла такую роль в жизни граждан (партком порой решал больше, чем, например, сельсовет), а потому и молчать об этом — всё равно что врать окружающим — было бы странно, с другой — власть самой партии стала нормой закона, а любую норму закона, если на то будет воля или случатся обстоятельства... можно изменить, отменить... И, как только к власти пришёл Михаил Горбачёв, как только стало понятно, что между конституционным словом и политическим делом, увы, есть какой-то разрыв, не позволяющий развиваться ни политической, ни экономической или социальной сфере жизни нашего общества, в стране повеяло «переменами» (Помните Виктора Цоя? «Перемен... требуют наши сердца!»), заговорили о перестройке политической системы страны, наступил и черёд задаться вопросом: «Почему у нас в стране одна партия?» Так и поступили в 1990 году — изменили 6-ю статью о роли КПСС, после чего вся система союзной власти, все политические, экономические, социальные, правоохранительные и другие структуры, крепко связанные с партией, развалились. Союза не стало, наступили «лихие» 1990-е годы, и все мечты поколений советских партийных деятелей и граждан о революции, социализме, коммунизме и всеобщем благоденствии «светлого будущего» оказались похоронены — перед лицом новой эпохи, которая, как тогда решили многие, стала прологом новой, возможно, ещё более лучшей, чем советская, исторической вехи в жизни нашей страны.

Читайте дальше