Договор о ненападении

Беседовал Олег Назаров

80 лет назад, 23 августа 1939 года, СССР и Германия подписали договор о ненападении. О том, почему был заключён этот пакт и в чём его значение, в интервью «Историку» рассказал научный директор РВИО, доктор исторических наук Михаил Мягков.

Абсолютно точно советско-германский договор о ненападении, или, как его ещё называют, пакт Молотова — Риббентропа, не был «заговором двух диктаторов с целью раздела Европы», хотя часто именно так пишут об этом на Западе. И уж точно пакт не стал причиной Второй мировой войны. Демонизируя этот договор и стремясь переложить ответственность за войну с больной головы на здоровую, Запад просто стремится отвести внимание от собственных неприглядных деяний кануна Второй мировой, считает Михаил Мягков. 

 

Англо-французский саботаж 

Был ли шанс избежать Второй мировой войны? При каких условиях Германия могла не напасть на Польшу? 

— Да, такой шанс был. Для этого так называемые западные демократии должны были объединиться с Советским Союзом и вместе с ним выступить против государств-агрессоров: нацистской Германии, фашистской Италии и милитаристской Японии. 

Своих намерений Адольф Гитлер не скрывал. Он горел желанием взять реванш за поражение Германии в Первой мировой войне, завоевать жизненное пространство на востоке Европы и сделать немцев расой господ — в соответствии с расовой теорией нацистов. Гитлер писал об этом ещё в «Майн кампф». 

Решение напасть на Польшу было принято им в апреле 1939 года. Чтобы не допустить этого, требовался серьёзный диалог между Лондоном, Парижем и Москвой для заключения военной конвенции. В случае создания англо-франко-советской коалиции соотношение сил оказалось бы явно не в пользу Третьего рейха. По свидетельству тогдашнего начальника Генерального штаба РККА Бориса Шапошникова, СССР имел на западной границе более 100 дивизий. Гитлер десять раз бы подумал, стоит ли начинать войну. Вполне возможно, что он не решился бы совершить нападение на Польшу. 

Почему провалились англо-франко-советские переговоры в Москве летом 1939 года? 

— Истоки их провала лежат в Мюнхенском сговоре. 29 сентября 1938 года, подписав соглашение с Гитлером, лидеры Великобритании и Франции фактически отдали на растерзание Германии демократическую Чехословакию. Они предали своего верного союзника. Что после этого должны были думать Иосиф Сталин и другие советские руководители? Благодаря разведке они знали, что в Третьем рейхе готовятся напасть на Польшу, а потом вторгнуться в Прибалтику. Прогерманские настроения в Литве, Латвии и Эстонии были сильны, на территории этих стран действовали прогерманские организации, немецкая агентура. 

Возможность создания антигитлеровской коалиции, которая сохранялась до середины августа 1939 года, была упущена из-за неконструктивной позиции Лондона и Парижа. Изначально англичане и шедшие за ними французы ставили перед собой задачу выяснить потенциал Красной армии и позицию СССР. Они не спешили прибыть в Москву, долго плыли на пароходе, затем ехали по железной дороге. А когда начались переговоры военных миссий, то оказалось, что руководители английской и французской делегаций не имели полномочий заключать военную конвенцию с СССР. Выяснилось и то, что Польша категорически не желает пропускать через свою территорию советские войска навстречу изготовившемуся к наступлению вермахту. Поскольку переубедить Варшаву Лондон и Париж не смогли, трёхсторонние переговоры зашли в тупик. 

На вопрос советских военных, где Красной армии надо сосредоточиться, чтобы встретить немцев, англичане и французы отвечали: «Стойте там, где стоите». Но в таком случае германские войска, быстро разгромив поляков, вышли бы на восточную границу Польши. Причём они наступали бы полностью мобилизованными и развёрнутыми колоннами, а Красная армия ожидала бы их удара на своих рубежах, не зная, где именно этот удар произойдёт! Кроме того, проживавшие на востоке Польши украинцы, белорусы, евреи и русские попали бы под нацистскую оккупацию уже осенью 1939 года. И геноцид наступил бы уже тогда. 

Нельзя забывать и о том, что продолжался вооружённый конфликт с японцами на Халхин-Голе. Это грозило Советскому Союзу войной на два фронта. 

 

СССР и Германия 

После прихода Гитлера к власти советско-германские отношения резко ухудшились. Когда, почему и по чьей инициативе они стали меняться? 

— В 1930-е годы СССР занимал чёткую антифашистскую позицию. Отношения с Германией стали постепенно меняться только после Мюнхенского сговора. С инициативой выступил Берлин. Сначала это происходило в форме зондажей позиции Москвы. Советские руководители, ориентированные на создание коалиции с Великобританией и Францией, проявляли настороженность и не спешили идти навстречу немецким предложениям. 

По признанию серьёзных западных историков, до середины августа 1939-го, вплоть до провала трёхсторонних переговоров, Сталин был ориентирован на образование антигитлеровской коалиции в составе СССР, Великобритании и Франции. В Москве прекрасно понимали, что Германия ищет жизненное пространство на востоке, куда и будет нанесён основной удар её меча. Поэтому нашим главным врагом оставался Берлин. 

Но что Сталину было делать в условиях неудачи переговоров с англичанами и французами и накануне вторжения немцев в Польшу? В сложившейся обстановке, с учётом конфликта на Халхин-Голе, ему в первую очередь надо было думать о национальных интересах и безопасности страны. Требовалось оттянуть начало войны с Германией и предоставить возможность сражаться с нацистами государствам Европы. Ведь нацизм породила Европа! И почему СССР должен был первым вступить в войну с гитлеровской Германией и терять своих солдат в ситуации, когда Великобритания и Франция воевать с ней не хотели? Этот вопрос являлся коренным. 

Шла ли в окружении Сталина дискуссия о стратегии СССР в отношении Германии? Возник ли консенсус по поводу необходимости заключения с ней договора о ненападении? 

— В то время такие вопросы решал узкий круг руководителей страны. Кроме Сталина в него входили Вячеслав Молотов, Андрей Жданов, Георгий Маленков и некоторые другие партийные и государственные деятели. Из военных следует назвать прежде всего наркома обороны СССР Климента Ворошилова. Анализ внешнеполитического курса западных демократий и хода трёхсторонних переговоров не оставил места для сомнений: англичане и шедшие за ними французы стремились канализировать германскую агрессию на восток. Поэтому между высшими советскими руководителями в отношении заключения с Германией договора о ненападении был достигнут консенсус. Когда стало окончательно понятно, что военной конвенции с Великобританией и Францией достичь не удастся, СССР 19 августа 1939 года подписал с Германией кредитное соглашение, а 23 августа — договор о ненападении и секретный дополнительный протокол к нему. 

Отвечали ли интересам Советского Союза эти документы? 

— Абсолютно отвечали. СССР проводил миролюбивую политику и стремился оттянуть начало войны с немцами, чтобы лучше к ней подготовиться. Договор о ненападении давал выигрыш некоторого времени. Поскольку воевать с Германией всё равно бы пришлось, с августа 1939 года по июнь 1941-го страна многое сделала для повышения боеспособности своих вооружённых сил. За этот период на вооружении Красной армии появились танки Т-34 и КВ («Климент Ворошилов»), самолёты Як-1 и Миг-3, система залпового огня «катюша». Советские конструкторы напряжённо работали. К лету 1941 года удалось добиться очень многого, но полностью подготовиться к войне не хватало времени. 

Могла ли Германия ещё в 1939 году напасть на Советский Союз? И был ли тогда вермахт готов к войне с нашей страной? 

— Всё познаётся в сравнении. Вермахт стремительно модернизировался. А в каком состоянии в 1939 году находилась Красная армия? Как показала Советско-финляндская война, противостоять вермахту в 1939-м она была не готова. Её необходимо было модернизировать и перевооружить. Репрессии ослабили командный состав РККА. Более того, численность армии увеличивалась, что только обостряло дефицит командиров. Военным училищам предстояло их подготовить. Новые модели танков и самолётов также лишь предстояло разработать. 

Была ли германская угроза актуальной для СССР в 1939 году? 

— На мой взгляд, да. Всё решал Гитлер, который после разгрома Польши мог отправить свои войска как на запад, так и на восток. Не исключён был и новый Мюнхен — очередная сделка Великобритании и Франции с Германией, но теперь уже по поводу СССР. В Кремле очень опасались развития событий по такому сценарию. 

 

Миф о союзе двух диктаторов 

Часто можно услышать упрёки СССР в том, что 23 августа 1939 года он заключил союз с Германией… 

Английская и французская военные миссии в Ленинграде перед отправлением в Москву на переговоры по вопросу о взаимопомощи между СССР, Великобританией и Францией. Август 1939 года

Министр иностранных дел Польши Юзеф Бек на приёме у Адольфа Гитлера. 1938 год

— Надо внимательно читать документы: никакого союза с гитлеровской Германией СССР не заключал. Секретный дополнительный протокол прежде всего ограничивал продвижение немецких частей на восток «линией Керзона», которая была определена государствами Антанты в декабре 1919 года без участия России. В августе 1939 года не было ясно, как будут развиваться события в случае нападения Германии на Польшу. Как поведут себя Лондон и Париж? Какое сопротивление вермахту окажет польская армия? Все эти вопросы оставались открытыми. По сути, СССР и Германия установили линию, за которую при любом развитии событий не должны были переходить их войска. В этом смысле Москва и Берлин заключили временное перемирие перед решающей схваткой. 

Хоть история и не терпит сослагательного наклонения, всё же что было бы, если бы СССР не подписал договор о ненападении с Германией? 

— Германия всё равно напала бы на Польшу не позже 1 сентября. Быстро разгромив польские войска, вермахт вышел бы к бывшей советско-польской границе, которая стала бы советско-германской. Затем немцы устремили бы свои взоры на Прибалтику. В результате под контролем Берлина оказались бы Западная Украина, Западная Белоруссия и Прибалтика. Расстояния от новой границы до важнейших центров СССР заметно сократились бы. От неё до Минска рукой подать — всего около 40 км. Немногим больше было бы до Одессы, Киева и многих других городов. И, когда немцы напали бы на Советский Союз, его положение стало бы критическим. В итоге территориальные и людские потери нашей страны были бы больше тех, что мы понесли в годы Великой Отечественной войны. 

А англичане тем временем вели бы с Гитлером «странную войну», то есть де-юре в войну вступили бы, но де-факто её бы не вели, как это и произошло на самом деле. В этом контексте и следует воспринимать решения, принятые руководством СССР в отношении Западной Украины и Западной Белоруссии. Благодаря тому, что в сентябре 1939-го наша страна вернула утраченные в 1921 году территории, в 1941-м Красная армия смогла сорвать германский блицкриг. 

Однако на Западе любят говорить о том, что причиной Второй мировой войны как раз был «сговор двух диктаторов», закреплённый в решениях 23 августа 1939 года… 

— Не было никакого сговора двух диктаторов. Опять-таки надо внимательно читать договор о ненападении и секретный дополнительный протокол, в котором обозначены сферы интересов двух государств. Таким образом СССР ограничивал аппетиты Германии в её продвижении на восток. Это уже тогда понимали наиболее умные и дальновидные люди на Западе. Уинстон Черчилль, выступая 1 октября 1939 года по радио, заявил: «То, что русские армии должны были встать на этой линии, было совершенно необходимо для безопасности России против нацистской угрозы. Как бы то ни было, эта линия существует и создан Восточный фронт, который нацистская Германия не осмелится атаковать». 

Увы, в 2009 году Парламентская ассамблея ОБСЕ под давлением в первую очередь ряда восточноевропейских стран приняла постановление о равной ответственности СССР и Германии за развязывание Второй мировой войны. Но это очередная фальсификация истории. Прежде всего надо сравнить два режима. В Германии был установлен человеконенавистнический режим, ориентированный на порабощение и уничтожение других народов. Гитлер стремился к достижению мирового господства германской расы. А базовым принципом советской идеологии был интернационализм. СССР выступал за социальную справедливость, равенство и братство. Ставить между двумя режимами знак равенства — значит не замечать очевидного. 

Какое влияние на советское общество оказал разворот в отношениях с Германией? В какой мере отказ от резкой критики нацистов дезориентировал общество и властную элиту в самом начале 1940-х годов? 

— Надо сказать, что коммунисты разных стран выражали недоумение по поводу прекращения критики нацистской Германии после заключения с ней договора о ненападении, однако публично против никто не выступил. В СССР люди также задавались этим вопросом. Хотя подавляющее большинство населения страны понимало, что договор был вынужденным шагом. Поскольку Германия оставалась нацистским государством с человеконенавистнической идеологией и агрессивными планами, не приходилось сомневаться в том, что договор с ней — временный манёвр. Лучше других это понимали военные. 

Как отреагировала Япония на советско-германский договор? 

— Для японцев это стало шоком. Германия, не поинтересовавшись мнением своего союзника, подписала договор о ненападении с СССР в тот момент, когда японская армия воевала с советскими и монгольскими войсками на Халхин-Голе. В результате правительство Японии ушло в отставку из-за договора, заключённого союзной страной! Я считаю, что поражение на Халхин-Голе и советско-германский договор повернули вектор японской агрессии в южном направлении. Вероломный поступок Гитлера, внезапно пошедшего на подписание договора с Советским Союзом, обернулся снижением доверия Токио к Берлину. 

В постановлении Съезда народных депутатов СССР от 24 декабря 1989 года утверждается, что зафиксированные в секретном дополнительном протоколе разграничения сфер интересов Советского Союза и Германии «находились с юридической точки зрения в противоречии с суверенитетом и независимостью ряда третьих стран». Но разве существовали запреты на разграничение сфер интересов? 

— Договоры по разграничению сфер интересов подписывались и раньше. И в наше время между разными государствами действуют договоры, имеющие секретные статьи и протоколы. Например, существуют секретные протоколы к договору между США и Японией 1960 года. Почему никто их за это не осуждает? И почему у нас до сих пор осуждают договор, позволивший выиграть почти два года мирной жизни и модернизировать армию? Думали ли об этом народные депутаты? Похоже, что нет. Я также не понимаю, как можно осуждать договор, который позволил нашей стране вернуть территории, отторгнутые у нас во время Гражданской войны. Наконец, не будем забывать о том, что в конечном счёте это Советский Союз спас Польшу и дюжину европейских государств от геноцида и полного уничтожения. А для этого прежде всего надо было выдержать удар врага в начале войны. Договор о ненападении помог это сделать. 

 

Протокол под грифом 

Секретный дополнительный протокол к договору о ненападении между Германией и СССР от 23 августа 1939 года разграничил сферы обоюдных интересов в Прибалтике, Польше и Бессарабии 

Стороны договорились, что «в случае территориально-политического переустройства» областей, входящих в состав прибалтийских государств, граница сфер интересов Германии и СССР пройдёт по северной границе Литвы, а в Польше — по линии рек Нарев, Висла и Сан. К сфере интересов Советского Союза были отнесены Финляндия, Эстония, Латвия, территория Польши к востоку от указанных рек, а также Бессарабия. В сентябре 1939-го немецкие войска, разгромив и оккупировав Польшу, заняли территорию Люблинского и восточную часть Варшавского воеводств, ранее включавшихся в сферу интересов СССР. В связи с этим 28 сентября 1939 года были подписаны советско-германский договор «О дружбе и границе» и дополнительный секретный протокол к нему, по которому эти территории остались под контролем Германии, а в сферу интересов Советского Союза была передана Литва (за исключением Сувалкского района). 10 октября СССР передал Литве оккупированный ранее Польшей Вильнюсский край. 

 

Что почитать? 

Нарочницкая Н.А., Фалин В.М. и др. Партитура Второй мировой. Кто и когда начал войну? — М., 2009. 

Антигитлеровская коалиция — 1939. Формула провала: Сборник статей/Под общ. ред. В.Ю. Крашенинниковой. — М., 2019. 

Читайте дальше