Что почитать и что увидеть в июле-августе

Редакция журнала «Историк»

Войтиков С.С.

Центральный комитет. Высшее партийное руководство от Ленина и Плеханова до Хрущева. 1898–1964 гг.

М.: Центрполиграф, 2019

Книга кандидата исторических наук Сергея Войтикова рассказывает о перипетиях борьбы за власть среди руководителей большевистской партии. Свою задачу автор видел в том, чтобы «соединить разорванную нить истории российского социал-демократического — большевистского — коммунистического руководства со времени оформления Российской социал-демократической рабочей партии, найти некую константу в его истории».

По словам исследователя, в историографии давно развенчан миф о монолитности этой организации, сохранявшейся якобы вплоть до начала «войны за ленинское наследство». Сам Владимир Ленин ещё в конце 1919-го писал: «Большевизм не победил бы буржуазию в 1917–1919 годах, если бы он не научился предварительно, в 1903–1917 годах, побеждать и беспощадно изгонять из партии пролетарского авангарда меньшевиков, то есть оппортунистов, реформистов, социал-шовинистов». Иными словами, вождь большевистской партии не просто легитимизировал внутрипартийную борьбу, а считал её живительной.

Дискуссии в РСДРП по градусу накала превышали даже полемику с другими социалистическими партиями, подчёркивает автор книги. Впрочем, вспоминает он и реплику одного из лидеров меньшевиков Михаила Либера, который однажды заметил, что борьба велась «обыкновенно на почве якобы принципиальных разногласий», хотя потом оказывалось, «что эти разногласия вовсе не так уж велики». И это не говоря о том, что, по словам Войтикова, «на всем протяжении партийной истории ортодоксальные марксистские задачи корректировала российская действительность, революционную утопию беспощадно били факты экономического развития».

В результате взгляды и организационные практики большевистских лидеров претерпевали впечатляющие метаморфозы. Пожалуй, самая грандиозная из них случилась с Иосифом Сталиным, который любил клеймить оппонентов за «меньшевистский уклон», однако «сам на все сто процентов выполнил меньшевистский призыв» радикально расширить рабочее представительство внутри партии. Именно это, по мнению историка, предопределило его итоговую победу.

Бурные внутрипартийные дискуссии сочетались с отсутствием реальной внутрипартийной демократии, поскольку все их участники, будучи убеждены в своей исключительной правоте и легко ставя знак равенства между собственными взглядами и задачами партии, полагали, что «интересы партии должны быть выше интересов формальной демократии». И в этом смысле Сталин не порывал с большевистскими традициями и не совершал «термидорианского переворота», который ему приписывали оппоненты. Излюбленный слоган возвращения к ленинским нормам партийной жизни всегда был конъюнктурным оксюмороном, поскольку никакого разрыва с ними в действительности не произошло. Три первых советских лидера — Ленин, Сталин и Хрущёв — занимались одним и тем же делом, по крайней мере в том, что касалось борьбы за власть и способов её сохранения.

После Сталина Никите Хрущёву по конъюнктурным соображениям пришлось пойти на резкую либерализацию политического режима. А его преемник Леонид Брежнев из тех же соображений, напротив, взялся за частичное восстановление «культа личности». Как пишет Сергей Войтиков, свою роль в этом процессе сыграло, в частности, появление целого поколения, которое не застало разгула сталинского послевоенного террора, «но зато имело сомнительное удовольствие наблюдать политические шатания неугомонного Никиты Сергеевича».

12 июля 13 октября

Хранители времени. Реставрация в Музеях Московского Кремля

Выставочные залы Успенской звонницы и Патриаршего дворца. Москва, Кремль

Музеи Кремля представляют вниманию посетителей уникальные предметы, возрождённые трудом реставраторов. В Успенской звоннице можно увидеть произведения, относящиеся к парадному государственному церемониалу, оружие, а также работы лучших западноевропейских мастеров из казны московских правителей. В числе наиболее ярких экспонатов этого раздела — роскошные алмазные венцы царей Ивана и Петра Алексеевичей. В Одностолпной палате Патриаршего дворца демонстрируются редкие артефакты из кремлёвских храмов и монастырей: драгоценная утварь, образцы церковного шитья и иконы. Среди них — икона «София Премудрость Божия» первой половины XV века, восстановленная после многолетней сложнейшей реставрации.

19 июня 15 сентября

Щукин. Биография коллекции

ГМИИ имени А.С. Пушкина. Москва, улица Волхонка, 12

21 июня 6 октября

Братья Морозовы. Великие русские коллекционеры

Государственный Эрмитаж, Главный штаб. Санкт-Петербург, Дворцовая площадь, 6/8

Почти день в день открыли свои выставки два главных музея страны: «щукинскую» — Пушкинский, «морозовскую» — Эрмитаж. В начале XX века семьи Морозовых и Щукиных имели огромное влияние на культурную жизнь Москвы. Благодаря их деятельности появилось понятие «покровитель искусства». Они напрямую способствовали международному признанию современных им французских художников. Сформированные братьями Михаилом и Иваном Морозовыми и Сергеем Щукиным коллекции живописи остаются одними из лучших в мире. В Пушкинский музей организаторы привезли из Эрмитажа около 60 произведений из собрания Щукина, в том числе знаменитый «Танец» Анри Матисса, созданный им для щукинского особняка в Москве. А на выставку в Петербург из столицы уехала 31 картина, благодаря чему в Эрмитаже можно увидеть сразу два портрета актрисы Жанны Самари, написанных Пьером Огюстом Ренуаром.

26 июня 6 октября

Библия Пискатора настольная книга русских иконописцев

Государственная Третьяковская галерея. Москва, Лаврушинский переулок, 10

Библия Пискатора включает в себя около 500 гравюр на сюжеты Ветхого и Нового Заветов. Её опубликовал в XVII веке голландский издатель и гравёр Клас Янсон Висхер, который по моде того времени буквально перевёл свою фамилию на латинский язык — piscator (то есть «рыбак»), что и дало название книге. Она стала одним из самых популярных западноевропейских источников, к которому во второй половине XVII — XVIII столетии обращались иконописцы сразу нескольких стран славянского мира: России, Сербии, Македонии и Болгарии. Экспозиция в Третьяковке показывает, как русская иконопись впитывала и перерабатывала наследие европейского Возрождения без разрушения внутренней целостности национальной художественной традиции.

8 августа 4 ноября

Константин Сомов. К 150-летию со дня рождения

Русский музей, Михайловский замок. Санкт-Петербург, Садовая улица, 2

Константин Сомов (1869–1939) известен прежде всего как автор мастерских зарисовок, стилизованных под жизнь «галантного» XVIII века, немного легковесных, пусть и очаровательных. Между тем современники ставили его в один ряд с Ильёй Репиным, а Александр Бенуа утверждал, что «серия портретных работ Сомова будет говорить о нашем времени такие же полные и верные слова, как говорят рисунки Гольбейна и пастели Латура». С натуры Сомов писал и пейзажи, которые сам воспринимал как антитезу собственному выдуманному миру. Он пытался уловить всё мимолётное: радугу, ярость зелени на фоне грозовых туч, свет белых ночей. В экспозиции в Михайловском замке будет представлено более 100 работ художника 1890–1930-х годов из музеев Москвы и Петербурга, а также из частных собраний.

5 июня 29 сентября

Второй фронт

Музей Победы. Москва, площадь Победы, 3

Споры об открытии второго фронта в Европе во время Второй мировой войны не утихают по сей день: было ли оно сознательно затянуто западными союзниками СССР, справилась бы Красная армия без их военной помощи? Не претендуя ответить на все дискуссионные вопросы, выставка в Музее Победы даёт шанс взглянуть на них с исторической, а не с конъюнктурно-политической точки зрения. Разделы экспозиции освещают основные этапы создания антигитлеровской коалиции, высадку союзных войск в Западной Европе и обеспечение поставок по ленд-лизу. О боевых действиях на побережье Нормандии расскажут фотографии из Музея военной авиации имени Шеннолта (США), об Арденнской операции — снимки из фондов Национального музея военной истории (Люксембург). Особое внимание уделено знаменитой встрече советских и американских войск на реке Эльбе.

Быт домонгольской Руси

Ред. Ф. Кац

М.: Ломоносовъ, 2019

Научные представления о различных сферах повседневной жизни Древней Руси неоднородны. Благодаря обилию археологических памятников и письменных источников что-то изучено достаточно широко, например устройство жилища, но чем более частный предмет интересует исследователя, тем крупнее мазки, которыми ему приходится рисовать картину. Сборник, куда вошли очерки о древнерусском быте таких классиков отечественной исторической науки, как Владимир Мавродин, Николай Воронин, Борис Романов, Вячеслав Ржига, Артемий Арциховский, Борис Рыбаков, заставляет задуматься о том, что в первую очередь теряется в веках самое привычное и повседневное и восстановить это стоит немалых усилий.

Горский А.А.

Русское средневековое общество: историко-терминологический справочник

СПб.: Издательство Олега Абышко, 2019

В работах по истории русского Средневековья в качестве научных терминов то и дело используются слова, взятые из древнерусского языка, однако имевшие в нём иное значение. К примеру, словом «княжество» традиционно называют составные части Руси, управлявшиеся князьями, хотя в источниках оно появилось лишь в конце XIV столетия и относилось исключительно к Литовскому государству. Целый период отечественной истории именуется «удельным», тогда как слово «удел», возникшее в середине XIV века, означало не самостоятельные политические образования, а их части, которые князья выделяли членам своей семьи. В справочнике, составленном доктором исторических наук Антоном Горским, собрано более 200 древнерусских слов.

Курукин И.В.

Эпоха «дворских бурь». Очерки политической истории послепетровской России (1725–1762 гг.)

СПб.: Наука, 2019

С 1725 по 1762 год на российском престоле сменилось семь императоров и императриц, наследников Петра I, «восшествие» и правление которых сопровождалось большими и малыми дворцовыми переворотами. В своей книге об этой политически нестабильной эпохе доктор исторических наук Игорь Курукин делает отсылки и к более позднему времени — вплоть до недавнего. По мнению автора, дворцовые перевороты XVIII века следует делить на два типа: те, цель которых состояла в создании более демократичного по сравнению с петровским механизма власти, и те, что, наоборот, консервировали существующую систему.

Царь, честный во всем в малом и большом… Александр III в свидетельствах современников

Ред. Я. Хорай

М.: Ломоносовъ, 2019

«История произнесет и свой окончательный приговор над царствованием Александра III. <…> В эти минуты с грустным взором обращаешься на эти печальные тринадцать лет, в течение которых все, что было лучшего в России, подверглось гонению и разгрому», — писал один из идеологов российского либерализма Борис Чичерин. Между тем имела место и другая оценка, вынесенная Сергеем Витте, которого трудно обвинить в реакционности. Он называл Александра III «великим императором» и видел главнейшую заслугу государя в том, что «он дал России эти тринадцать лет мира и спокойствия не уступками, а справедливой и непоколебимой твердостью». В настоящий сборник включены как воспоминания Чичерина и Витте, так и множество других свидетельств эпохи правления царя-миротворца.

Соловьев К.А.

Самодержавие и конституция. Политическая повседневность в 1906–1917 годах

М.: Новое литературное обозрение, 2019

Политические трансформации в России в период между двумя революциями, как правило, недооценивали и современники, и исследователи. Доктор исторических наук Кирилл Соловьёв показывает всю значимость происходивших тогда изменений, ведь, к примеру, за годы работы Государственная дума обрела реальные права и полномочия. Именно из-за нежелания признавать перемены противоборствующие стороны отказывались сотрудничать друг с другом, считая сложившееся положение вещей временным и тем самым приближая бурю.

Козлов Д.Ю.

«Шведский поход» адмирала фон Эссена (июль 1914 года)

М.: Квадрига, 2019

Через четыре дня после вступления России в Первую мировую войну командующий Балтийским флотом адмирал Николай фон Эссен решил самостоятельно упредить возможное участие Швеции в начавшемся конфликте. Он хотел предъявить шведам ультиматум  — требование отвести королевский флот к городу Карлскруна и не выводить его оттуда до окончания войны. В ситуацию пришлось лично вмешаться Верховному главнокомандующему великому князю Николаю Николаевичу Младшему, который отменил операцию Эссена, оставшуюся в историографии как «шведская авантюра».

Ганин А.В.

Русский офицерский корпус в годы Гражданской войны. Противостояние командных кадров. 1917–1922 гг.

М.: Центрполиграф, 2019

За годы Первой мировой войны русский офицерский корпус увеличился в семь раз, утратив черты замкнутой корпорации, сословную и идеологическую монолитность. И эти люди, 80% которых надели офицерские погоны именно в то время, сыграли исключительную роль в событиях развернувшейся в России Гражданской войны. В своей монографии доктор исторических наук Андрей Ганин говорит о том, что Красная армия с самого начала выстраивалась как чёткая система. Её военспецы занимались исключительно военными вопросами, тогда как белым офицерам приходилось решать сразу все проблемы на подконтрольных им территориях.

Сергеев Е.Ю.

Большевики и англичане. Советско-британские отношения, 1918–1924 гг.: от интервенции к признанию

СПб.: Наука, 2019

Всего за 6–7 лет Москва и Лондон прошли путь от неприкрытой враждебности, нашедшей отражение в интервенции Антанты в Советскую Россию, к экономическому взаимодействию и политическому признанию СССР, что стало зримым воплощением дискуссий о внешней политике Великобритании внутри британской элиты. Одна группа, куда входили Джордж Керзон и Уинстон Черчилль, выступала за силовые методы решения внешнеполитических задач, вплоть до военного вмешательства. Другая, в лице Ллойда Джорджа и его сторонников, ратовала за более мягкие способы воздействия. Перипетиям этой полемики во многом и посвящена книга доктора исторических наук Евгения Сергеева.

Рубцов Ю.В., Филипповых Д.Н.

Герои битвы за Крым. Таврида в пламени Великой Отечественной

М.: Молодая гвардия, 2019

В год 75-летия изгнания немецких оккупантов из Крыма в серии «ЖЗЛ» вышел сборник биографий советских офицеров, участвовавших в боях на полуострове. Некоторые из них противостояли вермахту во время его наступления, другие освобождали Крым от захватчиков. Так, вице-адмиралу Филиппу Октябрьскому, встретившему первый удар фашистской авиации, удалось спасти флот в Севастополе в первый день войны. Генерал Иван Петров принял непростое решение отвести войска к Севастополю и защищать стратегически важный город, не пытаясь уйти по более безопасному пути в сторону Керчи, а генерал Дмитрий Козлов командовал операцией по освобождению Керченского полуострова.

 

 

 

Читайте дальше