Святой адвокат

Павел Сафоненков

Сегодня — день памяти Ивана Михайловича Ковшарова. 

«Претерпевый до конца, той спасен будет» (Мф., 10:22).

Вспоминая присяжных поверенных конца ХIX — нач. XX веков, нельзя не сказать об Иване Ковшарове. К сожалению, до настоящего времени не проведено полноценных исследований, связанных с его участием в дореволюционных судебных процессах в качестве присяжного поверенного. Авторы, пишущие о нём, как правило, упоминают лишь Петроградский процесс 1922 года по делу о сопротивлении изъятию церковных ценностей, на котором Иван Ковшаров предстал одним из 86 обвиняемых. Впрочем, обойти стороной этот процесс в любом случае невозможно. Не будь его, судьба Ковшарова могла бы быть совсем иной.

Наряду с немногими авторами, писавшими о Ковшарове, нужно отдать должное Л.И. Соколовой (1) и С.И. Емецу (2), которые были одними из первых исследователей жизни и деятельности Ивана Михайловича (3), хотя о событиях Петроградского процесса 1922 года, в том числе и участии в нём Ковшарова, писали и другие авторы (4).

Собирая по крупицам сведения об Иване Ковшарове, сегодня мы знаем, что он родился в Одессе 26 июля 1878 года в семье дворянина Михаила Ивановича Ковшарова. Дед его, Иван Иванович Ковшаров, был одесским иконописцем и художником по интерьерам второй трети XIX века. Среди его работ — роспись одесского Преображенского кафедрального собора и дворца Михаила Воронцова.

В 1903 году Иван Ковшаров окончил юридический факультет Новороссийского (Одесского) университета и уже тогда, вероятно, под влиянием личности «одесского златоуста» Осипа Яковлевича Пергамента — первого одесского председателя Совета присяжных поверенных и в то же время преподавателя римского права Новороссийского университета — решил связать свою жизнь с адвокатской деятельностью.

С 1903 года Ковшаров работал в Одессе, однако полных достоверных данных об этом периоде его жизни в настоящее время нет. Известно, что юридическую практику он начал как по гражданским делам, так и по уголовным: защищал 30 матросов, участвовавших в Кронштадтском восстании. По некоторым сведениям, в родном городе в начале своей юридической практики Иван Ковшаров «защищал анархистов, спасая их от виселицы» (5).

В январе 1906 года Ковшаров переехал в Санкт-Петербург, где стал помощником присяжного поверенного Ксаверия Ивановича Валицкого.

16 февраля подал прошение в Санкт-Петербургский столичный мировой съезд: «…Желая вести чужие гражданские дела в С.Петербургском Столичном Мировом округе, имею честь просить С.Петербургский Столичный Мировой Съезд выдать мне установленные 406 ст. Учр. Суд. Устан. Свидетельство, причем имею честь заявить, что указанных в законе препятствий для ведения мною чужих дел не имеется. Как налицо (фраза в прошении написана неразборчиво.  Прим. авт.). Знания мои, нравственные качества и юридическую подготовку могу сослаться на Непременного Члена С.Петербургского Столичного Мирового Съезда Петра Петровича Мельникова.

Пом. Прис. Повер. Иван Михайлович Ковшаров.

 СПБург 16/II/1906 г.»[1].

Вместе с ним аналогичные прошения были поданы и помощниками присяжных поверенных Павлом Осиповичем Савельевым и Яковом Моисеевичем Бомве, и в Совет присяжных поверенных при Санкт-Петербургской судебной палате 17 февраля 1906  года письмом был направлен список желающих получить свидетельства на право быть поверенными по судебным делам в Санкт-Петербургском столичном мировом округе в 1906 году с текстом следующего содержания: «...Объявление настоящего списка имеет целью собрать возможно полные и точные сведения о прежней деятельности просителей. Все лица, имеющие сделать по сему предмету какие-либо заявления, могут обратиться с таковыми, от нижеписанного числа в течение двух недель, к Гг. Мировым Судьям, или Мировой Съезд к Г. Председателю Съезда. № 1024. 16 февраля 1906 г.»[2].

17 февраля 1906 года в поддержку И.М. Ковшарова обратился упомянутый им Пётр Мельников и кратко на небольшом листке в клеточку написал: «Удостоверяю, что помощника присяжного поверенного И.М. Ковшарова я знаю в нравственном отношении с самой лучшей стороны. П. Мельников»[3].

23 февраля 1906 года председатель Совета присяжных поверенных при Санкт-Петербургской судебной палате Александр  Турчанинов с отметкой «конфиденцияльно» также направил в адрес председателя Санкт-Петербургского столичного съезда мировых судей письмо: «На отношение Вашего превосходительства от 17 февраля с.г. за № 1048 Совет имеет честь сообщить, что окончивший курс юридических наук с дипломом первой степени Иван Михайлович Ковшаров состоит помощником присяжного поверенного К.И. Валицкого с 14-го января 1906 года, что за это время жалоб на него в Совет не поступало, что он не подвергался дисциплинарным взысканиям со стороны Совета Присяжных Поверенных, и что Совет не имеет никаких оснований сомневаться в хороших нравственных его качествах. Председатель Совета А. Турчанинов»[4].

 2 марта 1906 года на прошении Ивана Ковшарова появилась заверенная печатью резолюция «Выдать свидетельство», и на 1906 год он получил свидетельство «…в том: 1) в том, что ему разрешается ходатайствовать по чужим делам в С.Петербургском Столичном Мировом округе (ст. 40634065 учр. суд. уст., Суд. Уст. Императора Александра II, изд. 1883 г.) и 2) что им внесен за 1906 год установленный ст. 4069 учрежд. Суд. установл. денежный сбор в размере сорока руб. …» Такое же свидетельство впоследствии было получено им и на 1907 год.

Примерно в это же время, в 19061907 годах, Иван Ковшаров  стал прихожанином Александро-Невской лавры, познакомился с Василием Соколовым юрисконсультом лавры[1] и до 1912 года был его помощником, взяв на себя всю работу по подготовке и ведению дел лавры в судах[2].

В 1908 году Иван Ковшаров стал присяжным стряпчим при столичном коммерческом суде, а с 1911 года присяжным поверенным Санкт-Петербургского округа Судебной палаты.

В этот период он проживал в доме № 14 на ул. Гончарной, потом несколько раз менял место жительства: в 1912 году жил в доме № 27 на ул. Мытнинской, в 1913–1914 годах — в доме № 16 на ул. Захарьевской, в 1915–1922 годах — в доме № 35 на ул. Таврической.

Связи с одесской адвокатурой Ковшаров не терял. В качестве помощников присяжного поверенного с ним работали одесситы Григорий Александрович Гольдштейн и Ипполит Ефимович Лерман (8).

Во время адвокатской деятельности Иван Ковшаров вёл имущественные дела церковных организаций, до революции выступал в качестве защитника в некоторых политических процессах.

13 апреля 1912 года Василий Соколов скончался, но до своей кончины в тот же день успел продиктовать присяжному поверенному В.А. Стефаницу прошение: «Вследствие тяжелого недуга не могу быть полезным обители, прошу уволить и не отказать в назначении на мое место моего сотрудника — присяжного поверенного Ивана Михайловича Ковшарова. Человек трудолюбивый, работал по делу Лавры и Спб Духовной Консистории два года. Ему же переданы все дела Лавры. Он их знает основательно, которому поручаю подать настоящее прошение. 13 апреля 1912» (9), которое В.А. Стефаниц представил Духовному собору.

17 апреля 1912 года прошение в Духовный собор Александро-Невской лавры о предоставлении места после смерти покойного Соколова подал и Иван Михайлович: «Близкое отношение мое к судебным делам Лавры и знакомство с начатыми и находящимися ныне в производстве судебных мест земельными делами монастыря дают мне смелость надеяться, что я смогу быть полезным Лавре в качестве продолжателя деятельности покойного Василия Соколова» (10). Однако, как отмечается в исторической справке Л.И. Соколовой (11), тогда же в Духовный собор лавры поступили заявления и от других присяжных поверенных: И.Ф. Гефсиманского, В.В. Ковалевского, С.К. Кручинина, В.В. Пашковского, А.В. Пландовского и К.Л. Ротванда. Духовный собор рассмотрел все принятые заявления и принял решение назначить на вакантную должность не Ивана Ковшарова, а В.В. Пашковского как успешно ведущего дела по Воскресенскому женскому монастырю.

Дом № 14 на ул. Гончарной, в котором в 19071908 годах жил И.М. Ковшаров (фото Л.И. Соколовой, 2014 год)

Прошение В.В. Соколова от 13.04.1912

Рапорт иеромонаха Павла от 16.04.1912

Прошение И.М. Ковшарова от 17.04.1912

Дом № 27 на ул. Мытнинской, в котором в 1912 году жил И.М. Ковшаров (фото Л.И. Соколовой, 2012 год)

До 1914 года Иван Ковшаров числился в Петроградской адвокатуре. Он не отделился от дел духовенства. В 1916 году он вошёл в Правление Общества объединённых петроградских православных приходов. В 1917 году народные социалисты выдвинули его представителем в Государственную думу, и он начал разворачивать активную церковную деятельность.

1 апреля 1918 года с должности юрисконсульта лавры В.В. Пашковский был уволен, и юрисконсультом наконец стал Ковшаров.

21 апреля/4 мая 1918 года он получил письмо, в котором говорилось: «На основании журнала за № 607, утвержденного Его Высокопреосвященством 17 апреля с. г., постановлено: пригласить Вас, Милостивый Государь, в состав Духовного Собора Лавры, с правом совещательного голоса, с возложением на Вас обязанностей юрисконсульта Лавры и ведения хозяйственных дел, касающихся Лавры и домов ея, причем назначить Вам за труды вознаграждение по сто пятьдесят рублей в месяц из лаврских экономических сумм. Председатель Духовного Собора еп. Геннадий» (12).

Весной 1918 года на Петроградском епархиальном съезде духовенства и мирян Ивана Ковшарова избрали комиссаром по епархиальным делам «для представительства и защиты общих прав и интересов» Петроградской епархии.

Судя по всему, после революции у Ковшарова появились проблемы с властью, и особенно это начало ощущаться с сентября 1919 года.

Дом № 16 на ул. Захарьевской, в котором жил И.М. Ковшаров в 19131914 годах (фото Л.И. Соколовой, 2012 год)

Как пишет Михаил Шкаровский (13), 6 сентября 1919 года Ивана Ковшарова арестовывают по «делу кадетов», но 22 сентября освобождают, выяснив, что в партии конституционных демократов он никогда не состоял (14). В связи с тем, что в 1917 году Ковшаров являлся кандидатом в состав Рождественской районной думы от блока партии народных социалистов и трудовиков, 27 мая 1921 года его арестовывают во второй раз — в числе 47 человек, внесённых в 1917 году в качестве кандидатов в списки гласных районных дум Петрограда от различных политических партий, прежде всего кадетов. Однако и тогда он не состоял ни в каких политических партиях, и установить связь его и остальных 46 арестованных с кадетами следователям не удалось. Постановлением Петроградской губернской ЧК от 10 июня 1921 года все обвиняемые были освобождены, дело прекращено «за недоказанностью обвинения» (15).

В 1922 году под видом помощи голодающим в Петрограде началась реализация декрета ВЦИК «Об изъятии церковных ценностей».

6 марта 1922 года митрополит Петроградский и Ладожский Вениамин, архимандрит Сергий (Шеин) и профессор Юрий Новицкий прибыли в Петроградский Совет для переговоров по этому вопросу. Юрисконсульт Александро-Невской лавры Иван Ковшаров сопровождал митрополита.

Митрополит Вениамин представил в комиссию Совета помощи голодающим заявление, в котором отмечалось, что:

— церковь готова пожертвовать для спасения голодающих всё своё достояние;

— для успокоения верующих необходимо, чтобы они осознавали жертвенный, добровольный характер этого акта;

— для этой же цели необходимо, чтобы в контроле над расходованиями церковных ценностей участвовали представители от верующих.

Если эти условия не будут приняты Петроградским Советом, митрополит заявил, что не даст своего благословения и осудит насильственное изъятие ценностей (16).

За таким ответом последовала вполне ожидаемая реакция: митрополит Вениамин, архимандрит Сергий (Шеин), профессор Юрий Новицкий и ещё около 80 священнослужителей и верующих были арестованы.

Арестованные обвинялись в преступлении, предусмотренном ст. 62, 119 УК РСФСР, — «Организация в преступную контрреволюционную группу, поставившую себе целью борьбу с советской властью».

Обложка дела «О сопротивлении изъятию церковных ценностей», 1922 год

В то же время, как пишет Л.И. Соколова, изъятие церковных ценностей прошло 28 апреля 1922 года в лавре спокойно во всех 14 церквах благодаря разъяснительной работе Ивана Ковшарова, который выступал здесь как член приходского совета, за что даже получил благодарность от районных властей (17).

Для руководства духовенству по указанию митрополита Вениамина 28 февраля/13 марта 1922 года Ковшаровым была разработана, а митрополитом утверждена следующая инструкция:

«Для руководства духовенству

Ввиду участившихся случаев посещения действующих и закрытых храмов разными лицами для проверки храмовых описей и даже изъятия священных предметов преподаются следующие руководящие указания, как поступать в таких случаях.

  1. При этих посещениях обязательно должен присутствовать священник с пятью или в крайнем случае тремя представителями прихожан местного храма, как это требуется инструкцией по изъятию церковных ценностей. Где при закрытых храмах своего священника нет, лица, ведающие храмом, должны вызвать благочинного или ближайшего приходского священника.
  2. Священник, входя в храм, должен предупредить, что храм, хотя бы и закрытый или взятый под охрану, как имеющий музейное значение, для верующих, пока в нем остается святой престол, священный и всякое не соответствующее его святости поведение является оскорблением религиозного чувства верующих.
  3. Облачившись в епитрахиль и поручи, так как придется ему касаться престола и священных сосудов, священник показывает посетителям священные драгоценные церковные предметы согласно описи. При этом он должен предупредить посетителей, что вход в святой алтарь мирянам воспрещается, тем более неправославным. Священные же предметы, находящиеся в святом алтаре, он покажет, вынося на клирос, обязательно держа в своих руках и не позволяя касаться к ним рукам неосвященным, так как и сам их касается только в священном облачении.
  4. Если же посетители на предупреждение священника не обратят внимание, войдут в святой алтарь и там будут вести себя неблагоговейно, то в таком храме и алтаре, прежде чем начать службу после такого посещения, должно быть совершено малое освящение, что и необходимо сделать в церкви бывшей Калинкинской больницы.
  5. Святыни храма закрытого, если окажутся, как-то: святые мощи, святой антиминс, святые запасные дары, святое миро — должны быть взяты священником с собой и переданы в ближайший приходской храм.
  6. Священные сосуды и освященные предметы священник по церковным канонам и распоряжению церковной власти не может отдать посетителям. Если же они будут настойчиво требовать, то должен заявить: берите сами. В самом акте изъятия должно быть отмечено, что перечисленные церковные священные предметы взяты самими посетителями.
  7. Копия акта, составленного посетителями, и акт о посещении храма, составленный священником и подписанный представителями прихожан, должны быть немедленно представлены местному благочинному для доклада митрополиту.
  8. Если же в храме окажутся предметы, не имеющие богослужебного священного характера: подвески с икон в виде колец, цепей, ожерелий, канделябры и т. п., лом золотой и серебряный, то таковые предметы, но с согласия общины верующих, если существует при храмах, а где общины нет, то и непосредственно священником, могут быть переданы по акту» (18).

Несложно заметить, что в инструкции нет никаких призывов к «сопротивлению изъятию церковных ценностей». Несмотря на это, в 24 часа 29 апреля 1922 года в своей квартире дома № 35 на ул. Таврической Иван Михайлович Ковшаров тоже был арестован. И главное обвинение против Ковшарова состояло именно в сопротивлении изъятию церковных ценностей, а также в том, что, являясь присяжным поверенным, он вёл не только гражданские дела, но и уголовные, участвовал в качестве политического защитника (19). Таким образом, помимо прочего ему ставили в вину профессиональную адвокатскую деятельность (20).

Дом № 35 на ул. Таврической, в котором в 19151922 годах жил И.М. Ковшаров (фото Л.И. Соколовой, 2012 год)

В анкете арестованного Ковшарова, как ни странно, было указано место его работы: «Охтинская вечерняя школа рабочей молодежи, работник отдела народного образования» (21).

На процессе И.М. Ковшаров рассказывал: «Я живу недалеко от Смольного и предложил митрополиту, который ни разу в Смольном не был, проводить его, обещая встретить митрополита по дороге. Это мне не удалось. Прибыв в Смольный, я узнал в комендатуре, что митрополит уже прошел наверх. По указанию одной из встретившихся мне барышень я прошел в коридор и сел около комнаты № 95, где находился митрополит. Оттуда вышел неизвестный мне человек и пригласил меня войти. В комнате находились Комаров, Канатчиков и еще трое. Войдя, я сел у дверей на стуле» (22).

В тот день Иван Ковшаров дождался конца переговоров митрополита. Общий тон беседы митрополита и товарища Канатчикова показывал, что они в существенных вопросах договорились (23).

«— Что же митрополит считал существенным?

— Мнение митрополита, что в порядке изъятия ценностей должна быть соблюдена постепенность.

В дальнейшем обвиняемый еще раз подтвердил, что вопрос об изъятии в Правлении не поднимался. Обсуждался он в комиссии помощи голодающим при Правлении. Лично он стоит за изъятие, хотя раньше находил, что кресты и священные сосуды не должны подлежать изъятию, но затем удостоверился, что изъятие может коснуться и этих предметов. На частном совещании, бывшем у Аксенова, митрополит лишь вынес на обсуждение те недоумения, которые встали перед ним в связи с вопросом об изъятии. Сам Аксенов в это время был болен.

— Не было ли второе письмо результатом заседания у Аксенова?

— Нет. Текст письма не обсуждался.

О себе подсудимый говорит, что по своим научным убеждениям он марксист. Во время своей адвокатской деятельности не раз выступал в качестве защитника в политических процессах, в военных судах» (24).

Над Ковшаровым обвинитель Смирнов издевался, как мог: «митрополитов курьер», «митрополит и его присяжный поверенный по бракоразводным делам Ковшаров»…

«— Я думаю, что вы, Ковшаров, — старый присяжный поверенный, старый адвокат с высшим образованием, не искренне и не веря, пошли в церковь, не для того, чтобы курьером служить, а для того, чтобы здесь организовать, если вам не удалось в Думу пройти от народных, социалистов для того, чтобы здесь нагадить, чтобы здесь совершить преступление против Рабоче-крестьянской власти!

— Я был до революции присяжным поверенным, — отвечал Ковшаров, — практика у меня была разнообразная, были уголовные, гражданские, политические дела. Ни одного бракоразводного дела я не вел. Я состоял помощником юрисконсульта Александро-Невской лавры, присяжного поверенного Соколова. Я всегда вне партий» (25).

Иван Ковшаров характеризовался как человек умный, убеждённый, решительный. На процессе он держался стойко и мужественно. На вопрос судьи, чем он занимался до революции 1917 года, ответил: «Да вас защищал». По словам протопресвитера Михаила Польского, Ковшаров, «с первой же минуты процесса ясно предвидевший его неизбежный финал, давал на поставленные ему вопросы хладнокровные, меткие по смыслу и часто едкие по форме ответы» (26). В своём выступлении он подробно разобрал доводы обвинения и аргументировал несостоятельность приведённых доказательств вины подсудимых, виновным себя не признал и закончил словами: «Грозящее наказание никак не может находиться в соответствии с теми данными, которыми располагает обвинение... Для братской могилы в 16 человек материала для обвинения мало» (27).

Фото с процесса по делу «О сопротивлении изъятию церковных ценностей». Зал филармонии. СПб., 1922 год (И.М. Ковшаров на фото предположительно во втором ряду второй справа)

5 июля 1922 года Петроградский губернский ревтрибунал приговорил десять обвиняемых, в том числе и Ивана Ковшарова, к смертной казни, остальных — к различным срокам лишения свободы.

Согласно приговору Петроградского губернского революционного трибунала по военному отделению в Петрограде от 10 июня — 5 июля 1922 года трибунал установил, что «Казанский, он же митрополит Петроградский и Гдовский, совместно с Правлением Приходов православной русской церкви в лице его активной группы: Ковшарова, Елачич, Чукова, Богоявленского, Огнева, Шейна, Плотникова, Чельцова, Бычкова и Петровского в контакте директив, исходивших от Патриарха Тихона, явно контрреволюционного содержания, направленных против существования Рабоче-Крестьянской власти, поставили себе цель как проведение этих директив, так и распространение идей, направленных против проведения Советской Властью декрета от 23-го февраля сего года об изъятии церковных ценностей, с целью вызвать народные волнения для осуществления единого фронта с международной буржуазией против Советской Власти…

…виновность … Ковшарова… установлена в том, что, состоя членом Правления, участвуя во всех собраниях этого Правления и активной группы, вел совместно с митрополитом переговоры с гражданской властью, ставя ей ряд неприемлемых условий, принимал участие в закрытом совещании на частной квартире, а также присутствовал на совещании 5-го марта в алтаре Исаакиевского собора… Т. е. в преступлениях, предусмотренных ст. ст. 69 и 119 Уголовного Кодекса…

…На основании вышеизложенного ПРИГОВОРИЛ:

…Ковшарова… подвергнуть высшей мере наказания — РАССТРЕЛЯТЬ, имущество конфисковать…» (28)

8 июля 1922 года Иван Михайлович Ковшаров расписался в получении приговора. Приговор трибунала был обжалован в Верховный трибунал ВЦИК, но до трибунала дело рассмотрели и партийные власти: 13 июля 1922 года Политбюро ЦК РКП (б) решило расстрелять четверых: Ковшарова, митрополита Вениамина, архимандрита Сергия и профессора Новицкого, остальных — отправить в лагеря. Определение Кассационной коллегии Верховного трибунала ВЦИК от 3 августа 1922 года не противоречило партийному решению.

«Митрополит Вениамин шел на смерть спокойно, тихо шепча молитву. Отец Сергий громко молился: "Прости им Боже, ибо не ведают, что творят". Новицкий плакал. Его угнетала мысль, что он оставляет круглой сиротой свою единственную 15-летнюю дочь. Он просил передать ей на память прядь своих волос и серебряные часы. Ковшаров в свой смертный час издевался над палачами» (29).

В ночь с 12 на 13 августа 1922 года они были расстреляны. Перед расстрелом их обрили и одели в лохмотья. После расстрела начали делить их вещи.

Согласно материалам уголовного дела у Ивана Ковшарова было описано следующее имущество: «Комната.

Одна этажерка с книгами, один письменный стол с канцелярскими принадлежностями, открытый библиотечный шкаф с книгами, два кожаных стула, одно кресло деревянное, настольная лампа, одна люстра.

Комната № 2.

Три портрета, одна икона, одна люстра, один термометр, один ламберный столик. Два кожаных стула, два кресла кожаных, один диван кожаный, один стол столовый, три стула столовых, один полубуфет с посудой, одна керосиновая печка, один столик.

Комната № 3.

Один иконостас с семью иконами, пять портретов, одна полочка с тремя статуэтками, один комод с бельем, две кровати металлических, один стол, одно кресло мягкое, одни весы, один портрет с фотографией патриарха.

Коридор.

Один шкаф платяной, одно рваное дамское пальто, одно мужское, поношенное, одни брюки, две шторы, одно трюмо» (30).

Расстрелянные были посмертно реабилитированы Президиумом Верховного суда РСФСР 31 октября 1990 года. За мученическую смерть во имя веры и православной церкви все четверо причислены к лику святых.

Точное место захоронения Ивана Михайловича Ковшарова, других новомучеников, митрополита Вениамина неизвестно, однако проведённые в 2002 году Научно-информационным центром «Мемориал» раскопки на Ржевском артиллерийском полигоне у станции Пороховые Ириновской узкоколейной железной дороги на северо-восточной окраине Петрограда позволили предположить, что расстрелы и погребения казнённых в 1920-е годы проводились именно там (31). Учитывая это, с определённой степенью вероятности можно предполагать, что мощи Ивана Ковшарова покоятся в тех местах. На братском кладбище Александро-Невской лавры над их символической могилой воздвигнут крест.

«Защищая духовенство, Иван Михайлович Ковшаров не просто исполнил свой профессиональный долг. Это был его сознательный выбор. Для его души вера в Бога была важнее жизни…» (32)

Мученики Иоанн (Ковшаров) и Юрий (Новицкий), причисленные Русской православной церковью к лику святых в 1992 году на Архиерейском соборе Русской православной церкви, стали покровителями всех юристов России. При канонизации наши современники ещё не знали, как выглядит Иван Ковшаров. Его портрет, с которого впоследствии была написана икона, обнаружили не более 10 лет назад (33).

«27 ноября 2016 года, в канун празднования Дня юриста в России, состоялась передача в дар Никольскому морскому собору в городе Кронштадте иконы святых новомучеников адвоката Ивана Ковшарова и юриста Юрия Новицкого <…>. Это историческое событие всероссийского масштаба знаменовало собой начало новой эпохи в деятельности адвокатов, юристов и государственных служащих России. Эпохи, основанной на верховенстве духовных и нравственных начал в деятельности юридического сообщества нашей страны» (34).

Чтут память своего Ивана Ковшарова и одесситы. В Одессе в Музее адвокатуры был открыт стенд, посвящённый трагической гибели Ковшарова. В Свято-Архангело-Михайловском женском монастыре Одессы, а также в Музее одесской адвокатуры находится икона мученика Иоанна, которая впервые была написана иконописцем Натальей Синицей по просьбе Одесской коллегии адвокатов (35).

P.S. Автор выражает благодарность за оказанную помощь при подготовке данного очерка Неонилле Дмитриевне Голубятниковой книгохранителю Александро-Невской лавры; Илье Васильевичу Попову церковному историку и писателю, члену Комиссии по канонизации святых; Роману Сергеевичу Катаеву  хранителю и одному из основателей Музея-древлехранилища Александро-Невской лавры, помощнику настоятеля Воскресенского Смольного собора.

------

1. Лидия Ивановна Соколова (19482016) с 2000 года член Комиссии по канонизации Санкт-Петербургской епархии и её секретарь. По материалам, подготовленным Л.И. Соколовой для Комиссии по канонизации, был прославлен ряд новомучеников. Л.И. Соколова принимала участие в составлении второго и подготовке третьего издания Синодика СПб епархии, является автором книг: «Никто молитвы не отнимет»; «Когда горит свеча»; «Коневское подворье в Санкт-Петербурге»; «Приходите к нему на могилку».

2. Сергей Иванович Емец (?2014) — адвокат Одесской областной коллегии адвокатов, автор книг «Адвокаты Одессы», «Адвокаты Одессы 100 лет», «Присяжные поверенные Одессы» и других публикаций.

 3. См.: Емец С.И. Мученик Иоанн — присяжный поверенный. Иван Михайлович Ковшаров (Вестник одесской адвокатуры. — 2012. № 3; Л. Соколова. Мученик Иоанн Ковшаров//Русская народная линия/http://ruskline.ru/analitika/2015/05/16/muchenik_ioann_kovsharov/).

4. См., например: Вестник Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации № 4 (42) 2013. — С. 191–196 (Емец С.И. Мученик Иоанн — присяжный поверенный. Иван Михайлович Ковшаров. — Вестник одесской адвокатуры. — 2012. — № 3); Ерофеев К.Б. Адвокат-мученик Иван Ковшаров//Совет присяжных поверенных при Санкт-Петербургской судебной палате, 2 мая 1866 года — 24 ноября 1917 года: взгляд 150 лет спустя: [сборник статей]. — СПб: Любавич, 2016. — С. 151–167; Мария Котова. Новомученик, не облеченный саном//Слово (Одесса).  № 1001Г/http://www.slovo.odessa.ua/1001/1_4.html; Нефедовский Г.В. Небесные правоведы: адвокат Иван Ковшаров и судья Юрий Новицкий//Русская народная линия. — 06.12.2016//http://ruskline.ru/special_opinion/2016/dekabr/nebesnye_pravovedy_advokat_ivan_kovsharov_i_sudya_yurij_novickij/; Свято-Троицкая Александро-Невская лавра в 1918–1922 гг. Часть II//2 января 2013 г. Шкаровский М.В.//http://www.bogoslov.ru/text/3041971.html. С. Власов. Святой адвокат//Адвокатская газета. —  № 3,4. — 2017 и другие.  Данные материалы, в частности, были  использованы при подготовке настоящей статьи.

5. См.: Л. Соколова. Мученик Иоанн Ковшаров//Русская народная линия/http://ruskline.ru/analitika/2015/05/16/muchenik_ioann_kovsharov/ФСБ СПб. и ЛО П-89305.  Т. 14, л. 101.

6. См.: РГИА. Ф. 815, оп. 11-1912, д. 82, л. 2, л. 3.

7. См.: Л. Соколова. Мученик Иоанн Ковшаров. Там же.

8. См.: Список присяжных поверенных округа Санкт-Петербургской судебной палаты и их помощников к 31 января 1914 г. — СПб., 1914. — С. 132.

9. РГИА. Ф. 815, оп. 11-1912, д. 82, л. 3.

10. РГИА. Ф. 815, оп. 11-1912, д. 82, л. 2, л. 3.

11. См.: Историческая справка. Л.И. Соколова, секретарь Спб Комиссии по канонизации//Музей-древлехранилище Александро-Невской лавры.

12. РГИА. Ф. 815, оп. 11-1918, д. 97.

13. См.: Свято-Троицкая Александро-Невская лавра в 1918–1922 гг. Часть II// 2 января 2013 г. Шкаровский Михаил Витальевич//http://www.bogoslov.ru/text/3041971.html

14. Архив Управления Федеральной службы безопасности Российской Федерации по Санкт-Петербургу и Ленинградской области (АУФСБ СПб ЛО), ф. архивно-следственных дел, д. П-42182.

15. Там же, д. П-39180.

16. См.: Вестник Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации. — № 4 (42) 2013. — С. 191–196 (Емец С.И. Мученик Иоанн — присяжный поверенный. Иван Михайлович Ковшаров. — Вестник одесской адвокатуры. — 2012. — № 3).

17. Л.И. Соколова. Мученик Иоанн Ковшаров. 16.05.2015//http://ruskline.ru/analitika/2015/05/16/muchenik_ioann_kovsharov/.

18. Коняев Н.М. Священномученик Вениамин, митрополит Петроградский (документальное повествование). — СПб., 1997. — С. 51–52.

19. См.: Архив ФСБ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, П-89305, т. 5, л. 3104.

20. См.: Нефедовский Г.В. Небесные правоведы: адвокат Иван Ковшаров и судья Юрий Новицкий//Русская народная линия. — 06.12.2016//http://ruskline.ru/special_opinion/2016/dekabr/nebesnye_pravovedy_advokat_ivan_kovsharov_i_sudya_yurij_novickij/

21. Сергей Власов. Святой адвокат//Адвокатская газета.   № 4.  2017.

22. См.: Архивное уголовное дело № П-89305, т. 5, л. 396.

23. См.: «Дело» митрополита Вениамина (Петроград, 1922 г.). Глава третья. Допрос митрополита Вениамина. — Допрос подсудимых первой группы. — М., 1991//https://www.portal-credo.ru/site/?act=lib&id=83

24. См.: «Дело» митрополита Вениамина (Петроград, 1922 г.). Там же.

25. См.: Коняев Н.М. Там же.  — С. 54–55.

26. См.: Мария Котова. Новомученик, не облеченный саном//Слово (Одесса). — № 1001/http://www.slovo.odessa.ua/1001/1_4.html

27. См.: «Дело» митрополита Вениамина. — М.: Студия «ТРИТЭ» — Российский Архив, 1991. — 95 с.//http://krotov.info/acts/20/1920/1922_veniamin1.htm.

28. См.: Архивное уголовное дело № П-89305, т. 27, лл. 17, 22, 23, 24.

29. См.: Вестник Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации. — № 4 (42). — 2013. — С. 191–196  (Емец С.И. Мученик Иоанн — присяжный поверенный. Иван Михайлович Ковшаров. — Вестник одесской адвокатуры. — 2012. — № 3).

30. См.: Архивное уголовное дело № П-89305, т. 8, л. 316.

31. См.: Н. Коняев. Священномученик Вениамин, митрополит Петроградский (документальное повествование). — СПб., 1997.

32. См.: Вестник Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации. — № 4 (42). — 2013. Там же.

33. Представленная в начале очерка фотография (портрет) И.М. Ковшарова сделана в фотоателье Карла Буллы, СПб.  Дата съёмки: до 1914 года (И.М. Ковшарову не более 35–36 лет). Оригинал фотографии находится в Центральном государственном архиве кинофотофонодокументов Санкт‑Петербурга.

34. См.: http://alrf50.ru/ikona-piter/ — Общероссийская общественная организация «Ассоциация юристов России. Московское областное отделение».

35. См.: Вестник Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации. — № 4 (42). — 2013. — С. 196.

Читайте дальше