После рассвета

Екатерина Голостенова

«Я ждал возвращения мамы в Михнево. Через два дня у меня был день рождения… Она так и не приехала, ведь завтра была война…» — рассказывал мне мой покойный отец Валерий Петрович Малютин. На третий день войны ему исполнилось 13 лет. О её начале папа узнал, находясь на каникулах у дедушки.

Папа родился 24 июня 1928 года в Москве. Его отец Фёдор Фёдорович (1905–1965) был электромехаником, мама Екатерина Тимофеевна (1907–1952) работала с ним — в дирекции Второй ситценабивной фабрики. Дедушка и бабушка принадлежали к старинной купеческой фамилии Сушкиных — приходились друг другу троюродными братом и сестрой. Дед отца по матери — Тимофей Петрович Сушкин — был купцом и держал трактир в подмосковном Михневе. 

Отец мой на всю жизнь запомнил красный рассвет 22 июня 1941 года, после которого началась другая жизнь. Впрочем, не война перекрыла детство моего папы, а репрессии. В апреле 1938 года в доме ночью был схвачен мой дедушка Фёдор. Папа оказался свидетелем этого. В школе он стал «сыном врага народа» — это дало о себе знать на следующее же утро. С него сняли пионерский галстук. В наше время мы можем увидеть дело моего деда на просторах Сети. Правдивой оказалась версия об оговоре.

В этом же году моя бабушка вышла замуж за политработника и кадрового военного, героя трёх войн, капитана Петра Петровича Малютина (1896–?). Именно он, по словам моего отца, способствовал аресту деда. Пётр Петрович происходил из дворянской семьи, жившей до революции в Курской губернии. Своих детей у него не было, потому он усыновил моего отца. Невозможно отрицать его благотворное влияние на воспитание папы. Мой отец вырос настоящим патриотом своей Родины, интеллигентным и начитанным. Именно это качество в сочетании с хорошо подвешенным языком принесло свои плоды: папа мог увлечь любого человека своими рассказами и весьма быстро находил общий язык с людьми.

Именно он привил мне любовь к нашей истории и литературе.

Фёдор Фёдорович, мой дед, вырвался из лагерей, прошёл войну. В 1948 году у него была уже другая семья, в ней родился сын, которого он назвал в честь моего отца.

С того момента, как началась война, мой отец находился в Михневе. Спустя неделю Екатерина Тимофеевна забрала его домой. В то время они проживали в Хавском переулке. Теперь это улица Лестева.

Нет точных сведений о 1942–1944 годах в жизни моего отца. Он много рассказывал, но в силу малого возраста я мало что помню. В памяти всплывают упоминания о том, как отбирали радиоприёмники, о параде 7 октября 1941 года, о салютах в честь освобождения советских городов…

В 1945 году мой отец принял участие в боевых действиях на Дальнем Востоке, за что имел две медали: «За победу над Японией» и «За участие в Великой Отечественной войне».

«В нас, советских мальчишках, горело яростное желание бить врага»… — так говорил мой папа Валерий Петрович. Ему было всё равно, кто правил страной, и как она называлась. Он пошёл сражаться за Родину!

После окончания военного училища и строительного техникума он не вступал в партию и не принимал Советскую власть из-за сломанной жизни своего отца. Когда к власти пришёл Борис Ельцин, отец горячо приветствовал его правление. Во время октябрьского кризиса 1993 года, будучи очевидцем событий, подобрал гильзу и хранил её долгое время как память.

Он был начитанным и интеллигентным человеком, имевшим знания в разных областях жизни, хорошо ориентировавшимся в бардовских песнях Булата Окуджавы и Владимира Высоцкого, классической музыке и религии, русской истории и литературе.

Рассказы о Великой Отечественной войне сопровождали всё моё детство. Героями вернулись мой дед Фёдор Фёдорович, Пётр Петрович Малютин и отец моей мамы Пётр Владимирович Пронин (1925–1983), имевший медаль «За взятие Праги».

Мой отец был дважды женат. У него осталось пять дочерей, старшая — кандидат наук, врач. Есть три внука. Папа скончался 31 августа 1999 года, оставив меня и маму сиротами на всю жизнь. Вечная память!

Читайте дальше