Генсек с Лубянки

Андрей Ведяев

105 лет назад, 15 (2) июня 1914 года, в Ставропольской губернии в семье железнодорожника родился Юрий Владимирович Андропов. Среди выдающихся деятелей советской эпохи ему принадлежит уникальное достижение: он единственный Генеральный секретарь ЦК КПСС и председатель Президиума Верховного Совета СССР, прорвавшийся на эти высшие должности с поста руководителя госбезопасности. Это была вторая попытка такого рода — первую предпринял всесильный Лаврентий Берия, возглавивший после смерти Иосифа Сталина возрождённое Министерство внутренних дел, куда вошла и госбезопасность, то есть это было второе издание НКВД. Фактически Берия становился одним из трёх реальных лидеров в стране. Но такой расклад не устраивал ни военных, ни партийную верхушку — и спустя три месяца, 26 июня 1953 года, Берия физически устранили. Андропов же, оказавшись на вершине власти, продержался чуть дольше — 15 месяцев…

Став председателем КГБ при Совете Министров СССР 18 мая 1967 года, Юрий Владимирович сразу же столкнулся с серьёзной дезорганизацией работы органов госбезопасности, произошедшей в хрущёвский период. Как пишет генерал-майор Николай Губернаторов, легенда госбезопасности, фронтовик, заместитель начальника Управления делами КГБ СССР: «В то время я работал старшим следователем следственного отдела 6-го Управления КГБ и имел негативное мнение о трех бывших Председателях, явно случайно оказавшихся не на своем месте по протекции Н.С. Хрущева». В работу разведки и контрразведки они не вникали, обновлением кадров не занимались. Наоборот, в те годы были осуждены или уволены наиболее опытные «агентуристы». Начались громкие провалы, пустили корни теневая экономика, организованная преступность и коррупция. Поэтому первое, что сделал Андропов, это провёл подлинную кадровую реформу. Была реорганизована вся система подготовки чекистов, в практику работы внедрялись новые научные методы, проводилась глубокая воспитательная работа среди оперсостава. «Будьте в гуще народа, говорил Юрий Владимирович, обращаясь к выпускникам Высшей школы КГБ, соблюдайте закон и справедливость, проявляйте доброту и милосердие, эти чувства рождают патриотизм. Пополняйте свои знания, приобщаясь к родному языку, литературе и духовной силе нашей истории. Ведь и сама наша идеология сложилась в процессе истории. И все мы сейчас живем, соблюдая кодекс строителей коммунизма, который вобрал в себя лучшие исторические духовно-нравственные нормы от христианских заповедей до народной мудрости, ибо Россия всегда отличалась своей необоримой духовной силой и всегда поднималась с колен, преодолевая все потрясения». С целью борьбы с идеологическими диверсиями Андропов создал Пятое управление, возродил и организационно оформил созданную ещё Павлом Судоплатовым разведку специального назначения — сначала в виде курсов усовершенствования оперсостава КУОС, а затем и группу специального назначения «Вымпел». Именно Андропов сформировал и группу антитеррора «Альфа», добился строительства современных комплексов Высшей школы КГБ (ныне Академия ФСБ) на Мичуринском проспекте и внешней разведки (ныне СВР) в Ясеневе.

27 апреля 1973 года Андропова избрали членом Политбюро ЦК КПСС. Постепенно для него стал очевидным тот высокий уровень коррупции, которым была поражена партийно-хозяйственная элита страны, и та особая роль, которую при этом играло МВД. По прямому распоряжению Андропова в 1975 году были созданы оперативно-следственные бригады, ведущие разработку подпольных дельцов — «цеховиков». Как совсем недавно рассказал мне бывший следователь по особо важным делам генерал-майор Борис Уваров, «если говорить о роли Андропова в борьбе с оргпреступностью, то она очень велика и заключается в свойственной чекистам настырности, первичной оперативности при разработке подозреваемых объектов и дотошности, филигранности производимых обысков. По этому делу мною лично было арестовано более ста человек одновременно производилось более 120 обысков в различных городах страны. Держать всех их в одной тюрьме было невозможно я их распасовал по всей Руси». При этом метастазы коррупции тянулись из южных республик в Москву, в том числе в ближайшее окружение Леонида Брежнева. Среди подследственных Уварова была Ядгар Садыковна Насриддинова, которая с 1970 по 1974 год занимала пост председателя Совета Национальностей Верховного Совета СССР. На следствии она показала, что обратилась к Галине Брежневой, чтобы та свела её с отцом, когда ставился вопрос об аресте Насриддиновой. Они с Галиной поехали на Рублёвку, встретились с Брежневым. Он выслушал Насриддинову  что проводятся обыски, что уже арестован председатель Верховного суда Узбекистана её друг, а также некий Джумабаев, директор крупнейшего хлопкоочистительного завода, продукция которого (хлопковое волокно, хлопковый линт и волокнистые отходы) шла на производство искусственной кожи и клеёнки, используемых «цеховиками». Джумабаев был арестован за взятки, которые он давал, чтобы отмазать сына, совершившего зверское убийство. Джумабаев показал, кому и сколько давал: первому секретарю, второму секретарю, председателю Верховного суда. Но Уварову сказали: пока подожди с расследованием. А это «пока» случилось именно после визита Насриддиновой к Брежневу. А потом дали команду Насриддинову не трогать...

12 ноября 1982 года Андропова избрали генсеком, и вскоре началось громкое дело московского Главторга, по которому в 1983 году арестовали более 15 тыс. человек. Кабинет Юрия Соколова, директора самого крупного в стране гастронома «Елисеевский», сотрудники КГБ оборудовали оперативно-техническими средствами аудио- и видеоконтроля. В поле зрения чекистов попали многие высокопоставленные посетители. А по пятницам к Соколову прибывали директора филиалов и вручали ему конверты. Как выяснилось, по делу Главторга устойчивыми преступными связями были объединены 757 руководителей торговли и других ведомств. Лишь по показаниям 12 обвиняемых, через их руки прошло взяток на сумму в 1,5 млн рублей и это при том, что в 1983 году зарплата в 220 рублей считалась высокой, а проезд стоил от 3 до 5 копеек. Соколов и ряд других фигурантов были осуждены к высшей мере, все директора крупнейших московских магазинов, не покончившие с собой, получили длительные сроки. Одновременно развернулась борьба с хлопковой мафией. На борьбу с ней в Узбекистан по распоряжению Юрия Владимировича направилась бригада из 200 лучших следователей страны. Штаб её располагался в здании КГБ Узбекистана в Ташкенте. В результате этой масштабной зачистки лишились своих мест, были арестованы и привлечены к уголовной ответственности многие руководители партийных и хозяйственных органов, торговых объединений и промышленных предприятий страны. Снятый со своего поста глава МВД Николай Щёлоков застрелился, схожая участь постигла главу Узбекистана Шарафа Рашидова. Позднее за коррупцию осудили заместителя Щёлокова — зятя Брежнева Юрия Чурбанова.

Официальные сообщения об арестах в среде торговой и партийной мафии, погрязших в роскоши и барстве высокопоставленных чиновников большинство населения страны встречало с одобрением. За 15 месяцев правления Андропова были сняты 18 министров СССР и 37 первых секретарей обкомов КПСС фактические руководители регионов страны. Уже в первом квартале 1983 года удалось достигнуть прироста объёма производства на 6%. За весь «андроповский» 1983 год прирост национального дохода составил 3,1%, а промышленное производство выросло на 4%, так что даже отлов на улицах Москвы праздношатающейся публики не вызывал особого отторжения.

За всем происходящим пристально наблюдали за океаном ведь СССР начинал реально обгонять США и побеждать в «холодной войне». Но ЦРУ постепенно нащупало слабое звено в системе социализма. Им оказалась Польша, где всегда были сильны позиции католической церкви и патологическая русофобия. Как известно, 16 октября 1978 года поляк возглавил папский престол в Ватикане. Юрий Владимирович сразу же информировал Политбюро, что решение Ватикана представляет реальную угрозу для всего Варшавского договора. Уже в следующем 1979 году Иоанн Павел II посетил Польшу, призывая к гражданскому неповиновению, что привело к усилению позиций антикоммунистического профсоюза «Солидарность», численность которого быстро достигла 10 млн сторонников... В нач. 1981 года в США к власти пришли наиболее реакционные силы во главе с президентом Рональдом Рейганом. Он отправил в Ватикан известного разведчика, автора сценария фашистского путча 1973 года в Чили Вернона Уолтерса и директора ЦРУ Уильяма Кейси, рьяного католика, который в 1981–1984 годах (то есть до самой смерти Андропова) не менее 15 раз посетил Ватикан, используя собственный самолёт, снабжённый средствами прямой связи с Белым домом. Они заверили папу, что США обеспечат финансовую, материальную и политическую поддержку движению «Солидарность». В этих условиях в ночь с 12 на 13 декабря 1981 года Военный совет национального спасения Польши был вынужден пойти на введение в стране военного положения. Полгода спустя, в июне 1982 года, Рейган лично посетил папу Иоанна Павла II, который благословил Рейгана начать «крестовый поход» против Советского Союза.

Одновременно ЦРУ развернуло опасную активность у южных границ СССР. Ещё летом 1979 года оно начинает операцию «Циклон» по финансированию оппозиции в Афганистане и подготовке исламских боевиков в соседнем Пакистане. Захвативший власть в Кабуле Хафизулла Амин терял контроль над ситуацией и начал искать сближения с Пакистаном, Китаем и странами Запада, что для СССР означало размещение вблизи его южных границ баз НАТО и ядерных ракет. Оценив риски, в ноябре 1979 года Андропов высказался в пользу силовой операции, и 27 декабря 1979 года спецназ КГБ, составленный из бойцов КУОС и группы «Альфа», штурмом занял дворец Амина и ещё ряд правительственных объектов в Кабуле, обеспечивая тем самым смену политического режима в стране и последующий ввод в Афганистан советских войск. Действия офицеров КГБ, которыми на месте руководили генералы Борис Иванов и Юрий Дроздов, были настолько ошеломляющими, что 19 августа 1981 года по решению Андропова в составе Управления «С» (нелегальная разведка) ПГУ КГБ СССР была создана на постоянной основе Группа специального назначения «Вымпел», предназначенная для проведения широкого спектра спецопераций за рубежом в первую очередь против баз НАТО, плотным кольцом окруживших границы СССР и стран Варшавского договора. Следует иметь в виду, что ещё 12 декабря 1979 года Совет НАТО принял «двойное решение», предусматривавшее размещение к 1983 году в Европе 572 ракет Pershing-2, имеющих подлётное время 6–8 минут. Это давало США возможность нанести первый ядерный удар, поскольку ракеты средней и меньшей дальности не учитывались в существовавших на то время соглашениях об ограничении стратегических вооружений. Вот в такой сложнейшей ситуации принял страну в 1982 году Юрий Андропов. О градусе накала международной обстановки на тот момент свидетельствуют признания разведчиков-нелегалов Елены Вавиловой и Андрея Безрукова, проработавших на Западе четверть века и вернувшихся на Родину в 2010 году. Так вот, по их словам, в сер. 1980-х годов их отправляли на войну, и нелегалы готовились к выполнению задач, имевших стратегическое значение.

Как пишет помощник Андропова генерал-майор Губернаторов, «находясь продолжительное время во главе КГБ, а затем возглавляя и все Советское государство, Ю.В. Андропов был одним из самых информированных людей в мире. Он получал сведения из самых разных надежных источников, включая радиоперехваты и "прослушку" телефонных разговоров тех лиц, которые попали в сферу пристального внимания КГБ, как в самом СССР, так и за рубежом. Если к этому добавить природный ум, высокую порядочность, исключительную тактичность Юрия Владимировича, с одной стороны, и его безграничную преданность своей Родине и идеалам социализма (не омраченным кровавыми преступлениями и коррупцией), с другой, то читатель немного поймет, какими страшными дилеммами был озабочен этот человек». Юрий Владимирович хорошо понимал, что дело идёт к войне. Но, как когда-то Сталин, он попытался сделать всё, чтобы её избежать. Анализ недавно опубликованных рабочих записей Андропова показывает, что уже в первой пол. 1982 года, после его ухода из КГБ в ЦК КПСС, наблюдается резкое изменение его круга общения. Главным направлением работы Андропова становится международная проблематика (11 встреч с заведующим отделом ЦК КПСС по соцстранам Константином Русаковым, пять встреч с заведующим международным отделом ЦК Борисом Пономарёвым и шесть встреч с консультантом Старой площади Георгием Арбатовым). Став генсеком, Андропов активизировал свою работу с руководителями экономических отделов ЦК Владимиром Долгих и Николаем Рыжковым, а также с Михаилом Горбачёвым. Расклад становится понятным: СССР всё труднее выдерживать экономический груз гонки вооружений, и договариваться с Западом предстоит Горбачёву как молодому, динамичному политику, с нач. 1970-х годов совершавшему многочисленные продолжительные вояжи по капиталистическим странам, таким как Италия, Франция, ФРГ и Бельгия. Сам Андропов никогда в капстраны не выезжал.

В условиях противостояния с католической церковью естественными союзниками виделись те политические силы, которые никогда не шли на компромисс с Ватиканом из-за холокоста. До сих пор многие израильские организации обвиняют папу Пия XII в том, что тот так и не осудил геноцид евреев в годы Второй мировой войны. По этой же причине дипломатические отношения между Израилем и Ватиканом были установлены лишь в декабре 1993 года. В марте 2000 года папа Иоанн Павел II прибыл в Израиль как частный паломник и встретился с президентом Эзером Вейцманом и премьер-министром Эхудом Бараком.

При этом Андропов никогда не представлял себе Горбачёва в роли своего преемника на посту генерального секретаря и не поручал ему вести заседания Политбюро. Об этом неоднократно совершенно чётко высказывался ближайший помощник Андропова Виктор Шарапов, который оставался, что очень важно, помощником Андропова и на высшем партийном посту. Я очень хорошо знаю Виктора Васильевича, а с Николаем Губернаторовым мы вообще дружили и  у меня нет ни тени сомнения в искренности этих заслуженных и в высшей степени порядочных людей. Так что слухи о том, что Андропов якобы готовил Горбачёва к руководству страной и чуть ли не является вдохновителем горбачёвской «перестройки»,  это не более, чем миф, раздуваемый политически ангажированными историками, а также ещё целым рядом бывших партийных функционеров, делающих дешёвый капитал на разоблачениях «тоталитарного» режима, которому они сами рьяно служили.

Череда неудач и поражений обрушилась на Советский Союз уже после смерти Юрия Владимировича, обстоятельства которой не менее загадочны, чем обстоятельства смерти Сталина. В случае продолжения андроповской прагматичной политики страна развивалась бы не менее энергично, чем Китай, оставив далеко позади Запад с его показной мишурой. Однако вышло иначе. В 1987 году Иоанн Павел II триумфально вернулся в Польшу, и на парламентских выборах в июне 1989 года «Солидарность» набрала 99 из 100 мест. Начался распад Варшавского договора, а затем и СССР. В декабре того же 1989 года Горбачёв прибыл в Ватикан с целью установления с ним дипломатических отношений, где произнёс покаянную речь на встрече с папой Иоанном Павлом II. Так завершился «крестовый поход» против СССР.

Но Россия получила новый импульс развития как суверенное, независимое, экономически состоятельное государство. Советский Союз рухнул, а русская цивилизация осталась. И последний камень в её основание заложил именно Юрий Андропов, человек высокой нравственности, по-своему аскетичный, всесторонне эрудированный, искренне преданный идеям социализма и своей Родине.

 

Читайте дальше