Проверка на величие

Наталья и Григорий Емельяновы

Город Великие Луки называют предсердием Москвы. В истории нашей страны этот живописный, гармонично вписанный в природу город сыграл роль, быть может, на первый взгляд малозаметную, но героическую. 

«Много страданий суждено пережить этому городу, но не даст Господь окончательно погибнуть ему: будут всегда хранимы ростки, из коих новые деревья увидят жизнь». Если правда, что в Х веке от Рождества Христова княгиня Ольга сказала такое о Великих Луках, первая русская христианка как в воду глядела.

Великие Луки в теле земли Русской — жизненно важный орган. Спокойный и скромный, не лезущий выпячивать себя напоказ, но и цену себе знающий, этот город западного пограничья кровными узами связан с другими русскими городами. «Оплечье Новгорода», «Предсердие Москвы» — это ведь всё о Великих Луках. А после Великой Отечественной появилось ещё и «Малый Сталинград».  В конце концов не так уж много в нашей стране городов, удостоенных предками высокой чести именоваться  великими.

В 1166 году Луки на Ловати впервые упоминаются в Новгородской летописи. Спустя 240 лет в летописи Псковской — уже Великие. Три лука на гербе города — как зримое отражение воинской славы. На самом деле геральдисты матушки Екатерины, разумеется, художественно обыгрывали название. Это они делали сплошь и рядом: городу Боброву — герб с бобром, городу Козлову — с козлом, а Старице — ну да, со старушкой. В действительности же название Великих Лук никакого отношения к лучникам не имеет. Скорее всего, произошло оно не от слова «лук», а от слова «лука», которое Владимир Даль трактовал так: «Загиб реки, кривизна, дуга; лесистый или травный мыс; поёмный луг, огибаемый рекою». Ведь река Ловать, на которой стоит город, в его окрестностях как раз образует крутые излучины.

Несмотря на почтенный возраст, Великие Луки не сохранили древних памятников. Это нелёгкая судьба порубежного города — вставать грудью на защиту срединных земель, жертвовать собой во имя других. За восемь с половиной веков существования Великие Луки разорялись неоднократно. Последний раз огненным колесом прокатилась по ним Великая Отечественная, практически сровняв город с землёй. Отстраивали его, что называется, с нуля. Поэтому древность Великих Лук не увидишь глазами — её нужно почувствовать…

Город-крепость исстари был важнейшим звеном в цепи твердынь западной границы — от Смоленска до Пскова. Во времена княжеских усобиц Луки полсотни раз выставляли войско на защиту Новгорода. Позже, в Ливонскую войну, здесь была ставка Ивана Грозного. В 1580 году Великие Луки до последнего бойца сдерживали натиск польского короля Стефана Батория; город был взят, но и неприятельская армия сильно потрёпана. Может быть, именно сил, потерянных под Луками, не хватило завоевателю, чтобы взять Псков…

И в Смутное время Великие Луки кто только не разорял! Здесь были Лжедмитрий I и Лжедмитрий II, пан Андрей Просовецкий и полковник Александр Лисовский… Недоброй памяти воевода Григорий Валуев, уроженец здешних краёв, переметнувшийся под польские знамёна, выжег город, оставив по себе «местную» великолукскую пословицу: «Кому от чужих, а нам от своих». Однако всякий раз город возрождался.

К XVIII веку старая Великолукская крепость обветшала, и Пётр I, занятый укреплением русских границ в связи с Северной войной, повелел построить новую. Закончена она была в 1708 году и по иронии судьбы… уже через год утратила оборонное значение. В 1709-м шведов разгромили под Полтавой, угроза миновала. Остались земляные валы, дошедшие до наших дней, — самое старое сооружение города и важный акцент в его планировке. Но главные испытания ожидали город в ХХ веке, когда он по праву получил почётный титул «Второго Сталинграда». 

Читайте дальше