Андропов против Ватикана

Андрей Ведяев

Всеобщий кризис капитализма 1929–1932 годов заставил крупный капитал прибегнуть к использованию фашистской силы для укрепления своей власти, а фашистская диктатура неизбежно привела к мировой войне. Ведущую роль в борьбе с фашизмом сыграли коммунистические и рабочие партии, что и вызвало резкий рост популярности коммунистической идеи в конце войны. Например, в 1945 году в Компартии Италии состояло 2,5 млн человек, 500 тыс. из них были вооружены и имели военную подготовку. По численности, организованности и силе ИКП была первой партией в стране. Во Франции к концу 1945 года количество членов компартии достигло полумиллиона, что было огромным ростом. На выборах в ноябре 1946 года ФКП получила наибольшее количество голосов, опередив Французскую секцию Рабочего интернационала (СФИО) и христианско-демократическое Народное республиканское движение. Всё шло к тому, что Франция и Италия станут коммунистическими.
Но это не входило в планы уже сложившегося нового англо-саксонского союза: Соединённые Штаты, позволившие Западной Германии практически полностью сохранить мощную экономику, построенную Адольфом Гитлером с помощью дичайшего рабства (вопреки бытующим мифам об «экономическом чуде» промышленность Германии мало пострадала в ходе Второй мировой войны), потребовали от Франции и Италии как условие для предоставления помощи по плану Маршалла убрать коммунистов из правительств, что и было сделано в 1947 году. Игра в демократию закончилась быстро.
Но поражение коммунистов этих стран имело ещё одну очень важную причину, которая вскоре станет главнейшей в мировой борьбе против социализма. Дело в том, что и Франция, и Италия являются католическими странами. Именно Ватикан возглавил «крестовый поход» против коммунизма.
Переломным моментом в этой войне стали события в Чили, где в 1970 году к власти демократическим путём пришли коммунисты в лице левого блока «Народное единство» во главе с законно избранным президентом страны товарищем Сальвадором Альенде, что означало триумф положений марксистско-ленинской теории о возможности завоевания власти трудящимися мирным путём. Ответ мировой реакции был молниеносным: в 1973 году вслед за экономической блокадой Чили последовал путч генерала Аугусто Пиночета, которого активно поддерживали американские спецслужбы. При этом отметим, что Чили — католическая страна.
С этого момента и начинается тайное, а затем и явное противостояние Юрия Андропова со всемирным чёрным орденом сутаны. Уже в самые драматические дни 1973 года в Сантьяго тайно прибыл оперативный директор внешней разведки КГБ СССР генерал-лейтенант Борис Иванов, который через кубинских офицеров охраны обратился к президенту: «Compañero Salvador, источники оказались правы. Мы доводили до Вас, Elseñor Doctor, информацию о таком сценарии развития событий… Мы настаиваем на Вашей немедленной эвакуации из страны. Вы обязаны принять это самое трудное решение в Вашей жизни…»

Юрий Андропов и Борис Иванов
 

 «Я заявляю, — медленно начал президент, — что не уйду со своего поста и своей жизнью готов защищать власть, данную мне трудящимися... Я должен обратиться к народу, и пусть мои слова будут укором, моральной карой тем, кто нарушил свою солдатскую присягу, — чётко говорил президент в телефонную трубку, зная, что его голос услышат. — Наверное, это моя последняя возможность поговорить с вами… — Возникла пауза. — Перед лицом этой измены мне остаётся сказать трудящимся одно — я не сдамся! На этом перекрёстке истории я готов заплатить жизнью за верность своему народу. И я убеждён, что семена, которые мы заронили в сознание тысяч и тысяч чилийцев, уже нельзя будет уничтожить...»
Вскоре начался обстрел президентского дворца. Через несколько часов всё было кончено. Вместе с Compañero Salvador погибли и кубинские офицеры — они были последними, кто ценой своей жизни защищал символ свободы Латинской Америки.
Со стороны фашистских мятежников ключевую роль в этих событиях сыграл Вернон Уолтерс, незадолго до этого назначенный президентом США Ричардом Никсоном заместителем директора ЦРУ. Именно он разрабатывал сценарий путча, находясь на своём посту со 2 июля по 3 сентября 1973 года (путч произошёл 11 сентября, когда на военных частотах был передан сигнал «В Сантьяго идёт дождь»). В 1976 году, когда два агента тайной полиции Пиночета DINA убили в Вашингтоне Орландо Летельера, бывшего министра обороны в правительстве Альенде, имя Уолтерса было обнаружено в их бумагах. Забегая вперёд, скажем, что имя генерал-лейтенанта Уолтерса впоследствии было увековечено в Зале славы военной разведки США…
После Пиночета настал черёд и самого папы римского — и вновь в его окружении всплыл Уолтерс, на этот раз вместе со Збигневом Бжезинским. Последний является автором головоломной шахматной комбинации на карте мира, направленной уже непосредственно внутрь социалистического блока. 6 августа 1978 года умер папа Павел VI. Срочно собравшийся Конклав кардиналов избирает новым папой итальянца Альбино Лучани, который принял имя Иоанна Павла I. Но папой он был всего 33 дня: 29 сентября 1978 года его нашли мёртвым в папских покоях. Расследование показало, что он умер вскоре после состоявшейся накануне встречи с государственным секретарём Ватикана французом Жаном-Мари Вийо, во время которой Вийо предложил папе бокал шампанского. Дэвид Яллоп в своей книге приводит неопровержимые доказательства того, что понтифика отравили. В тот же вечер вопреки всем католическим канонам его тело было забальзамировано и спешно кремировано. Никаких анализов внутренних органов не проводилось. А вскоре, 9 марта 1979 года — ровно 40 лет назад, — там же, в Ватикане, умер и сам Жан-Мари Вийо…
Бжезинский, советник президента США по национальной безопасности, прибывший на похороны Лучани в качестве официального американского представителя, оставался в Риме вплоть до того момента, когда новым папой римским был выбран тот, кто, собственно, и был ему нужен, — поляк Кароль Войтыла (Иоанн Павел II). Его рукоположение в епископы состоялось в 1958 году, и совершил его львовский архиепископ Евгениуш Базяк. В 1962 году, когда последний умер, Войтыла стал капитульным викарием Краковского архиепископства. Именно тогда началась его активная переписка с Бжезинским. Таким образом, сложилась мощная антисоветская лига, включавшая ЦРУ, Ватикан и итало-американскую мафию. Они не брезговали ничем, включая незаконные валютные операции, наркоторговлю, торговлю оружием, отмывание денег и заказные убийства. Все вырученные от этого преступного бизнеса колоссальные средства шли на борьбу с коммунизмом в Латинской Америке, Италии и Польше.

Рональд Рейган и Вернон Уолтерс
 

Здесь всё было продумано до мелочей. Поляки, с одной стороны, рьяные католики, а с другой — исторически крайне негативно настроены ко всему русскому. И приезд в Польшу в июне 1979 года папы-поляка стал настоящим взрывом. Бывший диссидент, министр иностранных дел Польши в 1990-е годы Бронислав Геремек вспоминал: «В 1979 году папа хотел донести до нас, что режим не может существовать без народной поддержки, и он говорил: “Не поддерживайте его”». Уже год спустя в Гданьске возникло оппозиционное власти профсоюзное движение «Солидарность», во главе которого встал Лех Валенса, получивший благословение папы. «Валенса послан нам самим Богом», — заявлял папа.
Андропов, который с 6 апреля 1957 года до 22 июня 1967 года заведовал Отделом ЦК КПСС по связям с коммунистическими и рабочими партиями социалистических стран, был именно тем, кто, собственно, и отвечал за социалистическое содружество, теперь уже на посту председателя КГБ СССР. Вскоре после избрания Войтылы главой римско-католической церкви он информировал Политбюро, что решение Ватикана принято под давлением Бжезинского, советника президента США Джимми Картера по национальной безопасности, и представляет реальную угрозу для всего Варшавского договора.
Через некоторое время был нанесён следующий удар. 3 июля 1979 года, то есть ещё до ввода советских войск в Афганистан, президент Картер подписал указ, санкционирующий финансирование оппозиционных сил в Афганистане, действующих против марксистского правительства Нура Мохаммада Тараки. Последнего свергли и тайно убили в сентябре 1979 года. Одновременно ЦРУ развернуло операцию «Циклон», которая является одной из самых продолжительных и дорогостоящих секретных операций американских спецслужб. Финансирование моджахедов началось с 20
30 млн долларов в год и достигло к 1987 году уровня 630 млн в год. При этом общая сумма, включающая помощь Пакистану, который отвечал за подготовку 100 тыс. боевиков, достигла 20 млрд долларов астрономическая по тем временам цифра. Андропов лучше других понимал, что установление в Афганистане лояльного американцам режима грозит размещением там нацеленных на Советский Союз ядерных ракет. Поэтому по настоянию Юрия Владимировича и при непосредственном руководстве на месте генерал-лейтенантом Борисом Ивановым была проведена спецоперация «Байкал-79» по свержению режима Хафизуллы Амина и замене его на Бабрака Кармаля. За этим последовал ввод ограниченного контингента советских войск в Афганистан и участие в боевых действиях, которые продлились до 1989 года.

Юрий Андропов и Эрих Хонеккер
 

Таким образом, КГБ сдерживал атаки ЦРУ сразу на двух направлениях в Польше и в Афганистане. И это на фоне того, что именно тогда, 12 декабря 1979 года, Совет НАТО принял «двойное решение», предусматривавшее размещение к 1983 году в Европе 572 ракет Pershing-2, имеющих подлётное время 68 минут. Это давало США возможность нанести первый ядерный удар, поскольку ракеты средней и меньшей дальности не учитывались в существовавших на то время соглашениях об ограничении стратегических вооружений. Эта проблема легла на плечи Андропова, и непосредственно договорами по ракетам средней и меньшей дальности занимался в Женеве на протяжении ряда лет вернувшийся из Афганистана Борис Иванов. На этих людей выпала нечеловеческая ноша.
В 1981 году в США к власти пришли наиболее консервативные силы американского империализма во главе с Рональдом Рейганом, который активизировал контакты с Иоанном Павлом II, рассматривая его и Польшу как ключ к уничтожению «империи зла». Он отправил в Ватикан уже известного нам Уолтерса и нового директора ЦРУ Уильяма Кейси, рьяного католика, который в 1981
1984 годах (до смерти Андропова) не менее 15 раз посетил Ватикан, используя собственный самолёт С-141 «Старлифтер», снабжённый средствами прямого выхода на президента США. Уолтерс и Кейси заверили папу, что США обеспечат финансовую, материальную и политическую поддержку движению «Солидарность», что и было сделано. Когда в ответ на это Совет национального спасения Польши во главе с Войцехом Ярузельским ввёл в Польше военное положение и арестовал лидеров «Солидарности», ЦРУ передало Ватикану разведывательные данные, содержащие снимки концентрации советских войск на польской границе. Вскоре после этого средства массовой информации распространили сообщения о том, что папа в письме к Леониду Брежневу пригрозил вылететь в Варшаву и стать перед советскими танками в случае их ввода в Польшу. Полгода спустя, в июне 1982 года, Рейган лично посетил папу, который благословил Рейгана начать «крестовый поход» против Советского Союза до его полного уничтожения. Так сложился тайный альянс Иоанна Павла II и Рональда Рейгана против Юрия Андропова, занявшего вскоре кресло генсека. Началась «смертельная схватка» над пропастью — как у Конан Дойля.
Вскоре Рейган подписал секретную директиву, наполняющую идею «крестового похода» через Польшу против СССР материальным содержанием. В тайном сотрудничестве с Ватиканом и через него в адрес «Солидарности» контрабандным путём пошли деньги, факсы, компьютеры, копировальная техника, транспортные средства, полиграфическое оборудование, радиостанции. Самым серьёзным образом рассматривались вопросы поставок оружия польским повстанцам.
По словам Николая Губернаторова, который долгие годы работал помощником Андропова, «находясь продолжительное время во главе КГБ, а затем возглавляя и всё Советское государство, Ю.В. Андропов был одним из самых информированных людей в мире. Он получал сведения из самых разных надёжных источников, включая радиоперехваты и "прослушку" телефонных разговоров тех лиц, которые попали в сферу пристального внимания КГБ, как в самом СССР, так и за рубежом. Если к этому добавить природный ум, высокую порядочность, исключительную тактичность Юрия Владимировича, с одной стороны, и его безграничную преданность своей Родине и идеалам социализма (не омрачённым кровавыми преступлениями и коррупцией), с другой, то читатель немного поймёт, какими страшными дилеммами был озабочен этот человек. Ведь он, как никто другой, осознавал, откуда и какая опасность грозит самому существованию Советского Союза, социалистического содружества».
Далее события развивались по библейскому сценарию. Из всего своего окружения, среди своих «апостолов» Андропову предстояло выбрать человека, который мог бы стать достаточно «своим» среди западных политиков, убедить их пойти на смягчение курса. Как показывает анализ недавно опубликованных рабочих записей Андропова, в первой пол. 1982 года, после его ухода из КГБ в ЦК КПСС,  его круг общения резко изменился. Главным направлением работы Андропова становится международная проблематика (11 встреч с заведующим Отделом ЦК КПСС по соцстранам Константином Русаковым, пять встреч с заведующим Международным отделом ЦК Борисом Пономарёвым и шесть встреч с консультантом Старой площади Георгием Арбатовым). В качестве генсека Андропов активизирует свою работу с руководителями экономических отделов ЦК Владимиром Долгих и Николаем Рыжковым, а также с Михаилом Горбачёвым. Расклад становится понятным: СССР всё труднее выдерживать экономический груз гонки вооружений, и договариваться с Западом предстоит Горбачёву как молодому динамичному политику, с 1970-х годов совершавшему многочисленные продолжительные вояжи по капиталистическим странам, таким как Италия, Франция, ФРГ и Бельгия. Сам Андропов никогда в капстраны не выезжал.
Первой командировкой Горбачёва по заданию Андропова стала поездка в мае 1983 года в Канаду, в результате которой Горбачёв приобрёл на Западе репутацию амбициозного и энергичного политического деятеля, резко контрастирующего с престарелыми коллегами по Политбюро. При этом Андропов не представлял себе Горбачёва в роли руководителя партии и государства и никогда не поручал ему вести заседания Политбюро. Так утверждал Виктор Шарапов, который с 1971 года являлся вначале помощником Андропова на посту председателя КГБ, а затем помощником Генсека ЦК КПСС. Так что слухи о том, что Андропов якобы готовил Горбачёва к руководству страной и чуть ли не выступал вдохновителем горбачёвской «перестройки», это не более, чем миф.

Юрий Андропов и руководители 1-го Главного управления КГБ

Любопытно, что после смерти Андропова в 1984 году сразу же сняли с должности руководителя представительства КГБ СССР при МВД Польской Народной Республики генерал-лейтенанта Виталия Павлова опытнейшего разведчика, который в своё время руководил советской нелегальной разведкой. Видимо, кто-то начал готовить в Польше площадку для демонтажа социализма, но никак не Андропов. А вот почему Горбачёв после своего избрания генсеком 11 марта 1985 года стал поэтапно сдавать страну своим западным первосвященникам, это уже вопрос не к Андропову.

Иоанн Павел II вернулся в Польшу в 1987 году и отслужил торжественную мессу на открытой площадке в Гданьске перед восторженной толпой в 750 тыс. человек. 25 августа 1988 года министр внутренних дел Польши Чеслав Кищак встретился с Лехом Валенсой и представителем польского епископата аббатом Алоизием Оршуликом. В следующем году состоялся круглый стол, результатом которого стали легализация «Солидарности» и проведение парламентских выборов в июне 1989 года, на которых «Солидарность» завоевала 99 из 100 мест в сенате. Начался распад Варшавского договора, а затем и СССР. В декабре того же 1989 года Горбачёв прибыл в Ватикан с целью установления с ним дипломатических отношений, где на встрече с Войтылой произнёс покаянную речь, перемежающуюся с хвалебными и заискивающими высказываниями в адрес папы. Так завершился «крестовый поход» против системы социализма. В 1990 году Валенса стал президентом Польши, а сам Горбачёв в 1992 году заявил: «Всё, что случилось в Восточной Европе в последние годы, не было бы возможным без присутствия во всём этом папы, без великой роли, даже политической, которую он сыграл на мировой арене» (LaStampa, March 3, 1992).
Однако страна, наша цивилизация устояла. И в этом немалая заслуга именно Юрия Андропова. Такое впечатление, что это ему адресованы слова доктора Ватсона из советского сериала о Шерлоке Холмсе 1979 года: «Какая чудовищная неблагодарность! С этого дня я сам возьмусь за перо. Я буду Вашим летописцем. И не позволю присваивать Вашу славу. Да-да, мои рассказы будут читать. На языках всего мира: во Франции, в Австрии, в Японии, в России… Чёрт возьми!»

 

Читайте дальше