Победа адмирала

Арсений Замостьянов

Род Ушаковых прослеживали от Романа — сына легендарного Редеди, великого князя Касожской орды, погибшего в 1022 году в бою с князем Владимиром Мстиславовичем. В шестом поколении один из представителей рода получил прозвище Ушак, от которого и пошла фамилия флотоводца.

Великую роль сыграл Фёдор Ушаков в кампаниях 1798 и 1799 годов, действуя у берегов Италии против революционной Франции. Для генерала Наполеона Бонапарта Ионические острова были стратегически важнейшим оплотом республики. 13 августа 1798 года эскадра адмирала Ушакова вышла из Севастополя и двинулась к Средиземному морю. Эскадра состояла из шести кораблей, семи фрегатов и трёх посыльных судов. На кораблях находилось 1700 солдат морской пехоты. После прибытия эскадры в Дарданеллы в подчинение Ушакову поступила турецкая эскадра: четыря корабля, шесть фрегатов и 14 канонерских лодок. Бывшие противники стали союзниками, как и англичане, которых на этом морском фронте представлял адмирал Горацио Нельсон. С 28 сентября по 5 ноября Ушаков изгнал французов с островов Цериго, Занте, Кефалония и Санта Мавра и начал осаду острова Корфу, который считался ключом к Адриатике. Там находился сильный французский гарнизон. Для решительных действий Ушаков получил подкрепление из России и от турок. Почти четыре месяца шла осада Корфу — сильнейшей и, как считалось, неприступной морской крепости. И, наконец, штурм, сметавший по-суворовски все каноны военного искусства. Для сравнения вспомним, что в то самое время адмирал Нельсон осаждал Мальту с крепостью Ла-Валетта, которая была укреплена значительно слабее, чем Корфу. Осада шла больше года. Сам Нельсон взятия Мальты так и не дождался.

Получив весть о победе Фёдора Ушакова на острове Корфу, Александр Суворов воскликнул: «Великий Петр наш жив!.. Что он по разбитии в 1714 году шведского флота при Аландских островах произнес, а именно: "Природа произвела Россию только одну: она соперницы не имеет", — то и теперь мы видим. Ура! Русскому Флоту!.. Я теперь говорю самому себе: зачем не был я при Корфу хотя мичманом?»

В конце мая 1799 года Ушаков утвердил «План о учреждении правления на освобождённых от французов бывших венецианских островах и о установлении в оных порядка». Так возникла Республика Семи Островов, объединившая острова Корфу (Керкира), Паксос, Лефкас, Кефалиния, Итака, Закинф и Китира. Это было первое за долгий период независимое греческое государство. Правительство республики в 1803 году возглавил Иоанн Каподистрия — будущий министр иностранных дел России, а в дальнейшем — глава получившей независимость Греции.

Несгибаемый в дыму сражений, Ушаков в жизни оставался скромным, смиренным человеком. И общество долго его недооценивало. У величайшего флотоводца не было первых степеней орденов Святого Георгия и Святого Владимира. Его не произвели ни в князья, ни в графы, ни в бароны… Для Ушакова не нашлось места ни на петербургском памятнике императрице Екатерине и великим деятелям её эпохи, ни на новгородском монументе, посвящённом тысячелетию России. Подвиги Ушакова не интересовали художников, поэтов. Да и военные историки не слишком усердствовали: упомяну лишь книгу Ростислава Скаловского, вышедшую в 1856 году. Ушаков незаслуженно пребывал в тени славы других героев русской истории — до поры до времени.

…В нач. 1944 года Наркомат Военно-морского флота СССР обратился к Иосифу Сталину с предложением учредить ордена и медали Ушакова и Нахимова. Встал вопрос: кого поставить выше? В те годы и в армии, и в народе гораздо популярнее был Павел Нахимов. Севастопольская эпопея и подвиг Нахимова по дореволюционной традиции считались (и вполне обоснованно!) апофеозом героизма. Но адмирал Николай Кузнецов понимал, что рядом с Ушаковым в истории русского флота просто некого поставить. Доводы Кузнецова убедили Сталина, и вождь СССР открыл дорогу учёным, художникам, писателям, кинематографистам для исследования и воспевания подвигов Ушакова. Даже в годы войны Верховный уделял время вопросу воссоздания портрета адмирала Ушакова. Михаил Герасимов, изучив череп адмирала, представил свою версию портрета.

Подключили к работе и экспертов из Академии художеств. Книги, картины, скульптуры… О внешности адмирала Фёдора Ушакова мы главным образом судим по портрету, созданному через много лет после смерти великого флотоводца по не самым достоверным образцам. 

Из многих изданий, посвящённых флотоводцу и вышедших после 1944-го, выделим великолепный трёхтомник под редакцией Р.Н. Мордвинова, в котором жизнь и деятельность Ушакова показана подробно, на основе документов, и популярный исторический роман Леонтия Раковского, который во всех библиотеках СССР был вдрызг зачитан мальчишками. И вершина славы — кинодилогия Михаила Ромма: «Адмирал Ушаков» и «Корабли штурмуют бастионы». Ушаков — Иван Переверзев! Этот актёр всю мощь своего таланта посвятил флоту: он играл главную роль в фильмах «Иван Никулин — русский матрос», а ещё были моряки в фильмах «Домой», «Повесть о "Неистовом"», «Мичман Панин», «Сокровище республики», «День ангела»… Всегда элегантный, мужественно обаятельный Переверзев не отказывался и от характерных ролей, среди которых тоже запомнились моряки. Так, в многосерийном фильме «Человек в проходном дворе» он сыграл роль моряка Войтина — совсем не элегантного, несчастного, запутавшегося человека, который всё же сохранил в себе чувство чести.

Но коронной и, по признанию актёра, любимой ролью стал для Переверзева Ушаков — русский морской медведь, непобедимый и кроткий, сильный и милосердный. А ведь он играл именно «праведного воина»! Обратите внимание на глаза Переверзева в роли Ушакова, на внимательный, сострадательный взгляд. После переверзевского «Отменно!» Ушаков навсегда занял заслуженное место в сонме сокровенных героев Отечества, известных всей России. И на Ионических островах русского героя не забыли. Помнят его и в Греции, в Болгарии, в Сербии — везде, где боролись с турецким владычеством. 

 

 

Читайте дальше