Эхо Мюнхена

Марина Янгляева

La Paix? ou la guerre. «Мир? Или война». С таким заголовком 2 октября 1938 года во французской «Пари суар» вышла статья автора нетленного «Маленького принца» Антуана де Сент-Экзюпери. «Мы сделали выбор в пользу спасения мира. Но, спасая мир, мы покалечили наших друзей…» Так высказался классик. Это было его личное мнение, которое не совпадало с мнением газеты. Впоследствии «Пари суар» будут обвинять в том, что она «усыпляла» бдительность граждан и не дала им возможность хотя бы морально подготовиться к страшной трагедии XX века. Однако это будет потом, а пока сам Жан Пруво, текстильный магнат и главный редактор «Пари суар», радостно восклицает в передовице: «Мир! Мир! Мир! Вот слово, которое этим утром читается на всех лицах, с радостью срывается со всех губ. Мир вздохнул с облегчением…» Это фраза войдёт во все учебники, посвящённые довоенной прессе Франции. «Мюнхенский мир», который привёз на землю Франции премьер-министр Эдуар Даладье, обернётся для всей Европы самой разрушительной за всю историю человечества Второй мировой войной.

Спустя 80 лет после подписания Мюнхенских соглашений зарубежная пресса тоже позволит себе высказаться. О том, какие дискуссии о Мюнхене-38 ведутся в публичной сфере западных стран в 2018 году, говорили на научно-практической конференции «Мюнхенские соглашения 1938 в зеркале современных массмедиа», в которой приняли участие известные историки, политологи, публицисты, медиаисследователи. Конференция наряду с другими общероссийскими мероприятиями: в Общественной палате РФ, в МИА «Россия сегодня», Российском историческом обществе и другими — была приурочена к 80-летию подписания Мюнхенских соглашений — Мюнхенскому сговору — ключевому событию на пути развязывания Второй мировой войны. Именно соглашения, заключённые в столице Баварии с фюрером Третьего рейха Адольфом Гитлером, премьер-министром Великобритании Невиллом Чемберленом, премьер-министром Франции Эдуаром Даладье и лидером фашистской Италии Бенито Муссолини, открыли путь германской агрессии, в результате которой наша страна понесла несопоставимые ни с одной страной в мире потери — 26,6 млн человек. На конференции впервые в РФ представили сопоставительный анализ прессы зарубежных стран в 1938 и 2018 годах. Журнал «Историк» публикует некоторые результаты исследования.

Итак, 30 сентября 1938 года представители Германии, Италии, Великобритании и Франции подписали соглашение, по которому Судетская область Чехословакии передавалась Германии. Признанные эталоном западные демократии — Великобритания и Франция — отдали на заклание другую западную демократию… По прошествии 80 лет Франция отказывается признавать свою вину в развязывании Второй мировой войны. Современная пресса оправдывает действия Эдуара Даладье и заявляет, что в сложившихся обстоятельствах политик поступил единственно возможным способом. События осени 1938-го освещались и в «Фигаро», «Юманите» (Le Figaro, L’Humanité), и в «Монд дипломатик» (Le monde diplomatique). Первые статьи, приуроченные к годовщине подписания Мюнхенского соглашения, стали появляться в сер. сентября 2018 года. 19 сентября в «Фигаро» вышла статья под заголовком «Москва ссылается на Мюнхенские соглашения, чтобы сделать выговор западным странам» (Moscou invoque les accords de Munich pour admonester les Occidentaux). Автор статьи упрекает Советский Союз в том, что «Кремль никогда не перестанет ворошить наследие Второй мировой войны, выбирая своей любимой мишенью Запад, особенно Европу». При этом автор вспоминает о германо-советском договоре о дружбе и границе между СССР и Германией от 28.09.1939, подписанном Вячеславом Молотовым и Иоахимом фон Риббентропом. Согласно этому договору «…территория Литовского государства отошла в сферу интересов СССР». Таким образом, автор статьи вместо признания вины своей страны в разделе Чехословакии выдвигает ответное обвинение Советскому Союзу в разделе Литвы.

«Фигаро» вторит «Монд дипломатик». По мнению издания, следствием Мюнхенских соглашений стал германо-советский пакт о ненападении,  который и явился прелюдией к началу Второй мировой войны.

Выходящая уже более ста лет бывшая коммунистическая газета «Юманите» и интернет-ресурс, где расположен национальный архив аудио- и видеоматериалов, решили пойти другим путём, но результат тот же — Франция невиновна. Так, в материалах «Вторая мировая война. Мюнхенские соглашения или капитуляция» (Seconde guerre mondiale. Les Accords de Munich, ou la capitulation) и «Мюнхенские соглашения: во имя пацифизма, рождение войны» (Accords de Munich: au nom du pacifisme, la naissance d'une guerre) сравниваются Эдуар Даладье и Невилл Чемберлен. Говоря о последнем, используются следующие выражения: «Невилл Чемберлен был уверен в том, что он преуспел в сохранении мира», «Чемберлен думал, что он принёс мир "маленьким листком бумаги"», «Невилл Чемберлен помахал перед толпой подписанным соглашением, заявляя: "Фюрер — это человек, на которого можно рассчитывать, если он дал слово"». Недальновидность и кое-где даже неграмотность британского премьер-министра противопоставляются ответственности французского: «Даладье осознавал трагизм ситуации, но поступил единственно верным способом, в то время как Чемберлен преувеличил своё влияние на мировую ситуацию и не отдавал себе отчёта в том, какой документ подписал». Неуверенный Даладье должен вызвать симпатию у современной аудитории:  «Даладье колебался, стоит ли ему сажать самолёт в Бурже»…

Вину на Чемберлена перекладывает и современная итальянская пресса. Так, в статье «Пацифистский договор подарил Гитлеру половину Европы» (Il patto pacifista di Monaco regalò a Hitler metà Europa) в ежедневной итальянской газете «Иль джорнале» (Il Giornale) с правоцентристскими взглядами приводится историческая справка, в которой даётся экспрессивная оценка поведению стран-участниц. Действия Франции и Великобритании здесь именуются «предательством союзника и жестом высокомерия», а Чехословакия названа беззащитным государством. Главный акцент статьи — критика действий Чемберлена. Создаётся впечатление, что вся вина лежит только на нём. Кроме того, автор ещё и пытается принизить британского политика. Он даёт его образ на контрасте с образом Уинстона Черчилля, с которым связаны «волевые решения», «готовность к борьбе». В финале автор проводит параллель между 1938 годом и многими современными событиями, которые могут обернуться такой же катастрофой, как и Мюнхен. Например, терроризм, разработка атомного оружия, конфликты евреев и арабов. Завершается статья яркой фразой: «Каждый день, на каждой широте создаётся новый Мюнхен, в котором может повториться решение Чемберлена». Она звучит как предупреждение, но одновременно опять акцентирует всё внимание на британском политике, словно в случившемся виноват он один.  О Муссолини, Италии и её роли в этом событии ничего не сказано. Не сказано о действиях итальянской стороны и в статье на портале Articolo 21 «Мюнхен 1938: пропасть, которую не захотели увидеть» (Monaco1938: l’abisso che non si volle vedere) (30 сентября). Здесь прежде всего критикуются действия Англии и Франции. Говорится о «слабости Даладье», «убеждённости Чемберлена», «молчании Европы перед преступлениями Гитлера». «Мюнхен стал позором, за последствия которого мы до сих пор платим», но неясно: мы (если точнее, то в итальянском варианте употреблён глагол во 2-м лице и множественном числе) — это об итальянцах, странах-участницах или европейцах вообще.

Действия «голубя мира» — своего премьер-министра — современная Великобритания не оценивает: материалов, посвящённых собственно Невиллу Чемберлену, практически нет, хотя непосредственно с его именем ассоциируется политика умиротворения. Единственная статья, в которой речь идёт именно о премьер-министре, опубликована на сайте газеты «Сандей пост» (The Sunday Post, On this day, 1938: Peace for our time was a hollow boast by Neville Chamberlain) и написана в ироничной манере. Чемберлена называют «хвастуном» и «человеком, который не сдержал своего обещания». Пишут о разрушенной «в пух и прах» репутации, но не о том влиянии, которое оказал на всю Европу подписанный Чемберленом «мир».

Устами известной на весь мир качественной газеты «Гардиан» (The Guardian) туманный Альбион заявил, что Гитлер, пользуясь своей властью и авторитетом, подавил европейские державы и обманул и их народ, и их лидеров (в том числе и Чемберлена). Конечно, британская пресса не оправдывает участников Мюнхенской конференции, но напоминает о том, что соглашение заключили всё же с благой целью — избежать войны (статья в «Миррор Геральд» — Mirrorherald.com), а также тот факт, что в «бессовестном разделе Чехословакии» приняли участие Венгрия и Польша.

Мюнхенские соглашения в современной английской публичной сфере «соседствуют» с... Брекситом. Статья под заголовком «Пять уроков Брексита для Терезы Мэй из судьбоносного Мюнхенского соглашения» в той же «Гардиан» (Five Brexit lessons for Theresa May from the fateful Munich agreement) посвящена именно ему. Статья была опубликована через неделю после очередного саммита, посвящённого выходу Британии из Евросоюза. В связи с этим читателя наводят на мысль о том, что самым первым саммитом можно считать как раз Мюнхенскую конференцию, которая не привела ни к чему хорошему. Автор сравнивает события 1938 года и нынешнюю ситуацию в Европе (и конкретно в Великобритании), а также предпринимает попытку сравнить Чемберлена и Мэй. «Оба они были премьер-министрами, готовыми к бою и катастрофически стремящимися навязать своё видение событий в Европе», говорит он и размышляет, какие уроки мог бы дать Чемберлен своей преемнице. Среди них: «не пытаться угодить толпе», «не бросать союзников», «обзавестись планом» и «не ругаться с Министерством иностранных дел».

Активно рефлексирует по теме Мюнхена и современная немецкая (и немецкоязычная) пресса и строит версии того, как повернулась бы история, если бы экспансию Рейха удалось предотвратить. Так, общенациональная газета «Ди Вельт» (Die Welt) публикует материал, в котором даётся толкование событий с точки зрения «нераскрытой истории», то есть анализа реальных фактов и предположений. Автор статьи специалист по истории нацизма Свен Феликс Келлерхофф анализирует эссе военного историка из Гамбурга Бернда Вегнера, который опирается на статью Ивана Пфаффа «Способы защиты Чехословакии в 1938 году без союзников». В основе изучаемого вопроса лежит предположение: а что если бы президент Чехословакии Эдвард Бенеш вопреки давлению со стороны Лондона и Парижа решил противостоять в военном отношении политике аннексии Германии? Цепочка домыслов насчёт сопротивления Чехословакии ведёт к очень смелому заявлению о её возможном торжестве и логично вытекающей из этого отставке Гитлера.

История не любит сослагательного наклонения, однако в данном случае частица «бы» смыслообразующий элемент текста. Все предположения приводят к тому, что Британия должна была бы понять: умиротворение является неправильной политикой.

Помимо осуждения действий Чемберлена нелестными словами поминается и Иосиф Сталин. Его дипломатия сравнивается с дипломатией современного российского политического лидера (Владимира Путина). Речь о Сталине идёт в контексте того, что неизвестно, как повела бы себя Советская власть, если бы Германия в 1938 году решила бы напасть на Союз вместо Чехословакии. Автора интересует вопрос, обратился бы СССР за помощью к чехам или нет. Ответа не даётся, при этом непредсказуемость советского вождя подчёркивается.

Вместо заключения   

Во второй пол. сентября 1938 года финский популярный еженедельник «Суомен кувалехти» (Suomen kuvalehti) поднимал вопрос: а будет ли война? Первого октября, после подписания уничтожившего прежнюю Европу документа, ведущая газета Финляндии, принадлежавшая министру иностранных дел Элиасу Эркко, «Хельсингин Саномат» (Helsingin Sanomat) ответила: «Мир спасён». Такой ответ был в духе политики умиротворения Гитлера, которой следовали все британские издания, за исключением коммунистической «Дейли Уоркер» (Daily Worker) и либеральной «Ньюс Кроникл» (News Chronicle): «Ни в этом, ни в следующем году войны не будет!» В конце лета — начале осени этот лозунг регулярно выносила на первую полосу «Дейли экспресс» (Daily Express) лорда Бивербрука, а в канун приезда министра иностранных дел Германии опубликовала передовицу под заголовком: «Добро пожаловать, герр фон Риббентроп!» Мир спасён, потому что есть Чемберлен. Он пользуется популярностью у британского народа и финских журналистов, его хвалят. Гитлера никто пока не хвалит, но и не критикует. Он Гитлер. Его молчаливо уважают. Он — «г-н Гитлер», с которым нужно идти на компромисс, с которым нужно считаться.  Да, в Чехословакии «землетрясение», но у «Хельсингин Саномат» своя задача — не мешать. На 4-й полосе в редакционной статье под заголовком «Решение Судетского вопроса в Мюнхене» (Sudeettikysymyksen ratkaisu Münchenissa) читаем: «Соглашение, достигнутое в Мюнхене в ночь на пятницу, приведёт Судетскую область в лоно государства, к тому народному единству, к которому Судеты относятся как расово, так и географически». Далее речь об ответственности Англии и Франции, потом о границах и референдуме по национальному признаку  — «процесс, который влечёт за собой проблемы». Автор статьи это понимает, хотя и настроен оптимистично: «Референдум по национальному признаку технически очень сложен, укрепление новых границ между Германией и Чехословакией также является чрезвычайно сложной задачей, учитывая, что жители обеих национальностей интегрированы друг в друга и проживают на обеих территориях. Впереди проблемы, но мы на них смотрим с оптимизмом…»

С таким оптимизмом элиты зарубежных стран до сих пор смотрят в будущее. Историк, автор монографии «Фон Зимней войны. СССР в финской внешней политике 1937–1939», получивший награду за лучшее историческое исследование, советник президента Урхо Кекконена по иностранным делам  Юхани Суоми в новом предисловии к своей книге (2014)  вновь и вновь возвращается к 1930-м годам. С учётом «вчера» он опасается за «сегодня» и сетует на то, что современные политики историю не слышат… La Paix?   

 

В исследовании приняли участие ведущие медиаисследователи, доценты кафедры зарубежной журналистики и литературы и студенты факультета журналистики МГУ: Андрей Раскин, Марина Янгляева, Тамара Якова, Милана Захарова, Симона Андрисенко, Карина Власова, Юлия Мишина

Читайте дальше