Напротив Ростова Великого

Наталья Емельянова

Никогда не знаешь, где найдёшь жемчужину. Собственно, в Угодичи мы ехали, для того чтобы сфотографировать древний храм да вид, что открывается с берега озера Неро. А встретили душевного батюшку — отца Анатолия. Он вместе со своими помощницами готовился к занятиям воскресной школы в одном из приделов: резал ароматные садовые яблоки и только что испечённый хлеб.

Заметив нас, робко стоявших на пороге ремонтируемого храма, окликнул:

— Да что ж вы стоите, проходите! Чаю хотите?

И начал рассказывать о том, как своими силами с помощью прихожан-односельчан они поднимают из руин церковь. Пробоин в стене уже нет и в помине, стены внутри побелены, на скамейке стоят колокола… Монтируется иконостас. Батюшка усмехается:

— Смотрите, иконостас обрамляем обычными пластиковыми рейками. Голь на выдумку хитра!

В этот момент мы, осмелев, спросили благословения снять нехитрое убранство храма. «Да пожалуйста, я только вот свет вам включу!» — ответил отец Анатолий.

Между прочим, ни за что не догадаешься — с таким вкусом и изяществом подобраны эти рейки: парадокс нашего времени, когда даже вроде бы добротно выстроенный новый храм с «самоварной» позолотой на куполах сам по себе выглядит фанерным и бутафорским.

А здесь, в Угодичах… Что за название диковинное? А меж тем история села началась задолго до крещения этих ростовских земель. Одни говорят, что здесь жила княжна Будислава Угода. Другие — что просто местные жители решили угодить князю Владимиру и первыми приняли христианство в водах озера Неро. В честь этого события там и деревянную церковь возвели. Хотя, скорее всего, всё куда прозаичнее: название происходит от слова «угодья»: мол, земля, пригодная для жизни, – хоть дом ставь, хоть паши… И действительно, края эти плодородные и богатые — и зверь родится, и рыба… У ростовских князей тут были свои и пасеки-«борти», и соляные варницы. А потом, в XI веке, сын Владимира Мономаха выстроил здесь храм во имя Богоявления Господня. Говорят, место для церкви сам Авраамий Ростовский ему указал. В Угодичи любил заезжать Андрей Боголюбский, а Юрий Долгорукий открыл школу для детей.

Так описывается село в краеведческих книгах конца XIX века: «В расстоянии одной версты от села пароходная пристань. Базары по воскресеньям. Жителей около 3500. Земли, пригодной для обработки, у крестьян очень мало, почему они вовсе не занимаются хлебопашеством. Главные занятия — огородничество, рыболовство и колка льда. Обработка земли доведена до совершенства: гряды не пашутся, а копаются заступами и руками. Продукты частью сбываются на месте, частью отправляют в столицы. Часть крестьян уходит на сторонние заработки». Сначала село считалось княжеским: им владели Дмитрий Донской, Юрий Галицкий, Василий Косой… Иван Грозный, побывав здесь, щедро одарил Богоявленскую церковь. А Василий Шуйский с барского плеча пожаловал село своему верному думному дьяку Томиле Юдину Луговскому — «за московское осадное сидение лета 7117 (1609)». Угодичи перешли в частную собственность.

Через три года село посетил ещё один знаменитый исторический персонаж — Дмитрий Пожарский. Тогда он как раз собирал войско, чтобы противостоять полякам. Отправился воевать и Томила, да попал в плен. Рассказывают, что буквально за день до освобождения ему во сне явилась икона Молченской Богородицы. Это очень необычный образ: одежды Божией Матери украшены небесными светилами и радугой, а в руке Пречистая Дева держит лесенку, по которой человеку легко взойти на небо. Говорят, впервые её обрели недалеко от Путивля в 1405 году. Поместили сначала в Молченскую Софрониеву пустынь, затем в Путивльский Молченский монастырь. Потом случился пожар, и икона сгорела. Однако сохранился чудотворный образ, который со временем каким-то образом исчез.

Так вот, Томила нашёл икону там, где ему было указано во сне, привёз домой в Угодичи и отдал в Богоявленский храм. Там она неоднократно творила чудеса, избавляя людей от разных болезней, в частности, от тифа. Весь образ был увешан драгоценностями — дарами благодарных исцелённых. Перед самой иконой всегда теплилась лампада и стоял многоярусный подсвечник.

Заодно Томила решил перестроить храм в камне. Прихожане идею поддержали: сами и средства собирали, и кирпич обжигали, и стены возводили. Руководил строительством московский мастер Вторушка Васильев. «Иконное и стенное письмо» выполнили вологодские изографы.

К концу XVII века в Угодичах сменился хозяин — им стал сподвижник Петра Первого Иван Мусин-Пушкин. Кстати, сам царь в 1709 году заезжал в гости к своему соратнику. «За ево службу и воинские походы» Пётр щедро наградил Ивана Алексеевича — даровал ему титул графа, а также, что называется, с барского плеча «ростовское озеро с втекающими и истекающими из него реками и речками» со всей водившейся там рыбой. И ещё икону из своей походной церкви подарил.

Примерно тогда же в Угодичах начали строить каменную церковь на месте старой деревянной, во имя Кирики и Иулиты. Новый храм был одновременно и летним, и зимним. В летней части имелось три престола: Николая Чудотворца, Илии Пророка и Архистратига Михаила. В зимней — Александра Свирского и Смоленской Божией Матери…

Прошло ещё сто лет, Угодичи продолжали оставаться крупным селом. Здесь имелись училище, пожарное депо, трактир, питейный и гостиный двор, а также народная бесплатная библиотека-читальня, в которой хранилась почти тысяча книг!

К сожалению, за годы Советской власти храмы пришли в упадок. А с возобновлением богослужений в Угодичах снова стали происходить чудеса. Когда в 2004 году Молченскую икону привезли в село (до этого она хранилась в Ярославле) и начали служить молебны, то тёмные тучи того пасмурного дня вдруг рассеялись и вышло ослепительное солнце, потом в небе появились три яркие светящиеся точки. А прямо во время службы к иконе, говорят, прибежал ёжик. Зверёк никого не боялся, бежал за крестным ходом и не желал сворачиваться в клубок, даже когда им заинтересовалась ребятня.

Читайте дальше