1993-й. хроника осеннего противостояния

Олег Назаров

Политический кризис осени 1993 года, начавшийся с обнародования президентского указа № 1400 и завершившийся расстрелом здания российского парламента в Москве, стал высшей точкой противостояния двух ветвей власти. Попробуем восстановить хронологию этих трагических событий.

21 сентября, вторник

Указ № 1400 «О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации» Борис Ельцин подписал ещё 15 сентября 1993 года. Первоначально обнародовать его он замышлял в воскресенье, 19 сентября, но по просьбе министров-силовиков отложил свою затею на два дня. 21-го было записано телеобращение президента к гражданам России. С текстом указа заранее ознакомили посла США в РФ Томаса Пикеринга.

В 20:00 на телевизионных экранах появился президент Ельцин. Признав, что «процесс создания правового государства в России, по сути дела, дезорганизован», вину за это он свалил на Верховный Совет, который, по его словам, как государственный институт оказался «в состоянии политического разложения» и «перестал быть органом народовластия». Исходя из того, что «нынешний законодательный корпус утратил право находиться у важнейших рычагов государственной власти», а действующая Конституция не позволяет найти «достойный выход из кризиса государственности», Ельцин принял решение о внесении изменений и дополнений в Основной закон страны, о чём и сообщал гражданам России.

Согласно указу № 1400 прерывалось «осуществление законодательной, распорядительной и контрольной функций» съездом народных депутатов и Верховным Советом, президент назначал генерального прокурора, который должен был быть «ему подотчетен впредь до начала работы вновь избранного Федерального собрания», и Центральный банк переходил в подчинение правительству. В стране фактически вводилось президентское правление. Выборы в новый парламент — Федеральное собрание — назначались на 11–12 декабря 1993 года. Объявлялось о формировании новой структуры парламента, который теперь должен был состоять из верхней и нижней палат — Совета Федерации и Государственной думы. До открытия заседаний Госдумы Конституционному суду предлагалось приостановить свою деятельность. Наконец, устанавливалось, что вопрос о назначении выборов президента РФ предстояло рассмотреть новому парламенту.

В ответ на это в 21:00 Президиум Верховного Совета на основании статьи 121.6 Конституции, в соответствии с которой полномочия президента не могли быть использованы для изменения национально-государственного устройства РФ, роспуска либо приостановления деятельности любых законно избранных органов государственной власти, объявил о немедленном прекращении полномочий президента Ельцина. Пост главы государства де-юре переходил к вице-президенту Александру Руцкому.

В 21:40 открылось экстренное совещание Конституционного суда (КС). С тем, что действия президента Ельцина противоречат Основному закону страны, были согласны все 13 судей (по статье 165 Конституции РФ КС должен был включать 15 судей, но две вакансии оставались незанятыми). «Ставя себя над Конституцией, президент создает прецедент, освобождая и всех других субъектов политической жизни от следования ее положениям, что неминуемо повлечет за собой обвальное попрание законности», — заявил председатель КС Валерий Зорькин. Через три часа девятью голосами против четырёх (Анатолия Кононова, Эрнеста Аметистова, Тамары Морщаковой и Николая Витрука) КС постановил, что указ президента и его обращение к нации противоречат Конституции РФ по 11 пунктам и «служат основанием для отрешения президента Российской Федерации Б.Н. Ельцина от должности».

В 23:00 доступ к Белому дому и гараж Верховного Совета были заблокированы вооружённой милицией, правительственная телефонная связь в здании отключена. Вскоре также блокировали счета Верховного Совета.

У Белого дома началось возведение баррикад. Сюда стали приходить люди, готовые в случае необходимости встать на защиту Верховного Совета.

22 сентября, среда

В полночь в Белом доме открылось внеочередное заседание VII экстренной сессии Верховного Совета, на котором были подтверждены отрешение Ельцина от должности и возложение президентских полномочий на Руцкого. Последний немедленно отменил указ № 1400. По предложению Руцкого Верховным Советом были сняты с постов министр обороны Павел Грачёв и исполняющий обязанности министра безопасности Николай Голушко и заменены генерал-полковником Владиславом Ачаловым и генералом армии Виктором Баранниковым соответственно (позже вместо Виктора Ерина министром внутренних дел назначили Андрея Дунаева). Замминистра обороны по версии Верховного Совета стал генерал-полковник Альберт Макашов. Когда Ачалов связался со штабом воздушно-десантных войск, первый заместитель командующего ВДВ Освальдас Пикаускас заявил, что поддерживает Верховный Совет и готов предоставить в распоряжение Ачалова штаб ВДВ. Но руководство Белого дома возможностью опереться на помощь десантников почему-то не воспользовалось.

В 1:00 состоялся телефонный разговор Ельцина с президентом США. Ельцин заручился поддержкой Билла Клинтона, как и чуть позже президента Франции Франсуа Миттерана и руководителей других государств «Большой семёрки».

23 сентября, четверг

Ельцин подписал указ № 1434 «О досрочных выборах президента РФ», назначив их на 12 июня 1994 года (впоследствии, 6 ноября 1993 года, он это решение отменил). Однако куда большее значение для разворачивающихся событий имел другой его указ этого дня — № 1435 «О социальных гарантиях для народных депутатов РФ созыва 1990–1995 годов». Бывшим народным избранникам в связи с указом № 1400 гарантировались, в частности, получение единовременного пособия в размере годовой зарплаты, определение пенсии не ниже 75% зарплаты на момент прекращения депутатских полномочий в случае достижения пенсионного возраста в означенный период и право на специальное медобслуживание и санаторно-курортное лечение до 30 июня 1995 года. Естественно, подразумевалось, что депутаты готовы незамедлительно сложить свои полномочия.

В ответ Верховный Совет принял закон «О внесении изменений и дополнений в Закон РФ "О статусе народного депутата"». В документе особо подчёркивалось: «Поддержка народными депутатами РФ государственного переворота или иных действий, направленных на насильственное изменение конституционного строя РФ, служит основанием для прекращения полномочий народных депутатов страны». Начался исход из Белого дома. Так, его покинули один из заместителей председателя Верховного Совета Николай Рябов (и вскоре Ельцин назначил его главой Центральной избирательной комиссии) и руководитель Комитета Верховного Совета по вопросам обороны и безопасности Сергей Степашин (его назначили замминистра безопасности).

Вечером была совершена попытка проникновения на территорию штаба Главного командования Объединённых вооружённых сил СНГ на Ленинградском проспекте. В перестрелке погиб старший участковый инспектор Хорошёвского отделения милиции Москвы Валерий Свириденко, ещё один милиционер получил ранение. Случайным выстрелом была убита пенсионерка Вера Малышева, выглянувшая из окна соседнего дома. Позже историк Александр Зевелев обратил внимание на то, что «арестованные, нападавшие на штаб СНГ, приведенные в милицию, были освобождены по указанию Московской городской прокуратуры и против них не было возбуждено уголовное дело». Это даёт повод полагать, что нападение на КПП штаба было не более чем попыткой провокации с целью обвинить сторонников Верховного Совета в противоправных действиях.

В 22:00 в Белом доме начал работу Х съезд народных депутатов. Председатель Верховного Совета Руслан Хасбулатов квалифицировал действия Ельцина как государственный переворот. Руцкой в качестве выхода из сложившейся ситуации предложил проведение одновременных перевыборов президента и парламента. Был подготовлен проект постановления съезда о назначении досрочных выборов президента и Верховного Совета на 11–12 декабря.

24 сентября, пятница

Х съезд народных депутатов принял постановление «О политическом положении в Российской Федерации в связи с государственным переворотом», один из пунктов которого гласил: «Признать все правовые акты, вышедшие за подписью Б.Н. Ельцина начиная с 20 часов 00 минут 21 сентября 1993 года, а также иные решения и акты, на них основанные, не имеющими юридической силы и не подлежащими исполнению на всей территории Российской Федерации». Генеральному прокурору предписывалось задействовать «предусмотренные законом меры к лицам, принявшим участие в подготовке и осуществлении государственного переворота». В шестом пункте постановления говорилось о признании необходимости проведения одновременных досрочных выборов президента и народных депутатов. Кроме того, съезд утвердил назначения министров, произведённые Верховным Советом.

В 5:45, воспользовавшись нападением на штаб-квартиру Объединённых войск СНГ, замминистра обороны РФ генерал армии Константин Кобец через генерал-лейтенанта Юрия Калинина предъявил Белому дому ультиматум: 1) немедленно освободить от должности «новоявленных руководителей», 2) выдать «зачинщиков акции на Ленинградском проспекте для предания их суду», 3) сдать оружие, 4) распустить депутатов. На выполнение требований давалось 24 часа.

После того как ультиматум был доставлен в Белый дом, мэр Москвы Юрий Лужков объявил о блокаде Дома Советов. По словам Лужкова, здание заблокировали, чтобы «не дать возможности оружию выплескиваться снова на улицы Москвы».

К этому моменту на съезд прибыли и зарегистрировались 689 депутатов. По свидетельству Олега Румянцева, бывшего тогда ответственным секретарём Конституционной комиссии РФ, продолжавшие «прибывать депутаты уже не могли попасть в здание Верховного Совета, но пытались передавать на съезд заявления о прибытии для участия в работе съезда».

Вечером председатель Конституционного суда Зорькин предложил так называемый нулевой вариант, суть которого заключалась в возвращении к ситуации, существовавшей до 21 сентября. Это предполагало одновременную отмену президентского указа № 1400 и решений парламента об отрешении Ельцина от должности.

25 сентября, суббота

В здании Конституционного суда была отключена спецсвязь.

В 19:00 Ельцин подписал указ № 1452 «Об ответственности лиц, препятствующих проведению поэтапного конституционного режима». Согласно указу таковых следовало увольнять со всех должностей. И соответствующие шаги президента не заставили себя ждать: он отстранил от исполнения обязанностей главу администрации Брянской области Юрия Лодкина.

В тот же день Ельциным был издан указ № 1449 «О социальных гарантиях для сотрудников аппарата бывшего Верховного Совета Российской Федерации и обслуживающего персонала», на основании которого названные лица считались отправленными в оплачиваемый отпуск. Вскоре часть персонала покинула Белый дом. С этого дня в здании возник дефицит уборщиц, посудомоек, официанток и т. д.

26 сентября, воскресенье

В 12:00 на Красной площади начался концерт Национального симфонического оркестра США под управлением Мстислава Ростроповича.

В 14:30 от Манежной площади к Моссовету двинулась колонна демонстрантов, скандировавших: «Ель-цин! Ель-цин! Мы с то-бой!»

После 15:00, по свидетельству Руцкого, к нему пришёл Степашин, предложивший покинуть Белый дом вместе с ним. Руцкой отказался. Затем Степашин говорил с Баранниковым, после чего тот отправился на Старую площадь для встречи с председателем Совета министров Виктором Черномырдиным. Присутствовавший при начале их разговора тогдашний первый вице-премьер Владимир Шумейко вспоминал, что Баранников сказал Черномырдину: «Цель моего пребывания в Белом доме — вывести оттуда всех там засевших и таким образом прекратить противоборство. Обещаю вам сделать это». Его замысел Черномырдин одобрил.

27 сентября, понедельник

Руководство пропрезидентского движения «Демократическая Россия» обратилось к Ельцину с предложением отвергнуть «нулевой вариант». В Кремле на совещании Ельцина с Черномырдиным, Грачёвым, Ериным и Голушко было принято решение предъявить Белому дому ультиматум и обозначить «последний срок сдачи оружия — 4 октября».

Вечером в интервью телепрограмме «Новости» Ельцин, говоря о возможности «нулевого варианта», заявил: «Я уже ни на какие компромиссы сейчас ни с какими органами не иду».

28 сентября, вторник

Около 5:30 началась операция по полному блокированию Белого дома. Были установлены три кольца оцепления. Подъезды и подходы к зданию перекрыли пожарными, поливальными и другими машинами, а также вдоль заслона протянули спираль Бруно — противопехотное заграждение в виде цилиндрической спирали диаметром 70–130 см, сплетённое из нескольких пересекающихся нитей колюче-режущей проволоки. Такие «меры предосторожности» были встречены криками: «Негодяи! Устроили концлагерь в центре Москвы». У гостиницы «Мир» появилась окрашенная в желтоватый маскировочный цвет боевая машина пехоты с мощным громкоговорителем. Началась идеологическая обработка защитников Белого дома, сразу же окрестивших эту БМП «жёлтым Геббельсом».

Вечером в районе станции метро «Баррикадная» (одной из ближайших к Дому Советов) произошли столкновения сторонников парламента с милицией. К счастью, обошлось без жертв.

В этот же день из поездки в США вернулся Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. На пресс-конференции в аэропорту Шереметьево он заявил: «Я буду обращаться ко всем ветвям власти в России, чтобы убедить их найти разумный компромисс».

Х съезд народных депутатов адресовал Патриарху Алексию II просьбу о вмешательстве в ситуацию. Впрочем, каких-либо иных шагов Верховный Совет не предпринимал, решив занять выжидательную позицию. «Недостает активных действий с нашей стороны. Удивляет безынициативность Руцкого», — записал тогда в дневнике председатель Комитета Верховного Совета по конституционному законодательству Владимир Исаков.

29 сентября, среда

Отдел внешних церковных сношений Московской патриархии распространил обращение Патриарха Алексия II. Глава Русской православной церкви призывал стоявших у власти: «Россия — на краю пропасти. Ныне мы перед выбором: или остановить безумие, или похоронить надежду на мирное будущее России. <…> Не совершайте никаких действий, могущих разрушить донельзя хрупкий мир! Не пытайтесь решить политические проблемы силой! <…> Никакие политические цели не могут препятствовать обеспечению находящихся в Белом доме медикаментами, пищей и водой, медицинской помощью. Нельзя допустить, чтобы физическое истощение спровоцировало людей на неконтролируемые насильственные действия. От имени Церкви я призываю противостоящие стороны к диалогу и предлагаю любую форму необходимого посредничества в это судьбоносное время».

30 сентября, четверг

В здании Конституционного суда открылось совещание, на котором присутствовали 54 представителя субъектов Российской Федерации, а также делегированные съездом главы обеих палат парламента Вениамин Соколов и Рамазан Абдулатипов. Представитель Патриарха архимандрит Феофан (Ашурков) сообщил, что Алексий II предлагает сторонам конфликта встретиться для переговоров в его резиденции — Свято-Даниловом монастыре. Участники совещания приняли меморандум, содержавший требования, во-первых, приостановить действие актов федеральных органов законодательной и исполнительной власти, изданных начиная с 20 часов 21 сентября 1993 года, а во-вторых, назначить проведение одновременных выборов президента и народных депутатов в срок не позднее февраля 1994 года.

В 16:00 в Кремле Ельцин встретился с Патриархом Алексием II, предложившим своё посредничество в переговорах между сторонами конфликта. Президент заявил о своём согласии начать переговоры и определил состав кремлёвской делегации, в которую вошли глава администрации президента Сергей Филатов, Юрий Лужков и вице-премьер Олег Сосковец.

1 октября, пятница

Ночью прошли переговоры, участниками которых стали председатель Совета республики Верховного Совета Вениамин Соколов и председатель Совета национальностей Верховного Совета Рамазан Абдулатипов, с одной стороны, и представители президента Сергей Филатов, Юрий Лужков и Олег Сосковец — с другой. В 2:40 ими был подписан Протокол № 1, который предусматривал сбор внештатного оружия, находившегося в Белом доме, и передачу его под охрану совместных контрольных групп сотрудников ГУВД Москвы и департамента охраны Дома Советов. Представители Кремля обещали немедленно восстановить в здании парламента электро- и теплоснабжение и включить необходимое количество городских телефонов. Об отмене указа № 1400 ничего не говорилось.

В 7:30 в Белый дом подали электроэнергию.

Когда Протокол № 1 доставили в Верховный Совет, его решительно отвергли члены военного совета обороны Белого дома Ачалов, Баранников и Дунаев. Съезд народных депутатов принял решение денонсировать подписанный ночью документ. По свидетельству Румянцева, Соколов «был вынужден признать, что он не имел полномочий от съезда для подписания Протокола № 1».

Позже, обращаясь к Абдулатипову, Хасбулатов с возмущением писал: «Подумайте хотя бы сейчас: председатели двух палат Верховного Совета согласились на полную капитуляцию высшего органа государственной власти в обмен… на что? Ни на что! В ваших "протоколах" не было ни единого слова об отмене указа № 1400. Разве вы забыли, что в соответствии с этим указом после восьми часов вечера 21 сентября перестали существовать Верховный Совет, съезд депутатов, Конституционный суд и т. д.? В каком тогда качестве вы подписывали "протоколы"?.. Ведь вас уже "не существовало" как председателей палат Верховного Совета. Для другой-то стороны ваши подписи не имели никакого значения точно так же, как и выполнение Х съездом условий этих протоколов не создавало для Кремля никаких обязательств, пока не был отменен указ № 1400!»

2 октября, суббота

Руцкой подписал указ № 31 «О Президиуме Совета министров — правительства Российской Федерации», которым за поддержку «антиконституционных действий бывшего президента Б.Н. Ельцина» освободил от занимаемых должностей председателя Совета министров Виктора Черномырдина и членов Президиума Совета министров Егора Гайдара, Владимира Шумейко, Олега Лобова, Сергея Шахрая, Александра Заверюху, Виктора Геращенко, Олега Сосковца, Владимира Квасова, Андрея Козырева, Бориса Фёдорова, Александра Шохина, Анатолия Чубайса и Юрия Ярова.

Утром на Смоленской площади стали собираться люди, вскоре там начался митинг. Днём ОМОН попытался его разогнать. Сделать этого не удалось, и манифестанты не расходились до 21:00.

В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» депутат Верховного Совета Виталий Уражцев объявил о намеченных на следующий день митингах (один из них должен был начаться в 14:00 у памятника Владимиру Ленину на Октябрьской, ныне Калужской, площади) и призвал москвичей идти к Белому дому.

3 октября, воскресенье

В 12:00 начался митинг на Смоленской площади. Его быстро разогнали.

В 14:00 открылся митинг сторонников Верховного Совета на Октябрьской площади. Около 14:30 его участники двинулись к Крымскому мосту, где их встретил милицейский кордон и солдаты внутренних войск МВД. «Началась драка, скрежет щитов, удары дубинок, крики, мат, первая кровь», — свидетельствовал один из очевидцев. Около 14:40 цепь была прорвана.

В 14:50, как утверждал генерал Анатолий Куликов, тогда занимавший пост командующего внутренними войсками МВД, толпа прорвала слабый кордон на Зубовской площади и захватила десять грузовиков, на которых приехали бойцы МВД. Вскоре демонстранты подошли к Белому дому. Впоследствии член Союза офицеров полковник Александр Марков, находившийся осенью 1993-го в стане защитников Белого дома, вспоминал: «3 октября разведка фиксировала десятки спецназовцев, переодетых в гражданскую форму одежды, которые внедрялись в ряды демонстрантов. Все они принимали активное участие в прорыве милицейских кордонов». Когда манифестанты пошли на прорыв оцепления Белого дома, люди, бывшие в здании, приветствовали их криками: «Мы победили! Банду Ельцина под суд!»

В 15:40 началась стрельба от гостиницы «Мир». Выстрелом из карабина был смертельно ранен полковник милиции Иван Шишаев, находившийся в рядах митингующих в гражданской одежде. Ранение в ногу получил журналист Владислав Шурыгин. Около 15:45 Руцкой с балкона Белого дома обратился к своим сторонникам с призывом штурмовать мэрию и телецентр «Останкино».

В 16:00 Ельцин объявил о введении чрезвычайного положения в Москве.

В 16:15 демонстранты ворвались в мэрию. Находившиеся там омоновцы и дзержинцы покинули здание через окна-стены первого этажа.

В 17:45 возглавляемая генералом Макашовым колонна машин со сторонниками парламента добралась до телецентра. На улице Академика Королёва начался митинг, появились журналисты. Ораторы требовали от охраны пропустить их в телецентр, сдать оружие и перейти на сторону Верховного Совета. В это время телекомплекс охраняло более 300 человек. Вскоре к ним прибыло пополнение, и охрана «Останкина» достигла 500 человек. На вооружении она имела не менее 320 автоматов, пулемётов, снайперских винтовок, 130 пистолетов, 12 гранатомётов, в том числе и РПГ-7. Руководил охраной телецентра заместитель командующего внутренними войсками генерал-майор Павел Голубец.

В 18:00 по телевидению был обнародован указ № 1575 президента Ельцина «О введении чрезвычайного положения в городе Москве».

В 19:00 по радио выступил мэр Москвы Юрий Лужков. Он заявил: «3 октября несанкционированные действия вооруженных бандитских групп, прикрывающихся митинговыми лозунгами, привели к выстрелам в городе и человеческим жертвам. <…> Всенародно избранный президент России Б.Н. Ельцин, правительство РФ, мэрия города Москвы принимают конкретные, необходимые меры к наведению порядка».

В 19:20 на улице Королёва после безуспешной попытки Макашова вступить в переговоры с бойцами «Витязя» к входу в АСК-3 двинулся грузовик. Ему удалось выдавить наружные двери, но дальше кабина не прошла. Около 19:30 у телецентра появилась колонна сторонников парламента, пешком пришедших от Белого дома. Через пару минут раздался выстрел, которым был ранен охранник Макашова. Затем охрана телецентра открыла ураганный огонь по сторонникам Верховного Совета. Он продолжался 15 минут.

Как записал в своих мемуарах Ельцин, в этот момент он сидел у телевизора и «стал свидетелем той же жуткой картины, что и вся страна». Ельцин вспоминал: «Первый канал "Останкино", третий и четвертый прекратили трансляцию. <…> В это время подразделение "Витязь" дивизии Дзержинского вело оборону технического центра "Останкина". Боевики, в арсенале которых были гранатометы, бронетранспортеры, уже захватили первый этаж здания и рвались к аппаратным».

Председатель Всероссийской государственной телерадиокомпании Олег Попцов свидетельствовал, что около 19:40 ему из «Останкина» позвонил руководитель Первого канала Вячеслав Брагин и сообщил, что «стреляют уже где-то у его кабинета» на десятом этаже. Впоследствии в книге «Хроника времён "царя Бориса"» Попцов признал, что «в действительности атакующие не захватили никаких первых, вторых и третьих этажей». «Они сделали пробоину в стене, но в здание… не вошли», — констатировал он.

Примерно в 19:50 возобновилась стрельба по демонстрантам. Появились убитые и раненые. Когда к телецентру прибыли машины скорой помощи, врачи и санитары также оказались под сильным огнём. Стрельба прекратилась в 20:05.

В 20:19 в Доме Советов произошло отключение электроэнергии.

В 20:40 вице-премьер Гайдар обратился в телеэфире к жителям Москвы с призывом собираться у Моссовета, чтобы при необходимости дать отпор сторонникам Верховного Совета.

Около 22:00 на улице Королёва по команде Голубца спецназовцы перенесли свои действия на улицу. Произошла стрельба, приведшая к многочисленным человеческим жертвам.

4 октября, понедельник

Ночью Белый дом покинули заместитель Хасбулатова Владимир Исправников и председатель Совета республики Соколов.

Около 2:00 Ельцин прибыл в Министерство обороны, где в кабинете Грачёва состоялось заседание Совета безопасности. Приглашённый на него заместитель начальника Службы безопасности президента РФ капитан 1-го ранга Геннадий Захаров предложил «решить задачу по Белому дому» при помощи танков. Это предложение и было принято. Около 3:00 Грачёв поставил перед собиравшимся уезжать Ельциным вопрос о получении от него письменного приказа на штурм Дома Советов. Тогдашний начальник Службы безопасности президента Александр Коржаков позже свидетельствовал: «Вернувшись в Кремль, Ельцин тотчас приказал Илюшину [первому помощнику президента. — О.Н.] подготовить документ. Подписал его и фельдсвязью отослал Грачеву». Руководство операцией Грачёв поручил своему заместителю, начальнику Главного оперативного управления Министерства обороны генерал-полковнику Георгию Кондратьеву.

В 5:00 Ельцин подписал указ № 1578 «О безотлагательных мерах по обеспечению режима чрезвычайного положения в городе Москве».

Министр иностранных дел Андрей Козырев, отвечая на вопрос журналистов о реакции международной общественности на события в российской столице, сказал: «Эта реакция сводится к одному: есть законно избранный президент, есть страна, которая его поддерживает, в то же время есть группа бандитов, которые перешли из разряда политической оппозиции в разряд бандитов необольшевистского типа, пытающихся решить политические проблемы силой. Поэтому в мире не только с поддержкой, но и с нетерпением ожидают жестких мер со стороны правительственных органов».

В 6:35, по свидетельству очевидцев, прозвучали первые выстрелы на перекрёстке Рочдельской улицы и улицы Николаева, где находилась одна из баррикад.

В 7:30 по внутренней трансляции защитники здания услышали команду Руцкого: «На огонь не отвечать».

Именно в 7:30, как отмечал Анатолий Куликов в книге «Тяжёлые звёзды», сводная рота одной из частей внутренних войск, «разворачиваясь на Краснопресненской набережной, подверглась обстрелу из гранатометов и крупнокалиберных пулеметов, в результате чего два наших бронетранспортера были подбиты, двое наших военнослужащих были убиты, а шестеро ранены». Генерал подчёркивал: «…не исключаю, что огонь по нашим бэтээрам велся по ошибке "афганцами", которых таманцы посадили в свои бронетранспортеры в надежде, что в бою от них будет больше толку, нежели от солдат срочной службы. Но их, возможно, не проинструктировали правильно. Не исключаю, что в тревожной обстановке кто-то из них растерялся и принял бэтээры внутренних войск за неожиданное подкрепление противника».

В 9:45 расположившиеся на Калининском (ныне Новоарбатском) мосту танки начали стрельбу по верхним этажам Дома Советов. Здание стало окутываться клубами дыма.

В 14:00 на Краснопресненской набережной появились президент Калмыкии Кирсан Илюмжинов и президент Ингушетии Руслан Аушев. Через несколько минут они поднялись в кабинет Хасбулатова. После переговоров Руцкой и Хасбулатов согласились сдать оружие и «выбросить белый флаг».

В 15:58 стрельба по Дому Советов прекратилась.

В 16:50 бойцы группы «Альфа» подогнали к Белому дому автобусы. Капитулировавших защитников Верховного Совета стали выводить на улицу.

Согласно данным Комиссии Государственной думы по дополнительному изучению и анализу событий, происходивших в Москве с 21 сентября по 5 октября 1993-го, всего в столице тогда погибли 158 человек — 130 гражданских лиц и 28 военнослужащих и сотрудников милиции. Были ранены или получили иные телесные повреждения 423 человека — 321 гражданское лицо, 100 военнослужащих и сотрудников милиции, 2 сотрудника охраны Кирсана Илюмжинова.

Самому юному из погибших — Косте Калинину — было 14 лет, самому старшему — инвалиду Великой Отечественной войны Константину Дмитриевичу Чижикову — 75.

Читайте дальше