Мюнхен-1938

Вопросы Задавал Никита Брусиловский

К годовщине подписания соглашения, оформившего раздел Чехословакии и давшего зелёный свет гитлеровским захватам в Европе, в Выставочном зале федеральных архивов открывается выставка, подробно освещающая подготовку, ход и результаты Мюнхенской конференции 1938 года. Экспозиция под названием «Мюнхен-38: на пороге катастрофы» подготовлена ведущими архивами и музеями России. О том, что смогут увидеть посетители зала на Большой Пироговской улице, «Историку» рассказали ведущий специалист Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ) Рефат Султанов и главный специалист Российского государственного военного архива (РГВА) Валерий Арцыбашев.

Документы рассекречены специально к выставке

— По какому принципу построена экспозиция?

В.А.: Мы оборудовали три зала. Первый разделён на две части, итого выходит четыре раздела. Первый из них хронологически охватывает период с ноября 37-го года до нач. сентября 1938 года. Именно 5 ноября 1937 года в Берлине состоялось совещание военно-политического руководства Германии, на котором было принято решение аннексировать Австрию и Чехословакию, то есть приступить к практической реализации завоевательных планов на европейском континенте. Далее, вторая часть первого зала представляет сентябрьский кризис 1938 года, то есть канун Мюнхенской конференции. Второй зал, центральный по замыслу, полностью посвящён Мюнхенской конференции — событиям 29–30 сентября 1938 года, от начала конференции до её результатов. И третий зал — это последствия соглашения. Зал будет освещать период с сентября 1938 года по март 1939 года, когда Чехословакия прекратила своё существование как суверенное государство. Была создана «независимая» Словакия, чешские земли превращены в протекторат Богемия-Моравия в составе Германии, а Закарпатье захвачено Венгрией.

— А какова конечная точка экспозиции? С какого момента речь идёт о подготовке к полномасштабной войне в Европе, а не просто об аннексиях?

В.А.: Для Гитлера Вторая мировая война была давно уже делом решённым. И как раз с ноября 1937 года начинается полномасштабная подготовка к развязыванию войны. Ликвидация Австрии и Чехословакии была составной частью этого процесса. Можно говорить о том, что Чехословакия, связанная пактами о взаимопомощи с Францией и СССР, являлась серьёзным препятствием для экспансии Германии в Европе.

Выставка заканчивается двумя тематическими блоками: вхождение немецких войск в Прагу и оккупация венграми Закарпатья. Фактически была установлена общая венгерско-польская граница. В экспозиции будет представлена фотография из Архива кинофотодокументов в Красногорске, на которой венгерские и польские военнослужащие приветствуют друг друга. Это трофейные фотографии, полученные во время войны.

— Расскажите, пожалуйста, подробнее о трофейных фотографиях.

В.А.: Это фотографии известных мировых информационных агентств, чьи корреспонденты следовали за главными героями конференции. Накануне конференции постоянно проводились совещания: то французы ездили в Лондон, то представители британского правительства посещали Париж. И их, конечно, фотографировали. Это официальные снимки, сделанные журналистами.

У нас есть и постановочная фотография, сделанная на могиле первого чехословацкого президента Томаша Гаррига Масарика: около неё на коленях стоит чехословацкий солдат и молится за свою страну. Это 17 октября 1938 года, уже после Мюнхенского соглашения, но ещё до аннексии Богемии и Моравии.

— Какие документы будут представлены в экспозиции?

Р.С.: Прежде всего текст Мюнхенского соглашения на французском языке. Это копия, найденная в РГВА. Она из трофейных документов, изначально отложилась в польских фондах. Известно, что Польша тоже имела претензии к Чехословакии, причём польское правительство направляло в Прагу документы на французском языке, а не на польском или чешском. Французский в то время, по сути, был основным языком международного общения и дипломатической переписки.

Также в ГАРФе были выявлены протокольная запись самой Мюнхенской конференции и заметки сотрудника МИДа нацистской Германии Эриха Кордта. Эти документы были засекречены, их рассекретили специально к выставке, и они будут представлены публике впервые. Помимо этого посетители увидят текст англо-германского соглашения от 30 сентября 1938 года — фактически это пакт о ненападении. Будут выставлены фотографии самой конференции, приезд участников, миссии за столом, фотографии всей четвёрки — Муссолини, Гитлер, Чемберлен и Даладье. И, конечно, снимок, сделанный в момент подписания итогового документа. Это фотографии из красногорского архива и РГВА.

В.А.: Была проделана большая подготовительная работа в государственных и ведомственных архивах. Выявлены и отобраны для интернет-проекта, который откроется в дни проведения выставки, 480 документов, в том числе более сотни рассекреченных фотографий. В экспозиции представлено в два раза меньше, так как помещения не позволяют разместить всё сразу, но ознакомиться с полным объёмом материалов можно будет в рамках интернет-проекта.

— Вы упомянули ведомственные архивы. Что из них взято для выставки?

В.А.: В первую очередь нам помогли Архив президента РФ и Архив внешней политики РФ. Это дипломатическая переписка, несколько десятков шифротелеграмм полпредов в Москву и переписка между НКИД и полпредствами в зарубежных странах. Также мы попытались (надеюсь, это будет хорошо видно на выставке) добавить военную составляющую. Помимо разработки планов нападения на Чехословакию иностранные спецслужбы (не только германские) вели настоящую войну против Чехословакии, используя иррегулярные вооружённые формирования: Судетский добровольческий корпус, польские боевые отряды (легион «Заользье») и другие. А в Архиве президента была обнаружена запись беседы лорда Галифакса и Гитлера.

— Расскажите, пожалуйста, подробнее об этом документе.

Р.С.: Из этого документа мы понимаем, что англичане дали добро Гитлеру на захват Австрии и Чехословакии. Лорд Галифакс заверил германского фюрера, что Великобритания не выступит против изменения границ в Центральной Европе и не против поглощения Австрии и Чехословакии при условии, что этот процесс будет мирным, а не военным. То есть англичане уже в ноябре 1937 года дали Гитлеру зелёный свет на территориальную экспансию. В газетах, по линии официальной дипломатии они выражали негодование, делали предупреждения во время аншлюса Австрии в марте 1938 года. Но это были лишь слова.

Польско-германский союз

— Как вы думаете, почему в Европе не сложилась система коллективной безопасности, с помощью которой можно было бы дать Гитлеру отпор?

Р.С.: У Чехословакии 2 мая 1935 года был подписан договор о безопасности с Францией, а спустя две недели такой же договор подписан с СССР. Однако Советскому Союзу не доверяли англичане и французы, не желавшие участия Сталина в решении европейских вопросов (идеологические разногласия накладывали свой отпечаток). Кроме того, весной-летом 1938 года они по дипломатической линии заверяли Чехословакию, что СССР не придёт ей на помощь и надеяться на него не стоит. Во-первых, нет общей границы, а, во-вторых, репрессии очень подкосили Красную армию и её офицерский состав, поэтому она не способна оказывать какую-либо помощь. При этом Москва до последнего момента заявляла, что если Прага попросит помощи, то Красная армия выполнит свои обязательства. Когда начался сентябрьский кризис 1938 года, войска, стоявшие на западной границе, были приведены в боевую готовность. Но Чехословакия помощи не попросила.

Что же касается Великобритании и Франции, то они заняли двойственную позицию. Им было выгоднее отдать Чехословакию Гитлеру и полякам с венграми, лишь бы в их странах было спокойнее. Они думали, что это приведёт к умиротворению Германии.

— А что предпринимала советская дипломатия?

Р.С.: Весной 1938 года в интервью западным журналистам нарком иностранных дел Максим Литвинов заявил, что при желании Румынии и Польши пропустить Красную армию через их территории Москва поможет Чехословакии. Проблема была в отсутствии общей советско-чехословацкой границы, требовалось разрешение Румынии и Польши.

— В целом документы, представленные на выставке, позволяют точно реконструировать картину произошедшего непосредственно на самой конференции, её ход?

В.А.: Второй зал будет насыщен фотографиями начиная с момента сбора в Мюнхене. Чемберлен и Даладье прибыли на самолёте, а Гитлер лично выехал на границу для встречи с Муссолини, и далее они уже на машине возвращались в Мюнхен. Есть снимки, как Чемберлен и Даладье приземляются в Мюнхене, едут в фюрербау (незадолго до того построенная резиденция Гитлера, где проходила конференция). Есть и такой снимок: Гитлер и Муссолини в открытом автомобиле едут на конференцию. Мы даже нашли в ГАРФе фотографии интерьеров дома, где было заключено соглашение: конференц-зала, комнаты для совещаний, холла, кабинета Гитлера. Основа выставки — это фотоматериалы.

— Будут ли на выставке представлены музейные предметы и откуда?

Р.С.: Да, в формировании экспозиции принимал участие Центральный музей Великой Отечественной войны. Будет выставлена медаль двух аншлюсов, выпущенная в гитлеровской Германии. Она называется «В память 1 октября». Также из РГВА будет макет немецкой винтовки, иллюстрирующий события марта 1939 года. Шинель с погонами лейтенанта вермахта образца 1935 года, а Государственный Исторический музей представит пехотную каску и фуражку унтер-офицера.

В.А.: Также Музей МИДа доставит нам папку для шифротелеграмм и секретных документов.

— Было ли неизбежно участие Польши и Венгрии в разделе Чехословакии?

Р.С.: Неизбежно, так как все эти государства образовались после распада Австро-Венгерской империи в 1918 году. Венгрия уже тогда имела претензии к Чехословакии на Южную Словакию и Закарпатье, чуть позже Польша заявила о правах на Тешинскую Силезию. Немаловажную роль сыграла поддержка Гитлером польских и венгерских притязаний на чехословацкие земли. Де-факто Германия и Польша в 1938 году являлись союзниками.

В.А.: У нас будет представлен один очень интересный рассекреченный документ — донесение советских разведчиков из Рима, поступившее в Москву 25 сентября 1938 года. В нём прямо говорится, что Гитлер и Муссолини разделили между собой роли: первый кардинальным образом будет решать чешский вопрос, а второй — поддерживать притязания Венгрии и Польши, которые впоследствии поддержит и Гитлер. Что касается отношений между Германией и Польшей до 1939 года, то следует отметить следующий факт. Генштаб СССР не исключал нападения на Советский Союз со стороны объединённого польско-германского блока.

Также в Российском государственном архиве социально-политической истории (РГАСПИ) обнаружена докладная записка Сталину от наркома иностранных дел Максима Литвинова с предложением обратиться к правительству Франции с запросом по поводу её союзных договорённостей с Польшей для удержания поляков от намерения отторгнуть часть территории Чехословакии, воспользовавшись германским наступлением. Это было ещё в мае 1938 года. Литвинов писал, что Польша практически не скрывает своих захватнических намерений в отношении соседа. Политбюро ЦК ВКП(б) приняло решение сделать соответствующий запрос правительству Франции, но Польша, в свою очередь, от ответа уклонилась.

Есть в РГВА также трофейный документ польской военной разведки. Это агентурные донесения в Генштаб Войска польского о дестабилизации обстановки на территории Чехословакии, о действиях боевых отрядов польского легиона «Заользье» в 20-х числах сентября 1938 года. Это была полномасштабная диверсионно-провокационная деятельность, направленная на дестабилизацию обстановки в Чехословацкой Республике.

Изюминка нашей выставки и сопутствующего ей интернет-проекта такова: мы даём трофейные документы, которые позволяют взглянуть на события, непосредственно предшествовавшие Второй мировой войне, не только с советской стороны, но и глазами других участников событий: немцев, поляков, чехов, французов.

Выставка «Мюнхен-38: на пороге катастрофы»

С 20 сентября по 14 октября 2018 года

Адрес: Москва, улица Большая Пироговская, 17.

Режим работы: Со среды по воскресенье с 12:00 до 18.00 (вход до 17:15); выходные – понедельник и вторник. Вход свободный по предъявлению паспорта или иного документа, удостоверяющего личность.

Читайте дальше

01:30 14.09.2018

Один из бывших