Выбор князя

Дмитрий Беличенко

«Св. Александр Невский принимает папских легатов». Худ.  Г.И. Семирадский, 1877 

Художник Генрих Семирадский, один из известнейших представителей позднего академизма, посвятил множество картин солнечному Риму, античной Греции, библейским сюжетам, славянской и древнегреческой мифологии. Эстетическое начало вкупе с богатой предметной составляющей на его картинах давали возможность русской интеллигенции обвинять художника в безыдейности, а Павел Третьяков принципиально не покупал его картин для знаменитой галереи, отказывая ему в праве называться русским художником. Тем не менее Семирадский известен многим, даже далёким от мира искусства людям благодаря картине «Св. Александр Невский принимает папских легатов».

Судьба этой композиции, которую современники называли достаточно спорной, была короткой и трагичной. Получив государственный заказ на роспись северной части храма Христа Спасителя в Москве в 1877 году, художник сделал четыре сюжета из жизни Александра Невского. Это посещение Александром Ярославовичем ханской ставки в Золотой Орде после Невской битвы; приём князем папских послов; смерть князя в Городце после пострижения в монахи; чудо при погребении князя в Рождественской церкви во Владимире. Эскизы были утверждены, и фрески выполнены всего за 15 дней. Уже в 1900 году сюжет «Александр Невский принимает папских легатов» сильно пострадал от сырости, а в 1931 году храм Христа Спасителя взорвали, чтобы построить на его месте Дворец Советов. Так что картина сохранилась лишь в предварительных эскизах и фотографиях.

Тем не менее она и сегодня выглядит на редкость актуально. Известно, что переговоры между Александром Ярославовичем и римским папой Иннокентием IV шли с 1248 года. Существуют два послания папы Александру Невскому. По устоявшейся версии, подтвердить или опровергнуть которую сейчас затруднительно, в феврале 1252 года во Владимир приехали два кардинала, Галд и Гемонт, чтобы предложить «герцогу Суздальскому», как назывался в документе за подписью папы Александр Ярославович, изучить и принять учение католической церкви. Александру Невскому предлагалось дать добро на воссоединение церквей (по уже опробованному с Даниилом Галицким варианту, который потом найдёт своё воплощение во Флорентийской унии). Папа же обещал всемерную помощь в борьбе с монгольским нашествием; уверял, что отец князя перед смертью в Каракоруме принял католичество. В общем, намекал на европейский выбор. Заодно просил предупредить магистра Тевтонского ордена, если монголам заблагорассудится снова напасть на Европу.

Много позже, в другой эпохе и по другому поводу, Иосиф Сталин, когда ему сообщили, что папа римский недоволен, спросил: «А сколько у него дивизий?».

Собственных дивизий у папы римского не было, а возможности помощи сводились к объявлению крестовых походов, что так и не помогло в результате несчастному Даниилу Галицкому. Зато экспансия католицизма на русские земли могла иметь необратимые последствия, и митрополита Кирилла не обманывало обещание сохранить обряды православной церкви в неприкосновенности.

Вглядимся в картину. Бревенчатые стены на заднем плане наглядно показывают нам качество дворца, в котором Александр Ярославович принимает послов. Поза князя на языке жестов говорит об отсутствии интереса к собеседнику: он уже всё решил для себя. О том же сообщает и решительный вид митрополита Кирилла, стоящего по правую руку от князя. На одном из вариантов картины на князе красуется шапка Мономаха, напрочь ломая историческую достоверность, но на самой фреске её нет. Зато на обеих вариантах есть иконостас, символизирующий связь с Церковью, и другой символ — доспехи на одном и оружный воин на другом варианте: за спиной князя объединились сила и вера.

Современники ругали картину за роскошь, в которой утопает Александр Невский; за то, что лиц там почти не разглядеть: хорошо видны только митрополит, князь и один из римских легатов, остальные лица смазаны. И говорили о том, что фигура князя, развалившегося на троне, вызывает антипатию.

Однако если обратиться к творчеству Генриха Ипполитовича Семирадского (кстати, католика по вероисповеданию), то можно увидеть: чаще всего внутреннее состояние героев передаётся им через вещный мир, окружающий персонажей. Настолько, что люди и предметы для него почти равнозначны. И насколько не похожи его сонные и величественные пейзажи, его сюжеты, где всегда много солнца, тепла и неги, на скупые по цветам и схематичные, без любования каждой деталью, сцены из жития Александра Невского. Без сомнения, картина «Св. Александр Невский принимает папских легатов» во многом знаковая. И при этом почти случайная в творчестве человека, посвятившего себя служению красоте.

Ученик Карла Брюллова, любитель музыки; замкнувшийся в себе и постоянно сомневающийся, своеобразный Афанасий Фет в живописи, нелюбимый в век социальных потрясений и активной гражданской позиции... После смерти в 1902 году его назвали последним классиком русского искусства, а картины его заняли достойное место в мировом историческом наследии.

Эскизы к картине Семирадского «Св. Александр Невский принимает папских легатов» хранятся в Русском музее.

Читайте дальше