Петрозаводск: кузница боевой славы

Наталья и Григорий Емельяновы

Почётное звание «Город воинской славы» присуждается в нашей стране с 2006 года. Отчасти это продолжение замечательной традиции, заданной советскими городами-героями, отчасти — дань исторической справедливости, ведь титульно-геройских городов в разы меньше, чем славных и памятных вех на боевом пути нашего солдата. За восемь с половиной лет почётный венок осенил 45 российских городов. Может быть, о героизме их жителей и сражавшихся за них солдат известно меньше, чем о подвигах москвичей или ленинградцев, но их вклад в Победу тоже значителен. Петрозаводск стал в этом списке 44-м.

Людей, не близко знакомых с военной историей, думается, удивил выбор — уж очень мирно выглядит сегодняшний Петрозаводск. Современно (старины не слишком много, и в глаза она не враз бросается) и по-своему эффектно. Безбрежная гладь Онеги, спокойной в отличие от сестрицы Ладоги, да умиротворяющая природная красота Олонецкой Карелии. Откуда ж пушек гром? Да ведь, если вдуматься, как раз отсюда. Стоит только вспомнить историю города…

Заложен он был Петром I почти одновременно с Санкт-Петербургом. Правда, городом стал не сразу, Петрозаводском — тоже. Сначала был заводом, назывался Шуйским (по речке Шуе). Итак, 1703 год. Бросок к побережью Балтики — и вот Карелия  ближний стратегический тыл клубящегося в Ингерманландии фронта. А что такое Онежская земля? Это мы сейчас говорим: вода и дерево, а при Петре и до него знали другое — металлургию. Бронзу в Олонецкой Карелии лили ещё 2 тыс. лет назад. А к началу Северной войны тут вполне успешно работало несколько частных металлургических заводов: сырьё, можно сказать, под ногами, местные крестьяне в литейном деле толк знали и быстро переучивались из кустарей в промышленные рабочие. Кстати, онежское железо за рубежом ценилось на уровне шведского, то есть довольно высоко.

Итак, Олонецкая Карелия. Ближе, чем Тула, и куда ближе, чем Урал. Однако «частники» явно не потянули бы эту бездонную бочку — снабжение воюющей армии. Государю — государев завод, решил Пётр, и по указу царя возвели новейшее по тем временам оружейное предприятие. Фактически это был завод-крепость со своими земляными укреплениями, артиллерией, гарнизоном. За полгода производство раскрутилось с нуля на полную мощность, став во главе российской тяжёлой индустрии. Петровский завод отливал пушки, снаряды, производил холодное и огнестрельное оружие, а также всевозможные корабельные снасти для зарождавшегося флота. Заводские рабочие селились неподалёку — так образовалась Петровская слобода, прообраз будущего города.

Пётр, кстати, и сам часто живал здесь. Для монарха построили дворец… ясное дело, в петровском понимании этого слова. В наши дни сооружения, проходящие по классу «загородная дача», попышнее встречаются. Однако первый русский император ценил скромность. В этом смысле деревянное двухэтажное строение выгодно отличалось от монарших хором тогдашней Европы. Рядом до 1920-х годов стояла деревянная же, ярусная, с вогнутым «в голландском вкусе» шпилем Петропавловская церковь — архитектурная жемчужина Петрозаводска и его визитная карточка, создающая уникальный, запоминающийся силуэт города и с суши, и с воды. Под шпилем находился маяк для бороздящих Онегу судов, его же Пётр I использовал как обсерваторию. В XIX веке церковь стала кафедральным собором Олонецкой епархии, а в 1924 году погибла в пожаре. Вместе с ней сгорела (вернее, обгорела до состояния «реставрации не подлежит») каменная Воскресенская церковь. Несколько лет спустя взорвали третий храм на Соборной площади — Свято-Духов собор, из «образцовых» проектов архитектора Константина Тона. Не стало архитектурного памятника трёх эпох — не стало «визиточного» образа Петрозаводска. Впрочем, впереди была война, и городу предстояло снова кардинально изменить свой облик. Сейчас не осталось ни петровского дворца, ни петровских заводов — только парк культуры и отдыха. Правда, выросший из дворцового парка, деревья в котором сажал сам Пётр Алексеевич.

Петрозаводск был заложен Петром I

почти одновременно с Санкт-Петербургом

Не затянулось ли лирическое отступление? Вернёмся в XVIII век. Петровские заводы гонят продукцию, которая помогает добиваться на полях сражений славных викторий, куют русский меч, забравший в конце концов у шведов имперскую корону… Кончилась Северная война, умер Пётр, прошла эпоха богатырей — наступило время дележа власти и казны... Короче, завод «успешно» развалили через три десятилетия после его основания. В 1734 году. Жизнь в Петровской слободе замерла. Кто не съехал — разобрал производственные корпуса на бут и щебень, домны поломались, а оборудование сбагрили по цене железного лома. И, когда Екатерине II вновь понадобились пушки, новый завод пришлось строить с нуля. Заложенный в 1773-м, через год он выпустил первое орудие.

Завод, получивший название Александровского, стал одним из крупнейших поставщиков вооружения и очень скоро показал качество: карельские орудия превзошли карронскую артиллерию. Петровская слобода превратилась сначала в уездный, а затем в губернский город Петрозаводск. Функции административного центра он перехватил у Олонца в 1782-м, создав своего рода топонимический парадокс: губерния по-прежнему Олонецкая, а центр — в Петрозаводске.

Муздрамтеатр Петрозаводска

А ещё Александровский завод прославился первой в России колейной железной дорогой, которую тогда называли «колёсным чугунопроводом». Построили её, обратите внимание, в 1788 году! Правда, была она недлинной — только 170 м, да и использовалась в чисто производственных целях — для перекатки тяжёлых орудий от домны в сверлильный цех. Зато фрагменты 200-летней «чугунки» целы до сих пор. Их можно увидеть, например, у городского краеведческого музея.

Между прочим, Петрозаводск славился не одним оружием. Здесь собирали паровые машины и станки, в том числе для чеканки золотых монет. Более того, Александровский завод получил эксклюзивное право на изготовление мер веса и объёма (это и сами весы, и гири к ним). Причём на все товары ставили «секретный штампель», чтобы кустарям-самородкам неповадно было их подделывать.

А пушки… Карельские пушки участвовали в десятках сражений. Из них, говорят, стреляли со своих кораблей Фёдор Ушаков и Павел Нахимов.

Трагичной была участь Петрозаводска и в годы Великой Отечественной войны. В 1941 году Финляндия с готовностью присоединилась к фашистской Германии, финские солдаты перешли советскую границу всего через несколько дней после нападения немцев на СССР. Причин тому выявилось несколько. Во-первых, финны сами боялись попасть под немецкую оккупацию, ведь вермахт к тому времени занял Норвегию, а оттуда до Суоми рукой подать. Во-вторых, уж очень им хотелось отомстить за «талвисоту» — Советско-финскую войну 1939–1940 годов, которую они проиграли. Ну и, в-третьих (но не в-последних!), в стране до сих пор были сильны антисоветские настроения, равно как и желание отхватить себе Карелию.

Разрушенная при отходе Красной армии центральная часть Петрозаводска

Бои шли за каждое село, но, несмотря на сопротивление наших бойцов, общая обстановка первых месяцев войны складывалась катастрофически не в их пользу. Уже в июле финны стояли у Ладожского озера, а к сентябрю наступали сразу по трём направлениям — Олонецкому, Сортавальскому и Петрозаводскому. В ответ советское командование сформировало отдельный фронт — Карельский. Он протянулся на 1,5 тыс. км и действовал три с половиной года… Хотя тогда, в 1941-м, удержать всю Карелию не удалось. Осенью финны захватили Карельский перешеек и Северное Приладожье, затем, встретившись с немецкими войсками, замкнули блокаду Ленинграда и начали развивать наступление в направлении стратегически важной артерии Советского Союза — Мурманской железной дороги, по которой из северного порта шли доставляемые по ленд-лизу грузы. Более того, Финляндия позволила немецким лётчикам дислоцироваться на своих аэродромах, чтобы тем было сподручнее бомбить Мурманск и Кольский полуостров.

За долгое время оккупации

Петрозаводск и все его улицы переименовали на финский лад

Петрозаводск финны взяли в октябре 1941 года. На столицу советской Карелии бросили более половины финской Карельской армии. Защитников города насчитывалось в несколько раз меньше: около 18 тыс. солдат, три с небольшим десятка орудий, каких-то 30 танков… Значительную долю тягот оборонительных сражений пришлось взвалить на себя ополченцам, добровольцам из комсомола, бойцам сводных отрядов НКВД, партизанам. Увы, их героические усилия оказались тщетными. Финны, что называется, «задавили числом».

За долгое время оккупации — 1000 дней! — Петрозаводск и все его улицы переименовали на финский лад. Это было самое страшное время в истории карельской столицы: в городе действовало несколько концлагерей, в том числе детских… Всего через карельские лагерные застенки прошло более 64 тыс. наших граждан.

Свирско-Петрозаводская операция по освобождению Карелии началась практически ровно через три года после финского вторжения — 21 июня 1944-го. Советские войска двигались быстро, финны сдавали многие населённые пункты без боя: к тому времени их воинственный задор иссяк, среди руководства страны и среди простых людей брало верх мнение, что с Советским Союзом лучше не ссориться. Более того, по данным разведки, финны не собирались удерживать и Петрозаводск.

И.Н. Шрёдер, И.А. Монигетти. Памятник основателю города Петру I

Впрочем, по жестоким законам военного времени, вместо того чтобы просто оставить город, они начали в срочном порядке его минировать. Иван Молчанов, командир одного из батальонов морской пехоты, очищавших Петрозаводск от мин, позже вспоминал: «В городе и порту огромные разрушения — электростанции, мосты, промышленные предприятия уничтожены, кругом мины. Мрачную картину представляли пять городских концлагерей — высокие ограды из колючей проволоки…»

9 августа 1944 года Свирско-Петрозаводская операция завершилась. И, хотя абсолютного успеха добиться не удалось (финскую армию скорее выдавили из Карелии, чем разбили), на этом театре боевых действий фактически установился довоенный статус-кво, ну а в Хельсинки отнюдь не горели желанием лишний раз испытывать судьбу и стараться остановить советский вал на своей территории. Вряд ли финны знали, что и Ставка не очень-то стремится развивать наступление в Финляндии: к осени 1944 года этот фронт стал глубоко второстепенным. Да даже если бы и знали, это на тот момент всё равно ничего не решало. Финляндия искала выхода из войны, и поражение в Свирско-Петрозаводской операции ускорило поиски. В первые дни сентября стрельба по обе стороны линии фронта стихла, противоборствующим войскам сообщили, что в дело вступили дипломаты. И уже 19-го числа было подписано перемирие.

Знамя именно Карельского фронта

несут впереди на парадах Победы

В честь освобождения Петрозаводска Москва дала салют из 324 орудий. Через месяц всю Карелию очистили от врагов. А на Параде Победы сводный полк Карельского фронта шёл первым. Традиция сохранилась на долгие годы: знамя именно этого фронта всегда несли впереди.

Наталья и Григорий Емельяновы

Читайте дальше