«лучшая бомба» бориса савинкова

Максим Лаврентьев

На стене духовной семинарии в варшавском районе Saska висит скромная мемориальная доска. На доске незапоминающееся лицо усатого человека в военной форме. Надпись гласит: «Генерал Войска Польского Станислав Булак-Балахович, 1883–1940. Командующий белорусской союзной армией, сражавшейся за независимость Польши в войне 1920 года. Создатель и командир Отдельной специальной группы, принимавшей участие в обороне Варшавы в сентябре 1939 года. После капитуляции создатель “Военной конфедерации”. Предательски убит 10 мая 1940 года в Саской Кемпе». Как говорится, простенько, но со вкусом. И всё-таки чересчур уж многословно, можно было бы выразиться лаконичнее: бандит.

Весной 1920-го он уже в Бресте, формирует партизанский отряд и помогает полякам бороться с красными в Полесье. Сносится с Борисом Савинковым, талантливым литератором и беспринципным прохвостом, организатором громких террористических актов в Российской империи (в частности, он осуществлял непосредственный контроль за Иваном Каляевым, убийцей великого князя Сергея Александровича). Савинков, привыкший проливать кровь чужими руками, восторженно отзывался о новоприобретённом знакомце: «Балахович — лучшая бомба, которая когда-либо была у меня в руках».

Хотя в отличие от наивного романтика Каляева «батька» ни в коем случае не являлся идейным борцом. Правда, и он не лишён был странных фантазий. Когда Савинков сагитировал достаточное количество разной сволочи вступить в ряды Народно-Демократической армии балаховцев, а в октябре паны заключили перемирие с большевиками, согласно которому они не могли официально терпеть на своей территории посторонние вооружённые формирования, пёстрое войско Булак-Балаховича двинулось походом в Белоруссию. Вооружённая банда захватила Мозырь, где «батька» торжественно развернул заранее припасённое бело-красно-белое знамя, ставшее позднее — на несколько лет в нач. 1990-х — государственным флагом Республики Беларусь, провозгласил независимое Белорусское государство, а себя — его верховным главнокомандующим. И приступил к экспроприациям и погромам — уж тут-то ему удалось, что называется, развернуться.

За пару недель хозяйничанья в Мозыре и его окрестностях бандиты ограбили около двадцати тыс. евреев, убили свыше трёхсот. Более пятисот женщин были изнасилованы. Главнокомандующий, обращаясь к одному из подручных атаманов, возмутившемуся какой-то слишком уж миролюбивой по отношению к сынам Израиля печатной прокламацией, так сформулировал своё жизненное кредо: «Бросьте, генерал: как бил жидов, так и буду бить».

18 ноября Красная армия вышвырнула балаховцев из Мозыря. Вскоре в Москве была принята радиограмма: «26 ноября ночью остатки армии Балаховича перешли на польскую территорию, где были немедленно разоружены поляками в присутствии представителя Советской России, специально для этого прибывшего. Савинков совершенно отказался от Балаховича».

Дальнейшая биография «батьки» умещается в считаные строки. Перейдя в прежнем звании уже официально на польскую службу и получив лесную концессию в Беловежской Пуще, Станислав Булак-Балахович женился в третий раз, отпустил усы ещё больше и зажил комфортно, тратя добытые с кровью денежки. В 1926 году участвовал в Майском перевороте, установившем в Польше военную диктатуру Пилсудского. Писал книжки о будущей войне с немцами, возглавлял ветеранскую организацию. Правда, всю оставшуюся жизнь опасался покушения (его брата Юзефа ликвидировала советская разведка). Его действительно застрелили прямо на варшавской улице в мае 1940-го, но не энкаведэшники, а гестаповцы. Новым хозяевам живой «батька» оказался неинтересен.

Читайте дальше