Александр грибоедов. погибший за россию

Арсений Замостьянов

Священна память дипломатов, которые честно отстаивали интересы России и погибли при исполнении своих обязанностей. Самый известный из них был ещё и выдающимся поэтом и мыслителем.

30 января 1829 года духовные власти объявили русским священную войну. Толпа, собравшаяся у мечети, направилась к дому русской миссии. Начался кровавый погром. В тот день в Тегеране уничтожили  весь состав посольства, уцелел один старший секретарь Иван Мальцов, человек необычайно осторожный. Он предлагал спасение и Грибоедову. Требовалось лишь спрятаться, уйти в подземные ходы… «Русский дворянин в прятки не играет» — таков был ответ. Гибель его была гордой и смелой. С саблей встретил незваных гостей, потребовал от них повиновения. Ведь он находился на территории России! Охрана посольства — 35 казаков — достойно отразила нападение. Десятки разъярённых фанатиков навсегда остались на мостовой, но и казаки погибли все до одного. Погиб и Александр Сергеевич. Получив удар камнем по голове, он упал. Тут же на него посыпался град камней, над телом завизжали сабли.

За гибель Грибоедова и всей русской миссии шах принёс императору Николаю официальные извинения, к которым присоединил уникальный алмаз. Император счёл резонным проявить сговорчивость. Он принял дар и отсрочил на пять лет выплату той самой контрибуции. В трудные дни русско-турецкой войны Николай не желал портить отношения с персами. Он закрыл глаза и на мнение Паскевича, который говорил о роковом британском влиянии на персидскую толпу. «Я предаю вечному забвению злополучное тегеранское происшествие», — сказал император. Вышло, что погромщики и провокаторы добились своего…

«Алмаз, по мнению персов, должен был искупить страшную вину убийц русского министра Грибоедова. Камень пополнил царскую коллекцию. Им любовались придворные, а иноземные послы просили высочайшего разрешения взглянуть на такую редкость. Однако в каких каратах можно выразить урон, нанесённый России зверским убийством одного из величайших её творцов?..» — говорится в одной из биографий Грибоедова.

Он любил гору Мтацминда, возвышающуюся над Тифлисом. Там, в монастыре Святого Давида, и завещал похоронить себя. Литургию совершил экзарх Грузии архиепископ Моисей.

«Чем просвещённее человек, тем полезнее он Отечеству»,  —  говорил Грибоедов. И по мере сил следовал этой программе. Его образ не померк в веках. Но, увы, и убийцы Грибоедова как будто сошли с первых полос сегодняшних или завтрашних газет — живёхоньки. Здесь речь, конечно, не только об исламских радикалах, хотя в первую очередь о них. Повсюду в ходу большие провокации и безответственная манипуляция худшими инстинктами. Террористы «блаженствуют на свете». Тем поучительнее для нас биография Грибоедова — писателя и политика, сочетавшего тонкий интеллект с воинской отвагой.

Читайте дальше