28 февраля

Ялтинская идиллия

Автор: Дмитрий Налбандян. Крымская конференция. 1945

Ялтинская идиллия

Художник Дмитрий Налбандян с молодых лет и до глубокой старости был летописцем советской официальной политической жизни. В таком качестве его приветил Леонид Брежнев. Последним эстафету принял последний генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Горбачёв... Налбандян пригодился всем. Между тем далеко не все его полотна, посвящённые великим встречам и историческим съездам, можно отнести к лучшим образцам жанра. Подчас он работал торопливо, повторяя собственные и заёмные штампы. И в душе был недурным пейзажистом: его переполняли яркие краски юга и востока. Иногда это сказывалось и в официозном жанре. Тогда рождались лучшие работы «политического» Налбандяна. 

Ялтинскую конференцию он воспел, можно сказать, по горячим следам. И создал эту картину ещё до Победы. Символично, что руководители коалиции встретились на крымской земле, которую сравнительно недавно освободили от оккупации. На священной земле русской боевой славы. Каждый из участников встречи отдал дань памяти павшим героям — красноармейцам и краснофлотцам, защищавшим Крым и отвоевавшим его у врага. 

Мы видим настоящую идиллию в стане союзников по антигитлеровской коалиции. «Большая тройка» собрана под крымским небом в своём классическом составе: Иосиф Сталин, Франклин Рузвельт, Уинстон Черчилль... Сталин улыбается: в этом кругу он выглядит самым народным политиком, ему и пристало шутить. Разумеется, это шутки с позиции силы. Рузвельт принял добродушно-философскую позу. Несколько скован и насторожен Черчилль. Он задумчиво курит — и ясно, что художник относится к нему без особого восторга. И всё-таки неразрешимых противоречий между ними в те дни не было. Красная армия теснила гитлеровцев на Запад. Будущее мира представлялось светлым и справедливым. Германский нацизм уже потерпел свои главные поражения. Осталось добить его в собственном логове. Этим и займутся армии союзников сразу после конференции. А в первую очередь — Красная армия. 

Другие картины