21 декабря

Зимняя прогулка

Автор: Евгений Чарский. Сталин и Цеденбал. 1953

Зимняя прогулка

Пара солидных мужчин с достоинством прогуливается по зимней Москве. Да не просто по Москве — по загадочному, закрытому от непричастных городу в городе — по Кремлю. Они двинулись к саду. Да не к какому-нибудь, а к Тайницкому. Таков сюжет картины Евгения Чарского «Сталин и Цеденбал», одной из последних по времени написания в длинном ряду триумфальной Сталинианы. 

У картины сложилась непростая судьба. Писал её художник по заказу. Надо было воспеть встречу двух вождей — Советского Союза и Монголии, которая действительно произошла в 1952 году. Увидев весьма добротную работу Чарского, компетентные заказчики ахнули: Иосиф Виссарионович получился ниже ростом своего монгольского ученика! Это сочли неприемлемым. По легенде, художник молниеносно нашёлся: «Картина не завершена!» И доработал её так, что вожди вышли одного роста. Но к этому времени Сталина не стало — и лавров живописец не снискал. Хотя картина получила некоторую известность. Её даже воспроизвели на фарфоровых тарелках. Как-никак, дружба Советского Союза и Монголии в те годы кое-что значила. 

Схожим образом художники изображали прогулки Сталина с китайским «великим кормчим» Мао. Вот, например, что мы видим на одном из китайских плакатов:

Однако вернёмся к нашему монгольскому другу. Потомок скотоводов Юмжагийн Цеденбал был надёжным союзником Советского Союза. Крепости политических связей способствовала и его русская жена. Долгое время он оставался вторым человеком в Монголии после Хорлогийна Чойбалсана. После его смерти в 1952 году Цеденбал возглавил и правительство, и партию. Надолго, вплоть до 1984 года. Разумеется, для этого он должен был получить личное благословение товарища Сталина. 

Рост ростом, но общее превосходство, главенство Сталина художник изобразил мастерски. Кремлёвский вождь доброжелательно поучает своего более молодого коллегу. А Цеденбал внимает ему смиренно и прилежно. Как и положено в подобных сюжетах, картина навевает идиллическое настроение. И московский снежок, заваливший кремлёвское пространство, и торжественный тон зданий — всё служит общему настроению «тёплой, дружественной встречи». Сталин выглядит несколько бодрее, чем это было в 1952 году. Они устремлены в будущее. В Кремле подрастают молодые деревца, вдали отстраивается Москва — виден силуэт высотного здания на Смоленской, которое возводят на наших глазах. Замечательно сидит на монгольском коммунисте барская шуба с богатым воротником и такая же шапка. Это не фантазия, он действительно так одевался. В атмосфере московской зимы Цеденбалу уютно.

Другие картины