«Выбор Тавриды» — колонка главного редактора журнала «Историк» Владимира Рудакова в газете «Известия»

Ключевой момент русской истории, связанной с Крымом, — это 988 год, крещение князя Владимира в древнем Херсонесе — на окраине нынешнего Севастополя. Выбор, который сделал князь Владимир для себя лично и который, как оказалось, предопределил особенности культурного кода нации, заложил основы уникальной цивилизации, принёс на Русь письменность, которой мы пользуемся до сих пор. Пожалуй, мы не найдём другого такого события в нашем прошлом, которое бы так повлияло на ход русской истории. Кстати сказать, уже в раннее Средневековье Русь и Крым воспринимались как некое общее целое: послы французского короля Генриха I, в середине XI века сватавшие дочь Ярослава Мудрого Анну Ярославну, среди прочего интересовались у русского князя и судьбой христианских святынь Херсонеса.

Но особенно эта духовная связь стала очевидна после того, как 4 апреля 1783 года Екатерина Великая подписала манифест о вхождении Крыма в состав России. И тогда на Западе расценивали этот акт как элемент русской экспансии. Это было несправедливое обвинение. В действительности Екатерина изначально и не рассматривала возможность включения Крыма в состав империи. В 1771 году, за 12 лет до вхождения Крыма в Россию, она писала князю Григорию Потёмкину о том, что желательно только, чтобы жители полуострова «отторглись от подданства турецкого». Её устраивал независимый статус Крыма.

Для императрицы главное было, чтобы Крым не был частью враждебной России Османской империи. Это уже потом, когда в силу позиции, занятой Портой, стало ясно, что Крым не сможет быть нейтральным, Екатериной и было принято решение о вхождении Тавриды в состав России. Мне кажется, здесь можно усмотреть параллели с событиями семилетней давности, когда в марте 2014 года в результате государственного переворота в Киеве к власти на Украине пришли силы, которые изначально были настроены на то, чтобы занять враждебную позицию по отношению и к России, и к русскому населению полуострова. Когда стало ясно, что с той стороны ни о каком нейтралитете речи быть не может.

Ещё одна параллель с новейшей историей: присоединение Крыма при Екатерине было бескровным. Достигнуто это было двумя способами. С одной стороны, усилиями русской дипломатии, прежде всего русского посла в Стамбуле Якова Булгакова, который вынудил Оттоманскую Порту отказаться от применения силы в отношении Крыма. А с другой стороны — благодаря тому, что мы теперь назвали бы мягкой силой. Иными словами, за счёт активного диалога с той частью крымской знати, которая делала ставку на сближение, а не конфронтацию с Россией. Ни для кого не секрет, что успех событий «Крымской весны» во многом был связан с чёткими действиями наших дипломатов, военных, «вежливых людей», обеспечивавших безопасность крымчан в той непростой ситуации, и, конечно же, с позицией самих жителей полуострова, решительно высказавшихся за «возвращение в родную гавань».

Наконец, ещё одна параллель: как и в 1783-м, так и в 2014-м Крым, перейдя под юрисдикцию России, потребовал очень серьёзного хозяйственного освоения, фактически модернизации. Некоторые историки сравнивают Крым, доставшийся в наследство России при Екатерине, с раем, который покинул Адам. В том смысле, что Крымское ханство фактически не занималось развитием региона, живя в основном за счёт набегов, зарабатывая на работорговле.

Русской администрации пришлось заниматься созданием сельского хозяйства, строительством дорог и каналов, поиском источников пресной воды. Была развёрнута огромная хозяйственная деятельность, которая легла прежде всего на плечи русской армии и создававшегося в Севастополе Черноморского флота. Других ресурсов — человеческих и материальных — в Крыму на тот момент ещё не было. Точно так же после «возвращения Крыма в родную гавань» России пришлось незамедлительно приступить к кардинальной модернизации полуострова, который на протяжении всего постсоветского периода, будучи в составе Украины, финансировался по остаточному принципу. Достаточно сравнить Крым 2014-го и Крым сегодняшний, чтобы, как говорится, почувствовать разницу.

Как в древности, при князе Владимире, так и в новейшее время Крым — это место исторического выбора. В смутных 1991–1992 годах, на руинах Советского Союза, свой выбор сделал тогдашний командующий Черноморским флотом адмирал Игорь Касатонов, фактически заставивший президента Ельцина вернуться к вопросу о статусе флота, не давший переподчинить русских военных моряков «незалежному» Киеву, сохранивший базу российского ЧМФ в Севастополе. И семь лет назад — в марте 2014-го — Крым также стал местом, где свой исторический выбор в пользу России сделали крымчане и севастопольцы. То, что этот выбор был поддержан президентом Путиным, многомиллионной страной в целом, является залогом того, что новая страница в истории легендарного полуострова будет не менее славной и значимой для нашей истории, чем все предыдущие.

Автор — главный редактор журнала «Историк»

https://iz.ru/1138449/vladimir-rudakov/vybor-ot-tavridy