Главный редактор журнала «Историк» дал комментарий для Федерального агентства новостей

Главный редактор журнала «Историк» Владимир Рудаков в комментарии ФАН поддержал идею установить на Лубянской площади памятник. По словам эксперта, это место заслуживает большего, чем безликая клумба.

«Абсолютно согласен, что Лубянская площадь требует доминанты. Памятник Дзержинскому, созданный скульптором Евгением Вучетичем, — сильное произведение искусства. Таковым и являлся с 1958 по 1991 год. После того как его снесли, Лубянская площадь пуста, поэтому я за то, чтобы там была не безликая клумба, украшенная в праздники, а стоял полноценный памятник, который по художественным параметрам не уступал бы творению Вучетича. Но кому поставить этот памятник — вопрос сложный», — заявил Рудаков.

Историк напомнил, что вопрос о восстановлении на Лубянской площади памятника Дзержинскому регулярно поднимается уже на протяжении 30 лет — с того момента, когда монумент был снесён в августе 1991 года. Собеседник агентства отметил, что за прошедшее время отношение общества к создателю ВЧК изменилось.

«В 1991 году Дзержинский ассоциировался исключительно с "красным террором" и репрессиями. И только потом стали вспоминать, что Дзержинский боролся с беспризорностью, восстанавливал народное хозяйство, железные дороги после Гражданской войны и буквально сгорел на работе. Кроме того, вспомнили, что он был бессребреником, а такое качество чиновника в постсоветскую эпоху ценится в особенности. В итоге Дзержинский стал восприниматься как фигура противоречивая, но не однозначно негативная, как в 1991-м», — объяснил Рудаков.

Однако, по мнению историка, значительная часть людей по-прежнему воспринимает Дзержинского как человека, приложившего руку к революции, террору, созданию карательных органов.

«Восстановление памятника очень сильно заденет этих людей. Они расценят это как плевок в их восприятие прошлого. Поэтому я считаю, что восстановление памятника Дзержинскому внесёт раскол в наше общество, и без того раздираемое с разных сторон — и изнутри, и извне», — заключил эксперт.

Рудаков также оценил предложение Михаила Швыдкого установить на Лубянке памятник Юрию Андропову.

«Ещё более сомнительным было бы появление на Лубянской площади памятника Андропову. Сам Юрий Владимирович говорил, что "мы не знаем общество, в котором мы живём". Так вот точно так же и сейчас мы не очень понимаем, что это была за фигура. В силу специфики своей деятельности на посту шефа КГБ Андропов долгие годы был окружён завесой тайны. Став же лидером СССР всего на полтора года, он породил множество ожиданий, но почти ничего из этого не успел воплотить. Кроме разве что выдвижения на первые роли Михаила Горбачёва, отношение к которому в нашем обществе не менее противоречивое, чем к Дзержинскому», — пояснил собеседник агентства. 

Историк напомнил, что именно Андропов был одним из тех, кто принимал решение о вводе советских войск в Афганистан. В том числе с его подачи была принята оборонная доктрина, оказавшаяся не по карману тогдашнему государству, которая выжала из советской экономики последние соки.

«По свидетельству генерал-лейтенанта Николая Леонова, который в последние годы СССР возглавлял аналитическое управление КГБ, Андропов проигнорировал мнение экспертов о том, что Советский Союз разорится, если будет в таких объёмах вести гонку вооружения. В итоге мы получили неэффективную систему обороны, которая дорого обошлась Советскому Союзу и обрекла его на поражение в "холодной войне". Так что, несмотря на то что Андропов был истинным патриотом и честно служил Родине, он тем не менее очень спорная фигура», — считает Рудаков.

По мнению главного редактора «Историка», установка памятника Андропову вызывает не меньше вопросов, чем памятник Дзержинскому.

Собеседник агентства убеждён, что большего внимания заслуживает инициатива группы общественных деятелей по установке на Лубянке памятника Ивану III. По мнению Владимира Рудакова, фигура великого князя Московского пользуется гораздо большим общественным одобрением и сможет объединить существенно больше общественных сил, чем Дзержинский и Андропов.

«Иван III — это фигура из более далёкой эпохи: споры об этом времени улеглись. К тому же именно он был основателем Русского государства, продолжательницей которого является современная Россия. Великий князь много сделал для Москвы: Кремль, который мы видим, построен по приказу Ивана III. При нём появился герб в виде двуглавого орла, при нём — первый общерусский свод законов. Наконец, период его правления связан с освобождением от ордынского ига», — добавил собеседник ФАН.

Рудаков подытожил, что любой памятник, установленный на таком знаковом месте, как Лубянская площадь, должен не раскалывать общество, а объединять. Если такая фигура не будет найдена сейчас, то лучше подождать ещё какое-то время, пока общество придёт к осознанному консенсусу по этому вопросу.

https://riafan.ru/1388909-ivan-iii-ili-dzerzhinskii-s-andropovym-istorik-vyskazalsya-o-pamyatnike-na-lubyanke