Главный редактор журнала «Историк» — в Life.ru о завершении Первой мировой войны

НЕ НАША ПОБЕДА

11 ноября 1918 года в Компьенском лесу, в штабном вагоне французского маршала Фердинанда Фоша, было подписано перемирие, положившее конец Первой мировой войне. Кровавая бойня, длившаяся четыре с лишним года, завершилась.

Эти 1568 дней и ночей унесли жизни более 10 млн человек, ещё большее число людей осталось калеками. Война принесла разорение огромным пространствам Европы, привела к коллапсу и распаду четырёх мировых империй. Она разрушила веру в европейские ценности гуманизма и просвещения, поколебала убеждённость в том, что научно-технический прогресс является той благой силой, которая ведёт общество к невиданным высотам добра и человечности. Именно поэтому в самом конце осени 1918-го Европа ликовала: с кошмарным наваждением, охватившим озверевший в кровавых боях континент, было покончено. Надолго ли? В тот момент об этом вряд ли кто-то всерьёз задумывался…

И сейчас для современной Европы это важная дата. Главные торжества по поводу столетнего юбилея окончания Первой мировой войны пройдут в Париже. Во Франции создана специальная Миссия Столетия, основной задачей которой как раз и является проведение юбилейных и мемориальных мероприятий. Как сообщает миссия, 11 ноября 2018 года на международную церемонию у Триумфальной арки приглашены лидеры почти 80 государств, а сама церемония «включит отдание почестей погибшим за Францию, возложение цветов и зажжение огня на Могиле Неизвестного Солдата».

Но мы в отличие от наших тогдашних союзников — англичан и французов — эту дату не отмечаем: нам нечего отмечать в этот день. Это была не наша победа. К тому времени, когда союзники по Антанте отмечали подписание перемирия с немцами, Российская империя уже почти два года, как перестала существовать. Она распалась на кровоточащие куски, большая часть которых была охвачена огнём братоубийственной Гражданской войны.

Да и само по себе завершение Первой мировой отнюдь не стало поводом для переосмысления Европой причин, приведших к первому в истории человечества глобальному противостоянию. Скорее наоборот: послевоенный мир победители поделили столь замысловато, что уже два десятилетия спустя ещё более страшная война с ещё более ужасающими последствиями охватила ещё большие территории земного шара.

Впрочем, это вовсе не означает, что Первую мировую, как это было в советские годы, следует оставлять на задворках нашей памяти. Действительно, тогда, на сломе исторических эпох, её, прозванную современниками Великой и даже Второй Отечественной (вслед за войной 1812 года), в одночасье переименовали в «империалистическую». С позиции пришедших тогда к власти в России большевиков, интернационалистов по своей сути и идеологии, развязанная «империалистами» бойня была по определению «чужой войной». А в чужой войне не может быть героев.

Почти в каждом европейском городке есть памятник солдатам, погибшим на полях сражений Первой мировой. Почти в каждом населённом пункте Европы вы найдёте памятные стелы с именами не вернувшихся с фронта жителей. Точно так же мы чтим погибших в Великой Отечественной войне, но не в Первой мировой: до сих пор в России число мемориалов, посвящённых памяти павших в той войне, ничтожно мало. Да и те, что есть, появились буквально в последние несколько лет.

Между тем у нас было не меньше жертв, чем в Европе. И героев было не меньше: русские солдаты и офицеры, павшие смертью храбрых в боях за Родину, добровольцы, ушедшие на фронт, несмотря на медицинские противопоказания, врачи и сёстры милосердия, деятели земского движения, организовывавшие помощь фронту, простые (как потом — уже в советское время — стали их называть) труженики тыла. Участники Первой мировой войны дали многочисленные примеры доблестного самопожертвования, мужества и героизма, которые сопоставимы с подвигами их потомков — тех, кто защищал страну в 1941–1945 годах. И в этом смысле помнить о Первой мировой — это значит помнить прежде всего о них.

Однако помнить стоит не только о героях, не только о гигантских потерях и жертвах. Но и о том, почему страна выбыла из войны раньше других, не выдержав тягот военного лихолетья. Почему произошло так, что, по меткому выражению Уинстона Черчилля, «корабль России пошёл ко дну, когда уже была видна гавань», когда победа над Германией и её союзниками была, по сути говоря, предрешена?

Одна из причин, как мне кажется, заключается в том, что Первая мировая в отличие от Второй для России так и не стала по-настоящему Отечественной. По крайней мере ни царские генералы вместе с думскими вождями, решившие в феврале 1917-го воспользоваться моментом и «поменять царя», ни сам Николай II, на протяжении нескольких военных лет буквально «дразнивший гусей» (и кадровой чехардой, превратившей самодержавие в форменное посмешище, и близостью своей семьи к Распутину, дававшему повод для мощнейшей дискредитации власти), ни тем более гнившие в окопах позиционной войны солдаты и офицеры, похоже, так до конца и не поняли, что на кону стоит судьба их страны. Не черноморские проливы, не Восточная Пруссия («жили же и без них!»), а именно судьба страны, Российской империи.

Чем это закончилось, мы все прекрасно знаем. И поэтому нам нечего праздновать в этот день. 

https://life.ru/t/%D0%BC%D0%BD%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%8F/1167698/nie_nasha_pobieda?fbclid=IwAR3ZANfWjBYPo4tZvBMFEnPnvt8M9xe6OmavzNXmv9XyXA_7G_2Tp42imLk