Обозреватель журнала «Историк» — в газете «Известия» о победе на Курской дуге

Обозреватель журнала «Историк» Олег Назаров — специально для газеты «Известия».

КУРСКАЯ БИТВА И «БОИ РАЙОННОГО МАСШТАБА»

75 лет назад, 23 августа 1943 года, завершилась Курская битва. В ходе неё Красная армия не позволила гитлеровской Германии взять реванш за поражение под Сталинградом. Наши деды и прадеды за несколько недель разгромили лучшие силы вермахта, вооружённые новейшими образцами военной техники. Прочно овладев стратегической инициативой, уверенной поступью победителей они пошли на запад.

Без тени преувеличения, победа на Курской дуге имеет всемирно-историческое значение. Закрепив наметившийся в ходе битвы на Волге перелом во Второй мировой войне, красноармейцы избавили союзников и сателлитов Третьего рейха от последних иллюзий о благоприятном для них завершении войны. Общее настроение выразил унтер-офицер 18-го пехотного полка 6-й пехотной дивизии Алоиз Бахлер: «После сталинградской катастрофы немецкое командование вело большую подготовку к реваншу за Сталинград. Мы возлагали большие надежды на лето 1943 года. Наступление началось и провалилось. Это значит, что провалились все надежды немцев на благоприятный исход войны с Россией».

Вражеский лагерь затрещал по всем швам. Через несколько дней, после того как мир узнал о провале немецкого наступления на Курской дуге, пал фашистский режим в Италии: Бенито Муссолини, приглашённый на встречу с королём Виктором Эммануилом, был арестован. Тревожным стало настроение правящих кругов Румынии, Венгрии, Болгарии, Хорватии, Словакии и Финляндии. Ради спасения восточноевропейские и финские пособники нацистов стали энергично искать выходы на англичан и американцев.

Чутко реагировали на известия из Европы и правители милитаристской Японии. События на советско-германском фронте на протяжении всей войны сильно влияли на решения Токио. В 1941-м после срыва германского блицкрига японцы посчитали правильным повременить с намечавшимся нападением на СССР. Поражение вермахта под Москвой заставило отложить эти планы в «долгий ящик». Через несколько дней после окончания Сталинградской битвы самураи покинули имевшие важное стратегическое значение острова Гуадалканал (Соломоновы острова). В августе 1943 года после Курской битвы в Берлине было созвано совещание руководителей японских информационных бюро в Европе. Его участники пришли к выводу, что поражение Германии — лишь вопрос времени. 30 сентября на императорской конференции членов тайного совета, министров и военачальников была поставлена задача «сорвать наступательные планы Соединённых Штатов и Англии». Чтобы сократить линию фронта, японцы стали снимать войска с небольших, не имевших стратегического значения островов. Таким образом, поражение Германии в Курской битве вынудило японское командование сменить наступательную стратегию на оборонительную.

Победа Красной армии под Курском избавила от иллюзий и союзников СССР по антигитлеровской коалиции, которые третий год тянули с открытием второго фронта. Они бы делали это и дальше, но Курск показал, что Советский Союз в состоянии разгромить Третий рейх и его сателлитов в одиночку. Это сулило такие перемены в Восточной и Центральной Европе, мысль о которых избавила президента США Франклина Рузвельта и премьер-министра Великобритании Уинстона Черчилля от меланхолии. Три месяца спустя в Тегеране они дали обещание Иосифу Сталину через полгода открыть второй фронт в Европе, высадив войска на северо-западе Франции. А Сталин пообещал через три месяца после окончания военных действий в Европе объявить войну Японии.

Попытки преуменьшить значение Курской битвы начались на Западе давно. Ещё в 1970-х годах Маршал Советского Союза Иван Баграмян с возмущением писал: «Фальсификаторы истории, тщетно стремясь умалить значение нашей победы под Курском, Орлом, Белгородом и Харьковом, пытаются представить Курскую битву как заурядную операцию, ничем якобы не выделяющуюся среди других». Ссылаясь на труд западногерманских историков Ганса-Адольфа Якобсена и Юргена Ровера «Решающие битвы Второй мировой войны», Баграмян констатировал: «Здесь описаны двенадцать битв и сражений минувшей войны, но Курская битва даже не упомянута, хотя подробнейшим образом разбираются такие малозначительные события, как захват немцами острова Крит в мае 1941 года, бои американцев с японцами за тихоокеанские острова Мидуэй и Лейте в 1942 и 1944 годах, а также бои в Арденнах в 1944–1945 годах».

В ХХI веке западные и доморощенные фальсификаторы истории действуют ещё более нагло и размашисто. Чтобы разоблачить их, надо сравнить задействованные в сражениях силы и средства и то, как битвы повлияли на ход войны. В Курскую битву с обеих сторон оказалось вовлечено более 4 млн человек, 12 тыс. боевых самолётов, свыше 69 тыс. орудий и миномётов, более 13 тыс. танков и САУ. Выяснить, какие силы и средства участвовали в любом из других сражений, с помощью Интернета может каждый. Нехитрая операция покажет, что фальсификаторы истории ставят в один ряд несопоставимые величины — величайшую битву на Курской дуге и «бои районного масштаба».

https://iz.ru/780645/oleg-nazarov/kurskaia-bitva-i-boi-raionnogo-masshtaba