Archives

Что прочитать и что увидеть в июне

июня 1, 2019

Александр Суворов. Боевой путь великого триумфатора 

Замостьянов А.А.

М.: Эксмо, 2019

Эта книга – премьера совместного проекта журнала «Историк» и издательства «Эксмо». Ее героем стал полководец, которого и спустя почти три столетия вся Россия помнит в лицо.

Наша история богата на выдающихся военачальников и прославленных воинов, но даже в этом ряду Александр Васильевич Суворов (1730–1800) занимает особое положение. Непобедимый тактик, воспитатель армии, создатель «Науки побеждать», он еще при жизни стал фигурой легендарной, героем анекдотов и былинных песен. Его считали чудаком и оригиналом. Не знавший поражений на поле брани, Суворов не был искусным царедворцем и не раз оказывался в опале. При этом оставался противником любой «фронды» и сторонился придворной политики. Разгадать этот феномен попытался заместитель главного редактора журнала «Историк» Арсений Замостьянов, давно занимающийся историей XVIII века.

А Суворов действительно феноменален. Поразительны его достижения за полвека учений, походов и сражений. Взятие им неприступного Измаила зимой 1790 года потрясло Европу. Весной и летом 1799-го полководец, возглавлявший русско-австрийскую армию, трижды наголову разбил талантливейших французских генералов. А осенью того же года, незадолго до своего 69-летия, совершил переход через Альпы – и вышел победителем из окружения, когда его считали обреченным на гибель…

Любопытно, что Суворову не довелось участвовать в оборонительных войнах. В то время Российская империя наращивала потенциал, расширяла границы и отстаивала свои интересы от Балтийского до Средиземного моря. Будущий генералиссимус подавлял Пугачевское восстание, присоединял Крым и Кубань – и об этом автор книги повествует подробно, в широком контексте. Недостаточное внимание прежние биографы уделяли польским кампаниям полководца, а между тем именно взятие Варшавы принесло ему долгожданный фельдмаршальский жезл. Поляки относились к Суворову почтительно. Не только из страха перед русским штыком. Александр Васильевич гуманно, по-рыцарски обращался с пленными, дружил с «лояльной» шляхтой, даже выучился говорить по-польски. Однако через несколько десятилетий после смерти военачальника и его современников в Польше возникла «черная легенда» о фантастической жестокости Суворова. Попытки демонизации не прекращаются и в наше время, достаточно вспомнить уничтожение памятников великому полководцу на Украине… Лучшее лекарство от такой болезни – историческая правда, представленная в этом увлекательном исследовании.

Имя Суворова вписано не только в батальную летопись, но и в историю культуры. Ведь он был современником Вольтера и Державина, Моцарта и Ломоносова… Ценитель и знаток словесности, в своих приказах, реляциях, письмах Александр Васильевич продемонстрировал образцы оригинального русского литературного языка – емкого, афористичного. Не случайно многие пословицы и поговорки вошли в нашу речь с его легкой руки: «Ученье – свет, а неученье – тьма», «За одного битого двух небитых дают», «Невинность не терпит оправданий». Меткое слово было основой педагогической системы Суворова, подготовившего своих чудо-богатырей к любым испытаниям.

Он запомнился современникам как эксцентрик, как человек парадоксального ума. Многие его политические оценки оказались на удивление прозорливыми. Суворов одним из первых в России заговорил о гегемонистских настроениях французской элиты, пришедшей к власти в годы революции, и предсказал судьбу Наполеона, когда тот был еще молодым военачальником…

Феномен Суворова не потерял актуальности и спустя много лет после смерти полководца. Все генералы 1812 года с гордостью называли себя его учениками, а солдаты, сражавшиеся при Бородине и бравшие Париж, были воспитаны на легендах о Рымнике и Измаиле. В 1860-е годы суворовская наука легла в основу военной реформы министра Дмитрия Милютина, который посвятил генералиссимусу несколько монографий. Не забывали Суворова и во время Великой Отечественной войны. С плакатов он призывал бойцов Красной армии: «Бей, коли, гони, бери в полон!», а возрожденные в 1943 году кадетские корпуса получили имя непобедимого полководца. Суворов необходим и сегодня. Ершистый, остроумный, целеустремленный – таким он сходит со страниц новой книги.

 

31 мая – 31 июня

Спасший одного спасает весь мир. Праведники народов мира и их истории

Еврейский музей и центр толерантности

Москва, улица Образцова, 11, стр. 1А

«Праведник народов мира» – почетное звание, присваиваемое Израилем тем людям, которые спасали евреев в годы Холокоста. Иногда, особенно часто в Восточной Европе, ценой собственной жизни. Истории таких спасений – это

истории высокопоставленных дипломатов, нарушавших приказы своих начальников и незаконно выдававших спасительные документы; бедных крестьян, прятавших еврейских соседей в подвалах и колодцах; церковных служителей и настоятелей монастырей, помогавших еврейским беженцам скрыться от преследователей; одиноких женщин, взявших на воспитание еврейских детей, родители которых погибли. Благодаря фильму Стивена Спилберга весь мир знает имя немецкого промышленника Оскара Шиндлера, в нашей стране прославлен подвиг шведского дипломата Рауля Валленберга, но выставка в Еврейском музее знакомит и с теми, чьи имена известны куда меньше. К настоящему моменту звания праведника удостоено свыше 26 тыс. человек.

 

3 апреля – 6 октября

Золотая Орда и Причерноморье.  Уроки Чингисидской империи

Центр «Эрмитаж-Казань»

Казань, улица Шейнкмана, 12

В период наивысшего могущества Монгольская империя включала в себя смежные территории Центральной Азии, Южной Сибири, Восточной Европы, Ближнего Востока, Китая и Тибета. Такое единство создало предпосылки не только для процессов политической интеграции, но и для культурного и цивилизационного обмена. В экспозиции представлены предметы всаднической и городской культуры золотоордынских кочевников, пиршественные сосуды, ювелирные украшения, костюмы. Особое внимание организаторы уделили деталям архитектурного декора и образцам буддийской живописи тюрко-монгольского Востока.

7 мая – 23 июня

1944–1945. В штабах победы

Новый Манеж

Москва, Георгиевский переулок, 3/3

Каждый сезон проекта «В штабах Победы», стартовавшего в 2015-м, посвящен одному году Великой Отечественной войны, а нынешняя выставка повествует сразу о двух – 1944 и 1945 годах. По традиции на ней впервые демонстрируются документы высших органов власти, решения которых оказали ключевое влияние на исход войны. Личные вещи советских солдат и офицеров, одежда узников концлагерей, письма с фронта, образцы оружия, плакаты помогут лучше понять атмосферу тех лет. Большое внимание организаторы уделили рассказу об освобождении Красной армией Польши, Чехословакии, Болгарии, Югославии, Румынии, Венгрии, Австрии, Норвегии, Германии. В отдельный блок вынесены материалы о преступлениях нацистов на оккупированных территориях. Финальная часть экспозиции посвящена Параду Победы на Красной площади 24 июня 1945 года.

30 мая – 26 августа

Санкт-Петербургская губерния в фотографиях 1860‒1910-х годов. Из цикла  «Путешествия по Российской империи»

Русский музей, Строгановский дворец

Санкт-Петербург, Невский проспект, 17

Пореформенное время – одно из самых дискуссионных в российской истории. Был ли это период расцвета, прерванный революцией, или же, напротив, подготовка к неизбежному краху? Посетители выставки получат возможность визуализировать этот непрекращающийся спор. В экспозиции собраны, в частности, почтовые карточки, ставшие очень популярными в России с конца 1890-х годов. В начале XX века распространение получили портативные фотокамеры, в первую очередь Kodak. В связи с этим многие увлеклись любительской фотографией. Напечатанные в домашних условиях фотографии губернских видов, событий повседневной жизни, дачных сцен, пеших прогулок по паркам и лесам, приморским дюнам и берегу Финского залива подписывались и бережно хранились в семейных альбомах.

18 мая – 15 января 2020 года

Скульптор Анна Голубкина

Государственная Третьяковская галерея

Москва, Лаврушинский переулок, 10

В начале Первой мировой войны, осенью 1914 года, в Музее изящных искусств имени Александра III (ныне ГМИИ имени А.С. Пушкина) открылась персональная выставка скульптора Анны Голубкиной (1864–1927). Она называлась «В пользу раненых», и все сборы от нее были переданы для оказания помощи первым жертвам войны. Нынешняя выставка – своеобразное напоминание о той, прошедшей больше ста лет назад. Помимо скульптурных работ на ней представлены почтовые открытки с репродукциями произведений Голубкиной, продававшиеся в 1914 году, уникальные кадры тогдашней экспозиции, а также письмо Анны Семеновны на фронт своему ученику.

История открытия и освоения Арктики

Беляев Д.П.

М.: Паулсен, 2019

Первые достоверно зафиксированные поселения людей появились в Арктике еще 10 тыс. лет тому назад, но только в X–XI веках н. э. она была заселена полностью – от восточных окраин Евразии до севера Канадского Арктического архипелага. Книга кандидата исторических наук Дениса Беляева – это популярный рассказ об освоении Северного полюса и примыкающих к нему земель начиная с первобытной эпохи до тревожного времени передела этих территорий между далеко не всегда дружественными государствами, что мы и наблюдаем сегодня. Каждому эпизоду отводится разворот, основной текст практически везде сопровождают вставки и дополнения. Есть даже вопросы для самоконтроля – получился настоящий учебник по истории Арктики.

Патриарх Никон: власть, вера, образ

Воробьева Н.В.

СПб.: Центр гуманитарных инициатив, 2019

По мнению доктора исторических наук Наталии Воробьевой, в массовом сознании патриарх Никон (1605–1681) воспринимается в первую очередь как политический деятель. И даже многие профессиональные историки Церкви сомневаются в наличии у него каких бы то ни было богословских взглядов. Между тем именно правильная интерпретация его религиозных убеждений дает ключ к пониманию политической стратегии. Патриарх отстаивал «симфоническое единство» духовной и светской власти и управление на принципах христоцентричности, когда государство не подчиняется Церкви, а следует ее заветам. При этом Никон не рассматривал прошлое русской национальной духовности как единственный благодатный период церковной истории. В его представлении вневременное значение имело не «предание отцов», а неиссякающая благодать Божия.

«Перед толпою соплеменных гор». Проблемные вопросы истории и политики России на Кавказе (XVIII–XIX вв.)

Гатагова Л.С., Трепавлов В.В.

М.: Институт российской истории РАН; Центр гуманитарных инициатив, 2019

К XVIII столетию Кавказ представлял собой неоднородный мир, состоявший из множества этноконфессиональных и этнокультурных групп, которые находились на разных стадиях социального развития. В монографии кандидата исторических наук Людмилы Гатаговой и доктора исторических наук Вадима Трепавлова разбираются самые острые проблемы политики Российской империи в Кавказском регионе. В частности, авторы категорически не согласны с распространенной сегодня оценкой массового выселения адыгов в Османскую империю как геноцида: Россия никогда не ставила целью уничтожение этого народа, а множество адыгов приняли сторону России, получали образование, служили офицерами и чиновниками.

Абрам Ганнибал

Лурье Ф.М.

М.: Молодая гвардия, 2019

Первые попытки изучения жизни Абрама Петровича Ганнибала (ок. 1696 – 1781) предпринял Александр Пушкин спустя несколько десятилетий после кончины своего прадеда. Дело, начатое поэтом, столкнувшимся с бюрократическими преградами и приложившим немалые усилия для их преодоления, продолжается уже почти два века. Автор биографии «арапа Петра Великого» в серии «ЖЗЛ» Феликс Лурье признается, что больших источниковедческих открытий он не сделал, зато максимально обобщил опубликованные ранее архивные сведения. Уже современники Пушкина видели в его вспыльчивости влияние африканских предков. Через рассказ о жизни прадеда лучше понять творчество правнука – такую задачу ставил перед собой и Лурье. Чтение его книги убеждает еще и в том, что самые несхожие на первый взгляд культуры могут оказаться «не столь различны меж собой».

Цивилизация, или война миров

Велижев М.Б.

СПб.: Европейский университет в Санкт-Петербурге, 2019

В современной политической, культурной и общественной риторике понятие «цивилизация» настолько значимо, что порой кажется, будто мы используем его с незапамятных времен. Между тем в европейских языках оно появилось и утвердилось достаточно поздно – лишь во второй половине XVIII столетия. В среде русского дворянства, которое, будучи билингвальным, не нуждалось в переводе слов, французское civilisation распространилось почти синхронно. Книга кандидата филологических наук Михаила Велижева знакомит читателя с историей возникновения этого термина на Западе и его бытованием в России. Русский XIX век известен прежде всего критикой общечеловеческого цивилизационного проекта, которому очень быстро предпочли идею отдельной национальной культуры (тоже, впрочем, позаимствованную в Европе).

Российско-американская компания

Окунь С.Б.

М.: Концептуал, 2019

Экспансия на севере Тихого океана – пожалуй, одна из самых интригующих развилок истории России, которая могла обрести не только североамериканскую колонию, но и собственные тропические курорты. Для управления и торговли на присоединенных территориях в 1799 году была основана Российско-американская компания, оказавшая влияние как на внешнюю, так и на внутреннюю политику страны: правителем ее канцелярии одно время являлся Кондратий Рылеев. Помимо освоения Аляски компания разрабатывала планы экспансии на Гавайях, в Калифорнии и даже на Гаити. Книга советского историка Семена Окуня, посвященная деятельности этой монополии, впервые увидела свет 80 лет назад, однако с тех пор не выходило более фундаментальных работ по данной теме.

500 неизвестных

Кибовский А.В.

М.: Фонд «Русские Витязи», 2019

«В старые времена личности не позволялось быть столь свободной и откровенной. Лицо тонуло в обществе, в сословии, корпорации, семье, должно было своим видом и обстановкой выражать и поддерживать не свои личные чувства, вкусы, взгляды и стремления, а задачи и интересы занимаемого им общественного или государственного положения», – писал историк Василий Ключевский. Однако то, что когда-то закрепощало людей, сегодня позволяет вернуть память о них. В книге кандидата исторических наук, руководителя Департамента культуры города Москвы Александра Кибовского представлены 500 портретов, герои которых значились как «неизвестные». Установить их имена помог метод атрибуции по униформе, наградам и геральдике Российской империи вкупе с анализом генеалогических, биографических и исторических данных.

Продовольственный рынок Петрограда-Ленинграда периода НЭПа

Прохорова Е.В., Твердюкова Е.Д.

СПб.: Гуманитарная Академия, 2019

Монография знакомит со структурой продовольственного рынка послереволюционной Северной столицы. По мнению авторов, новая экономическая политика, проводившаяся советской властью в 1920-х годах, так и не привела к восстановлению довоенного изобилия и могла считаться успешной по сравнению разве что с периодом революции, когда норма хлеба в городе порой приближалась к будущей блокадной. В книге шаг за шагом прослеживается исчезновение уличных толкучек, многочисленных лавок и трактиров, еще до сворачивания нэпа переставших справляться с новыми санитарными требованиями, которые выдвигало государство, озаботившись здоровьем горожан.

Победа над деревней. Демографические потери коллективизации

Максудов С.

М.: Социум, 2019

Главный вывод книги историка Сергея Максудова состоит в том, что демографические потери коллективизации в СССР были ниже, чем еще несколько десятилетий назад полагали ученые, которым не хватало доступа к архивам. Но цифры все равно ужасают: Максудов пишет о «повышенной убыли» в 10 млн человек между 1929 и 1934 годами и непосредственной смерти 4,8 млн человек. Отдельная глава рассказывает о голоде 1932–1933 годов, который не был этноцентричным, так как затронутыми оказались и Украина, и российское Поволжье, и Казахстан. По мнению автора, голод стал своеобразным продолжением Гражданской войны, обернувшимся огромными потерями.

Застолья Иосифа Сталина. Книга первая. Большие кремлевские приемы 1930-х – 1940-х годов

Невежин В.А.

М.: АИРО-XXI, 2019

Впервые термин «прием» применительно к кремлевским банкетам зафиксирован в документах Политбюро ЦК ВКП(б) от 27 и 28 апреля 1935 года в связи с чествованием военных – участников предстоящего первомайского парада. Это было время, когда сталинское единовластие становилось абсолютным, а СССР добился значительных успехов на международной арене. Постепенно торжественные застолья в Кремле превратились в мероприятия государственного масштаба, которые сыграли решающую роль в консолидации вокруг вождя политической, военной, экономической и интеллектуальной элиты советского общества.

Риббентроп. Дипломат от фюрера

Молодяков В.Э.

М.: Молодая гвардия, 2019

На страницах послевоенных мемуаров большинства германских и иностранных дипломатов Иоахим фон Риббентроп (1893–1946) предстает человеком неумным, малообразованным, самодовольным, напыщенным и совершенно не разбирающимся в мировой политике. На него возлагается вся ответственность за подчинение МИДа нацистскому диктату и, разумеется, за все ошибки дипломатии Третьего рейха. Оправдывать безусловного соучастника злодеяний Гитлера – задача неблагодарная, да ее и не ставил перед собой кандидат исторических наук Василий Молодяков. Он просто постарался разобраться в перипетиях жизненного пути одного из главных нацистских преступников.

Генерал де Голль и Россия

Каррер д’Анкосс Э.

М.: Политическая энциклопедия, 2019

Шарль де Голль (1890–1970) по праву считается основателем Пятой французской республики, а значит, и современной Франции в целом. Генералу и президенту довелось вести переговоры со всеми советскими лидерами, за исключением Владимира Ленина, который умер задолго до его прихода к власти, и Михаила Горбачева, возглавившего СССР значительно позже. Как подчеркивает в своей книге постоянный секретарь Французской академии историк Элен Каррер д’Анкосс, де Голль видел в России «союзницу в тылу», необходимую для обеспечения безопасности Франции и сохранения европейского равновесия. Между тем противники обвиняли его в оппортунизме, наивности и суетливости. Кто же был прав в этом споре, и попыталась выяснить автор.