Archives

Что прочитать и что увидеть в октябре

сентября 27, 2018

История внешней политики Российской империи. 1801–1914. В 4 Т.

Т. 3. 1855–1894. Т. 4. 1894–1914

Айрапетов О.Р.

М.: Кучково поле, 2018

Вышли две заключительные книги фундаментального четырехтомного труда историка Олега Айрапетова, которые охватывают правление императоров Александра II, Александра III и Николая II. Предыдущие два тома были посвящены внешней политике России в первой половине XIX века – в эпоху царствования Александра I и Николая I (см. «Историк». 2018. № 1. С. 76).

Особое внимание автор уделяет череде крупных международных конфликтов, ставших предвестием Первой мировой войны.

Главной причиной Крымской войны 1853–1856 годов, с которой начинается повествование третьего тома, явилось, по мнению Айрапетова, десятилетиями нараставшее напряжение между Россией и Великобританией. Россия оказалась единственной силой, которая была в состоянии поддерживать порядок, установленный Венской системой международных отношений, что объективно способствовало ее усилению и крайне тревожило Лондон. В итоге Великобритания воспользовалась нарастанием национального движения в Европе. В этом процессе помимо справедливой борьбы народов за освобождение автор книги видит заведомо опасные стороны: реализация освободительной программы одного народа «в лучшем случае» исключала такую возможность для соседних, в худшем – представляла для них прямую угрозу.

Еще одним разрушителем Венской системы выступила Франция во главе с Наполеоном III, мечтавшим взять реванш за поражения своего дяди Наполеона Бонапарта. Но в результате кризис международных отношений больше всего ударил именно по Франции. Петербург, несмотря на поражение в Крымской войне, продолжил экспансию в Азии, а вот Париж остался один на один с растущей прусской угрозой. Англия на этот раз была не заинтересована в усилении Франции, Россия тоже предпочла поддержать Пруссию – единственную из европейских стран, которая занимала невраждебную позицию в отношении русских претензий на восстановление прав в Черном море.

Наконец, следующим после России и Франции государством, попавшим в ловушку собственного усиления, оказалась сама Пруссия, которая к тому времени «провела ребрендинг» и превратилась в Германскую империю. Как пишет Айрапетов, немецкая дипломатия «приложила немало усилий для того, чтобы превратить Россию из партнера в противника». Попытавшись ограничить успехи российских войск и дипломатов во время Берлинского конгресса по итогам Русско-турецкой войны 1877–1878 годов, она лишь подтолкнула Петербург к возобновлению союза с Парижем.

Единственной, как бы сказали в теннисе, «невынужденной» ошибкой российской внешней политики стала Русско-японская война 1904–1905 годов, а точнее, экспансия в Китае. Даже при самом благоприятном сценарии и победе над японской армией Россия все равно не смогла бы удержать гигантские территории на востоке под своим контролем, считает историк. В реальности же это привело к резкому снижению авторитета монархии, а попытка компенсировать неудачи на Дальнем Востоке за счет дипломатических компромиссов на Балканах только раззадорила австрийских и германских политиков. Дело все стремительнее шло к Первой мировой…

6 октября – 17 февраля 2019 года

Архип Куинджи

Государственная Третьяковская галерея, Инженерный корпус

Москва, Лаврушинский переулок, 12

Работы Архипа Куинджи (1842–1910) вызывали бурные споры уже при его жизни. Коллеги говорили об «эффекте Куинджи», но без восхищения, полагая, что «его может повторить всякий». Одна беда – не получалось ни у кого. Новаторство художника состояло в смелой готовности применять в живописи новейшие достижения химии и физики. Так, выставляя в 1880-м картину «Лунная ночь на Днепре», он направил на нее луч электрического света. Полотно заиграло новыми красками, поразив зрителей эффектными цветовыми решениями. Достигнув наивысшей славы, Куинджи перестал показывать свои произведения публике. Это было сознательное решение мастера, потерявшего веру в собственный дар: «…художнику нужно выступать на выставках, пока у него, как у певца, есть голос». Сейчас ясно, что он никуда и не исчезал: именно в период многолетнего затворничества были созданы «Христос в Гефсиманском саду» и несколько вариантов «Березовой рощи». Генеральным спонсором выставки является ПАО «Транснефть».

1 августа – 31 декабря

Сознательно озираясь на прошлое. Графиня Прасковья

Шереметевский дворец – Музей музыки

Санкт-Петербург, набережная реки Фонтанки, 34

В этом году исполнилось 250 лет со дня рождения Прасковьи Ковалевой. Солистка крепостного театра, получившая сценический псевдоним Жемчугова, восхищавшая своей игрой Екатерину II, она стала тайной, а

потом и законной женой графа Николая Шереметева. В двух комнатах, расположенных рядом с домовой церковью шереметевского дворца, прошли последние годы жизни Прасковьи Жемчуговой. Ее семейное счастье было недолгим, а счастье материнское – совсем мимолетным: она скончалась через три недели после рождения сына. В центре мемориальной экспозиции – зеркало графини в резной золоченой раме, образец французского декоративно-прикладного искусства конца XVIII века. Возле него портрет Жемчуговой в ее звездной роли – Элианы в опере Андре Гретри «Браки самнитян». Инструменты барочного оркестра воссоздают музыкальную атмосферу, в которой жила хозяйка Фонтанного дома.

4 октября – 20 января 2019 года

Исаак Левитан и авторский кинематограф

Еврейский музей и центр толерантности

Москва, улица Образцова, 11, стр. 1А

Творчество Левитана стало архетипическим для русской культуры, превратившись в источник образов для кинематографа, появление которого пришлось как раз на последние годы жизни художника. На выставке, одним из партнеров которой выступила «Транснефть», собрано более 30 пейзажей живописца. Для того чтобы расширить горизонт зрительского восприятия и показать преемственность, полотна введут в контекст узнаваемых кадров из фильмов Сергея Эйзенштейна, Александра Довженко, Андрея Тарковского, Александра Сокурова, Андрея Кончаловского и других режиссеров.

11 августа – 11 ноября

«Мебель для всех причуд тела». Эпоха историзма в России

Государственный Эрмитаж

Санкт-Петербург, Дворцовая набережная, 30–38

Экспозиция знакомит с развитием мебельного искусства в 1820–1890-е годы, кода в Россию вслед за Европой на смену эпохе единственного всеобъемлющего стиля, каким являлся классицизм, пришла эпоха историзма. Ее отличительной чертой было увлечение искусством разных стран и народов прошлого, выражавшееся в стремлении к разнообразию форм и декоративных мотивов. Это коснулось и материалов, которые использовались для отделки мебели: помимо привычного красного дерева и тополя «натурального вида» стали применяться «черное папельное дерево» (мореный тополь), амарант, орех, лимонное дерево, «агаровое дерево» (волнистый серый клен). Изучая наследие прошлого и одновременно пытаясь превзойти его, мастера изобретали новые технологии и материалы. Показать, какие предметы обстановки окружали героев произведений Льва Толстого, Федора Достоевского, Ивана Гончарова, Ивана Тургенева, – одна из главных задач выставки.

22 сентября – 22 октября

Личный архив Сталина: документы и опыт их репрезентации

Выставочный зал Российского государственного архива социально-политической истории

Москва, улица Большая Дмитровка, 15

Информационный потенциал личного фонда Иосифа Сталина до сих пор не исчерпан, уверены организаторы выставки, поскольку именно по этим документам можно выверять многочисленные мифологемы, возникающие вокруг фигуры вождя. Представленные в экспозиции архивные материалы рассказывают о детстве и юности «отца народов», его партийной и государственной деятельности. Посетители смогут ознакомиться с личной

перепиской Сталина, его пометками в книгах, фотографиями и подлинными произведениями Александра Герасимова, Ираклия Тоидзе, Дмитрия Налбандяна и других советских художников, подаренными генсеку к его 70-летию.

История России в эпоху великого князя Ивана III

Алексеев Ю.Г.

СПб.: Издательство Олега Абышко, 2018

В новый том сочинений историка Юрия Алексеева (1926–2017) вошли его монографии, посвященные эпохе Ивана III, к которой он обратился в конце 1970-х годов. Уже в начале своих исследований Алексеев пришел к выводу, что традиционное для советской историографии догматическое противопоставление феодалов и крестьян далеко не всегда может объяснить динамику общественных процессов. Через его работы о второй половине XV века красной нитью проходит функциональный подход к государству: способно ли оно устранять причины социальных конфликтов и тем самым отражать интересы всех людей вне зависимости от их положения в общественной иерархии. Иван III был правителем, который умел находить баланс между справедливостью в ее христианском понимании и политической целесообразностью.

Средневековая Русь и Константинополь. Дипломатические отношения в конце XIV – середине XV в.

Малето Е.И.

М.: Центрполиграф, 2018

Православная церковь поддержала московских князей в период образования централизованного Русского государства. В свою очередь,

Константинопольский патриархат, стремившийся восстановить влияние на подконтрольных ему прежде территориях, выступал за единство Русской митрополии, утраченное после раздела русских земель между Ордой, Литвой и Польшей. Однако в 1439 году Константинополь и Рим заключили соглашение об объединении церквей, получившее название Флорентийской унии, которую на Руси посчитали предательством православной веры. Через несколько лет Византия была завоевана турками, и константинопольский престол окончательно утратил то духовно-политическое значение, которое он имел на протяжении нескольких веков.

История царской немилости. Русские опальные фамилии. Конец XVII – первая половина XVIII века

Дёмкин А.В.

М.: Ломоносовъ, 2018

Доктор исторических наук Андрей Дёмкин рассказывает о представителях семи выдающихся родов, которые, поднявшись на вершину власти, оказались затем в царской немилости. Трижды попадали в опалу Лопухины, дважды обрушивалось несчастье на фамилию Монс-Балк. Угодил в Сибирь светлейший князь Александр Меншиков, раздавлены были Долгоруковы и Голицыны, по 20 лет провели в ссылке с родными фаворит Анны Иоанновны Бирон и фельдмаршал Христофор Миних. История трагического падения у каждой из этих фамилий своя: одни стали жертвами придворных интриг, другие потерпели поражение в политической борьбе, третьи дали государям повод для личной неприязни.

Воспитание элит и народное образование в Российской империи XVIII – первой половины XIX века

Кусбер Я.

М.: Политическая энциклопедия, 2018

В 1782 году, в самом начале подготовки «Устава народным училищам», Екатерина II сказала, что по прошествии 60 лет после учреждения народных школ «невежество истребится само собой». Впрочем, это был еще не самый оптимистичный взгляд на вещи: многие современники императрицы пребывали в убеждении, что с помощью образования можно быстро воспитать «идеальных людей». Екатерина пыталась примирить такую позицию с реальностью. В своей монографии немецкий историк Ян Кусбер приходит к выводу, что благодаря усилиям нескольких поколений государственных деятелей на рубеже XVIII–XIX веков Россия имела систему образования пусть и рассчитанную на весьма узкий круг лиц, но куда более современную и динамичную, чем государственное устройство империи в целом.

Граф Ростопчин и московская полоция в 1812 году

Шаламов А.Ю.

М.: Кучково поле, 2018

В начале XIX века Москва официально носила статус второй столицы Российской империи, однако в реальности это был полустоличный-полупровинциальный город, который генерал-губернатор Федор Ростопчин, главный герой книги Алексея Шаламова, называл «отставной столицей». Московская полиция на первый взгляд тоже казалась патриархальной и старомодной, но на самом деле была вполне современным и достаточно эффективным ведомством. Она имела большой опыт, многочисленный штат и разветвленную структуру, что позволяло решать задачи по обеспечению порядка и безопасности в очень крупном по тем временам городе. Ростопчин не случайно остался в истории весьма противоречивой фигурой: он организовал реальное сопротивление французам в 1812 году и вместе с тем инициировал шпиономанию и «охоту на ведьм»; он готовил Москву к эвакуации и он же не раз злоупотреблял властью и деньгами.

Крымская война 1853–1856. От Балтики и Дуная до Кавказа и Камчатки

Куличкин С.П.

М.: Вече, 2018

Писатель Сергей Куличкин рассматривает Крымскую войну как предвестие мировых конфликтов XX века, обращая внимание не только на количество участников, но и на то, что боевые действия велись на множестве фронтов помимо собственно крымского. Он уверен, что Россию сознательно втягивали в конфликт и провоцировали на резкие, порой необдуманные действия. Но почему Россия оказалась не готова к большому конфликту? И были ли у нее шансы изменить положение в свою пользу? При широте заявленной темы книга довольно компактная – меньше 400 страниц, при этом автор уделяет внимание и таким нехрестоматийным сюжетам, как оборона Камчатки и захват союзниками Курильских островов.

Людвиг II

Залесская М.К.

М.: Молодая гвардия, 2018

Людвиг II (1845–1886) – последний монарх независимой Баварии, еще при жизни признанный душевнобольным. Он вошел в историю как «лебединый король», потому что ассоциировал себя с легендарным средневековым рыцарем Лоэнгрином, который на лодке, ведомой лебедями, отправился спасать деву. Историк Мария Залесская называет Людвига самой трагической фигурой XIX века и среди множества вопросов, касающихся ее героя, обращается, пожалуй, к наиболее популярному: был ли он действительно нездоровым человеком или все-таки просто непонятым и категорически непринятым современниками? Если первое, то каковы объективные свидетельства болезни? Если второе, то в чем истоки этого антагонизма?

Федеративные идеи в политической теории русского народничества

Фэй Хайтин

СПб.: Алетейя, 2018

Споры о роли государства трудно назвать иначе как архетипическими для всякой политической мысли. Поразительно, насколько актуальными для нас являются дискуссии по этой теме, которые вели русские народники во второй половине XIX века, тогда как сама народническая идея давно стала достоянием истории. Для Александра Герцена и Михаила Бакунина было важно, чтобы индивидуальная свобода не нарушалась государственной властью, вся позитивная роль которой – в защите граждан от внешних угроз. В свою очередь, Петр Ткачев видел в мощном централизованном государстве наиболее эффективное орудие для проведения самых радикальных преобразований. Наконец, по мнению Петра Лаврова, государство было призвано защищать порядок и тот договор, который положен в основу сосуществования разных классов общества.

Валаамские иноки в эпоху гонений. Московское подворье Валаамского монастыря и его насельники после революции 1917 года

Шевченко Т.И.

М.: Издательство ПСТГУ, 2018

О послереволюционной истории Валаамского подворья, расположенного на 2-й Тверской-Ямской улице в Москве, сведений сохранилось немного. Само подворье было закрыто в 1924-м, храм – два года спустя, после чего братия перешла служить в церковь Ржевской иконы Божией Матери. Кандидат богословия Татьяна Шевченко написала первую книгу, целиком посвященную проблемам, с которыми пришлось столкнуться насельникам и прихожанам подворья в период с 1917 по 1937 год.

1937 ГОД: Н.С. Хрущев и московская парторганизация

Абрамян К.А.

М.: Политическая энциклопедия, 2018

Деятельность Никиты Хрущева на посту руководителя московской парторганизации в середине 1930-х годов – один из наименее изученных периодов его биографии. Между тем это время во многом предопределило и сформировало особенности его будущего поведения в качестве лидера страны, считает историк Кирилл Абрамян. Он был идеальным сталинским выдвиженцем: объединял людей своей энергией, не без сожаления отстранял оступившихся соратников, был беспощаден с теми, кого объявили врагами. Когда 20 лет спустя Хрущев начнет бороться со сталинским наследием и реформировать страну по-своему, в основе останутся те же управленческие навыки.

Смерш: война в эфире. 1942–1945

Макаров В.Г., Тюрин А.В.

М.: Русский путь, 2018

Важным для всего фронта направлением работы Смерша были так называемые радиоигры с германскими разведорганами. Суть их внешне проста: немецкие агенты-связисты, захваченные с поличным, под контролем чекистов передавали своему руководству дезинформацию. Она не должна была вызвать подозрения у противника, поэтому требовался крайне аккуратный подбор ложных сведений, чередовавшихся с правдой. Одна только операция «Монастырь» и ее продолжение «Березино», основанные на радиоиграх и вошедшие в число самых успешных спецопераций в истории советской разведки, позволили арестовать 40 немецких агентов, изъять более 4 млн советских рублей и 8 тонн лекарств, предназначавшихся для гитлеровцев.

Тайна смерти Рудольфа Гесса

Плотников А.Н.

М.: Кучково поле, 2018

Андрей Плотников был советским надзирателем в Межсоюзной тюрьме в берлинском районе Шпандау, когда там скончался второй человек в НСДАП Рудольф Гесс. Его судьба будоражит не одно поколение историков и любителей исторических детективов. С какой миссией он отправился в Великобританию в разгар Второй мировой войны? Что послужило истинной причиной его гибели? Автор предлагает свою версию обстоятельств смерти Гесса: тот хотел лишь имитировать суицид, чтобы привлечь к себе внимание в надежде на освобождение, но просчитался в деталях, которые оказались роковыми. Плотников уверен: материалы дела о самоубийстве Гесса сфальсифицированы.