Archives

Что прочитать и что увидеть в июле-августе

июля 5, 2018

Елизавета Федоровна

Гришин Д.Б.

М.: Молодая гвардия, 2018

Имя великой княгини Елизаветы Федоровны (1864–1918), старшей сестры последней русской императрицы Александры Федоровны, супруги московского генерал-губернатора Сергея Александровича, значимо для каждого москвича. Даже если он ничего не знает о ней самой, то наверняка бывал или хотя бы слышал о Марфо-Мариинской обители, спрятавшейся в сердце Замоскворечья, на Большой Ордынке. Может даже показаться, что это древний, а не один из последних монастырей дореволюционной России, – настолько органично в плотный ансамбль старой Москвы встроилась обитель, основанная Елизаветой Федоровной в 1909 году.

Для своего повествования кандидат исторических наук Дмитрий Гришин выбрал полужитийную форму, вполне соответствующую и главному делу жизни великой княгини, и тому, что Русская православная церковь прославила ее в лике святых.

В браке с великим князем Сергеем Александровичем, братом императора Александра III и дядей последнего русского царя Николая II, Елизавета Федоровна прожила 20 лет. Автор описывает их трогательную привязанность друг к другу: его любовь к ее красоте и ее уважение к его государственной деятельности.

Говорится в книге и об одном из самых драматических событий в жизни великой княгини – гибели ее супруга от рук эсера-террориста Ивана Каляева, которого она посетила в тюрьме. Впрочем, Гришин подчеркивает: слишком много дошло до нас домыслов об этой встрече и одновременно слишком мало достоверной информации о том, что же в действительности происходило в тот момент.

Зато он очень подробно рассказывает об учреждении Марфо-Мариинской обители, которую на самом деле не вполне корректно называть монастырем. Елизавета Федоровна возродила в России традицию диаконисс – первых христианок, которые помогали в обучении основам веры, участвовали в крещении женщин, но главное – заботились о бедных и больных. Великой княгине пришлось преодолеть скепсис многих иерархов, считавших, что мирские дела, даже богоугодные, могут отвлечь от молитвенного служения. Разразившаяся вскоре Первая мировая война сняла все сомнения в ее правоте.

Весной 1918 года, когда звучали первые канонады начавшейся Гражданской войны, германский посол Вильгельм фон Мирбах предложил Елизавете Федоровне уехать в Европу. Однако она категорически отказалась. 7 мая, на третий день Пасхи, которую москвичи прозвали «Иудиной» из-за стремления большевиков заменить ее празднованием Первомая, великую княгиню арестовали по личному распоряжению Феликса Дзержинского. А два месяца спустя, на следующий день после гибели своей сестры и ее мужа Николая II, она была убита вместе еще с несколькими представителями дома Романовых и двумя другими узниками недалеко от Алапаевска. В 1992 году Русская православная церковь причислила великую княгиню Елизавету Федоровну к лику святых.

30 мая – 9 сентября

Три цвета правды: к столетию гражданской войны в России

Музей современной истории России

Москва, Тверская улица, 21

Гражданская война в России началась 100 лет назад, а споры о ней, очевидно, продлятся еще как минимум столько же. Эту трагедию трудно понять и принять в том числе и потому, что она осталась в памяти нашего народа огромным черным пятном, за которым сложно разглядеть отдельные детали. Выставка, проходящая в Музее современной истории России, в значительной степени интерактивна и нацелена на то, чтобы помочь посетителям разобраться хотя бы с фактической стороной дела. Редкие фотографии и кадры кинохроники не только показывают лидеров красного, белого и зеленого движений, но и погружают зрителя в то страшное пространство, в котором каждый день пребывали участники тех кровавых событий.

29 апреля – 11 октября

Портретная живопись в России XVIII – начала XX века

Выставочный центр «Эрмитаж-Выборг»

Выборг, улица Ладанова, 1

Эволюцию русского портрета от Дмитрия Левицкого и Владимира Боровиковского до Николая Ге и Валентина Серова можно проследить на выставке в Выборге, где представлено 75 полотен из собрания Эрмитажа. 36 из них были отреставрированы за последние 10 лет. Среди знаковых произведений – недавно приобретенный Эрмитажем портрет кисти Левицкого, на котором, предположительно, изображен Алексей Новиков, брат знаменитого издателя и масона Николая Новикова. Особое место в экспозиции занимают картины, которые обычно называют «провинциальными». Искусствоведы считают, что доставшееся нам в наследство от прежних времен снисходительное, а то и вовсе пренебрежительное отношение к этому феномену русской живописи мешает увидеть безусловную ценность этих полотен.

25 мая – 4 ноября

Пора перемен. Графика 1860-х годов из собрания Третьяковской галереи

Государственная Третьяковская галерея

Москва, Лаврушинский переулок, 10

«Прекрасное есть жизнь» – этот вектор задал Николай Чернышевский в своей магистерской диссертации, которую он защитил в 1855 году. Иной взгляд был представлен в критической статье Федора Достоевского, посвященной выставке в Академии художеств в 1861-м. Проанализировав причины несоответствия академического образования требованиям современности, писатель пришел к выводу, что оно подчинено задаче эстетизации, а не понимания действительности. Два великих мастера слова во многом определили дальнейшее направление развития русской живописи. До возникновения объединения передвижников оставалось всего несколько лет, и нынешняя выставка в Третьяковке как бы готовит посетителей к встрече с этим основополагающим для нашей культуры явлением.

29 мая – 26 августа

Архитектура стадионов

Государственный музей архитектуры имени А.В. Щусева

Москва, улица Воздвиженка, 5/25

Зрелищный профессиональный спорт – один из ярчайших феноменов, отличающих нашу эпоху от предыдущих. Неудивительно, что крупнейшие стадионы, построенные в разные времена, отражали самоощущение своих современников. Первый раздел выставки в Музее архитектуры знакомит с историей легендарного московского стадиона «Динамо», спортивного комплекса в Лужниках, ленинградского стадиона имени Кирова, арен в Минске, Ереване, Киеве и других крупнейших городах бывшего СССР. Вторая, не менее интересная часть экспозиции рассказывает о том, как возводились стадионы, которые этим летом принимали матчи чемпионата мира по футболу.

24 апреля – 9 сентября

Выставка старинных карт «От Московии к империи»

Музей-усадьба Муравьевых-Апостолов

Москва, Старая Басманная улица, 23/9, стр. 1

Среди экспонатов этой географической выставки – первая печатная карта Сибири «Тартария, или Царство Великого Хама», изданная фламандским картографом Абрахамом Ортелием в 1570 году; «Карта бескрайней Российской империи, составленная по новейшим наблюдениям Георгом Маттеусом Зойтером» (Аугсбург, после 1739 года); серия гидрографических карт «Водные артерии государства»; региональные карты второй половины XVI века и редкие карты из коллекции Русского географического общества.

«Повесть временных лет»: К 900-летию создания

Под ред. Ю.В. Кривошеева, Н.В. Штыкова

СПб.: Издательство Олега Абышко, 2018

«Повести временных лет», самому известному письменному памятнику древнерусской истории, посвящены тысячи работ. Тем не менее вопросы, поставленные летописцем в начале XII века, – «откуда пошла Русская земля, кто в Киеве стал первым княжить и как возникла Русская земля» – остаются предметом жарких дискуссий, причем не только научно-исторических, но порой и явно политических. Сборник статей основан на материалах конференции, которая прошла в конце 2013 года в Санкт-Петербургском госуниверситете. Среди важнейших тем, затронутых ее участниками, – что представляли собой многочисленные племена, упомянутые летописцем; как выглядела повседневная жизнь древних славян; могли ли полулегендарные Аскольд и Дир княжить вместе или они правили Киевом в разное время.

«Бещисленыя рати и великия труды…» Проблемы русской истории X–XV вв.

Горский А.А.

СПб.: Издательство Олега Абышко, 2018

В новую книгу доктора исторических наук Антона Горского вошли его статьи последних полутора десятилетий. Некоторые из них посвящены глобальным проблемам средневековой русской истории, таким как происхождение Руси в контексте общеевропейских политических процессов конца I тысячелетия н. э. Другие касаются относительно частных вопросов, например убийства в Орде по приказу Батыя князя Михаила Черниговского. Читатель узнает о том, почему автор не разделяет скепсиса по поводу происхождения «Слова о полку Игореве»; как в Древней Руси называли то, что мы сегодня именуем «Киевской Русью», «государством» и «княжеством»; почему «неудобные» факты биографии Александра Невского не дают основания сомневаться в его верности православию или обвинять князя в беспринципности.

Загадка завещания Ивана Калиты

Аверьянов К.А.

М.: Центрполиграф, 2018

В 1389 году, составляя вторую духовную грамоту, московский князь Дмитрий Донской завещал сыновьям «купли» своего деда Ивана Калиты – Галич, Белоозеро и Углич. Вот уже два столетия историки спорят о том, как эти города с соседними землями оказались под властью Москвы, ознаменовав важный этап в процессе централизации Руси. Некоторые исследователи понимают слово «купля» непосредственно, связывая его с прозвищем Ивана I, которое намекало на богатство князя. Другие считают, что таким образом московские правители маскировали неблаговидные методы своей экспансионистской политики. По мнению доктора исторических наук Константина Аверьянова, за словом «купля» скрываются результаты брачных интриг, к которым Иван Калита прибегал для расширения собственных владений.

Царь-реформатор Федор Алексеевич. Старший брат Петра I

Богданов А.П.

М.: Академический проект, 2018

Петр Великий – настолько масштабная фигура в русской истории, что на его фоне теряются и предшественники, и потомки. Особенно не повезло его старшему брату – царю Федору Алексеевичу. Между тем по задаткам он, пожалуй, ничем не уступал государю-реформатору, уверен доктор исторических наук Андрей Богданов. Клише о «слабом и безвольном правителе» историк опровергает фактами: при Федоре была проведена военная реформа, началось внедрение нового оружия, было отменено местничество, в несколько раз снижены налоги. Особое внимание автор уделяет культурной подоплеке и мотивации реформ, волновавшим царя вопросам смысла и цены преобразований – всему тому, что впоследствии будет интересовать Петра I едва ли не в последнюю очередь.

Петр I. Государственные деятели России глазами современников

Сост. Я.А. Гордин

СПб.: Издательство «Пушкинского фонда», 2018

«Весь корень русской жизни тут», – писал Лев Толстой о Петровской эпохе. Свидетельствам очевидцев событий в книге о Петре I уделено даже больше внимания, чем в других томах серии. Деятельность первого русского императора невозможно оценивать вне связи с окружавшей его реальностью, с которой он находился в постоянном конфликте. Главной ее особенностью было повсеместное насилие, которое самодержец подчинил прагматическим интересам государственного строительства. Большинство текстов, представленных в издании, принадлежат европейцам, поскольку в России того времени мемуаристика только зарождалась. Тем интереснее, что первые всходы будущих и не утихающих по сей день споров об эпохе Петра Великого можно найти уже в самых ранних источниках.

Наполеон в России: социокультурная история войны и оккупации

Земцов В.Н.

М.: Политическая энциклопедия, 2018

В фокусе внимания доктора исторических наук Владимира Земцова – три региона Российской империи в период Отечественной войны 1812 года. Литва была одной из последних территорий, вошедших в состав России, и первой, встретившей французскую армию. Москва оказалась центром не только собственно военных событий, но и связанного с ними культурного напряжения. Наконец, Урал война затронула лишь косвенно, и на его примере хорошо видно, как информация обрастала слухами и возникали массовые стереотипы.

Анархистское движение в России в первой четверти XX века. Теория, организация, практика

Кривенький В.В.

М.: Политическая энциклопедия, 2018

Уже в 1904–1905 годах анархистский террор и экспроприации стали заметным явлением, и сторонники этой тактики оставались верны ей вплоть до революции 1917-го. Но рядовые анархисты были куда менее зависимы от партийной дисциплины, нежели другие радикальные революционеры. Отсюда множество убийств, совершенных ими просто из удальства, и грабежей с единственной целью обогащения и наживы. Историк Валерий Кривенький попытался разобраться, как политическое движение, которое потенциально было готово возглавить революцию, постепенно разрушило себя изнутри.

Адмирал Колчак. «Преступление и наказание» верховного правителя России

Цветков В.Ж.

М.: Яуза; Эксмо, 2018

Постоянный автор журнала «Историк», доктор исторических наук Василий Цветков поставил перед собой небанальную задачу – проанализировать события Гражданской войны, а конкретно взлет и падение Александра Колчака, с юридической точки зрения. Каков был правовой статус колчаковского правительства? Имели ли большевики право судить адмирала как военного преступника? Цветков постарался взглянуть на один из самых страшных периодов нашей истории, что называется, без гнева и пристрастия и дать по возможности деидеологизированные ответы на волнующие вопросы о целях и методах сторон конфликта. По его мнению, Колчак как минимум должен быть реабилитирован как жертва политических репрессий.

«Подлинный лик заграницы»: образ внешнего мира в советской политической карикатуре, 1922–1941 гг.

Голубев А.В.

М.: ИРИ РАН, 2018

В СССР информация о внешнем мире, доступная подавляющему большинству советских граждан, была крайне ограничена, каналы ее поступления практически полностью контролировались властями. В условиях информационного дефицита политическая карикатура оказалась чрезвычайно эффективной с пропагандистской точки зрения. Как показывает исследование Александра Голубева, люди сами обращались с просьбами чаще публиковать карикатуры в газетах и журналах. И подспудно привыкали к гротескному образу внешнего мира.

Повседневная жизнь Соловков: от обители до слона

Гуреев М.А.

М.: Молодая гвардия, 2018

Издревле архипелаг площадью немногим более 347 квадратных километров, расположенный далеко в Белом море, представлял собой своеобразный полигон, где проходили «обкатку» многие социально-экономические, военно-политические и духовно-религиозные явления и процессы, которые затем распространялись по территории «большой», материковой России. Книга Максима Гуреева – это попытка объяснить необычные отношения центра и северной периферии. Почему именно на этих островах достигло пика противостояние в период церковного раскола? Случайно ли то, что Соловецкий монастырь был превращен в один из первых и самых страшных впоследствии лагерей ГУЛАГа?

Вхождение в ядерную эру. Атомная дипломатия: от начала к паритету

Мальков В.Л.

М.: Международные отношения, 2018

Создание атомного оружия изменило логику дипломатического мышления. С одной стороны, профессиональные дипломаты вынуждены были дополнить привычный арсенал риторических приемов, касающихся передела сфер влияния и идеологического противостояния, аргументом о возможной гибели цивилизации. С другой – перестроилась их аппаратная работа: как показывает доктор исторических наук Виктор Мальков, никогда прежде спецслужбы не оказывали такого влияния на мировую политику. Слишком много стало зависеть от качественной, компетентной, а главное, оперативной информации, получаемой правительствами противоборствующих стран.

Гвардия советского футбола

Васильев П.А., Лыткин О.Ю.

М.: Молодая гвардия, 2018

Спортивные журналисты Павел Васильев и Олег Лыткин собрали команду из 11 лучших советских футболистов. Но не всех времен, а только до середины 1970-х годов, когда футбол, с одной стороны, начал превращаться в шоу, живущее по законам медиа, а не спорта, с другой же – стал тяготеть к оборонительной модели, при которой большинство участников команды обслуживают двух-трех звезд. Важным критерием отбора стали личные истории игроков: авторы искали не просто классных мастеров, но и людей, проживших яркую, незаурядную жизнь и за пределами поля. Впрочем, эта книга – приглашение к диалогу, ведь далеко не каждый искушенный болельщик согласится с тем, что в список лучших попал Валерий Воронин, но не вошли, скажем, Слава Метревели или Анатолий Бышовец.