Archives

Эпоха Путина

марта 1, 2020

Двадцать лет назад, 26 марта 2000 года, Владимир Путин в ходе всенародного голосования был впервые избран Президентом России. К этому времени он уже полгода находился на вершине властной пирамиды – с августа 1999-го как председатель правительства РФ, а с 31 декабря того же года в качестве исполняющего обязанности президента страны. Поэтому формальных точек отсчета эпохи Путина множество: можно еще вспомнить день инаугурации – 7 мая 2000-го.

Тем не менее нам показалось правильным взять в качестве отправного момента именно март. В конце концов, премьер-министром Путин был назначен указом президента, и. о. президента стал в связи с отставкой предшественника, а официальное вступление в должность – и вовсе вещь формальная, происходящая тогда, когда все ключевые политические решения уже приняты. Другое дело – всенародные выборы, другое дело – быть избранным многонациональным народом России…

Ему досталась страна, представлявшая собой кровоточащий обрубок некогда великой державы. Не было ни внятных ориентиров, ни осмысленных «проектов будущего». Взять хотя бы «чеченскую проблему»: до Путина вероятность того, что Чечня может остаться в составе России, что там возможен мир, всерьез уже никто не допускал. Некоторые регионы, в начале 1990-х набравшие «суверенитета-сколько-проглотите», с интересом наблюдали, чья возьмет в том кровавом споре Грозного с Москвой.

Можно вспомнить голодных, замордованных солдат и офицеров, которых заставляли делать вид, что они армия. Государство, которое толком ничего не могло, и горстку людей, жадно высасывавших из него все, ничего не предлагая ему взамен. Вспомнить налоги и пенсии, которые по большей части никто не платил. Можно долго перечислять: ту Россию, которую Борис Ельцин обещал «поднять с колен», а сам едва не утопил на обочине истории, всем, кто пережил эти годы, уже не забыть.

Владимир Путин, кстати, вопреки досужим спекуляциям, ничего такого про «колени» не обещал. Но спустя 20 лет страна стала другой: в этом смысле путинская Россия прошла дистанцию гигантского исторического масштаба. Из «осколка СССР», жившего без собственного гимна, по старым советским паспортам и на заржавленных обломках былой советской «роскоши», при Путине она превратилась в современное суверенное государство. Он помог ей в этом, и делал это ненасильственным образом. «Крепкое государство для россиянина не аномалия, не нечто такое, с чем следует бороться, а, напротив, источник и гарант порядка, инициатор и главная движущая сила любых перемен», – писал в статье «Россия на рубеже тысячелетий», опубликованной 30 декабря 1999 года, за день до его назначения и. о. президента, Владимир Путин. Тогда это приходилось доказывать.

Собственно, он – Путин – это государство и создал. Ведь признаемся: ту государственную машину, которую вместе с офисом в Кремле и «ядерным чемоданчиком» передал Путину его предшественник, трудно было назвать в полном смысле слова суверенным государством. В этом отношении Владимир Путин уже вошел в историю как подлинный создатель новой российской государственности.

«Утратив патриотизм, связанные с ним национальную гордость и достоинство, мы потеряем себя как народ, способный на великие свершения», – отмечал он в той же статье. В итоге Путин привнес в российскую политику трезвое патриотическое чувство, ясность целей, ответственность, прагматичный подход, бережное отношение к людям, наконец, масштаб – в самом широком смысле этого слова. Без этого страна не имела шансов…

Впрочем, в стремительно развивающемся глобальном мире почивать на лаврах нельзя – современный темп жизни не терпит остановок. Путин это, судя по тому, что он говорит и делает, отчетливо понимает. За последнее время он не раз подчеркивал: Россия не может позволить себе быть на уровне мировых лидеров, она не должна стремиться к тому, чтобы создавать нечто (будь то новые цифровые технологии или продукция оборонки) не хуже, чем другие. Лидерство в современном мире определяется возможностью быть хотя бы на шаг впереди, и не разово, а сохраняя эту дистанцию в динамике, в долгой исторической перспективе.

Изменение «политической рамки», в которой предстоит развиваться стране в обозримом будущем, инициированное президентом в начале года, собственно, и рассчитано именно на это – на преемственность государственнического подхода к решению задач, стоящих перед страной.

 

Новости о прошлом

марта 1, 2020

В память о Ялте 

В Москве прошла торжественная церемония гашения почтовой марки, выпущенной по случаю 75-летия Ялтинской конференции 

На марке изображен памятник «Большая тройка» работы скульптора Зураба Церетели, установленный в 2015 году у Ливадийского дворца в Крыму. Именно там с 4 по 11 февраля 1945 года проходили переговоры лидеров антигитлеровской коалиции Иосифа Сталина, Франклина Рузвельта и Уинстона Черчилля. Юбилейную марку из серии «История российской дипломатии» выпустило АО «Марка» при участии Историко-документального департамента МИД России.

Выступая на церемонии гашения почтовой марки, министр иностранных дел РФ Сергей Лавров подчеркнул важность сохранения наследия Ялтинской (Крымской) конференции. «Именно там были приняты судьбоносные решения по ключевым вопросам послевоенного мироустройства, включая создание Организации Объединенных Наций, – отметил он. – Собравшая лидеров антигитлеровской коалиции конференция проходила в атмосфере взаимопонимания и сотрудничества. Тогда руководители «Большой тройки» смогли встать выше амбиций и разногласий и выработать конструктивные подходы в интересах скорейшего окончания войны и формирования устойчивой архитектуры международной безопасности. Убежден, что обращение к общим страницам истории востребовано и сегодня, когда мир сталкивается с многочисленными вызовами и угрозами». Один из экземпляров новой почтовой марки Сергей Лавров подписал на память журналу «Историк», отметив усилия издания по отстаиванию научного взгляда на историю Второй мировой войны.

Фотографии маршалов-победителей 

Министерство обороны опубликовало неизвестные фронтовые снимки полководцев Великой Отечественной войны 

На сайте военного ведомства в рамках проекта «Полководцы Победы» в открытом доступе появились снимки из семейных архивов советских военачальников, большинство из которых прежде никогда не публиковалось. Подборка фотографий посвящена таким выдающимся полководцам, как Георгий Жуков, Константин Рокоссовский, Родион Малиновский, Иван Конев, и другим маршалам Советского Союза и генералам, чьи фронты и армии 75 лет назад освободили Европу от коричневой чумы. Снимки рассказывают о фронтовых буднях и минутах отдыха, участии военачальников в парадах в освобожденных городах, встречах с союзниками и представителями спасенных народов. Кадры, сделанные в 1945 году, сопровождаются комментариями, составленными на основе воспоминаний полководцев и их родственников. Ранее Минобороны уже публиковало неизвестные фотографии советских военачальников в семейном кругу, а также на репетициях и парадах Победы на Красной площади.

Рыцарский схрон 

В генуэзской крепости в Балаклаве обнаружили арсенал XV века 

В башне № 5 крепости Чембало, находящейся на горе у входа в Балаклавскую бухту, археологи нашли целый рыцарский арсенал. В нижней части башни, возведенной в 1425 году, спустя 30 лет устроили цистерну для сбора и хранения воды. Именно в ходе раскопок этого резервуара было обнаружено более тысячи железных пластин от доспехов типа «бригандина» (такие доспехи состояли из пластин, наклепанных под суконную или стеганую льняную основу). Также здесь нашли пластины, вероятно, от ламинарных доспехов, в которых кованые фрагменты соединялись между собой ремнями из кожи. Среди этих находок и медные и железные пряжки, которые использовались для крепления ремешков доспехов и портупей. Но помимо брони археологам посчастливилось найти и боеприпасы: несколько тысяч наконечников арбалетных болтов генуэзского времени и свыше 800 наконечников стрел османского периода, свинцовую шаровидную пулю, 42 железных кованых и 7 каменных ядер различного веса, диаметра и калибра. Каменные ядра в XV веке служили для пристрелки бомбард – первых артиллерийских орудий.

Изучение башни № 5 проводит объединенная археологическая экспедиция государственного музея-заповедника «Херсонес Таврический» и Эрмитажа. Сотрудники музеев утверждают, что обнаруженный арсенал по всем статьям превосходит аналогичные находки, сделанные в Восточной Европе, и предоставляет важную информацию, касающуюся истории генуэзских крепостей в Крыму.

  

Фото: ПРЕСС-СЛУЖБА МИНИСТЕРСТВА ОБОРОНЫ РФ, LEGION-MEDIA, ПРЕСС-СЛУЖБА МУЗЕЯ-ЗАПОВЕДНИКА «ХЕРСОНЕС ТАВРИЧЕСКИЙ»

Тест от «Историка»

марта 1, 2020

Внимательно ли вы читали мартовский номер? 

Попробуйте ответить на эти вопросы до и после прочтения журнала 

1. Среди предков историка Доминика Ливена известна… 

1. …воспитательница императора Павла I.

2. …фрейлина императрицы Елизаветы Петровны.

3. …воспитательница императора Николая I.

4. …фрейлина императрицы Екатерины Великой.

2. Прием волостных старшин императором Александром III запечатлел художник… 

1. …Виктор Васнецов.

2. …Илья Репин.

3. …Генрих Семирадский.

4. …Василий Суриков.

3. В открытом космосе Алексей Леонов успел поговорить… 

1. …с Алексеем Косыгиным.

2. …с Юрием Гагариным.

3. …с Леонидом Брежневым.

4. …с Сергеем Королевым.

4. Договор о сокращении стратегических наступательных потенциалов (СНП) подписали Президент России Владимир Путин и… 

1. …президент США Дональд Трамп.

2. …госсекретарь США Хиллари Клинтон.

3. …президент США Джордж Буш – младший.

4. …президент США Барак Обама.

5. В 2005 году в некрополе Донского монастыря в Москве были перезахоронены останки… 

1. …Антона Деникина.

2. …Петра Врангеля.

3. …Федора Шаляпина.

4. …Владимира Май-Маевского.

6. «Россия – страна с более чем тысячелетней историей, и практически всегда она пользовалась привилегией проводить независимую внешнюю политику. Мы не собираемся изменять этой традиции и сегодня», – заявил Владимир Путин… 

1. …на Мюнхенской конференции 2007 года.

2. …на переговорах с Бараком Обамой в 2013 году.

3. …в послании Федеральному Собранию 2006 года.

4. …на «Прямой линии» 2015 года.

Правильные ответы см. на с. 79 

Правильные ответы на тест от «Историка»: 

1. Воспитательница императора Николая I. 2. Илья Репин. 3. С Леонидом Брежневым. 4. Президент США Джордж Буш – младший. 5. Антона Деникина. 6. На Мюнхенской конференции 2007 года

Наше время

марта 1, 2020

О новейшей истории России, роли, которую уже сыграл в ней Владимир Путин, и о том, что ему еще предстоит сделать, в интервью журналу «Историк» рассказал кинорежиссер Карен Шахназаров

Про время, в которое мы живем, Карен Шахназаров говорит не торопясь, видимо стараясь не попасть в заданный современной жизнью ритм, когда часто бывает так, что оценки и мнения следуют впереди анализа и размышлений. Его отец работал помощником последнего советского лидера Михаила Горбачева и, скорее всего, знал больше других о том, почему СССР потерпел крах. Может быть, поэтому перестроечное время и распад Советского Союза для гендиректора «Мосфильма» Шахназарова – своеобразная точка отсчета и для анализа дня сегодняшнего? Впрочем, судя по всему, 1991 год является своеобразным рубежом и для Владимира Путина. Неудивительно: Путин и Шахназаров – ровесники, отсюда, вероятно, и схожие мнения по многим вопросам.

Мы намеревались говорить с Шахназаровым лишь о последнем двадцатилетии, но интервью с самого начала вышло за эти хронологические рамки. Не только за счет экскурса в позднесоветское прошлое. С середины января этого года Карен Шахназаров входит в рабочую группу по подготовке предложений о внесении поправок в Конституцию. И у него есть своя версия того, зачем Владимир Путин решил менять Основной закон. Грех было бы не воспользоваться случаем и не узнать, что именно затевает президент и что будет дальше.

Точка отсчета 

– Что изменилось в нашей жизни за двадцать истекших лет? Что самое главное, на ваш взгляд? 

– Мы – современники этих событий, а люди, как правило, не понимают сути событий, в которых участвуют. Даже те, кто как бы их создает, – лидеры, исторические деятели – и те не до конца понимают, внутри каких процессов им приходится действовать. Поэтому трудно, конечно, оценить происходящее по-настоящему глубоко. К тому же нам не дано знать, что будет дальше, какое развитие получат события. И тем не менее некоторые наблюдения мы можем сделать.

Прежде всего, как мне кажется, чтобы понять последние двадцать лет, нужно представлять себе исторический контекст. Вот почему я бы начал разговор с другой точки отсчета – с 1991 года.

– С распада СССР? 

– Не только. Совершенно очевидно, что в наших представлениях революция – это либо то, что происходило во Франции в 1793 году, либо то, что у нас в 1917-м. Однако я убежден, что и в 1991-м мы пережили самую настоящую революцию. Она не сопровождалась полномасштабной гражданской войной, это правда. Хотя элементы гражданской войны, например в Чечне или в Москве в октябре 1993 года, все же были, но они не переросли в тот кошмар и ужас, что охватили Россию после 1917 года. Видимо, это было связано прежде всего с тем, что тогда шла Первая мировая война и миллионы людей, поставленные под ружье, привыкли убивать. Конечно, ничего подобного в 1991-м не было. Но если считать одной из основных примет революции смену экономической модели и форм собственности, то это, безусловно, была революция. Или контрреволюция, если сравнивать 1991 год с тем, что произошло в 1917-м.

– Плюс еще распалась страна… 

– Да. Мы потеряли значительные территории. Но, между прочим, потеряли или сознательно от них отказались – это тоже до сих пор неясно. Сейчас немодно рассуждать на эту тему, однако, с моей точки зрения, тут есть предмет для размышлений. Кстати, Путин в свое время, говоря о распаде СССР как об «общенациональной трагедии огромного масштаба», вместе с тем подчеркивал, что, с другой стороны, «Россия перестала быть дойной коровой для всех и каждого».

Так что, вполне возможно, это было нужно – и для той экономической модели, которая шла на смену старой, советской, и для нашего дальнейшего развития. Я, наверное, непопулярное сегодня мнение выскажу, но вообще, строго говоря, никто не может мне ответить на вопрос: хотим ли мы вновь соединиться в одном государстве в полном объеме союзных республик? Ведь, помимо всего прочего, это гигантская нагрузка! По силам ли она новой России? Не случайно же Путин неоднократно подчеркивал: «Кто не жалеет о распаде Советского Союза, у того нет сердца, а кто хочет его восстановления в прежнем виде, у того нет головы».

Миссия Ельцина 

– Раз уж вы заговорили об этом времени, нельзя не сказать о том, что к 1991 году страна была в весьма запущенном состоянии. Принято ругать «лихие девяностые», но и последнее советское десятилетие отнюдь не было периодом расцвета… 

Президент России на учениях Северного флота в Баренцевом море

– Абсолютно точно. Помню, как я, еще молодой режиссер, приехал в начале 1980-х годов, кажется, в Рыбинск или Ярославль с картиной «Мы из джаза». Нас повезли на какой-то завод. И главный инженер, тоже молодой парень, долго показывал нам предприятие. Оно и так-то довольно угрюмое было, но меня ужаснул самый финал экскурсии. Обойдя весь завод, под конец мы оказались на заднем дворе, где увидели, что пространство вокруг сплошь заполнено продукцией этого завода. Выяснилось, что востребовано было всего лишь несколько процентов его продукции, а остальное складывалось тут же. Передо мной вдруг открылась такая, знаете, совершенно сюрреалистическая картина: получается, предприятие работало вхолостую. Поэтому, когда говорят о 1990-х, нельзя забывать и о 1980-х.

Подписание соглашения о ликвидации СССР и создании СНГ. Правительственная резиденция «Вискули» в национальном парке «Беловежская Пуща», 8 декабря 1991 года

Безусловно, достижения у советской власти были, но, конечно, в 1970–1980-х годах ситуация, которую я увидел на этом заводе, к сожалению, была уже почти повсеместно. Система не работала. Эти предприятия по идее надо было закрывать. Понятно, что это драма, понятно, что там работают люди… Советская власть на это решиться не могла.

– А постсоветская эту задачу решила? 

– В известном смысле. Вы знаете, я никогда не был сторонником Бориса Ельцина, но думаю, что его миссия разрушителя была необходима. Нельзя было ничего построить, не разрушив старое. Но разрушить мог только такой человек. Это как будто судьба именно такого нам тогда послала – во многом циничного, рвущегося к власти, готового многим пожертвовать ради достижения цели. Не исключаю, что, если б в то время на его месте был более совестливый руководитель, могло быть еще хуже. Агония затянулась бы. Может, я ошибаюсь, однако мне кажется, что в этом и была историческая миссия Ельцина, и в этом смысле он с ней справился. Именно поэтому, на мой взгляд, нельзя сказать, что ельцинский период был совершенно бесполезный…

«Мы живем в эпоху модернизации» 

– Что происходит сейчас? В какую эпоху мы живем? 

– Мы развиваемся. Последние двадцать лет – это этап строительства, развития, созидания. По большому счету мы живем в эпоху модернизации.

Понимаю, мне могут возразить: развитие идет слишком медленно, проблем по-прежнему достаточно. Все это понятно! Но все-таки если ты ездишь по стране, то видишь – не можешь не видеть! – что очень много построено за последние годы. Города другими стали. И не только Москва: это неправда, что одна Москва развивается. И вообще, если вглядеться, построенное в последние годы вполне сопоставимо с тем, что было построено до того.

Эпоха Путина в этом смысле уже вошла в историю. По сути, он проводит третью масштабную модернизацию страны. И при этом – первую без репрессий и крови. Ведь до того все наши модернизации, что петровская, что советская, ленинско-сталинская, сопровождались очень большими жертвами…

Отсюда, возможно, представление, что «мало, недостаточно, медленно». Что «можно было бы быстрее и больше». Я вообще этих сослагательных наклонений не приемлю. Я считаю, что все, что в истории делается, делается с той скоростью и в том объеме, в каком ей это нужно. И потом, если вы готовы на жесткий вариант модернизации – это будет одна скорость; если не готовы на такое – другая… Очевидно же, что сегодня ни власть, ни общество не согласны на жесткий сценарий.

– Как вы считаете, был ли у Путина изначально какой-то замысел, какой-то свой «проект России» или же он реагировал на проблемы и вызовы по мере их поступления? 

«Я из простой семьи, и я жил очень долго этой жизнью, практически всю свою сознательную жизнь. Я жил как рядовой нормальный человек, и у меня всегда сохраняется эта связь», – признался однажды Владимир Путин

– С моей точки зрения, у всех выдающихся политиков (а то, что Путин, конечно, выдающийся политик, об этом уже сейчас можно ответственно говорить, он уже вписал себя в историю) не бывает какого-то заранее созданного плана, которому они потом следуют. Даже у вождя большевиков Владимира Ленина, который, казалось бы, пришел к власти с программой масштабного переустройства общества. Ведь на деле ему пришлось очень сильно подстраивать эту программу под непростые реалии тогдашней России. Потому что одно дело – теории, идеи, замыслы, планы, и совсем другое – когда Ленин встал во главе государства и должен был постоянно решать самые разные сиюминутные задачи.

Так и Путин, на мой взгляд, с первого дня вынужден был решать текущие вопросы. Но именно из этого в результате и выросло его понимание тех больших задач, которые впоследствии им были сформулированы.

Помните, вначале, когда Путин только стал президентом, он говорил, что этой должности не добивался, что он – всего лишь служащий, что быть президентом – просто его работа. Он с этой идеей пришел во власть. Да, сейчас уже видно, что для него это стало еще и миссией. Путин – пассионарный, конечно, человек: в нем это было заложено. Однако так не вмиг произошло: он постепенно, втягиваясь в эту работу и откликаясь на вызовы, все вернее и вернее превращался в большого лидера. Сама жизнь его подталкивала к этому…

Владимир Путин на авиабазе Хмеймим в Сирии. Декабрь 2017 года

«Где же ему везет?» 

– Некоторые называют Путина везунчиком: мол, и с нефтяными ценами ему везет, и однополярный мир рушится, и в условиях многополярности у России появляются новые возможности. Вы согласны с тем, что ему везет в политическом смысле, или это упрощение? 

– Упрощение. По-моему, все наоборот. Слушайте, а в чем ему везет? Ему досталась страна в состоянии полной разрухи. В состоянии войны, причем войны, вы же помните, о которой неизвестно было, во что она выльется. Я помню настроения, которые царили среди мыслящих людей, весьма патриотично, кстати, настроенных: многие из них полагали, что России конец, что все, мы из этого уже не выберемся. Было же такое?

– Было. 

– Эти настроения с трудом удалось переломить. Но и потом Путин все время сталкивался с сильнейшими вызовами. Сперва это борьба за единство страны. Вы же помните, страна распадалась, расползалась. Все это надо было собрать… Затем – олигархи, которые контролировали все. Он их отодвинул от власти. В этом смысле он проявил себя как очень смелый, дерзкий, я бы сказал, политик.

К тому же долгое время у него не было тех рычагов, которые были, например, у Ленина и Сталина. У них была партия, а у него нет. Он вообще в этом отношении уникальная фигура в российской истории, потому что и у Петра Великого все-таки существовала социальная опора, и у Сталина, а у Путина нет. Я подозреваю, что это было сознательно Ельциным и его окружением сделано – найти преемника, у которого нет опоры внутри правящей элиты. Ведь Путин пришел не из политики, у него никакой публичной репутации не было, его никто не знал, он не был известен элитам. Видимо, предполагалось, что таким человеком будет очень легко манипулировать. Но расчеты на это не оправдались.

В принципе дальше Путин все стал создавать сам – политическую систему, партию; это все он делал. Надо было действительно обладать каким-то колоссальным чутьем, интуицией, умом, чтобы изменить расклад сил.

А потом началось противостояние с Западом. Для меня очевидно, что Путин не собирался конфликтовать с Америкой и Европой. Более того, я думаю, что он западник по своим корням и убеждениям – умеренный западник, как все мы – московские, питерские. И поначалу у него были иллюзии, как мне кажется, по поводу того, что возможно сращивание России и Запада, создание единой Европы «от Лиссабона до Владивостока».

– Но эти иллюзии рухнули. 

– Потому что потом началось такое! Против него – против него лично, не только против страны, которую он возглавляет! – ополчилась самая могущественная часть мировой элиты. Это не шутки! Так где же ему везет?

Наоборот, президентство Путина совпало с одним из самых тяжелых периодов в истории России. Можно сказать, что примерно такой же тяжелый период был после Гражданской войны, и тогда Сталин, как бы мы к нему ни относились, все-таки вытащил страну. Но я повторяю: у Сталина была партия, причем партия идейная. У Путина такой партии не было. И второе: Сталин действовал диктаторскими методами. Путин за двадцать лет ни разу к таким инструментам не прибегал.

– Какие вызовы стоят перед страной сегодня? Что осталось на потом? 

– Модернизация. Потому что она еще не завершена. Такую страну, как наша, за такой срок не изменишь, иллюзии на этот счет не имеют никакого отношения к реальности.

– Да и можно ли модернизацию завершить? Мне кажется, обновление, как в компьютерных программах, должно происходить постоянно, автоматически… 

– Конечно. Но я думаю, на сегодняшний день не закончен даже первый этап модернизации – создания такой социальной модели, которая сама была бы заточена на обновление. Это непростая задача.

Не будем забывать: все это происходит на фоне яростного противостояния с Западом, которое в обозримой перспективе никуда не денется. Запад сам находится в кризисе, и, на мой взгляд, там понимают, что осталось мало времени для того, чтобы Россию, как говорится, снять с арены. А такие мысли всегда есть. На Западе же постоянно эта мысль в прессе муссируется, что «Россия – умирающая империя». А если умирающая, значит, есть шанс ускорить этот процесс. Правда, сейчас появились новые нотки: она вроде «умирающая, но все-таки не сразу и еще может какое-то время причинять вред». И поэтому с ней «пока» приходится считаться. Раньше на Западе таких ноток не было. Безусловно, это соперничество будет продолжаться, и, кстати, я к этому отношусь с пониманием. В том смысле, что Запад можно понять: если вы способны каким-то образом ослабить или прикончить вашего соперника, почему нет? Это нормально в политике.

Однако нам ничего другого не остается, кроме как страну модернизировать. Аэропорты строить, дороги, жилье. Не случайно Путин придумал нацпроекты. Я понимаю их замысел. Он собрал огромные деньги, чтобы бросить их на максимально быструю модернизацию страны – без крови и репрессий совершить рывок.

Большая пресс-конференция Владимира Путина в декабре 2019 года

«Нужны люди, готовые брать на себя ответственность» 

– Есть ли выход из этой ситуации? Вернее, видит ли его Путин, как вы считаете? 

– Я думаю, он сейчас как раз ищет этот выход. Но это непросто. Понятно, как работал механизм модернизации в СССР или Китае – при помощи репрессий. Но Путин хочет обойтись без этого. Насколько возможно такие масштабные задачи решать совсем без применения силы, я лично не знаю.

Между тем СССР – это ведь не только репрессии. Большевики были фанатики, причем идейные. Тогда были люди, которые даже в условиях репрессий брали на себя ответственность, не боялись этого. А все-таки у нас сейчас все политические силы больше напоминают чиновников. Они трудятся, но без фанатизма. И я не вижу пока такой идейной силы, на которую президент может опереться для того, чтобы проводить масштабные реформы. А это важно. Должны быть люди очень идейные и готовые брать на себя ответственность. Наверное, это главная проблема, с которой Путин сегодня сталкивается.

И отсюда его внутреннее желание скорректировать политическую систему страны. Все эти инициативы о том, чтобы Думе передать больше полномочий, – они отсюда, как мне кажется. Но Путин очень осторожно это делает, и я его понимаю.

– Почему? 

– Мы все вышли из распада СССР, как из гоголевской «Шинели», и мы больше всего боимся нового расползания. Мы ведь помним, как у нас в России это происходит: отпустили вожжи, дали свободу – и пошло. Вплоть до полного развала страны. Поэтому тут, с одной стороны, вроде бы понятно: надо создавать какие-то механизмы, позволяющие более активно работать демократическим институтам. С другой стороны, нельзя превратить торжество демократии в расцвет сепаратизма и дезорганизации. Как мне представляется, Путин сейчас находится в размышлениях о том, как найти золотую середину.

– Между чем и чем приходится выбирать? 

– Вообще тут два пути. Можно было идти по пути Советского Союза. Там был ЦК КПСС, который действовал как направляющий и контрольный орган, который все время подгонял Совмин. Но тогда нужно создавать параллельную структуру власти, ведь в ЦК был не только идеологический отдел, но и отдел машиностроения, сельского хозяйства и т. д. ЦК КПСС дублировал отраслевую структуру правительства. Другой путь – делиться властными полномочиями с выборными органами: Госдумой, региональными заксобраниями и местными советами. То есть действовать более демократично. Фактически Путину надо создавать новую политическую систему России.

Выступление Президента России перед участниками «Форума действий» Общероссийского народного фронта. Ноябрь 2016 года

– Именно с этим вы связываете предложения Путина по изменению Конституции? 

– Да, предполагаемые поправки в Конституцию, я думаю, идут именно отсюда. Потому что ельцинская Конституция ужасная, но она, как ни странно, сработала: именно она дала Путину тот объем власти, благодаря которому он сумел добиться стабилизации. Но она же привела к тому, что все оказалось на ручном управлении. А в такой огромной стране это невозможно. Тем более не имея рядом мощной политической силы. Замыслив масштабнейший модернизационный проект, Путин столкнулся с тем, что не с кем его осуществить. Ему нужна новая опора.

Сейчас президент ищет возможности создания некоей новой политической системы, которая гарантировала бы России три важных для него вещи. Во-первых, целостность и суверенитет страны – это для Путина задача номер один. Во-вторых, ее развитие, модернизацию, причем за счет мобилизации общественных сил, самоорганизации общества. И в-третьих, обеспечение преемственности власти. Путин хочет создать политическую систему, которая могла бы генерировать людей, способных к управлению страной, которые были бы готовы брать ответственность на себя. Согласитесь, это задача исторического масштаба.

При участии Петра Орехина

Лента времени 

Май-июнь 2000 года 

Создание федеральных округов и реформа Совета Федерации.

Декабрь 2000 года 

Утверждение государственных символов РФ (герб, гимн, флаг).

Январь 2001 года 

Вступление в силу второй части Налогового кодекса РФ, устанавливающего, помимо прочего, плоскую шкалу НДФЛ.

Март 2001 года 

Начало первого этапа военной реформы.

Октябрь 2001 года 

Вступление в силу Земельного кодекса РФ.

Декабрь 2001 года 

Первый эфир «Прямой линии с Владимиром Путиным».

Декабрь 2001 года 

Образование партии «Единая Россия».

Февраль 2002 года 

Вступление в силу Трудового кодекса РФ.

Июль 2002 года 

Принятие Закона «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения».

Октябрь 2002 года 

Подписание документов о создании Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), включающей в себя шесть республик бывшего СССР.

Декабрь 2003 года 

Победа «Единой России» на парламентских выборах, формирование пропрезидентского конституционного большинства в Госдуме.

Сентябрь 2005 года 

Объявление о начале реализации приоритетных национальных проектов.

Август 2006 года 

Завершение выплаты внешних долгов СССР.

Май 2007 года 

Объединение Русской православной церкви и Русской православной церкви за границей.

Октябрь 2008 года 

Начало второго этапа военной реформы.

Ноябрь 2009 года 

Подписание документов о создании Таможенного союза России, Белоруссии и Казахстана.

Май 2012 года 

Издание 11 указов, определяющих целевые показатели развития страны на ближайшую перспективу.

Август 2012 года 

Вступление России во Всемирную торговую организацию.

Ноябрь 2012 года 

Начало нового этапа масштабного перевооружения армии.

Февраль 2014 года 

Проведение зимних Олимпийских игр в Сочи.

Март 2014 года 

Возвращение Крыма и Севастополя в состав России.

Май 2014 года 

Подписание Договора о создании Евразийского экономического союза (ЕАЭС), включающего в себя пять республик бывшего СССР.

Апрель 2016 года 

Первый запуск ракеты с нового космодрома Восточный.

Март 2018 года 

Оглашение послания президента Федеральному Собранию, посвященного планам по развитию вооруженных сил и обеспечению обороноспособности России.

Май 2018 года 

Открытие движения по автодорожной части Крымского моста.

Май 2018 года 

Подписание Указа Президента РФ «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года».

Июнь-июль 2018 года 

Проведение в России чемпионата мира по футболу.

Август 2018 года

Начало пенсионной реформы.

Апрель 2019 года 

Подписание Указа Президента РФ об упрощенном порядке выдачи российских паспортов жителям ДНР и ЛНР.

Январь 2020 года 

Начало работы по внесению поправок в Конституцию РФ.

Экспорт продовольственных товаров и сельхозсырья, млрд долл. 

2000 1,632

2004 3,292

2008 9,278

2012 18,769

2018 24,885

2019 24,853

Источник: Росстат, ФТС России 

Среднемесячная начисленная заработная плата, руб. 

2000 2223

2004 6740

2008 17 290

2012 26 629

2018 43 724

2019* 46 131

* Январь-ноябрь 2019 г.

Источник: Росстат 

Уровень безработицы, % от рабочей силы 

2000 10,6

2004 7,8

2008 6,2

2012 5,5

2018 4,8

2019* 4,6

* На декабрь 2019 г.

Источник: Росстат 

Среднемесячный размер назначенных пенсий, руб. 

2000 694

2004 1915

2008 4199

2012 9041

2018 13 360

2019 14 163

Источник: Росстат 

Уровень бедности (доля населения с денежными доходами ниже прожиточного минимума), % 

2000 29,0

2004 17,6

2008 13,4

2012 10,7

2018 12,6

Источник: Росстат 

Младенческая смертность, чел. 

2000 19 286

2004 17 339

2008 14 436

2012 16 306

2018 8244

Источник: Росстат 

Ожидаемая продолжительность жизни при рождении, лет 

2000 65,34

2004 65,31

2008 67,99

2012 70,24

2018 72,91

Источник: Росстат 

Общая площадь жилья, приходящаяся в среднем на одного жителя, кв. м 

2000 19,2

2008 21,8

2012 23,4

2018 25,8

Источник: Росстат 

Заболеваемость алкоголизмом и алкогольными токсикозами (число больных, взятых под наблюдение впервые в жизни), тыс. чел.

2003 228,2

2004 218,4

2008 173,4

2012 122,8

2018 75,8

Источник: Росстат 

Число зарегистрированных преступлений, млн 

2003 2,756

2004 2,894

2008 3,210

2012 2,302

2018 1,991

Источник: МВД России 

Число зарегистрированных убийств и покушений на убийство, тыс. 

2003 31,630

2004 31,553

2008 20,056

2012 13,265

2018 8,574

2019 7,948

Источник: МВД России 

Число граждан, находящихся в учреждениях уголовно-исправительной системы (на начало года), тыс. чел. 

2000* 1092

2008 885

2014 678

2019 563

2020 524

* Данные на середину года

Источник: ФСИН России 

Для вас лично важны возможные изменения в Конституции? 

%

Скорее важны 79

Скорее не

важны 16

Затрудняюсь

ответить 5

Источник: ВЦИОМ, февраль 2020 г. 

Какими должны быть изменения в стране? 

%

Преобразования в России нужно делать немедленно, быстро и решительно 29

Страна нуждается в стабильности,

изменения должны проходить плавно и

постепенно 49

Сейчас вообще не нужно никаких реформ и

серьезных перемен 12

Затрудняюсь ответить 10

Источник: ЦИРКОН, март 2019 г. 

Фото: СЕРГЕЙ БОБЫЛЕВ/ТАСС, НАТАЛЬЯ ЛЬВОВА, АЛЕКСЕЙ ПАНОВ /ТАСС, РИА Новости, АЛЕКСЕЙ ПАНОВ /ТАСС, ZUMA\TASS, ВЛАДИМИР РОДИОНОВ/ТАСС

По страницам будущих учебников

марта 1, 2020

Что напишут в учебниках истории про эпоху Путина? С этим вопросом журнал «Историк» обратился к руководителям двух академических институтов истории – всеобщей и российской 

В отличие от предшествующих периодов российской истории – перестройки и девяностых, по поводу нашего времени, на мой взгляд, в стране имеется определенный консенсус. Думаю, он и найдет отражение в учебниках истории будущего 

Александр Чубарьян, научный руководитель Института всеобщей истории РАН, доктор исторических наук, академик РАН 

Во-первых, я уверен, что подавляющее большинство наших граждан признают: эпоха, связанная с президентством Владимира Путина, войдет в историю как период возвращения России статуса державы, с которой миру приходится считаться. Утрата этого статуса, последовавшая за распадом СССР, болезненно переживалась россиянами, и теперь они позитивно оценивают возобновление ранее нами утраченных позиций. И это объективно, это признают и за пределами нашей страны. Сегодня к России разное отношение в мире; мы прекрасно отдаем себе отчет в том, что есть очень антироссийски настроенные политические силы. Однако даже те, кто критически относится к нашей стране, согласны с тем, что во времена Путина Россия, как они говорят, «поднялась с колен», что она смогла занять достойное место в общем концерте мировых держав.

Во-вторых, мне кажется, что, несмотря на все сложности, которые у нас есть сейчас в экономике, несмотря на то, что многие люди выражают очевидное недовольство своим нынешним социальным положением, снижением (а вернее сказать, не слишком быстрым повышением) доходов, в общем и целом народ признает: Владимиру Путину удалось многое. Люди стали лучше жить, уверенней смотреть в завтрашний день. Он смог побороть олигархократию, встроив бизнес в общую систему интересов государства. Ему удалось все это сделать, и я думаю, что это также было встречено с пониманием.

И третье, что, на мой взгляд, останется в памяти: Путин покончил с чеченской войной, благодаря его политике сохранилось российское единство. Я вам должен сказать, что чеченская война имела отзвук не только на Кавказе. Федерализация, которая происходила в стране, грозила обострением противоречий и в других регионах России. Люди это понимали и, как мне представляется, оценили вклад Путина. Так что как минимум по этим трем параметрам эпоха Путина и войдет в учебники истории.

Двадцать лет – срок серьезный, и, полагаю, мы уже можем наметить некоторые основные тенденции, которые, судя по всему, являются довольно важными в жизни нашей страны и нашего народа. А значит, достойны занять свое место в том числе и на страницах учебника истории 

Юрий Петров, директор Института российской истории РАН, доктор исторических наук 

В учебной литературе, на мой взгляд, прежде всего будет отмечена заслуга Владимира Путина, сумевшего существенным образом укрепить государство. То, что президент сделал сначала – вплотную занялся усилением вертикали власти, было совершенно необходимо сделать. Одновременно он поднял авторитет власти, который к концу 1990-х упал уже крайне низко. Исторические традиции России связаны как раз с тем, что без сильной власти общество начинает фрагментироваться, а государство, страна в целом – деградировать, чему мы и были свидетелями на протяжении 1990-х годов.

К моменту избрания Путина очень остро стоял вопрос о сохранении территориального единства, о прекращении всякого рода сепаратистских выступлений, которые имели место не только по границам страны, но даже и внутри нее. Я допускаю, что если бы президентство Бориса Ельцина продолжилось, то наше государство, наша страна, возможно, утратила бы то единство, которым мы все дорожим.

Также на повестке дня стояла задача добиться сплоченности российской нации, то есть объединения общества вокруг общих ценностей, чтобы избежать повторения впредь всякого рода внутренних национальных, конфессиональных и прочих конфликтов. Достаточно вспомнить события в Кондопоге: была опасность, что эта тенденция может распространиться гораздо шире по стране. Сегодня, как показывают недавние социологические опросы, проблема межнациональных отношений уже не является столь острой. Это означает, что некоторые успехи (хотя их, конечно, не нужно преувеличивать) все-таки были достигнуты и обстановка взаимоуважения в нашей стране начинает, надеюсь, преобладать в отношениях между нациями, народами и конфессиями.

Фото: РИА Новости, Наталья Львова

Возвращение

марта 1, 2020

Шесть лет назад, в марте 2014 года, Крым вернулся в родную гавань. Это историческое событие навсегда останется в памяти поколений

С Черноморской эскадрой и Крымом связаны самые героические страницы истории нашего флота. Недаром Севастополь в веках получил название города русской военно-морской славы. Наши предки – и в годину Крымской войны середины XIX века, и в тяжелейшие годы Великой Отечественной – сражались за крымскую землю доблестно и отчаянно, завещав и нам защищать и беречь нашу Родину. Поэтому я всегда твердо верил, что Севастополь и Крым вернутся в Россию. Иначе и быть не могло. Наверное, если бы я в это не верил, мне, в свою очередь, не поверили бы мои товарищи – офицеры и матросы, которые в 1991–1992 годах сберегли верность присяге, сохранили для России Черноморский флот в Севастополе, стратегически важное присутствие нашей страны в Крыму и на Черном море. В марте 2014 года оказалось, что верили мы в это не зря…

«Крымская весна» 

Вряд ли я преувеличу, если скажу, что весной 2014 года начался новый отсчет в истории нашей страны. Новая эпоха. Без единого выстрела, без кровопролития Россия завоевала подлинный суверенитет. Все было подготовлено и осуществлено на высочайшем уровне. Миллионы людей увидели, как торжествует справедливость, увидели, как слаженно и эффективно в экстремальной ситуации могут работать ветви нашей политической власти, армия, флот, гражданское общество. Для жителей Крыма, да и для всей России, это была счастливая весна. Люди находили единомышленников и не скрывали своей радости!

Бросается в глаза разница по сравнению с положением дел в начале 1990-х, когда мы на Черноморском флоте не чувствовали поддержки Москвы. В те смутные годы стратегию страны нередко разменивали на мелкие интересы, а власть не учитывала мнения большинства крымчан, да и жителей России. Нам тогда не удалось отстоять Крым в составе России, но, к счастью, мы смогли сохранить российский Черноморский флот на полуострове, в родном Севастополе. И наш флот почти на два десятилетия стал важнейшей связующей нитью между русскими людьми, которых на время разделили нелепые границы.

В 2014 году президент страны в крайне тяжелой ситуации принял блестящее, своевременное решение, защитившее 2 млн жителей Крыма. После того, что произошло в Киеве с осени 2013-го до зимы 2014 года, у России выбора не было. Нужно было спасать крымчан, жителей героического Севастополя. Это стало приоритетом и для Владимира Путина, и для российского правительства, и для российской армии.

Решение было принято взвешенное и своевременное. После этого все действовали по единому плану – согласованно и без осечек – на глазах у всего мира. Армия, Черноморский флот, спецслужбы показали себя в те дни безукоризненно, как крепкие, надежные звенья отлаженной системы, настоящие «вежливые люди». Так получилось во многом потому, что они чувствовали поддержку президента, поддержку своих соотечественников, всей России, которая была и остается едина в своем отношении к судьбе героического Крыма. В итоге Россия принесла в Крым мир и равноправное развитие всех наций, населяющих полуостров.

Вспомните, как возник в те дни термин «крымская весна». Его никто не навязывал. Это понятие родилось в народе, и оно выражает отношение миллионов людей к возвращению Крыма в родную гавань, к торжеству справедливости и укреплению нашей Родины. Прошли годы, и можно сказать, что наши тогдашние надежды выдержали проверку временем. Крым был, есть и будет российским.

Россия принесла в Крым процветание, и все его жители это почувствовали. Символом развития стало строительство уникального Крымского моста, впервые надежно соединившего полуостров с «материком», с остальной Россией. Крым отстраивается. Чего стоит открытие нового аэропорта в Симферополе! Создание транспортной инфраструктуры! Новую технику получает и осваивает наш Черноморский флот, обеспечивающий мирное развитие страны на огромном пространстве.

Стиль президента 

В том, как произошло возвращение Крыма, сказался зрелый политический стиль Путина – без этого фактора вряд ли такое стало бы возможным. Этот стиль мы чувствуем не только на берегах Черного моря. Он сказывается повсюду в нашей стране. Президент, как никто другой, умеет подбирать людей и ставить их на нужный участок – при этом он руководствуется прежде всего не их политическими заявлениями, а профессионализмом.

Мы видим, что Владимир Путин сделал ставку на долговременные, вековые интересы России и ни разу не изменил им. Благодаря точным действиям главы государства и его команды в стране началось время развития. Это чувствуется на самых разных направлениях. В своих планах президент опирается на исторические традиции, но и заглядывает в далекое будущее и не отступает, когда приходится работать под серьезным давлением, в жестких геополитических обстоятельствах. Это ценнейшее качество для лидера. И не случайно все социологические опросы вот уже 20 лет показывают, что Россия Путину доверяет. Доверяет не обещаниям, не красивым словам, а делам, решениям, стратегическому мышлению и выстроенной системе.

То, что было сделано за последние 20 лет, сродни тому, что удалось сделать Советскому Союзу в предвоенные годы, когда в короткий срок была создана уникальная военная промышленность, без которой мы не смогли бы победить в Великой Отечественной войне. Но тогда это делалось на фоне репрессий, понижения уровня жизни и жесткой мобилизации всех ресурсов. А современная Россия снова стала мощной державой с минимальными издержками, с учетом нашего драматического исторического опыта. И не за счет населения, а, наоборот, в условиях планомерного, шаг за шагом повышения уровня жизни.

Приведу еще один пример, близкий мне по давним служебным интересам. Только в последние десятилетия по инициативе Путина Россия по-настоящему вернулась в Арктику. Трудно переоценить важность этой глобальной программы. О Северном морском пути в своих выступлениях Путин упоминал чаще, чем все предыдущие главы государства, вместе взятые. И это не просто слова. В регионе развиваются трассы, работает атомная станция, разрабатываются месторождения, исследователи получают современную технику. Укрепляются военный флот и флот ледокольный. Нет сомнений, что труднодоступные ресурсы Крайнего Севера, которые нам принадлежат, будут работать на благо нашей страны. Во многом именно развитие отдаленных северных районов определит экономические успехи России в перспективе ближайших десятилетий. Это работает уже сейчас и будет работать долго! И это тоже стиль Путина. Глубокое знание истории, понимание ее уроков, уважение к подвигам и свершениям наших предков – и нацеленность в будущее, предвидение тех вызовов, на которые нам придется отвечать через 10, 20 лет. Именно такого кругозора и интуиции требует от национального лидера наше динамичное время, XXI век.

Я уверен, что в дальнейшем президент будет работать так же системно и неутомимо, с опорой на все слои населения. И традиции «крымской весны» еще не раз помогут нам успешно защищать интересы государства, интересы нынешних и будущих поколений наших соотечественников.

 

Китайский взгляд на Путина

марта 1, 2020

Что пишут о Путине в Поднебесной и почему российский лидер стал героем китайского фольклора? Об этом в интервью журналу «Историк» рассказал известный российский востоковед, доктор исторических наук, профессор НИУ ВШЭ Алексей Маслов

Китайские учебники, равно как и всякие другие – российские, американские, западноевропейские, традиционно освещают прежде всего собственную историю. Так что о современной России там рассказывается очень и очень поверхностно. Как говорит Алексей Маслов, «в основном там просто перечисляются президенты – Михаил Горбачев, Борис Ельцин и Владимир Путин». Впрочем, с Путиным все не так просто.

Лидеры полураспада 

– Что пишут китайцы о наших лидерах? 

– Роль Горбачева рассматривается в КНР как негативная, его воспринимают как человека, который развалил страну. Внимание к этому обстоятельству понятно: Китай сам крайне опасается подобных деструктивных явлений.

– А роль Ельцина? 

– О Ельцине говорится в абсолютно нейтральной манере, но при этом отмечается, что именно при нем началось заметное потепление отношений между Россией и Китаем, что именно тогда страны перешли к стратегическому партнерству. Впрочем, кое-где упоминается, что он допустил к власти в России различные финансовые группировки, которые стали неподконтрольны государству. Довольно интересно, что это тоже рассматривается с точки зрения китайских проблем, которые в этом смысле очень схожи с российскими.

– То есть китайцы как бы на себя примеряют все это? 

– Да, все это совершенно четко ими экстраполируется на себя.

– А антикоммунизм Ельцина как-то отмечается или этого стараются не афишировать? 

– Китайцы приписывают весь антикоммунизм Горбачеву, и считается, что антикоммунизм пошел от него, что это он сделал так, что коммунистическая партия пришла к коллапсу.

Герой фольклора 

– Что пишут про Путина и нынешнюю Россию? 

– Подчеркивается, что Путин начал укрепление России, обеспечивает усиление единства российской территории, активно поддерживает инициативы Китая и т. д. Правда, если говорить об образе Путина в Китае, то следует иметь в виду, что учебниками и официальными публикациями дело не ограничивается…

В китайских магазинах на стойках с политической литературой всегда можно найти книгу о Путине

– То есть? 

– Дело в том, что в Поднебесной Путин в известной степени стал героем китайской фольклорной традиции. Мне кажется, что иногда китайское руководство даже беспокоит такой образ российского президента, потому что по сути это образ, которому должен был бы соответствовать лидер КНР Си Цзиньпин, но на деле он таковым не является. То есть жестким по отношению к Западу – как «Путин». Допускающим резкие высказывания и плюющим на какие-то навязываемые ему нормы – как «Путин». И по моим личным наблюдениям, идеологический аппарат китайской компартии не может понять, как правильно подавать в нынешней ситуации Си Цзиньпина, которому крайне тяжело соперничать с героем китайского «мифа о Путине».

– В том смысле, что в общественном мнении есть запрос на большую жесткость? 

– Да, на большую публичную жесткость. Получается, что это мифический «Путин» делает то, что Си Цзиньпин должен делать, но на что не решается. Например, не щелкает по носу американцев, не выступает с абсолютно антизападными лозунгами. Действительно, лидер КНР никогда не выступал с антизападными лозунгами, и вообще китайская пропаганда идет не от негатива, а от позитива. Однако, как ни странно, народный запрос на негатив применительно к Западу в Китае достаточно велик: оказывается, население КНР хочет большей жесткости от своего руководителя – прежде всего по отношению к внешним рынкам и внешним игрокам. Иными словами, хочет такого лидера, как «Путин».

Российский лидер стал в КНР и лицом торговых брендов, и популярным героем, к образу которого обращаются художники

– А где существует эта фольклорная традиция? Кого или что можно назвать ее носителями? 

– Во-первых, это блогеры, которые на своих страницах восхищаются Путиным. Во-вторых, квазиютьюбовские каналы (не сам YouTube, потому что формально он заблокирован в Китае, а то, что в КНР называется «Юку»), которые рассказывают о России.

На самом деле это скорее побасенки, в которых красноречиво повествуется о том, как «Путин» в очередной раз показал Западу. И хотя на первый взгляд никакого намека на Си Цзиньпина нет, но мысль понятна. При этом довольно любопытно, что в таких побасенках есть принципиальные несовпадения между образом Путина и образом России. То есть в них «Путин» – это такой позитивный образ, былинный герой, а «Россия» – это страна, которая не может решить свои экономические проблемы, точнее, может, но делает это заведомо хуже, чем Китай. Несовпадение этих двух образов, собственно говоря, в КНР никого особо не волнует. Так что идея, согласно которой «Путин крут», присутствует в подобных блогах повсеместно.

Завидный бренд 

– Как относятся к этой фольклорной трактовке китайские власти? 

– В соответствии с китайской политической традицией представители власти крайне редко вмешиваются в такие вопросы, если только вы напрямую не критикуете саму власть и не угрожаете ее устойчивости. Причем именно политическую власть. Экономические меры вы можете подвергать критике сколько угодно. Вы можете говорить, например, о высоких налогах или сложностях с оформлением документов, потому что это воспринимается в Китае не как критика, а как получение «вестей с мест», иными словами, это обратная связь, сигналы, на которые надо реагировать. Но основы политической власти затрагивать нельзя. А поскольку в этих блогах никто о китайской власти напрямую не упоминает, то и реагировать формально не на что. Хотя, как говорят злые языки, в политическом руководстве КНР есть некоторая настороженность по этому поводу. Даже не настороженность, а скорее опасение, что образ Путина часто перекрывает в фольклоре образ Си Цзиньпина.

Понятно же, что Си Цзиньпин несет ответственность в Китае за все, что происходит, вплоть до коронавируса, а былинный персонаж «Путин» – это абстрактный герой. С него какой спрос? Он всегда «на коне». К тому же он еще является лицом торговых брендов. Большинство пиратских российских или псевдороссийских товаров (мороженое, шоколад и т. д.), которые продаются в Китае, рекламируются при помощи изображений нашего президента: Путин ест шоколад, Путин ест мороженое и т. п. Хотя очевидно, что никаких разрешений на использование образа российского лидера производители товаров не получали, тем не менее этот образ – очень хорошо продаваемый бренд в Китае, чем они и пользуются.

– Как вы думаете, что китайцы напишут в учебниках истории про Путина через 20–30 лет? 

– Прежде всего я думаю, что, как бы дальше ни развивалась история, он уже будет оцениваться в Китае позитивно. Во-первых, Путин для китайцев однозначно – собиратель российских земель. Во-вторых, о нем будут рассказывать как о сильном лидере. Сильный лидер, который подавил претендовавшие на власть региональные группировки, – это то, что в настоящий момент очень волнует Китай и всегда волновало, в связи с чем данный аспект тоже найдет свое место в оценках российского президента, который сумел укрепить централизованную власть. К тому же на сто процентов точно будет отмечено, что при этом Путину оказывали весьма сильное противодействие, чем и объясняются экономические проблемы России, которых у нее, с точки зрения китайцев, существенно больше, чем у Китая. Таким образом, фигура Путина в любом случае будет выведена из-под удара.

Почему я с такой уверенностью говорю об этом? Потому что уже сейчас в Китае сформировался образ Путина как российского лидера, который соответствует идеалу, принятому в китайской политической традиции, – справедливый император, делающий свое дело, несмотря на сопротивление несправедливых и нерадивых чиновников и враждебное влияние на ситуацию со стороны Запада.

Фото: РИА Новости

Лидерство в эпоху перемен

марта 1, 2020

Владимир Путин возглавил страну в непростой период. России предстояло укрепить свои позиции на международной арене в условиях начавшегося обрушения устоявшегося миропорядка. Со своей задачей он справился. Но миропорядок продолжает рушиться. И значит, главные решения еще впереди

Для любого государства и любого лидера 20 лет – очень большой срок. Если же этот срок совпадает с эпохой глобальных перемен, то вообще непонятно, как измерить бремя ответственности, ложащееся на плечи такого лидера. Тем более если речь идет о стране, которая в недавнем прошлом пережила тяжелейшие потрясения, сопровождавшиеся крахом государственности и экономического строя, и вынуждена была восстанавливаться на фоне драматических изменений мирового ландшафта…

Задание на будущее 

«Россия переживает один из самых трудных периодов своей многовековой истории. Пожалуй, впервые за последние 200–300 лет она стоит перед лицом реальной опасности оказаться во втором, а то и в третьем эшелоне государств мира». 30 декабря 1999 года в одной из московских газет появилась статья премьер-министра Владимира Путина под названием «Россия на рубеже тысячелетий». Она была посвящена ситуации в мире и положению дел в стране, которая все 1990-е годы находилась в состоянии тяжелого кризиса. Приведенные строчки – завершение статьи, своего рода задание на будущее. Эта публикация, вышедшая накануне неожиданной досрочной отставки президента Бориса Ельцина, стала программой действий на годы вперед.

Спустя 20 лет Путин имеет основания сказать, что задача выполнена. К российской внешней политике относятся по-разному, в мире хватает и ее поклонников, и оппонентов, в том числе очень резких. Однако никто не оспаривает того, что Россия располагается в первом эшелоне мировых держав. Влияние на глобальной арене очевидно.

На Западе принято считать, что такой результат – следствие продуманной стратегии. Но если попробовать разложить ее на составные части, то стратегия скорее превратится в набор конкретных целей и соответствующих им инструментов. То, что называют grand design, по существу, отсутствует. Путин руководствуется классической формулировкой «политика – искусство возможного», оценивая это «возможное» в каждый конкретный момент времени.

Такой подход был бы чисто прикладным оппортунизмом, если бы не еще одно качество Владимира Путина. У него есть целостная картина мира, представление о том, как все взаимосвязано. Казалось бы, она должна быть у любого политического деятеля такого масштаба, однако сейчас это в явном дефиците. По крайней мере, большинство западных лидеров последние 20 лет были настолько убеждены в незыблемости своей идеологической рамки, что просто не считают необходимым ее критически оценивать и корректировать, вообще задумываться о ней.

Целостность картины мира – не синоним правильного его понимания. Но принципиально важно осознание того, что любое действие имеет определенные последствия. На Западе эйфория конца прошлого столетия породила иллюзию, что последствий не будет, что бы там ни делали.

Способы восстановления 

Для анализа президентства Путина особенно важны применяемые им инструменты. Президент России прежде всего прагматик, тот, кто оценивает текущее состояние дел и определяет оптимальные, на его взгляд, способы достижения целей здесь и сейчас. Можно выделить несколько позиций.

Первое. Прочность и устойчивость государства. Путин унаследовал государственную машину в состоянии почти полной дисфункции – от обеспечения безопасности и целостности страны до экономического положения. Помимо наведения элементарного административного и управленческого порядка он с самого начала исходил из того, что Россия должна максимально использовать свое главное конкурентное преимущество – это сырьевой потенциал. Такой подход многим казался отсталым, особенно на фоне резкого взлета интереса к «новой экономике» в начале 2000-х годов. Путин, однако, полагал, что ресурсная основа все равно надолго останется обязательным элементом любого развития, а тут у России огромный запас. Также он всегда придерживался мнения, что, несмотря на глобализацию и взаимозависимость, межгосударственная конкуренция сохранится и будет только обостряться, но в разных формах.

Второе. Финансовая независимость. Накопление ресурсов. Первым требованием нового президента к правительству была ускоренная выплата долгов. Зависимость от кредиторов, накопленная при Михаиле Горбачеве и Борисе Ельцине, ограничивала свободу действий России во внешнеполитической сфере. И в течение ближайших лет страна практически избавилась от долгов, с тех пор такой проблемы у нее нет. Решение было спорное, многие тогда считали, что спешить необязательно, что можно растянуть выплаты, а свободные деньги инвестировать в экономику. Однако Путин был уверен, что первичной задачей является укрепление суверенитета.

В дальнейшем правительство проводило консервативную бюджетную политику, делая ставку на накопление ресурсов. Такой подход тоже подвергался критике, многие упрекали руководство в замораживании огромных инвестиционных ресурсов. Но Путин твердо верил в необходимость «кубышки» на всякий случай. Это помогло стране относительно легко перенести мировой финансовый кризис 2008 года и потом адаптироваться к затяжному кризису, связанному с санкциями после 2014-го.

Третье. Раннее осознание того, что международные институты, унаследованные от прежнего периода, не будут действовать в новое время. Отправной точкой для такого понимания стало решение США о выходе в 2002 году из основополагающего Договора по противоракетной обороне (ПРО). В тот момент отношения с Вашингтоном были достаточно конструктивными, Россия реагировала довольно сдержанно. Однако, как стало ясно много позже, выводы о необходимости качественного совершенствования ядерных арсеналов были сделаны именно тогда.

Россия с нарастающим недоверием реагировала на попытки ревизии прежних правил в рамках формирующегося «либерального мирового порядка», и в частности пересмотра классического представления о суверенитете под предлогом новых гуманитарных подходов. Сохранить прежние правила все равно не удалось, но Россия, не верившая в провозглашаемые постулаты, оказалась лучше подготовлена, когда и эти постулаты начали проседать.

Четвертое. Ставка на реагирование, а не на долгосрочное планирование. Путину на Западе нередко приписывают некий особый стратегический талант, однако на деле его главное качество не в этом. Он по большому счету не верит в длительное планирование, поскольку уверен, что в эпоху глобального транзита и стремительных изменений особого смысла оно не имеет. Гораздо важнее способность к молниеносной реакции на перемены и чутье на открывающиеся возможности. К этому же относится умение видеть ошибки других и их использовать. Со стороны это часто воспринимается как нанесение хитрых «гибридных» ударов, но в действительности в большинстве случаев это своевременное осознание открывающихся ниш.

Пятое. Уверенность в том, что военная сила и впредь останется основным инструментом. В 2000-е годы у нас много рассуждали о новых категориях силы – «мягкая», «гражданская», экономическая, инновационная… По всем этим параметрам Россия уступала ведущим странам. Между тем общее восприятие всегда оставалось сугубо реалистическим: в основе всего лежит военная сила, так было и будет. Это опять же осуждалось как анахронизм, но со временем выяснилось, что значимость военной силы никуда не делась, наоборот, скорее возрастает вновь. Между 2008 годом, когда началась военная реформа, и 2015-м, когда Россия осуществила военную операцию в Сирии, боеспособность армии резко нарастили.

Шестое. Отсутствие идеологии как составной части внешнеполитической деятельности. Дипломатическая гибкость, отказ от альянсов в пользу ad hoc. Российская политика при Путине крайне неидеологична. Хотя внутри страны несколько раз предпринимались попытки сформулировать идеологические и ценностные директивы, успехом они не увенчались. Во внешней же политике наблюдался все более очевидный уход от любых идеологических установок в сторону чисто прагматического подхода. В этом смысле постсоветская Россия качественно отличалась от США или Евросоюза после холодной войны, которые декларировали идеологизированную, ценностно ориентированную политику. А в тех редких случаях, когда некие идеологические постулаты начинали играть важную роль в политике (например, концепция «русского мира» в 2014–2015 годах), результат оказывался неудовлетворительный.

Несмотря на смену лиц в Белом доме, общий настрой администрации США в отношении нашей страны остался неизменным: «Россию надо сдерживать». На фото: президент США Дональд Трамп и его предшественники Буш- младший (на первом плане), Барак Обама, Билл Клинтон и Джимми Картер на церемонии прощания с Бушем-старшим. Декабрь 2018 года

Следствием отсутствия идеологии явилось очень гибкое отношение к партнерствам как – в возрастающей степени – группам по интересам для решения конкретных задач. Сирийский сюжет (и связанные с ним ближневосточные мотивы) стал иллюстрацией того, как гибкость и широкая свобода маневра в выборе собеседников способны обеспечить высокую эффективность политики. Впрочем, гибкость ограничивается одной существенной для Путина оговоркой: нельзя «сдавать» давних партнеров, какой бы репутацией они ни обладали и сколь большие затруднения ни создавала бы их поддержка. С этим Россия оказалась в более выигрышной позиции, чем, например, США, которые отказывались от своих верных сателлитов (скажем, в ходе «арабской весны»). Хотя изначально было впечатление, что, напротив, упрямство России ей вредит.

Так можно кратко описать генезис успехов российской внешней политики при Владимире Путине. Здесь необходимо важное уточнение. Описанная парадигма имела целью именно то, о чем Путин говорил в статье конца 1999 года, – выживание и возвращение. Эти задачи были в целом выполнены к середине 2010-х годов. Сейчас наступает новый этап – консолидации позиций и качественного развития. И тут предстоят существенные изменения, потому что иными стали и условия, и цели. Внешняя политика предстоящего десятилетия будет снова о выживании, но теперь не только в условиях внутренней дисфункции, а прежде всего – в агрессивной и нестабильной внешней среде. И она будет о развитии самой страны и, уже как следствие, об укреплении ее позиций в мире.

Олицетворение перемен 

Путин образца 2020 года – человек-бренд, причем самый известный из российских брендов в мире. Отношение к нему диаметрально противоположное, но обе крайности – и демонизация, и поклонение – отражают ощущение значимости явления. Ощущение, потому что в мире, где политика в подавляющей степени виртуальна, определяющим оказывается именно восприятие, вне зависимости от того, отражает оно реальность или ее создает. Феномен Путина в том, что по ряду причин – некоторые связаны с его личностью и стилем поведения, некоторые вовсе нет – и, скорее всего, помимо собственного желания он стал олицетворением глобальной тенденции, даже предвосхитил ее.

В XXI веке мир начал меняться совсем не так, как ожидали в конце прошлого столетия. И пик славы Путина на международной арене (повторим, славы двойственной – и позитивной, и негативной) пришелся на тот момент, когда стало понятно: происходящее – не временное отклонение от «верного» пути, а сворачивание с него в каком-то неизвестном направлении. И человек, которого долго обвиняли в непонимании, где находится «правильная сторона истории», превратился из старомодного сторонника классической и уже неактуальной, как считала прогрессивная часть человечества, геополитики в едва ли не «злого гения» прогресса.

Путин, а вслед за ним и Россия, которую в мире прочно пришвартовали именно к личности президента, попали в необычную ситуацию. С точки зрения тех, кто доминирует в международном информационном пространстве, Российская Федерация и ее руководитель не заслуживают нюансов, им полагается только черно-белое изображение. Прежде такое применялось к так называемым «странам-изгоям». Линейно демонизировать государство, не играющее решающей роли в мире, можно. А что делать с державой, которая не просто занимает одну девятую часть суши, но и расположена на перекрестке самых больших мировых интересов? Отсюда подобие отчаяния, которое вызывает у внешних – западных в первую очередь – партнеров необходимость постоянно находить какие-то формы взаимодействия с Россией. И ее президентом.

До и после 

Внешнеполитический курс Владимира Путина можно очень обобщенно разделить на две части – период, когда Россия стремилась встроиться в конструкции, предлагаемые Западом, и период, начавшийся после того, как Москва пришла к выводу, что это невозможно.

В первой половине 2000-х годов российское руководство пыталось предложить США и Европе схемы сближения и взаимодействия, которые позволили бы России стать частью «расширенного Запада», сохранив при этом, если использовать модный ныне в Европе термин, «стратегическую автономию». То есть признавало западное «глобальное лидерство», претендуя на особенное положение России в его системе. Это, однако, не вызывало почти никакого интереса со стороны партнеров. Их понимание мироустройства не предусматривало «особого статуса» – либо полноценное подчинение установленному комплекту правил и представлений, либо отчуждение.

Дальнейшие изменения в политике России проходили под воздействием двух процессов. Один – все более четкое осознание того, что «подходящего» в российском понимании места в той системе для нее не предусмотрено. Другой – начавшаяся эрозия самого «глобального лидерства». Первый стимулировал размышления о том, к чему, собственно, России нужно стремиться. Второй создавал для этих размышлений контекст, который стал восприниматься как поле расширяющихся возможностей.

У Путина никогда не было иллюзий, что Россия может вернуться в статус бывшего СССР, то есть сверхдержавы, способной и стремящейся управлять миром. Приписываемая ему ностальгия по Советскому Союзу – скорее горечь от пережитых бессмысленных потрясений и человеческих потерь, чем желание возвращения к той модели. Более того, Путин несколько раз очень резко высказывался о советском коммунистическом руководстве разных периодов, которое и создало проблемы, приведшие к краху.

Группа БРИКС стала важным фактором нового многополярного мира. На фото: лидеры стран БРИКС – председатель КНР Си Цзиньпин, Президент России Владимир Путин, президент Бразилии Жаир Болсонаро, премьер-министр Индии Нарендра Моди и президент ЮАР Сирил Рамафоза (слева направо). 2019 год

Цель Путина – Россия, которая пребывает во всеоружии по поводу защиты своей безопасности и интересов. Они достаточно четко локализованы (Евразия), и в каком-то смысле президент США в 2009–2017 годах Барак Обама был прав, назвав Россию региональной державой. Просто регион таков, что его влияние имеет мощный глобальный «выхлоп» и сам он является объектом и участником именно глобальных процессов. Отсюда необходимость игры по всему полю, что не означает желания все это поле контролировать.

Новая эпоха 

Владимир Путин – политик переходного времени, волею судеб ставший, как сказано выше, его олицетворением. Одна фаза «перехода» завершилась: «конец истории» по лекалам конца 1980-х годов безоговорочно отменен. А направление дальнейшего движения не предопределено. Успешность внешней политики на новом этапе напрямую зависит от внутренней устойчивости государства перед лицом постоянно меняющихся внешних обстоятельств.

Послание президента Федеральному Собранию в январе 2020-го в этом смысле весьма показательно. Минимум слов о внешней политике и безопасности (все в порядке, мир гарантирован) и обстоятельные рассуждения на тему, как развивать страну в предстоящие годы и десятилетия. Многих это удивило – все привыкли к тому, что международные вопросы остаются коньком и козырем Путина на протяжении многих лет. Но президент с присущим ему чутьем реагирует на глобальные изменения. Мир после либеральной глобализации, в котором с легкой руки нынешнего президента США Дональда Трампа доминирует принцип Me first, предполагает куда более высокую степень ответственности каждой страны и лидера за себя, обеспечение собственной устойчивости. Многополярный мир, достижение которого на протяжении десятилетий было официальной целью российской дипломатии, наступил. Однако он, как, кстати, и говорил в одной из речей Президент России, сам по себе не решает ни одной проблемы – скорее создает более опасную и малопредсказуемую среду.

Итак, спустя 20 лет после вступления Владимира Путина на пост президента можно сказать, что задача, поставленная изначально, выполнена. Но она немедленно влечет за собой другую и, пожалуй, еще более сложную. Эпоха после холодной войны, когда России прежде всего требовалось доказать себе и другим, что коллапс 1991 года был стечением ужасных обстоятельств, а не закономерным финалом, завершена. Уходит и эфемерная «европейская», или «западная», альтернатива – Россия никуда не интегрируется. А ведь в первые годы президентства Путина эта альтернатива рассматривалась как почти неизбежная. Впрочем, это лишь означает, что надо заново искать место в том самом «первом эшелоне», в котором так стремился закрепиться Путин образца 1999 года. И эта задача совсем не проще той, которую удалось решить.

ВВП по паритету покупательной способности, трлн долл. 

2000 1,000

2004 1,473

2008 2,878

2012 3,692

2018 4,051

Источник: Всемирный банк 

Внешний госдолг (на начало года), млрд

178,256

2004 103,244

2008 37,380

2012 34,732

2018 55,628

2019 43,955

Источник: Банк России 

Инфляция (декабрь к декабрю предыдущего года), % 

2000 20,18

2004 11,73

2008 13,28

2012 6,57

2018 4,26

2019 3,04

Источник: Росстат 

Международные резервы (на начало года), млрд долл. 

2000 12,456

2004 76,938

2008 478,762

2012 498,649

2018 432,742

2019 468,495

2020 562,306

Источник: Банк России 

Лента времени 

Сентябрь 2001 года 

После атак «Аль-Каиды» на США Владимир Путин одним из первых предложил президенту Джорджу Бушу – младшему помощь в борьбе с терроризмом.

Май 2002 года 

Президенты России и США подписали Договор о сокращении стратегических наступательных потенциалов (СНП). На саммите в Риме был создан Совет Россия – НАТО.

Март 2003 года 

США и их союзники без санкции ООН вторглись в Ирак с целью свержения режима Саддама Хусейна, проигнорировав протесты России и других стран.

Март 2004 года 

Блок НАТО расширился за счет стран Восточной Европы, против чего неоднократно высказывалась Россия.

2004–2005 годы 

В Грузии и на Украине при открытой поддержке Запада к власти пришли антироссийские политики.

Февраль 2007 года 

Владимир Путин выступил с речью на Мюнхенской конференции, где заявил, что Россия не приемлет модель однополярного мира, которую навязывают США.

Август 2008 года 

Грузинские войска с натовским оружием и инструкторами напали на Южную Осетию, после чего российская армия провела операцию по принуждению Грузии к миру.

Февраль 2009 года 

Президент США Барак Обама торжественно объявил о «перезагрузке» отношений с Москвой. В том же году Россия и ЕС приняли программу «Партнерство для модернизации».

Апрель 2010 года 

Президенты России и США подписали в Праге Договор по сокращению стратегических наступательных вооружений (СНВ-3).

Февраль 2011 года 

Начались гражданские войны в Ливии и Сирии, в ходе которых Запад, игнорируя протесты Москвы, пытался свергнуть неугодных ему лидеров этих стран.

Январь 2012 года 

Россия, Белоруссия и Казахстан создали Единое экономическое пространство.

Ноябрь 2013 года 

Владимиру Путину удалось убедить украинского президента Виктора Януковича приостановить подготовку к подписанию соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС. Это вызвало в Киеве волну протестов, названную «евромайданом».

Март 2014 года 

После государственного переворота на Украине там вспыхнули протесты русского населения, итогом которых стали воссоединение Крыма с Россией и гражданская война в Донбассе. Обвинив Россию в агрессии, Запад попытался подвергнуть ее изоляции.

Сентябрь 2015 года 

По просьбе Дамаска Россия начала военную операцию в Сирии против ИГИЛ и других исламистских группировок.

Январь 2020 года 

Владимир Путин выступил с инициативой о проведении саммита лидеров пяти стран – постоянных членов СБ ООН, посвященного обсуждению насущных вопросов мировой политики.

Фото: РИА Новости, ZUMA\TASS, AP/TASS

Двадцатый век глазами президента

марта 1, 2020

Прошлое нашей страны вызывает у Владимира Путина живой интерес. Особенно актуальное прошлое, имеющее непосредственное отношение к проблемам, с которыми сталкивается сегодняшняя Россия. Прежде всего это касается того непростого наследства, которое досталось ей от трагического и героического ХХ века

Видно, что Президент России читает немало книг по истории. Причем не только труды классиков, но и обширные подборки архивных документов (недавно мы стали свидетелями того, как он зачитывал материалы по предвоенному периоду лидерам стран СНГ), а также работы современных авторов. Для меня было большой честью, что среди книг по истории СССР, которые прочел Путин (он тогда занимал должность директора ФСБ), оказался «Неизвестный Андропов». Прочитав биографию одного из своих предшественников, Путин предложил мне сделать доклад об Андропове на расширенном заседании коллегии ФСБ. Это было неожиданно…

Интерес Владимира Путина к российской истории глубокий и неподдельный. Об этом можно судить хотя бы по частоте его высказываний на темы, так или иначе связанные с нашим прошлым. Важно, что эти высказывания никогда не имели характера директив. Между тем Путин на протяжении многих лет остается самым популярным политиком в России, и поэтому его трактовки тех или иных исторических событий, его оценки тех или иных государственных деятелей неизбежно получают широкий общественный резонанс. Большинство высказываний, касающихся событий русской истории, напрямую перекликаются с его позицией по проблемам, которые ему приходится решать самому.

Принципы Путина 

Высказываний Путина на исторические темы за 20 лет его пребывания у власти накопилось достаточно для того, чтобы выявить некоторые принципы, которых он придерживается.

Первый из них: Путин исходит из преемственности исторического развития России – от Киевской Руси к Московскому царству, Российской империи, Советскому Союзу и новой Российской Федерации. Он мыслит категориями «тысячелетнего российского государства», включающего в себя «в том числе и советский период».

Второй «исторический» принцип Путина: история страны должна не разделять, а объединять ее граждан. Конфликты прошлого не следует переносить в настоящее, наоборот, они должны обогащать ныне живущих опытом, пусть даже этот опыт (по Пушкину) – «сын ошибок трудных».

Третий принцип, которого придерживается Путин в отношении к истории: прошлое нельзя изображать лишь одной краской – красной, белой или черной. «Нельзя одной черной краской мазать все, что было в прошлом… Надо внимательно, объективно анализировать, для того чтобы не допускать ошибок, которые были допущены, в будущем, а выстраивать и наше государственное строительство, экономику, социальную сферу так, чтобы государство только укреплялось», – говорил Президент России в 2016 году.

Еще один принцип, которому Путин верен на протяжении всего пребывания у власти: уважительное отношение к предшественникам – не только далеким, но и недавним. В том числе и к Михаилу Горбачеву и Борису Ельцину – самым нелюбимым, если верить данным социологических опросов, политикам ХХ века. Трезво оценивая плюсы и минусы того и другого, Президент России тем не менее старается избегать публичных оценок, оставляя возможность потомкам вынести более взвешенные суждения на этот счет.

Наконец, он не идеализирует ни одну из исторических эпох, включая советскую. «Я исхожу из того, что нужно относиться к истории как к тому, что было. И этого не вычеркнуть из нашей жизни» – так в 1991 году председатель комитета по внешним связям мэрии Санкт-Петербурга Владимир Путин начал ответ на вопрос питерского кинодокументалиста Игоря Шадхана о своем отношении к Владимиру Ленину.

Акция «Бессмертный полк» в Москве

Владимир Ленин произносит речь перед войсками Всеобуча на Красной площади. Москва, май 1919 года

«Красивая и вредная сказка» 

В том же интервью Путин признался: «Был период времени в моей жизни, когда я с интересом относился к учению марксизма-ленинизма. Много читал, и с интересом читал. Но по мере взросления, возмужания для меня становилась все более и более очевидной истина, что все это – не более чем красивая и вредная сказка. Вредная потому, что осуществление или попытка проведения ее в жизнь в нашей стране нанесла последней огромный ущерб».

Спустя восемь лет в статье «Россия на рубеже тысячелетий», опубликованной за день до вступления в должность исполняющего обязанности Президента РФ, Путин писал: «Почти три четверти уходящего столетия Россия жила под знаком реализации коммунистической доктрины. Было бы ошибкой не видеть, а тем более отрицать несомненные достижения того времени. Но было бы еще большей ошибкой не сознавать той огромной цены, которую заплатили общество, народ в ходе этого социального эксперимента. Главное же, пожалуй, в том, что власть Советов не сделала страну процветающей, общество – динамично развивающимся, человека – свободным. Более того, идеологизированный подход к экономике обрек нашу страну на неуклонное отставание от развитых государств. Как ни горько признаваться в этом, но почти семь десятилетий мы двигались по тупиковому маршруту движения, который проходил в стороне от столбовой дороги цивилизации».

Однако при этом, в отличие от своего предшественника на посту президента Бориса Ельцина, сделавшего карьеру в недрах КПСС, но впоследствии не раз демонстрировавшего весьма критическое отношение к советскому прошлому, Путин уважительно относится к эпохе СССР. «В советский период было много сделано такого, чем мы можем гордиться и гордимся до сих пор: Победа в Великой Отечественной войне, прорыв в космос, – отметил президент на недавней большой пресс-конференции. – Мы должны быть благодарны нашим предкам, нашим отцам, дедам, которые за советский период создали такую огромную, мощную державу».

Примирение вместо раскола 

Впрочем, исходная точка советской истории – революция 1917 года – всегда вызывала у Путина-президента неприятие. «Зададимся вопросом: разве нельзя было развиваться не через революцию, а по эволюционному пути – не ценой разрушения государственности, беспощадного слома миллионов человеческих судеб, а путем постепенного, последовательного движения вперед?» – обратился он к участникам заседания международного дискуссионного клуба «Валдай» 19 октября 2017 года.

Путин уверен, что революционный слом не пошел на пользу России, а приход к власти революционеров и вовсе привел страну к национальной катастрофе. «Большевики в ходе Первой мировой войны желали поражения своему Отечеству, и, когда героические русские солдаты и офицеры проливали кровь на фронтах Первой мировой войны, кто-то раскачивал Россию изнутри и докачался до того, что Россия как государство рухнула и объявила себя проигравшей – проигравшей стране», – подчеркнул президент во время встречи с молодежью в 2014 году. При этом он отмечал: «Победа была украдена у страны. Украдена теми, кто призывал к поражению своего Отечества, своей армии, сеял распри внутри России, рвался к власти, предавая национальные интересы».

Несмотря на это, Путин утверждает: революция «оказала огромное влияние на развитие России и всего мира». «Мы видим, какими неоднозначными были ее результаты, как тесно переплетены негативные и, надо признать, позитивные последствия тех событий», – заявил он в год столетия Октября. По его словам, «общественная модель, идеология, во многом утопичные, дали мощный стимул для преобразований по всему миру, вызвали серьезную переоценку моделей развития, породили соперничество и конкуренцию, выгоды из которых в большей степени извлек именно так называемый Запад».

Мемориал в Донском монастыре, где были перезахоронены останки генералов Антона Деникина и Владимира Каппеля, а также философа Ивана Ильина, был возведен по инициативе Владимира Путина

В то же время Путин не раз призывал преодолеть последствия трагического раскола России на красных и белых, следы которого сохраняются до сих пор. Еще осенью 2000 года президент посетил под Парижем знаменитое кладбище Сен-Женевьев-де-Буа, где покоятся останки многих известных русских эмигрантов. Президент долго стоял у могилы умершего во Франции писателя Ивана Бунина и памятного знака героини французского Сопротивления Веры Оболенской, задержался у могил балерины Ольги Преображенской, представителей донского казачества, у общего памятника генералам и офицерам белых армий, а затем сказал достаточно громко, чтобы все слышали: «Мы все дети одной матери – России, и для нас пришло время примириться». Тогда же Путин дал распоряжение привести в порядок те могилы эмигрантов, за которыми уже некому было ухаживать.

Позднее, в 2005 году, в Россию из США были перевезены останки одного из руководителей Белого движения генерала Антона Деникина, торжественно погребенные в некрополе Донского монастыря в Москве. Там же перезахоронили останки известного философа-эмигранта Ивана Ильина и чуть позже белого генерала Владимира Каппеля. В 2009 году на их могилах по инициативе Путина был возведен единый мемориал.

Памятуя об этих событиях, президента часто спрашивали о том, не стоит ли решить вопрос с перезахоронением останков Ленина, иными словами – о выносе тела вождя из Мавзолея. Однако каждый раз Путин отвечал в том смысле, что не считает такой шаг своевременным, поскольку это вполне может быть воспринято как оскорбление чувств той (до сих пор существенной) части общества, которая с уважением относится к делу и личности вождя мирового пролетариата, а значит, любые шаги в этом направлении способны привести к новому общественному расколу.

«Мина замедленного действия» 

Еще в статье «Россия на рубеже тысячелетий» Путин писал, что «крепкое государство для россиянина не аномалия, не нечто такое, с чем следует бороться, а, напротив, источник и гарант порядка, инициатор и главная движущая сила любых перемен». Сильное и эффективное российское государство для президента и цель, к которой нужно постоянно стремиться, и ценность, которую надо беречь. Отсюда – неприятие революционных сломов и людей, эти сломы организующих.

Именно в этом контексте в конце 2019 года Путин дал исчерпывающую характеристику вождю большевиков Ленину, заявив, что считает его в большей мере революционером, чем государственным деятелем. В устах Путина такая оценка многое значит. Огромной ошибкой большевиков он считает и то, что они связали судьбу тысячелетней России с судьбой лишь одной своей партии. В итоге, как выразился Путин, «как только партия затрещала, начала рассыпаться – за ней начала рассыпаться и страна».

Доклад И.В. Сталина о принятии Конституции 1936 года. Худ. В.С. Сварог. 1938 год

Президент неоднократно подвергал критике большевиков за то, что они, успешно свергнув Временное правительство, на месте «единой и неделимой» России с централизованным управлением создали даже не федерацию, а конфедерацию, в которой крупные нации имели право не только на автономию, но и на самоопределение «вплоть до отделения». Что, по мнению Путина, во многом и предопределило распад государства в 1990–1991 годах.

«Сегодня, с позиции моего сегодняшнего опыта, я понимаю, что кроме идеологической составляющей есть еще геополитические. Они совершенно не учитывались при создании Советского Союза», – отметил президент. Один из самых вопиющих примеров ошибочности большевистского подхода – соседняя Украина. По словам Путина, к ней в свое время были прирезаны большие области с русским населением, «которые к Украине вообще никогда не имели никакого отношения». «Все Причерноморье, западные земли российские были переданы Украине со странной формулировкой «для повышения процентного соотношения пролетариата на Украине», – подчеркнул он. – Это несколько странноватое решение. Но тем не менее оно состоялось. Это все наследие государственного строительства Владимира Ильича Ленина, и теперь мы с этим разбираемся».

Важно, что данные размышления Путина не носят конъюнктурный характер и не вызваны нынешними проблемами в отношениях между бывшими союзными республиками. Похожие мысли он высказывал еще в 1991 году в интервью Игорю Шадхану: «Я думаю, что как раз деятели Октября 1917 года заложили мину замедленного действия под это здание, под здание унитарного государства, которое называлось Россией. Ведь что они сделали? Они разбили наше Отечество на отдельные княжества, которые раньше на карте земного шара и не фигурировали вообще. Наделили эти княжества правительствами и парламентами. А теперь мы имеем то, что имеем».

«Невозможно ничем оправдать» 

Путин не боится высказываться на острые исторические темы. В истории ХХ века вторая по остроте тема вслед за революционной – «сталинская». В отличие от Никиты Хрущева, Михаила Горбачева и Бориса Ельцина, которые не раз называли Иосифа Сталина «преступником», Путин избрал другой термин – «диктатор». Впервые, как президент, он говорил о Сталине в 2002 году в интервью польской «Газете выборчей» и уже тогда постарался рассмотреть проблему с разных сторон: «Сталин, конечно, диктатор. Это без всякого сомнения. Это человек, который руководствовался в значительной степени интересами сохранения личной власти, и этим многое, на мой взгляд, объясняется. Проблема заключается в том, что именно под его руководством страна победила во Второй мировой войне, и эта победа в значительной степени была связана с его именем. И игнорировать это обстоятельство было бы глупо».

Путин, которого часто пытаются обвинить в симпатиях к Сталину, не раз высказывался на этот счет. По его мнению, истоки сталинизма следует искать прежде всего в той системе, которая была построена в стране в результате революционного слома 1917 года. И в этом контексте сталинские репрессии – лишь часть огромного кровавого маховика, запущенного большевиками.

Развернутую оценку преступлений, совершенных в годы советской власти, Владимир Путин дал во время посещения Бутовского полигона. 30 октября 2007 года

«Все мы знаем, что 1937 год считается пиком репрессий, но этот год был хорошо подготовлен предыдущими годами жестокости», – отметил Путин 30 октября 2007-го, в День памяти жертв политических репрессий. Тогда он вместе с патриархом Алексием II посетил бывший Бутовский стрелковый полигон НКВД, где в 1937–1938 годах производились расстрелы людей, объявленных «врагами народа». «Достаточно вспомнить убийства заложников времен Гражданской войны, уничтожение целых сословий, духовенства, раскулачивание крестьян, расказачивание. Такие трагедии повторялись в истории человечества не однажды, – сказал Путин представителям прессы. – И это всегда случалось тогда, когда привлекательные на первый взгляд идеалы ставились выше основной ценности – человеческой жизни, прав и свобод человека. Для нашей страны это особая трагедия, потому что масштаб колоссальный. Ведь уничтожены были, сосланы в лагеря, расстреляны, замучены сотни тысяч, миллионы людей. <…> Это был цвет нации. И конечно, мы до сих пор ощущаем эту трагедию на себе. Многое нужно сделать для того, чтобы это никогда не забывалось. Чтобы трагедия не повторилась, чтобы о ней помнили».

Именно при Путине, в 2017 году, в центре Москвы, на пересечении проспекта Академика Сахарова с Садовым кольцом, была воздвигнута «Стена скорби», созданная скульптором Георгием Франгуляном. В церемонии открытия этого памятника вместе с патриархом Кириллом принял участие и Президент России.

«Репрессии не щадили ни талант, ни заслуги перед Родиной, ни искреннюю преданность ей – каждому могли быть предъявлены надуманные и абсолютно абсурдные обвинения. Миллионы людей объявлялись «врагами народа», были расстреляны или покалечены, прошли через муки тюрем, лагерей и ссылок. Это страшное прошлое нельзя вычеркнуть из национальной памяти и тем более невозможно ничем оправдать, никакими высшими так называемыми благами народа», – заявил Путин на церемонии открытия памятника. В заключение он процитировал слова Наталии Солженицыной: «Знать, помнить, осудить. И только потом – простить».

Однако и здесь Путин проявил себя как взвешенный политик. Примерно тогда же в интервью американскому режиссеру Оливеру Стоуну он отметил, что считает Сталина «сложной фигурой» и не видит смысла излишне демонизировать его. «Сталин был продуктом своей эпохи», – добавил президент. Неоднозначные фигуры есть в истории каждой страны. Поэтому Путин полагает, что «излишняя демонизация Сталина – это один из способов, один из путей атаки на Советский Союз и на Россию».

Великая Отечественная 

Главным праздником постсоветской России остается 9 Мая – День Победы в Великой Отечественной войне. «Такой победы у других стран не было», – сказал Путин еще в 2000 году. Он много раз говорил о войне и ее уроках. Недавний пример – речь на заседании Совета по межнациональным отношениям 29 ноября 2019 года. «Мы должны еще раз вспомнить о причинах той войны, о том, что привело к трагедии, которая унесла десятки миллионов жизней людей, о том, кто помогал нацистам, кто подталкивал их на восток, и о том, что именно Советский Союз сыграл решающую роль в разгроме агрессора, в освобождении Европы и мира. Мы должны знать и беречь правду о величайшей трагедии человечества», – подчеркнул президент.

Знамя Победы над Рейхстагом. 1945 год

Говоря о войне, Путин часто приближает ее к нам через историю своей семьи, отца-фронтовика: «Вот отец мой, как он мог пройти по площади в 1945 году? Никак. Он всю жизнь хромал и ушел из жизни с осколком гранаты в ноге. Ну разве такие люди могли пройти по Красной площади в Параде Победы? Нет. Но они, именно простые солдаты, добывали Победу. И добыли ее огромной ценой… И вот я помню свои чувства, когда первый раз пошел по Красной площади с портретом отца. Знаете, ко мне какая мысль пришла: «Он не мог этого сделать, но я хотя бы портрет его пронесу. Он это заслужил»». Делится президент и своими воспоминаниями о матери, которая, несмотря на все испытания, перенесенные в блокадном Ленинграде, не испытывала ненависти к немцам: «Ну какая к этим солдатам может быть ненависть? Они простые люди и тоже погибали на войне».

Такое семейное, личное отношение к событиям Великой Отечественной вызывает у Путина нетерпимость к попыткам оправдания и тем более возрождения нацизма в любой его форме. В интервью сербской газете «Политика» в октябре 2014 года он отметил: «К сожалению, «вакцина» от нацистского вируса, выработанная на Нюрнбергском трибунале, в некоторых государствах Европы теряет силу. Наглядное свидетельство – открытые проявления неонацизма, которые стали уже обыденной вещью в Латвии и других странах Прибалтики. Особое беспокойство в этом плане вызывает ситуация на Украине… Сегодня наш общий долг – противодействовать героизации нацизма, твердо противостоять попыткам ревизии итогов Второй мировой войны».

Недопустимость фальсификации истории войны и пересмотра ее итогов красной нитью проходит через выступления Путина. Поэтому его крайне возмутила резолюция Европарламента, приравнивающая режим Гитлера к режиму Сталина в СССР, а ответственность за развязывание Второй мировой войны возлагающая в равной степени на фашистскую Германию и Советский Союз. Несколько раз с документами в руках Президент России опроверг такого рода обвинения, назвав их «верхом цинизма». «СССР был последней страной в Европе, которая подписала пакт о ненападении с Германией. Последней! Все остальные ведущие страны Европы это сделали до СССР, – заявил Путин на заседании коллегии Минобороны 24 декабря 2019 года. – Да, пакт Молотова – Риббентропа был подписан, и там был секретный так называемый договор о разделе сфер влияния. <…> Но что сделали другие государства, та же самая Польша? Они фактически вступили в сговор с Гитлером».

Решительно отвергая обвинения в адрес Советского Союза, президент предлагает не ограничиваться словами, а предоставить стране и миру как можно более полную информацию о событиях Второй мировой: «Наш ответ на ложь – это правда. Мы продолжим рассказывать о событиях, фактах Великой Отечественной войны, раскрывать и публиковать архивные материалы во всей их полноте».

Распад Союза 

Распад Советского Союза стал для Путина, как и для многих наших соотечественников, не просто большой личной драмой, но и глобальной трагедией. В начале 2004 года, перед президентскими выборами, на собрании своих представителей Путин сказал: «По моему глубокому убеждению, развал Советского Союза – это общенациональная трагедия мирового масштаба. Я думаю, что рядовые граждане Советского Союза и граждане постсоветского пространства ничего от этого не выиграли: наоборот, люди столкнулись с огромным количеством проблем». «Это была такая большая ломка с хрустом», – говорил он позднее.

При этом Путин не склонен винить в распаде страны какие-либо «внешние силы». Вот еще одна из его цитат: «Несостоятельность политической и экономической систем бывшего Советского Союза лежала в основе развала государства. Кто этому способствовал, это другой вопрос. Не думаю, что наши геополитические противники стояли в стороне, но, конечно, все-таки в основе лежали внутренние причины». Эти причины, с точки зрения президента, связаны не только с теми дефектами в национально-государственном устройстве СССР, которые изначально были заложены при его создании. Мощным разрушительным фактором стали проблемы в экономике. В апреле 2012 года Путин процитировал популярную в советские годы шутку. «Помните шутку: что раньше было – курица или яйцо? И ответ: раньше все было. Это неправильный ответ, – усмехнулся Путин, – потому что раньше почти ничего не было».

Таким образом, по его словам, в основе распада СССР прежде всего «лежит, конечно, очень неэффективная экономическая политика, которая привела фактически к коллапсу в социальной сфере и имела пролонгированные последствия в сфере политической».

На международном форуме «Сохраняем память о Холокосте, боремся с антисемитизмом» Владимир Путин высказался за сохранение исторической памяти «без изъятий и умолчаний». Иерусалим, январь 2020 года

«После развала Советского Союза 25 миллионов русских людей в одну ночь оказались за границей. И это реально одна из крупнейших катастроф ХХ века», – считает Путин. Впрочем, хорошо известна и другая его фраза, сказанная еще в 2005 году в интервью немецким телеканалам: «Те, кто не жалеет о крушении Советского Союза, у того нет сердца, а кто хочет вернуть его обратно – у того нет головы». Что ж, и с тем и с другим трудно не согласиться.

                                                                 При участии Николая Побываева, Владимира Рудакова, Вадима Эрлихмана

Фото: СЕРГЕЙ БОБЫЛЕВ/ТАСС, ВАЛЕРИЙ ШАРИФУЛИН/ТАСС, LEGION-MEDIA, WIKIPEDIA.ORG, FAI/LEGION-MEDIA, PHOTOXPRESS, ЕВГЕНИЙ ХАЛДЕЙ /ТАСС, РИА Новости

В историческом контексте

марта 1, 2020

Своими соображениями о феномене политического лидерства, об истоках Второй мировой войны, распаде СССР и роли Владимира Путина в истории России в эксклюзивном интервью «Историку» поделился выдающийся современный историк, член Британской академии, иностранный член РАН Доминик Ливен

Предки Доминика Ливена родом из Курляндии, в XVIII веке перешли на службу Российской империи. Его прапрапрабабушка, Шарлотта Карловна Ливен, была воспитательницей будущего императора Николая I. За это благодарный царь, взойдя на трон, пожаловал ей княжеский титул, и с 1826 года Ливены стали именоваться светлейшими князьями. Внук Шарлотты Карловны, светлейший князь Павел Иванович Ливен, женился на Наталье Федоровне Пален – внучке того самого графа Петра Палена, который, будучи военным губернатором Санкт-Петербурга, в марте 1801 года возглавил заговор, стоивший жизни императору Павлу I.

Сын Павла Ливена и Натальи Пален – тоже Павел Ливен – в годы революции вместе с семьей эмигрировал из России. Его сын Александр Павлович долгие годы работал в британской радиокорпорации Би-би-си, а внуки – Доминик и Анатоль – стали историками.

Среди наиболее известных работ Доминика Ливена, переведенных на русский язык, – «Российская империя и ее враги с XVI века до наших дней», а также «Навстречу огню. Империя, война и конец царской России». Чтобы дополнить картину, остается лишь добавить, что родился Доминик Ливен в Сингапуре, учился и всю жизнь преподавал в Великобритании, в Кембридже, а сейчас, выйдя на пенсию, живет и пишет книги в Токио. В силу занятости на свою историческую родину – в Россию – светлейший князь академик Ливен приезжает нечасто, и поэтому график его московских встреч всегда очень насыщен. Тем более приятно, что в этом графике нашлось место и для журнала «Историк».

«Нужно быть счастливым» 

– Вы много лет изучаете историю России. Кто из российских государственных деятелей, на ваш взгляд, является наиболее значительной фигурой, а кто, может быть, оказался недооценен? 

– Безусловно, Петр I и Екатерина II стоят в этом ряду особняком. Петр основал Российскую империю, Екатерина ее развила и укрепила. С моей точки зрения, они великие политические лидеры. Если говорить о фигурах второго ряда, не о венценосцах, а о крупных чиновниках, мой самый любимый герой – это Петр Николаевич Дурново, министр внутренних дел, сенатор, человек, который предупреждал императора Николая II об опасности союза с Великобританией против Германии и фактически предсказал все те печальные для России последствия, с которыми она столкнулась в ходе Первой мировой войны…

– А если говорить о советских лидерах? 

– Я меньше знаю советских лидеров, чем дореволюционных. Но при этом должен сказать, что у меня есть некоторое сочувствие к Леониду Брежневу. Он, конечно, был самый скучный лидер советского периода, но бедному русскому народу именно в то время было очень полезно иметь скучного лидера. Те, что не были скучными, оказали довольно ужасное влияние на судьбы народа: они мыслили категориями прорыва, революций, побед. А люди устали от этого, им нужен был консервативный, скучный в политическом смысле руководитель, при котором была бы стабильность, не было бы перенапряжения сил. Я понимаю, почему старшее поколение россиян нередко сочувственно относится если не к самому Брежневу, то к его политическому курсу, к эпохе в целом…

– Что имеет значение при оценке политических лидеров, каковы критерии?

– Многое. Трудно выделить что-то одно. Среди прочего есть еще, безусловно, категория контекста. Книга, которую я сейчас пишу, об императорах вообще – с Древнего Востока до XX века. Работая над ней, я всякий раз убеждаюсь, что в известной степени прав был Наполеон Бонапарт, говоривший, что нужно для того, чтобы войти в историю со знаком плюс. Знаете что? «Нужно быть счастливым», – сказал он.

То есть, помимо прочего, важно быть лидером в ситуации, когда возникает благоприятный международный контекст, когда ты лидер державы, которая находится на вершине своего развития, когда ты оседлал актуальные тренды этого развития. И потому на успех или неуспех главы государства не только влияют его личные качества, но и, несомненно, многое зависит от внешнего контекста.

Об истоках Второй мировой 

– Говоря о советских лидерах, вы не упомянули Иосифа Сталина. Между тем его имя в Европе опять на слуху. Вы следите за современными «войнами памяти», которые развернулись вокруг оценок Второй мировой войны? 

– Конечно! Куда от этого деться?

– Как вы считаете, что происходит? 

– На первом месте – вопрос об истоках Второй мировой войны, спор между поляками и русскими. Поляки настаивают на новом прочтении событий 1939 года, и на уровне европейских политических структур они находят поддержку. Мне же все это представляется политическими спекуляциями. Немцы начали Вторую мировую войну, нацистская Германия, Адольф Гитлер и его партия. Не русские! И не поляки. Что касается истребления евреев – немцы истребили их, это была сверхзадача, которую ставил перед ними Гитлер. И все-таки, надо признать, другие страны в этом им тоже помогали. В гораздо меньшей степени, но все же.

Что же касается Сталина… Опасно, вне всякого сомнения, это говорить в Польше и на Западе в целом, однако Сталин был потрясающим лидером. Безусловно, он был во многом трагедией для русского народа и для всего населения Советского Союза. Но давайте говорить начистоту: на его месте я сделал бы то же самое в ситуации 1939 года. И по сути то, что он сделал, было в большой степени именно тем, что некоторые из русских консерваторов (тот же Петр Дурново, например) в свое время предлагали сделать Николаю II…

– В 1914 году… 

– Да, конечно.

– Вы имеете в виду знаменитую записку Дурново на имя императора, в которой он говорил о геополитической выгоде для России союза с Германией? 

– Да, именно это. Но не только Дурново. Были и другие. Что они имели в виду? Мы стоим перед ростом германской мощи, писали они. И мы имеем, в конечном счете, две возможности. Или заключить союз с британцами и французами, чтобы остановить войну, если это вообще возможно; то есть создать систему подстраховки: при помощи союза с другими великими державами сделать так, чтобы немцы не смогли разрушить европейский баланс. Или же второй вариант: пойти на соглашение с немцами, чтобы они двигались не на восток, не на Россию, а на запад.

– Николай II, как известно, выбрал первый путь… 

– И этот его выбор тот же Дурново фактически подверг критике. Но в конце концов то, что предложил Дурново, сделал Сталин в августе 1939 года. И он имел серьезные причины, чтобы это сделать. Будучи лидером русского государства, Сталин осознавал, что если он создаст союз с британцами и французами, то Россия окажется страной, которая больше всего пострадает в результате надвигающейся войны. Он понимал, что амбиции Гитлера лежат на востоке, что Великобритания не имеет сухопутной армии (так и было: к началу Второй мировой войны Лондон отправил на помощь французам всего две или три дивизии, а это ничтожно мало). Сталин знал, что французы весь межвоенный период строили «линию Мажино», а значит, их стратегия в войне – это стратегия обороны…

Альтернативы товарища Сталина 

– Собственно, это и случилось. Участие Франции и Великобритании в войне с Гитлером с сентября 1939-го по апрель 1940 года историки назвали «странной войной»: фактически они сидели в обороне и реальной помощи полякам не оказали. Только моральную поддержку… 

– Совершенно верно. Выходит, по логике Сталина, заключи он пакт с Лондоном и Парижем, кто бы в действительности сражался с Гитлером? Только русские!

Поэтому второй вариант, пакт с Германией, в этом смысле был для него гораздо более выигрышным. И конечно, он думал, что Гитлер после того, как разгромит поляков (в этом сомнений не было ни у кого), активизирует войну на Западном фронте. Значит, будет длительная война между европейскими державами.

Карикатура «Мюнхенский сговор». Худ. Кукрыниксы. 1938 год

Не будем забывать: Сталин был марксистом. И скорее всего, он рассчитывал, что в течение бог знает скольких лет французы и британцы (одни империалисты) будут воевать на одной стороне, а немцы (другие империалисты) – на другой и тем самым максимально ослабят друг друга. А Советская Россия все это время останется в стороне от схватки, будет развивать свои внутренние силы и в конце концов станет самой мощной страной в Европе. Логика его расчета ясна. Разумеется, и англичане, и французы оказывались бы не в самом хорошем положении. Но он думал о своей стране.

И потом, им ли критиковать за это Россию? Что они сами сделали в сентябре 1938 года, когда пошли на Мюнхенский сговор с Гитлером? Что они делали вообще все 1930-е годы? Никак не оппонировали росту германской мощи и в известной степени сами же открыли нацистской Германии дверь в Восточную Европу! Значит, Сталин был совершенно прав! После этого он уже не мог доверять Лондону и Парижу.

Конечно, это был грязный договор. Любой договор с Гитлером, безусловно, грязный. И конечно, в расчетах Сталина была допущена колоссальная ошибка. Даже не ошибка, а просчет. Ведь никто не думал, что Германия разгромит Францию так быстро. Этого в принципе никто не допускал! Немцы же разгромили французскую армию в течение шести недель. После чего британцы, как мы знаем, отступили на остров. В итоге сталинская Россия оказалась в том же самом положении, в каком оказался Александр I в 1812 году, – один на один с противником. Но в 1939-м это очень трудно было предвидеть, и не только в Москве. И не только англичане и французы были шокированы тем, что произошло, но и большинство германских генералов этого никак не ожидали.

Сама логика Сталина была вполне рациональной. Да, с точки зрения общечеловеческой морали, может быть, это была «плохая» логика, а договор с Гитлером – грязным. Однако международные отношения – это не шутки, не соревнование человеческих добродетелей. Раз ты играешь в эту игру, ты, естественно, защищаешь прежде всего своих. И Сталин старался это делать.

Парад Победы 24 июня 1945 года на Красной площади в Москве

Как к этому должны относиться поляки? Конечно, им не может это нравиться. Но Сталин и не должен был действовать в их интересах. Он действовал в интересах России, Советского Союза. Тем более что сами поляки не очень хорошо вели себя в 1938 году. Они тоже до известной степени помогли Гитлеру, когда захватывали часть Чехословакии, воспользовались плодами Мюнхена в своих интересах…

«Это полнейший вздор!» 

– В этом контексте как вы относитесь к тому, что Сталина и Гитлера ставят на одну доску? 

– Как лидеров определенного типа их можно сравнивать, и не только их. Лидеров вообще очень интересно сопоставлять, в этом нет ничего плохого. Я, например, сравниваю в своей книге разных императоров. Почему нет? Но я имею в виду сравнение схожих по типу режимов. Другое дело – уравнивать Гитлера и Сталина с точки зрения ответственности за развязывание войны. Нет, это совсем некорректно! Именно Гитлер начал Вторую мировую войну. Не Сталин. Тут нечего сравнивать!

Да, есть определенная доля правды в том, что ленинская концепция империализма исходила из постулата, что война между капиталистическими странами неизбежна. И что империализм – это высшая, финальная фаза развития капитализма, вслед за которой произойдет победа социализма. Я уверен, что Сталин тоже в это верил. А почему нет? На то были свои основания. По-моему, большевики не получили бы власть в России без Первой мировой войны. Разве нет? А значит, империалисты уже разрушили себя один раз, приведя к власти в России большевиков. Кто же может поручиться, что они не повторят свою ошибку? И это, кстати, была не только марксистская точка зрения. Это был довольно рациональный анализ ситуации, если смотреть на нее из 1940 года или около того.

Но это абсолютно другое дело! Из этого вовсе не следует, что Советский Союз и фашистская Германия несут одинаковую ответственность за начало Второй мировой войны. Думать так – это полнейший вздор! Потому что войну развязал Гитлер, и это факт. Конечно, можно понять и польскую позицию. Для поляков Вторая мировая война действительно началась с вторжения и с запада, и с востока. И у них есть весомые причины ненавидеть Сталина за то, что он сделал в Польше как в 1939 году, так и впоследствии. Однако с европейской и глобальной точки зрения возлагать вину за Вторую мировую войну на Гитлера и Сталина в равной степени – это нонсенс.

– Но Европарламент поддержал такой подход, приняв целую резолюцию на этот счет… 

– Это просто глупость. Это мода на антироссийские решения. Вообще когда политики и парламенты начинают ставить свой штамп на истории, исторических событиях, это всегда опасно, потому что они не историки…

– Чем они руководствуются? В чем причина? 

– Во-первых, дело в политике. Демократический Европейский парламент чувствует себя в оппозиции по отношению к политическому режиму, который существует в России. Перенос негативного образа СССР на нынешнюю Россию дает депутатам дополнительный аргумент в современных политических спорах с Москвой. Во-вторых, дело опять в политике. Польша – член ЕС, и поддержка ее инициативы в Европарламенте, с точки зрения большинства депутатов, играет на сплочение Евросоюза. Наверное, есть еще какие-то мотивы. Но все они лежат в политической плоскости.

Здесь точно так же, как в случае с резолюцией относительно признания геноцида армянского народа, за которую проголосовали в конгрессе США. Американцы обнаружили что-то новое на этот счет, научно доказанное? Нет, конечно. Им просто это оказалось полезно, причем и для республиканцев, и для демократов. Раз есть политические причины не любить президента Эрдогана и современное правительство Турции, значит, есть хороший повод признать исторической правдой то, что раньше наотрез отказывались признавать. Вот и все.

– Чтобы получить дополнительный аргумент для политического давления. 

– Совершенно верно. То же можно сказать про резолюцию Европарламента. Я, как историк, несерьезно отношусь к этому. Потому что, говоря всерьез, следует признать: то, что Европейский парламент провозглашает о начале Второй мировой войны, не является правдой. Это использование истории для современных политических нужд.

«Герой» Горбачев и «очень русский» Ельцин 

– Последние годы Советского Союза и история новой, постсоветской России – что о них и их лидерах знают в Европе и в мире? 

– Мало знают. Хотя, конечно, для западного мира Михаил Горбачев – герой. Холодная война для Запада – это кошмар, это постоянный страх перед угрозой термоядерной войны. В том числе и для США. Горбачев для Запада – герой, потому что он, во-первых, закончил холодную войну. Во-вторых, закончил ее в большой степени из-за того, что принял западную идеологию. Сбылась, казалось бы, несбыточная мечта: враг не просто сложил оружие, но и принял твою веру. Был коммунистом, потом стал социал-демократом, а затем в какой-то мере – даже либерал-демократом. Это как будто бы римский папа выступил с речью и сказал, что протестанты были правы. Это фантастика, которая стала реальностью.

Первый Президент России Борис Ельцин и первый Президент СССР Михаил Горбачев

Естественно, западный обыватель не понял всех внутренних дебатов, всех аспектов политики Горбачева и, безусловно, он не страдал, как русские, от последствий падения Советского Союза и слома не только политического, но также государственного и экономического строя, разрушения системы ценностей, культурной системы. Западный обыватель праздновал победу. И за это он благодарен Горбачеву.

Что же касается меня, то Горбачев – это, на мой взгляд, реформатор России, подобный Александру II. Но при этом я помню, что наблюдал за перестройкой из Лондона с широко открытыми глазами. Я не мог поверить, что новые российские (вернее, тогда еще советские) реформаторы до такой степени наивны. Открывать двери, привносить западные принципы, делать это в такой спешке… Они не понимали, что делают. Я был шокирован, не мог в это поверить.

Впрочем, ничего удивительного здесь не было: советская система во многом перечеркивала весь опыт русской истории и потому не имела возможности извлекать из нее уроки. Русская история для советских деятелей как бы не существовала. А если существовала, то это был для них какой-то дьявольский миф. То есть все, что было до 1917 года, – это какой-то «феодализм», что-то уже давно сданное в архив истории и не могущее быть использованным для сравнительного анализа. Но на самом деле сравнение оказалось бы очень полезным.

– А Ельцин? Что для Запада Ельцин? 

– Борис Ельцин для Запада – это «человек на танке»: в августе 1991 года – герой, сломавший шею коммунизму. Но при этом человек, олицетворяющий собой униженное положение России. «Очень русский», слишком много пьянствует, странно себя ведет, хочет дирижировать оркестром, когда прилетает в Германию. И все такое. Ну вы знаете, что в Англии обычный взгляд таков, что Россия – это снег, медведи, водка, Распутин, а теперь еще и шпионы…

Так что для западного человека, для западного сознания Ельцин и Горбачев – разные величины. СССР во время холодной войны – это угроза, то, чего надо бояться, и Горбачев, положивший конец этому страху, для Запада, как мы уже говорили, герой. Но с падением Советского Союза Россия становится на Западе по существу периферийной темой: «это уже неважно». Остается только экзотика. И Ельцин воспринимался как часть этой экзотики. В этом отношении Путин прав, абсолютно прав.

Барахолки стали приметой экономического обвала конца 1980-х – начала 1990-х годов

– Что вы имеете в виду? 

– Я имею в виду, что в 1990-е годы Россия перестала быть великой державой и из-за этого про нее в известном смысле на Западе «забыли». И думали, что международные вопросы можно решать без нее, без учета ее интересов.

Естественная реакция

– Что изменилось с приходом Владимира Путина? 

– Начнем с того, что я не эксперт по современности. Но кое-что я могу сказать.

Представим себе, что было бы, если бы в свое время Британская империя рухнула в течение трех лет, если бы Шотландия и Уэльс стали независимыми странами, как Белоруссия и Украина… Впрочем, нет: даже тогда мы бы не почувствовали то, что чувствовали русские в 1990-е. Потому что Украина для русских больше, чем Шотландия для англичан: ни один англичанин не думает, что английская религия и английская государственность начинались в Шотландии. При этом в России Киев по-прежнему воспринимают как «мать городов русских» – так записано в ваших древних летописях.

Добавьте сюда еще экономический обвал, который постиг Россию в конце 1980-х – начале 1990-х и который был гораздо хуже, чем Великая депрессия на Западе рубежа 1920–1930-х годов. Добавьте сюда падение советского режима, существовавшей экономической системы, политической – это как крах британской монархии, парламента и всего остального, что является стержнем британской государственности. Представили?

Конечно, все это рано или поздно должно было вызвать ответную, если хотите, консервативную реакцию, реакцию, основой которой становится стремление к национальному возрождению. Если вы посмотрите на США, то увидите, что то же самое происходит сейчас там, а в известной степени и в Англии.

– То есть это естественная реакция? 

– Абсолютно. Make America Great Again! («Сделаем Америку снова великой!») – это лозунг Дональда Трампа, именно благодаря ему он стал президентом США. Точно такой же лозунг, но звучавший в тысячу раз громче (потому что в начале 1990-х годов действительность для России была в тысячу раз хуже), оказался главным после падения Советского Союза. «Сделаем Россию снова великой!» – Владимир Путин уловил этот общественный запрос и, насколько я могу судить, старается ему соответствовать.

Безусловно, Россия изменилась. Она не такая, какой была в годы СССР, но она опять великая держава с большим влиянием в мире. Престиж страны, утраченный после распада Советского Союза, вновь вырос. Думаю, это важно, в том числе с точки зрения психологии: для любого русского было огромным ударом, что в 1990-х их страна, которая еще недавно являлась сверхдержавой, попала в разряд государств, с которыми не считаются.

Важно и то, что выросло благосостояние людей. Разница между положением в 2000-е годы и 1990-е очевидна. Я помню рассказы поколения моих родителей и деда, который был частью белой эмиграции, о том, как бывшие русские офицеры продавали мундиры на улицах Европы. На моих глазах ситуация повторилась, только уже с советскими офицерами, и не в Европе, а в России. И хотя советские мундиры – это не мундиры моих предков, но все-таки это мундиры русских офицеров, и я считаю, что это было нехорошее время. То же самое с пенсионерами. Советский режим, советский период – не мое время, но все же очень многие из тех людей честно жили и трудились всю свою жизнь, они работали, а потом, когда стали старыми, все потеряли. Бабушки продавали на улице бог знает что. А затем появились «новые русские»: они оказались хуже, чем старая советская элита 1980-х годов, потому что старые элиты обычно имеют хоть какую-то ответственность перед страной… И так далее.

«Никита Хрущев неумно поступил, когда передал Крым Украине, сделав ей маленький приятный подарок»

– Путин начал восстанавливать страну – и тут же это привело к охлаждению в отношениях с Западом… 

– Это тоже абсолютно естественно: Россия опять стала оппонентом из-за того, что Путин захотел восстановить ее роль на международной арене. В итоге Запад снова стал смотреть на Россию как на авторитарный режим.

– То есть неизбежно, что в ситуации, когда Россия пытается восстановить свое влияние, на нее начинают смотреть как на врага? 

– Конечно, потому что восстановление влияния означает продвижение интересов туда, где уже есть интересы других стран. А это неизбежно влечет за собой напряжение. Впрочем, для Запада Россия – не враг, сейчас не холодная война, но она оппонент, конкурент. Однако конкуренция обещает быть жесткой.

Спрос на сильных лидеров 

– В том числе и за Украину. 

– Украина посередине всего этого. Я всегда считал, что Украина, которая проявилась после распада Советского Союза в нынешних ее границах, может существовать лишь как мост между Россией и Западом. И что как только между Россией и Западом начнут возникать трения, положение Украины будет становиться очень опасным. Так оно и вышло.

В марте 2014 года Владимир Путин принял историческое решение о возвращении Крыма в состав России

Исторический опыт оказался невостребован. Миллионы людей были убиты на украинской земле между 1917 и 1953 годом. Они стали жертвами не только внешних сил (Гитлера, Сталина и т. д.), но и гражданской войны среди населения самой Украины. Создавать страну на такой истории трудно. Очень важно, чтобы Украина осталась мостом между Россией и Европой. И мы должны попытаться восстановить этот мост. Естественно, это будет непросто.

Не говоря уж о положении Крыма. Это была, безусловно, большая ошибка: Никита Хрущев неумно поступил, когда передал Крым Украине, сделав ей маленький приятный подарок. Конечно, он ни на секунду не допускал возможности распада Советского Союза. Но это все равно была глупость. Она изначально создавала возможности для больших проблем в будущем.

– Распад СССР до сих пор дает о себе знать… 

– Конечно. Когда я смотрел на раздробление Советского Союза, первое мое чувство было: «О боже, там возможна всеобщая резня!» Обычно конец великих империй сопряжен с великими войнами – не только гражданскими, но и внешними. И это чудо, что распад СССР был связан с очень малым кровопролитием. Если бы кто-то в 1985 году заявил, что через шесть лет

Советский Союз исчезнет, 95% людей сказали бы, что это бред, что этого не может быть. Но если бы кто-то вдруг предположил, что через шесть лет СССР исчезнет без кровопролития, о нем бы подумали, что он совсем сумасшедший. Потому что это чудо, но это чудо произошло.

Безусловно, последствия падения империй – это не вопрос недели или года. Иногда это вопрос поколений. До известной степени мы все еще живем, наблюдая последствия распада Оттоманской империи, с момента крушения которой минуло уже сто лет. С момента распада СССР прошло меньше трех десятилетий – это очень небольшое по историческим меркам время.

– Вы допускаете в будущем какие-то новые трансформации на постсоветском пространстве? 

– Все возможно. Если, не дай бог, возникнет война между США и Китаем, мы уже окажемся в другом мире. Даже если это будет «маленькая победоносная война». Экологический кризис в самых разных своих формах также всегда несет непредсказуемые угрозы. Такие кризисы были и в прошлом – они всегда имели место. И я думаю, что если возникнет новый экологический кризис, то он будет иметь очень серьезные последствия для мира. И у него будут, конечно, и политические последствия, которые тоже могут быть самыми серьезными. В такие моменты истории всегда большой спрос на сильных лидеров. Потому что впереди человечество ждут очень серьезные испытания.

Главные события истории России 

Два из четырех самых важных событий отечественной истории ХХ – начала XXI века, оцениваемых со знаком плюс, по мнению россиян, связаны с именем Владимира Путина: его избрание президентом в 2000 году и воссоединение Крыма с Россией в 2014-м 

Согласно данным опроса, проведенного в марте 2019 года Исследовательской группой ЦИРКОН, первое место из десяти главных событий истории нашей страны предсказуемо занимает Победа в Великой Отечественной войне 1941–1945 годов: ее выделили со знаком плюс 88% россиян. На втором месте – «крымская весна» 2014 года (78% респондентов позитивно оценивают это событие, 5% – негативно), на третьем – создание советского ядерного щита в 1940–1950-е годы (61% против 6%), на четвертом – избрание Владимира Путина Президентом РФ в марте 2000 года (61% против 11%). В середине списка – образование Организации Варшавского договора в 1955 году (44% против 5%), далее коллективизация и индустриализация (37% против 17%) и Октябрьская революция 1917 года (35% против 21%). Замыкают десятку перестройка Михаила Горбачева и реформы Бориса Ельцина 1980–1990-х годов (их позитивно оценивают только 15% респондентов, негативно – 44%), распад СССР (событием со знаком плюс его считают лишь 10%, а 68% оценивающих – со знаком минус) и репрессии 1937 года (10% граждан дают положительную оценку, 67% придерживаются противоположного мнения).

Фото: МАРИЯ МАЛИНОВСКАЯ, FINE ART IMAGES / LEGION-MEDIA, LEGION-MEDIA, РИА Новости, РОМАН ДЕНИСОВ /ТАСС, DPA/ТАСС, МИХАИЛ МЕТЦЕЛЬ/ТАСС

 

События марта

марта 1, 2020

300 лет назад

Руководство для управленцев 

Петр I подписал Генеральный регламент – устав государственной гражданской службы 

Реформируя систему управления государством, Петр Великий еще в начале 1710-х задумал упразднить устаревшие органы исполнительной власти – приказы. Они часто дублировали друг друга, выполняя одни и те же функции. При этом приказы не охватывали многие сферы общественной и экономической жизни. С 1717 года стала формироваться система коллегий – новых органов отраслевого управления. Они постепенно заменили или поглотили существовавшие ранее приказы.

Петр понимал, что для эффективной работы управленцам необходимы четкие и ясные предписания. Под руководством царя-реформатора началось составление уставного документа. За образец взяли шведский регламент: деятельность и устройство коллегий Швеции имели высокую репутацию в Европе. Работа длилась больше года. Наконец был готов «Генеральный регламент, или Устав, по которому государственные коллегии, також и все оных принадлежащих к ним канцелярий и контор служители, не токмо во внешних и внутренних учреждениях, но и во отправлении своего чина, подданнейше поступать имеют». Петр подписал его 28 февраля (10 марта) 1720 года. С этого момента руководство вступило в силу. Его разослали по всем коллегиям. Регламент состоял из преамбулы, 56 глав и приложения с толкованием использованных в тексте иностранных слов. Он определял основные правила работы коллегий – от должностных обязанностей и иерархии чиновников до их взаимоотношений с местными органами власти, от порядка коллегиального обсуждения дел до системы хранения документов. Устав со временем был приведен в соответствие и дополнен партикулярными регламентами, специально созданными для нескольких коллегий, в частности для Штатс-контор-коллегии, занимавшейся финансами, и Мануфактур-коллегии, отвечавшей за развитие промышленности в России.

Несмотря на то что коллегии утратили свое значение в 1802 году после Манифеста об учреждении министерств, Генеральный регламент действовал вплоть до 1832 года, когда был издан Свод законов Российской империи, в который петровские предписания вошли в переработанном виде.

90 лет назад

Перегибы на местах 

В газете «Правда» вышла статья Иосифа Сталина «Головокружение от успехов» 

Агитработа среди красноармейцев на селе. 1930 год

Форсированная коллективизация крестьянских хозяйств к началу 1930-х годов чуть не привела к новой гражданской войне. Массовые репрессии, развернутые против кулаков и подкулачников, жесткое принуждение единоличников к вступлению в колхозы – все это создавало почву для волнений. Попыткой исправить ситуацию и найти компромисс стала директивная статья генерального секретаря ЦК ВКП(б) Иосифа Сталина «Головокружение от успехов», опубликованная в «Правде» 2 марта 1930 года.

Сталин обвинил «ретивых обобществителей» в «разложении и дискредитации» колхозного движения и осудил их непродуманные действия, «льющие воду на мельницу наших классовых врагов». Резкой критике он подверг и нарушение принципа добровольности при формировании колхозов. По мнению Сталина, местные руководители, не сумевшие вникнуть в суть коллективизации, восстановили против советской аграрной политики середняка, который должен был стать союзником власти в организации колхозов. Таким образом, «лучший друг колхозников» уводил из-под критики центральную власть, перелагая ответственность за ошибки на «товарищей на местах» с их «левацкими загибами». За статьей последовало постановление ЦК ВКП(б) «О борьбе с искривлениями партийной линии в колхозном движении», приостановившее насильственную коллективизацию и смягчившее антицерковную политику.

Крестьянство восприняло эти послабления с воодушевлением: у многих сложилось впечатление, что власть прислушалась к их жалобам. Начался массовый отток земледельцев из колхозов. Такое временное отступление позволило властям в дальнейшем добиться сплошной коллективизации, снизив накал социального противостояния.

70 лет назад 

Ликвидация пособника 

В результате спецоперации ликвидирован военный преступник Роман Шухевич 

Роман Шухевич среди старшин батальона «Нахтигаль»

Роман Шухевич (он же – генерал Тарас Чупринка, Тур, Роман Лозовский, Белый, Старый, Отец и другие псевдонимы) с первых дней Великой Отечественной запятнал себя сотрудничеством с гитлеровской Германией и совершил целый ряд военных преступлений. Так, летом 1941 года Шухевич во главе батальона «Нахтигаль», сформированного из членов и сторонников Организации украинских националистов (ОУН), вступил во Львов, где в течение недели было уничтожено несколько тысяч жителей, главным образом евреев. Со львовской резни начался его кровавый путь на территории Советского Союза. После окончания войны Шухевич, в свое время обучавшийся в секретной школе абвера, перешел под крыло западных спецслужб и в звании генерал-хорунжего Украинской повстанческой армии (УПА) руководил диверсионно-террористической деятельностью в западных областях Украинской ССР. Розыском руководителей националистического подполья занималось Министерство госбезопасности СССР. 31 октября 1945 года на Шухевича было заведено розыскное дело «Волк». Но найти преступника долго не удавалось: он умело заметал следы и часто менял схроны. Наконец поздним вечером 4 марта 1950 года была получена информация, что Шухевич с сообщницей и любовницей Галиной Дидык (оуновские клички – Анна, Липа, Гася) скрываются у некоей Анны Хробак в селе Белогорща Львовской области, на втором этаже двухэтажного дома. На первом этаже жил председатель местного сельсовета. Утром 5 марта село блокировали войска МГБ. В ответ на предложение сдаться Шухевич открыл огонь из автомата. В перестрелке погиб начальник отделения Управления 2-Н МГБ УССР майор Александр Ревенко. В ходе операции Шухевич был застрелен. Для украинского националистического подполья гибель главаря стала невосполнимой утратой.

55 лет назад

Свободный полет 

Состоялся первый в истории выход человека в открытый космос 

Над Черным морем. Худ. летчик-космонавт, дважды Герой Советского Союза А.А. Леонов

Академик Сергей Королев считал этот эксперимент основой космической программы на много лет вперед – человек должен научиться не только выживать, но и действовать в открытом космосе. На роль первопроходца был избран Алексей Леонов – опытный летчик, а также талантливый художник. Королев хотел, чтобы первый человек, увидевший Землю из открытого космоса, обладал цепким взглядом живописца.

18 марта 1965 года космический корабль «Восход-2» вышел на орбиту. В 11 часов 32 минуты 54 секунды, когда космонавты пролетали над Черным морем, командир экипажа Павел Беляев открыл выходной люк – и Леонов первым в мире выплыл в безвоздушное пространство. 12 минут 9 секунд космонавт находился в свободном полете, вне корабля и шлюза. Связь с Землей не прерывалась. В открытом космосе Леонов даже успел поговорить с первым секретарем ЦК КПСС Леонидом Брежневым, который пожелал космонавту мужества. Пожелание пришлось кстати. Через несколько минут после того, как Леонов шагнул в открытый космос, его скафандр – из-за разницы в давлении внутри и снаружи – раздулся как воздушный шар. На тренировках такую ситуацию не отрабатывали. Кислород был на исходе, решение нужно было принимать без промедлений. Вопреки инструкции (советоваться с Землей – на это уйдет время), космонавт решил действовать самовольно и сумел протиснуться в шлюзовые сени «Восхода» только головой вперед. Там, в тесноте, ему пришлось перекувырнуться, чтобы войти в корабль. Это была работа за пределами нервных и физических возможностей человека. К счастью, все завершилось благополучно.

Трудно переоценить практическое значение этого достижения. Развитие современной пилотируемой космонавтики непредставимо без работы в открытом космосе. Это и стыковки, и ремонт орбитальных станций, и различные научные эксперименты… Тем ценнее, что первый шаг в неизведанное сделал наш соотечественник.

30 лет назад

Партия – не рулевой 

КПСС потеряла монополию на власть в Советском Союзе 

Руководящую и направляющую роль коммунистической партии, являвшейся ядром политической системы страны, закрепляла 6-я статья Конституции 1977 года. В разгар перестройки, на I съезде народных депутатов СССР 1989 года, сторонники радикальных перемен впервые заявили о необходимости ликвидации партийной монополии на власть. Среди наиболее активных поборников отмены 6-й статьи выделялись академик Андрей Сахаров, историк Юрий Афанасьев, экономист Гавриил Попов. Их поддержали флагманы перестроечной прессы – газета «Московские новости» и журнал «Огонек», окрестившие 6-ю статью барьером на пути к рыночной экономике и демократии.

На дискуссии ушло полтора года. В начале февраля 1990-го в Москве состоялись массовые митинги с требованиями отмены 6-й статьи. Под давлением демократической оппозиции генеральный секретарь ЦК КПСС, председатель Верховного Совета СССР Михаил Горбачев заявил о необходимости введения поста президента страны, а также о назревшей редакции 6-й статьи Конституции. Последнее было реализовано 14 марта 1990 года на внеочередном III съезде народных депутатов СССР. В тот день депутаты большинством голосов приняли новую редакцию 6-й статьи, в которой провозглашалось, что не только КПСС, но и «другие политические партии, а также профсоюзные, молодежные, иные общественные организации и массовые движения… участвуют в выработке политики Советского государства».

На следующий день депутаты избрали Горбачева Президентом СССР. Многопартийность, гласность, деидеологизация административной системы – все это звучало красиво. Но миллионы людей сразу ощутили оборотную сторону поспешных преобразований. Партийная вертикаль местного управления была уничтожена, а создать новую систему президент и его команда не успели… В стране начался период безвластия, обернувшийся экономическими потерями и межнациональными конфликтами. В результате менее чем через два года Горбачев потерял власть, а Советский Союз распался…

Генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Горбачев

20 лет назад

Бессмертная рота 

Псковские десантники приняли неравный бой с боевиками 

Владимир Путин у памятника десантникам 6-й роты в Пскове

В начале 2000 года шли решающие сражения Второй чеченской войны. К 6 февраля вооруженные силы России заняли Грозный и всю равнинную часть республики, блокировали крупные группировки боевиков. К концу месяца был освобожден Шатой, считавшийся последней крупной базой незаконных формирований. Но в горах кровопролитное противостояние продолжалось.

В конце февраля группа бойцов, составленная преимущественно из 6-й роты 2-го батальона 104-го парашютно-десантного полка 76-й (Псковской) гвардейской дивизии ВДВ, получила приказ занять высоту Исты-Корд, чтобы перекрыть маршруты отхода боевиков из горного логова. Отряд насчитывал 90 десантников во главе с командиром 6-й роты майором Сергеем Молодовым и командиром 2-го батальона подполковником Марком Евтюхиным. 29 февраля десантники заняли высоту 776, однако им пришлось столкнуться с боевиками полевого командира Хаттаба. Силы были неравны: 90 российских солдат и офицеров приняли бой против по меньшей мере тысячи террористов! Подготовиться к обороне десантники не успели, положение усугублял густой туман. Но они сражались до последней капли крови. Боевики предлагали псковским десантникам сдаться или пропустить их, но герои ответили категорическим отказом. Утром 1 марта Марк Евтюхин и артиллерийский корректировщик капитан Виктор Романов вызвали огонь на себя… Из 90 десантников у высоты 776 пали смертью храбрых 84… Террористы в том бою потеряли около 500 человек.

Указом Президента РФ 22 десантникам 76-й (Псковской) гвардейской дивизии было присвоено звание Героя России (21 из них – посмертно), 68 солдат и офицеров награждены орденами Мужества (63 из них – посмертно). В апреле 2001 года Владимир Путин посетил место трагического сражения и поклонился памяти павших героев.

Фото: FINE ART IMAGES / LEGION-MEDIA, ПЕРМГАСПИ, РИА Новости

Венценосный славянофил

марта 1, 2020

Сто семьдесят пять лет назад, 26 февраля (10 марта) 1845 года, родился император Александр III. Национальная культура, национальная экономика, национальная внешняя политика – таковы были три кита, на которых он хотел основать великое будущее России

Молодой и полный сил царь стоит в окружении верного народа. Чиновники далеко на заднем плане, а вокруг крестьяне: большинство – великороссы, но есть и малороссы, белорусы, татары. Они встали почтительным полукругом, как бы ограждая императора от внешней угрозы и крамолы. На переднем плане круг разомкнут, в нем оставлено место для зрителя, которого приглашают встать в ряды этой священной дружины, защищающей государя.

Впервые за послепетровскую эпоху между самодержцем и народом нет бросающегося в глаза внешнего культурного различия. Как и положено истинно русскому царю, Александр III предстает с густой длинной рыжей бородой. Его военная форма, реформированная на национальный манер, предельно проста. Если не считать орденов и аксельбантов, она напоминает скорее одежду домовитого крестьянина – барашковая шапка, высокие сапоги…

Новый русский стиль 

Картина Ильи Репина «Прием волостных старшин императором Александром III во дворе Петровского дворца», посвященная событиям майской коронации 1883 года в Москве, – больше чем просто парадное полотно. Это своего рода идеологическая икона царствования – русский дух, единение царя и народа помимо средостения бюрократии и притязаний революционной интеллигенции.

Сам факт создания картины – свидетельство продуманной культурной политики императора, не только являвшегося крупнейшим меценатом эпохи, вступившим в знаменитое соперничество с предпринимателем и коллекционером Павлом Третьяковым, но и сделавшего идейную и культурную ставку… на передвижников.

Вопреки ощущавшемуся в их творчестве народно-демократическому духу, «передвижники были симпатичны Александру III национальной проблематикой, понятной ему реалистической манерой», замечал современник. А народно-демократический дух? Разве сам царь не близок к народу и не трудится для его блага с утра до ночи? С поддержкой царя именно творчество передвижников ложится в основу национальной школы живописи, расцветают таланты Виктора Васнецова, Василия Сурикова, царь поддерживает даже «Запорожцев» Репина, показавшихся Третьякову слишком украинскими, и в конечном счете недавние бунтари привлекаются к реформе Академии художеств.

Короткое царствование Александра III – это взлет русского национального искусства, не только живописи, но и скульптуры, архитектуры. Русское зодчество обретает свой неповторимый стиль, и пора уже избавиться от советских пропагандистских приставок «псевдо-» (характерно, что те же, кто говорит о «псевдорусском» стиле, говорят «неоготика» об абсолютно аналогичном западном явлении).

Хотя Александр III и не перенес столицу обратно в Москву (или просто не успел?), как мечтал публицист-славянофил Иван Аксаков, но именно при нем Красная площадь приобрела узнаваемый для всех национальный стиль: Исторический музей, Торговые ряды – все русское и по-русски, хотя без всякой этнической предвзятости возвели эту красоту архитекторы Владимир Шервуд и Роман Клейн.

Александр, еще будучи наследником, в содружестве со знаменитым историком Иваном Забелиным и отцом русской археологии Алексеем Уваровым выступил инициатором и попечителем создания Исторического музея – средоточия национальной памяти. С историками царь всегда был на равных, говорил с ними как профессионал с профессионалами и пользовался их искренним уважением и любовью.

«Особые симпатии государя к науке отечественной истории, русской археологии и истории искусств всем известны, как известно всем образованным людям и то, что государь при всех своих многосложных трудах находил время быть действительным председателем Императорского русского исторического общества и лично участвовал в его заседаниях», – отмечал Иван Цветаев, первый директор московского Музея изящных искусств, отец поэтессы Марины Цветаевой. После кончины царя-миротворца самый прочувствованный некролог написал классик российской исторической науки Василий Ключевский.

Неформальная партия 

Уже с середины 1860-х годов царский сын, а затем наследник-цесаревич оказался в центре идейно-политической борьбы, воплощая надежды той группы консервативных интеллектуалов, которых обычно называли «русской партией». Эта группировка охватывала и консервативных националистов-западников, таких как золотое перо империи Михаил Катков и его окружение, и почвенников – таких как Федор Достоевский, и славянофилов – таких как Иван Аксаков. Между славянофилами и консервативными националистами могли кипеть горячие споры, но их объединяли главные идеи: укрепление веса в империи русского начала, подавление сепаратизма, и прежде всего польской крамолы, неприятие как революционного радикализма народников, так и «аристократического интернационализма» бюрократии.

Фактически в эпоху Александра II «русские люди» всех идейных направлений составляли значимую оппозицию правительственному курсу, и цесаревич был ее неформальным лидером. Ключевым лицом, осуществлявшим связь наследника с поддерживавшим его политическим лагерем, был Константин Победоносцев, сохранивший свое влияние и впоследствии. Однако было бы нелепо представлять дело так, что обер-прокурор Синода единолично формировал идеологию Александра III и, как «дядька», советовал сперва цесаревичу, а затем царю, что думать и что делать.

Невозможно себе представить, чтобы столь энергичная политика, столь основательно осуществленная в столь короткий срок, придумывалась на ходу. И в самом деле – в своей русификаторской политике на западных окраинах империи Александр III вдохновлялся образом видного общественного и политического деятеля Михаила Муравьева-Виленского, бывшего героем для его круга. Жесткую русификацию Прибалтики – Остзейского края – невозможно понять, если не помнить «Письма из Риги» и «Окраины России» философа-публициста Юрия Самарина и очерки Николая Лескова «Иродова работа», обличавшие уступки петербургской бюрократии немецкому засилью. Плодом этой идеологической подготовки стали такие решительные действия, как перевод делопроизводства в крае на русский язык, русификация Дерптского университета, возвращение городу, где он был расположен, русского названия – Юрьев.

Подорвали ли эти решительные меры мир и согласие в империи? Проверкой результатов александровской русификации стала Первая мировая война. Ни один из «русских немцев» не изменил Российской империи. Одержанная генералом Павлом Ренненкампфом победа при Гумбиннене стала роковым поворотом, который обрек Германию на неминуемое стратегическое поражение. В конце ХХ века Русскую православную церковь возглавил патриарх из знаменитой остзейской фамилии Ридигеров. Меры Александра III стимулировали органичное слияние остзейского дворянства с русской нацией.

«Реальные жизненные интересы» 

Вопреки широко распространенному мифу, Александр III никогда не провозглашал публично лозунг «Россия для русских», как это делали Михаил Катков или генерал Михаил Скобелев. Эти слова считали девизом его царствования современники. «Отпустив длинную бороду, надев русский кафтан с широкими шароварами и русские сапоги, подпоясавшись русским кушаком, государь дал понять и другим народам, и русским инородцам, и космополитам, что его заботой будет не весь земной шар, даже не Европа, а Россия, паче всего то, что безвозвратно покончена в ней та политика, которая в прежние времена вытаскивала из огня каштаны для других государств. Русские реальные жизненные интересы – вот начало и конец… политики нашего государя… Александр III молча думал: Россия для России», – писал в очерке об императоре историк Владимир Назаревский.

Полученное Александром III прозвание «Миротворец» было напрямую связано с политикой отказа от войн за чуждые интересы, последовательно проводившейся царем. Царь-славянофил решил стать своеобразным антиподом Петру Великому. Тот осуществлял модернизацию России через изнурительные, выматывающие народные силы войны, а сущность преобразований полагал во все большем отчуждении России от собственной оригинальной цивилизации, зримым символом чего было бритье бороды.

Первым вернувший себе бороду Александр III решил продвигать Россию в будущее через возвращение к самой себе, через обретение все большей национальной оригинальности в цивилизации, путем по возможности мирным, сберегающим силы народа для внутреннего развития или для большой битвы, но за свои коренные интересы (а то, что к ней царь готовился серьезно, показал тот факт, что потом еще полвека Россия сражалась в великих битвах винтовками Мосина, именно при нем взятыми на вооружение).

Однако главным «фронтом», вне которого у его державы в ХХ веке не могло быть будущего, стала не внешняя политика и не дипломатия, а экономическая модернизация, индустриализация, со всей решительностью начатая именно по решению Александра III. И здесь снова император проявил себя в качестве волевого, вдумчивого и независимого в суждениях мыслителя.

Национализация экономики 

В наследство от отца государю досталась страна с хаосом в экономике, катастрофически подорванным бюджетом, высоким уровнем коррупции (в том числе и в окружении морганатической супруги Александра II княгини Екатерины Юрьевской), системой частных железных дорог, не приносящей денег в казну.

Прибытие французской эскадры в Кронштадт в 1891 году. Худ. М.С. Ткаченко. 1893 год

Страну населяли десятки миллионов крестьян, которые после освобождения от крепостничества оказались лишними вне экономической системы помещичьих хозяйств (лишним в экономическом смысле стало и большинство помещиков). Последовавшие регулярные недороды прогрессивная печать, стремившаяся создать черную легенду, перекрестила в «голод» (и накаркала-таки неиллюзорный голод с миллионами жертв в ХХ веке, устроенный самыми что ни на есть прогрессистами).

Что еще показательнее, в общественном мнении существовал своего рода антииндустриальный консенсус. И правые дворянские консерваторы, и левые радикалы народники одинаково были уверены в том, что России не нужно становиться на путь индустриального капитализма с его обнищанием масс, «рабочим вопросом» и социально-экономическими проблемами. Пусть Россия минует капитализм (народники считали, что она сможет шагнуть прямо в аграрный социализм), а заводы и фабрики пусть строят немцы, которые и продадут нам все необходимое в обмен на русский хлеб.

Эта экономическая стратегия обрекала Россию и на определенную внешнюю политику: вечно быть пристяжной при усиливающейся Германской империи, держать для нее открытым рынок, не пытаться развивать собственное производство и не слишком спорить с Берлином в геополитических вопросах.

Лишь небольшая группа людей – все тот же публицист Михаил Катков, регулярно писавшие в его газете профессор-математик Иван Вышнеградский и молодой железнодорожник Сергей Витте, выдающийся химик, организатор нефтяной промышленности и экономист Дмитрий Менделеев – выступала с других позиций, опиравшихся не на догмы Адама Смита или Карла Маркса, а на труды теоретика национальной политической экономии и протекционизма Фридриха Листа. России нужно закрывать внутренний рынок и развивать инфраструктуру и промышленность, осваивать свои богатства и пространство. Император долго готовился, собирал бюджетные ресурсы, назначил Вышнеградского министром финансов, а Витте – управляющим железными дорогами с четким заданием: провести национализацию инфраструктуры и осуществить строительство Великого Сибирского пути.

Революция 1891 года 

Итогом стала революция сверху, равных которой история России знает не так много. Если можно спорить, живем ли мы еще в реальности, созданной революцией 1917-го, то в том, что в реальности, созданной в 1891-м, Россия прожила весь ХХ век и живет до сих пор, сомневаться нельзя.

Введение в 1891 году покровительственного таможенного тарифа заложило экономические предпосылки русской индустриализации. Менделеев подвел под него масштабную теоретическую базу (не менее важный его труд, чем периодическая таблица) – подробную роспись тех отраслей, где в интересах импортозамещения русский рынок нуждается в защите, и тех, где он должен быть открыт к своей же выгоде. «Знаменем самостоятельности и немечтательного прогресса России» назвал нововведение ученый.

Прямым следствием стала таможенная война с Германией, которая терпела львиную долю убытков от русской декларации экономической независимости. В основе великого расхождения России и Германии лежали не столько вопросы европейского равновесия и капризы отдельных лиц, сколько вопрос о самостоятельной индустриальной субъектности нашей страны. Но это потребовало и геополитической переориентации – Александр III сделал решительный шаг к русско-французскому союзу.

Летом этого же года в Кронштадт прибыла французская морская эскадра, а в залах царской резиденции зазвучала «Марсельеза». Шокировавший Берлин и Вену союз консервативной монархии и республики (впрочем, не забудем, что в 1890-е во французской политике доминировали консервативные националисты) имел не только геополитическое измерение (поставить Германию «в два огня»), но и экономическое. По мысли Вышнеградского, французские капиталы, практически не находившие применения на родине, должны были работать на русскую индустриализацию (и они исправно делали это до самого большевистского дефолта в 1917 году).

Создание великой промышленности в России продолжилось и в царствование Николая II. К началу эпохи «великих потрясений» в 1917-м в стране уже существовала динамично развивающаяся промышленность, и советская индустриализация не так уж и много прибавила к заложенному в царские времена фундаменту (особенно если вспомнить экономический регресс 1920-х, последствия которого мы, по сути, не преодолели и по сей день).

Ну и наконец самым славным деянием экономической революции 1891 года стало начало строительства Великого Сибирского пути – Транссиба, первой и, строго говоря, единственной в мире глобальной железнодорожной магистрали. Чтобы оценить масштаб, достаточно вспомнить судьбу двух других грандиозных железнодорожных замыслов геополитических конкурентов России. Трансафриканская дорога Каир – Кейптаун, о которой грезил южноафриканский политик и предприниматель Сессиль Родс, так никогда и не была построена. Замысел кайзера Вильгельма II – Багдадская железная дорога – был осуществлен тогда, когда лишился всякого практического смысла; единый путь от Берлина до Басры оказался невозможен, разрезан множеством непрозрачных границ.

И только Транссиб стал грандиозным памятником инженерной, экономической и геополитической мощи русской империи. Он навсегда соединил Сибирь и Дальний Восток с остальной Россией, покончив с их полуколониальным статусом, стал основой стратегического маневра, не раз определявшего судьбы России (самый важный момент – осень 1941 года, когда спасение Отечества было немыслимо без переброски дивизий по царским железным дорогам). Александр III верно понимал главное: в огромной России для экономического рывка нужно время и обеспечение отдачи от масштаба, что невозможно без развития современных коммуникаций.

Строительство Великого Сибирского пути. Железнодорожный мост через реку Ушайку

«Россия та же самая…» 

«Александр III сознавал, что Россия может сделаться великой лишь тогда, когда она будет страною не только земледельческой, но и страной промышленною, что страна без сильной обрабатывающей промышленности не может быть великой… Он твердо настаивал на введении протекционистской системы, благодаря которой Россия ныне обладает уже значительно развитой промышленностью, и недалеко то время, когда Россия будет одною из величайших промышленных стран», – писал помогавший и Александру III, и его сыну министр и теоретик национальной экономики Сергей Витте (впрочем, приписывать Витте, как иногда делают в современной историографии, решающую роль в преобразованиях можно лишь из предубежденности к русским самодержцам и их роли в управлении страной).

Царь мечтал, как признавался в письме супруге, «доказать всей изумленной, испорченной нравственно Европе, что Россия та же самая святая, православная Россия, каковой она была и при царях Московских и каковой, дай Бог, ей остаться вечно!».

В ХХ веке, уже после несвоевременной и трагической кончины Александра III, Россия, казалось, бесконечно удалилась от этого идеала. Но вот прошло почти полтора столетия, и многое и в реалиях, и в замыслах возвращается на круги своя. Идеал царя-славянофила сегодня представляется нам снова актуальным и достижимым. И если это так, то лишь потому, что сам государь Александр Александрович не только сформулировал этот идеал, но и за свое очень короткое царствование успел заложить под свою мечту прочнейший фундамент, никуда не исчезнувший и сегодня.

Фото: FINE ART IMAGES / LEGION-MEDIA

Подаренные территории

марта 1, 2020

Советский Союз часто называют империей. Но даже если так, придется признать: это была доселе невиданная империя. Пока другие метрополии беззастенчиво грабили свои колонии, Советская Россия охотно дарила братским союзным республикам свои земли

Начнем с того, что основа государственности нынешних независимых стран, находящихся на постсоветском пространстве, была заложена именно Россией. В том смысле, что до вхождения в состав Российской империи они были или завоеваны другими государствами, как Армения или Молдавия, или расколоты на враждующие феодальные владения, как Грузия, Азербайджан, государства Средней Азии. Российские «колонизаторы» обеспечили этим им мир и стабильное развитие, а советские вожди способствовали созданию современной экономики, подъему образования и культуры. А заодно сформировали их современную территорию, прирезав немало земель, населенных русским и другими «нетитульными» для этих стран народами.

Государственность начала появляться здесь в результате распада Российской империи. Важную роль в ее становлении сыграли большевики. Уже спустя три месяца после прихода к власти партии Владимира Ленина, 12 (25) января 1918 года, на III съезде Советов Российская республика была объявлена федерацией. «Сколько бы ни было самостоятельных республик, мы этого страшиться не станем, для нас важно не то, где проходит государственная граница, а то, чтобы сохранялся союз между трудящимися всех наций для борьбы с буржуазией каких угодно наций», – объявил на весь мир вождь большевиков.

Такой позиции партия придерживалась и после того, как в декабре 1922 года был образован Союз Советских Социалистических Республик. Продолжавшие грезить мировой революцией большевики воспринимали границы между республиками как сугубо временное явление. Что, однако, не помешало коммунистическим вождям активно двигать эти границы, передавая союзным республикам существенные части исконно русских земель.

Украинская ССР 

В современной Украине принято винить во всех бедах не только Россию, но и Советский Союз. Между тем одним из главных выгодоприобретателей советского периода истории была именно Украина: за период вхождения в состав СССР ее территория выросла в полтора, а население – почти в два раза.

В годы Гражданской войны на Украине велись боевые действия, города и губернии переходили из рук в руки, возникали и рушились политические режимы. По Рижскому мирному договору от 18 марта 1921 года земли Западной Украины отошли к захватившей их Польше.

В итоге к 30 декабря 1922 года, когда Украинская Советская Социалистическая Республика стала одним из четырех субъектов, образовавших Советский Союз, она включала полностью или частично территории 10 губерний бывшей Российской империи: Киевской, Полтавской, Харьковской, Екатеринославской, Херсонской, Подольской, Черниговской (за исключением четырех северных уездов), северные некрымские уезды Таврической, восточную часть Волынской, Путивльский уезд Курской, а также придонбасскую часть области Войска Донского. Первой столицей УССР стал (и оставался до 1934 года) Харьков. Спустя два года Украинская ССР немного уменьшилась: в 1924-м РСФСР вернула себе район Таганрога и восточную часть Донбасса с городом Каменском, которые с 1920 года находились в составе Украины.

Но потом пошел обратный процесс. Начало Второй мировой войны и исчезновение Польши с политической карты Европы позволили Советскому Союзу вернуть территории, захваченные поляками по итогам Советско-польской войны. 27 октября 1939 года созванное во Львове Народное собрание Западной Украины приняло декларацию «О вхождении Западной Украины в состав Украинской Советской Социалистической Республики». В результате чего к ней добавились сразу шесть областей: Волынская (с центром в Луцке), Ровенская, Львовская, Тарнопольская, Дрогобычская, Станиславская. В 1940 году УССР в очередной раз приросла территориально: к ней отошли северная и южная части Бессарабии, а также Северная Буковина, переданная Румынией СССР. Здесь были образованы Черновицкая (Буковина и север Бессарабии) и Измаильская (юг Бессарабии) области.

Послевоенные изменения политической карты Европы вылились для Украины в создание 22 января 1946 года новой, 25-й по счету области – Закарпатской. До Второй мировой войны этот район являлся частью Чехословакии, затем короткое время пребывал в составе Венгрии. Скорректировали и советско-польскую границу. УССР за переданный Польше район Перемышля (Пшемысля) получила меньший по площади участок по левому берегу Западного Буга с городами Белз и Кристинополь, который переименовали в Червоноград.

Формирование территории Украинской ССР

Щедрый подарок Украинской ССР сделал ее бывший руководитель Никита Хрущев. Став в 1953-м первым секретарем ЦК КПСС, он сразу же инициировал передачу Крымской области и города республиканского подчинения Севастополя из состава РСФСР Украинской ССР. Злополучное решение было принято 25 января 1954 года на заседании Президиума ЦК КПСС. 19 февраля состоялось заседание Верховного Совета СССР, который одобрил этот шаг и принял указ, утвержденный Законом СССР от 26 апреля 1954 года «О передаче Крымской области из состава РСФСР в состав Украинской ССР». Вместе с Крымом был передан и Севастополь, хотя на основании указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 29 октября 1948 года он являлся городом республиканского подчинения (то есть подчинялся напрямую Москве) и был выведен из состава Крымской области.

Так что можно смело утверждать: территорию Украинской ССР сформировали Ленин, Сталин и Хрущев, щедро прирезая ей все, что можно. К концу советского периода, по состоянию на 1989 год, ее территория составляла 603,7 тыс. кв. км, а население – 51,37 млн человек, в то время как в 1922 году, в момент создания СССР, цифры были гораздо скромнее: 440 тыс. кв. км площади и 26,23 млн человек соответственно.

Белорусская ССР 

Впрочем, братская Белоруссия добилась еще более внушительных результатов. За время нахождения республики в составе СССР ее территория увеличилась почти в четыре раза, а численность населения – почти в семь раз!

‚
ƒ„ƒФормирование Белорусской ССР

Белорусская ССР была образована 1 января 1919 года. После заключения 18 марта 1921 года в Риге советско-польского мирного договора западные белорусские земли оказались в составе Польши, а Витебская и Гомельская губернии – в составе Советской России. В БССР вошли только шесть уездов бывшей Минской губернии. «В условиях стабильно натянутых отношений с Польшей, получившей по Рижскому миру западную часть этнографически белорусских земель, увеличение территории Советской Белоруссии представлялось необходимым и в Москве, и в Минске», – отмечает историк Юрий Борисёнок. И поэтому 3 марта 1924 года ВЦИК СССР принял постановление о передаче БССР территорий с преобладающим белорусским населением. В результате площадь республики увеличилась более чем вдвое – до 110 584 кв. км с населением около 4,2 млн человек.

Этот щедрый подарок лишь увеличил аппетит руководящих работников. 24 апреля 1926 года Центральное бюро ЦК КП(б) Белоруссии на закрытом заседании признало «необходимым активную постановку вопроса об укрупнении БССР за счет Гомельской губернии и части Псковской губернии в ЦК ВКП(б) и союзных советских органах». 11 сентября 1926 года ЦК КП(б)Б принял решение «считать необходимым добиваться присоединения к БССР всей Гомельщины и трех уездов Псковщины». На этот раз полного успеха руководству Белоруссии достичь не удалось. 6 декабря Президиум ВЦИК передал в состав БССР Речицкий и Гомельский уезды «в их существующих границах, включая г. Гомель».

15 февраля 1927 года, выступая на третьей сессии ЦИК СССР, председатель ЦИК БССР Александр Червяков отметил, что второе укрупнение Белоруссии увеличило ее территорию еще на 15 500 кв. км, а население – на 650 тыс. человек. Всего же было добавлено свыше 75 тыс. кв. км с населением 3,5 млн человек. В итоге, констатировал Червяков, «мы получили увеличение территории и населения примерно в три раза».

В 1939 году в связи с присоединением к СССР Западной Белоруссии, радостно встреченным белорусами, число ее областей возросло с пяти до десяти. Прибавились западные области – Барановичская, Белостокская, Брестская, Вилейская и Пинская. В сентябре 1944 года после освобождения Белоруссии Красной армией были образованы еще три – Бобруйская, Гродненская и Полоцкая. При этом по договору с Польшей от 16 августа 1945 года Советский Союз передал ей основную часть Белостокской области БССР.

О масштабах помощи, оказанной РСФСР братскому белорусскому народу, можно судить по красноречивым цифрам. Если в 1922 году территория Белорусской ССР составляла всего 52,4 тыс. кв. км, где проживало около 1,5 млн человек, то накануне распада СССР площадь республики была 207,6 тыс. кв. км, а численность населения превышала 10 млн человек.

Молдавская ССР 

Советская власть в Левобережной Молдавии была установлена в феврале 1920 года. Однако основная часть Молдавии – Бессарабия – с 1918 года находилась под румынской оккупацией. Ни РСФСР, ни Советский Союз никогда не признавали Бессарабию территорией Румынии.

5 февраля 1924 года в ЦК РКП(б) поступила докладная записка «О необходимости создания Молдавской Советской Социалистической Республики». Документ был разработан инициативной группой из десяти человек, включая знаменитого красного командира Григория Котовского. Создание Молдавской республики на левобережье Днестра обосновывалось целесообразностью «привлечения внимания и симпатий бессарабского населения».

7 марта Политбюро ЦК КП(б)У поддержало идею создания молдавского административно-территориального образования в Приднестровье, но лишь на правах автономной области в составе УССР. Позиция Москвы оказалась иной; 29 июля Политбюро ЦК РКП(б) постановило: «Считать необходимым, прежде всего по политическим соображениям, выделение молдавского населения в специальную автономную республику». 12 октября 1924 года на юго-западном рубеже Украины, вдоль пограничного Днестра, была образована Молдавская АССР, столицей которой стал город Балта (с 1929 года – Тирасполь).

28 июня 1940 года под давлением Москвы Румыния согласилась вернуть захваченную Бессарабию. Молдавский народ, живший на двух берегах Днестра, объединился. 2 августа 1940 года Верховный Совет СССР утвердил Закон «Об образовании Молдавской Советской Социалистической Республики» и принятии ее в состав СССР. На момент распада Союза Молдавская ССР имела территорию 33,7 тыс. кв. км с населением 4,224 млн человек.

Республики Прибалтики 

В 1918 году на территории северо-западных губерний бывшей Российской империи были провозглашены три независимых государства: Эстония (Эстляндская и северная часть Лифляндской губернии), Латвия (Курляндская, юг Лифляндской и запад Витебской губернии) и Литва (Ковенская, Виленская, часть Сувалкской, север Гродненской губернии).

Демонстрация трудящихся Каунаса в честь присоединения Литвы к СССР

2 февраля 1920 года в условиях продолжавшейся Гражданской войны Советская Россия подписала в Тарту мирный договор с Эстонской Республикой (для Эстонии это был первый международный договор в истории). По нему к Эстонии отошли территории на правобережье реки Нарвы (ныне они входят в состав Сланцевского и Кингисеппского районов Ленинградской области) и Печорского края (ныне Печорский район Псковской области). 11 августа 1920 года в Риге был подписан мирный договор России и Латвии, по которому последняя получила район города Пыталово (по-латышски Абрене).

Жители Львова приветствуют советскую власть. 7 ноября 1939 года

Особенно драматично развивалась ситуация вокруг Литвы. В апреле 1919-го Польша оккупировала ее столицу Вильно (Вильнюс) и Виленский край. 12 июля 1920 года, в разгар Советско-польской войны, РСФСР подписала договор с Литвой, признав ее независимость. 14 июля Красная армия освободила Вильно от польских оккупантов. В августе советское правительство передало литовцам их столицу с прилегающей областью. Однако уже в октябре Польша вновь оккупировала Вильно. 15 марта 1923 года конференция аккредитованных в Париже послов западных держав закрепила Виленскую область за Польшей, чего не признали ни Литва, ни Советский Союз.

Через 16 лет Литва вновь получила Виленский край – и опять из рук большевиков, после того как польская государственность перестала существовать. В пункте 1 секретного дополнительного протокола к договору о ненападении от 23 августа 1939 года СССР и Германия признали «интересы Литвы по отношению Виленской области». В сентябре Красная армия с боями освободила ее от польских оккупантов. 10 октября 1939 года в Москве нарком иностранных дел СССР Вячеслав Молотов и министр иностранных дел Литвы Юозас Урбшис подписали «Договор о передаче Литовской Республике города Вильно и Виленской области и о взаимопомощи между Советским Союзом и Литвой». Кстати, тогда это решение не понравилось некоторым руководителям Советской Белоруссии, которые также имели виды на Вильнюс. Однако «вождь народов» сделал выбор в пользу Литвы.

Образование Союза Советских Социалистических Республик

На момент создания СССР в состав РСФСР входили не только ныне существующие автономии, но и такие территории, как Киргизская (столица – Оренбург) и Туркестанская (столица – Ташкент) АССР. Спустя некоторое время большевики выведут их из состава России и сделают самостоятельные республики в составе Союза – Казахскую, Киргизскую, Таджикскую, Туркменскую и Узбекскую ССР

Летом 1940 года под давлением Москвы в трех прибалтийских республиках произошла смена власти. 3 августа 1940 года Верховный Совет СССР удовлетворил просьбу Народного сейма Литвы о ее вхождении в Советский Союз. В октябре Литовской ССР были переданы ранее принадлежавшие Белорусской ССР Друскеники (позже здесь появился известный курорт Друскининкай). Также Литва получила от Белоруссии Свенцяны и железнодорожную станцию Годутишки (Адутишкис) с окрестными деревнями.

В 1944 году, сразу после изгнания гитлеровских оккупантов, входившие в состав Эстонской ССР Ивангород и район Петсери (Печоры) и Ирбоски (Изборск) отошли к РСФСР (соответственно к Ленинградской и Псковской областям). Тогда же Латвийская ССР вернула Псковской области район Абрене – Качанова (Пыталово – Качаново). Так были восстановлены дореволюционные очертания западных границ Петроградской и Псковской губерний.

В победном 1945-м Иосиф Сталин сделал Литовской ССР очередной щедрый подарок: республике был передан город-порт Клайпеда с прилегающими территориями (в марте 1939-го после ультиматума Гитлера Клайпеда была отторгнута у независимой Литвы, в составе Третьего рейха город был переименован в Мемель). Таким образом, за годы мифической советской «оккупации» Литва получила из рук московских «империалистов» не только свою ранее утраченную столицу Вильнюс, но и другие территории, включая третий по величине (после Вильнюса и Каунаса) город и единственный в Литве крупный порт – Клайпеду.

Средняя Азия 

Не менее примечательна судьба среднеазиатских республик. Сейчас уже мало кто помнит, но в первые послереволюционные годы вся Средняя Азия, кроме Хивинского ханства и Бухарского эмирата (с 1920 года – Хорезмская и Бухарская народные советские республики), входила в состав РСФСР. Первым советским государственным образованием в Средней Азии стала Туркестанская АССР в составе РСФСР, провозглашенная 30 апреля 1918 года собравшимся в Ташкенте Всетуркестанским съездом Советов.

Начальный этап образования казахской государственности был связан с именем Ленина, который 10 июля 1919 года подписал декрет СНК РСФСР об образовании Революционного комитета по управлению Киргизским краем (так тогда назывался Казахстан). 26 августа 1920 года ВЦИК и СНК РСФСР приняли декрет об образовании Киргизской АССР в составе РСФСР со столицей в Оренбурге.

В октябре 1924 года началось национально-государственное размежевание Средней Азии, где имела место крайняя чересполосица этнического расселения. Туркестанская АССР была выведена из состава РСФСР и 27 октября 1924 года упразднена. На ее территории, а также территориях Бухарской и Хорезмской республик были образованы Узбекская ССР (с Таджикской АССР) и Туркменская ССР.

В апреле 1925 года Киргизская АССР была переименована в Казахскую АССР. Ее столицу перенесли из Оренбурга в Ак-Мечеть, названную Кзыл-Ордой (в мае 1929 года столицей стала Алма-Ата). Оренбургская губерния вошла в состав РСФСР. 25 мая 1925 года ЦИК СССР принял постановление, по которому Кара-Киргизскую АО переименовали в Киргизскую АО (ее столицей стал Пишпек, ныне Бишкек). 1 февраля 1926 года АО была преобразована в Киргизскую АССР. 5 декабря 1929 года ЦИК СССР постановил преобразовать Таджикскую АССР в союзную республику – Таджикскую ССР.

Ровно через семь лет, 5 декабря 1936 года, была принята новая Конституция СССР. Теперь в состав Советского Союза входили 11 советских республик. Территория РСФСР заметно сократилась, так как из ее состава были выведены Казахская и Киргизская АССР, преобразованные в Казахскую ССР и Киргизскую ССР, а также Кара-Калпакская АССР, которую включили в состав Узбекской ССР.

С этого времени граница РСФСР со Средней Азией пролегала по ее границе с Казахстаном. Между тем в ХIХ – начале ХХ века земли современного Северного Казахстана входили в состав России и осваивались русскими переселенцами и казаками. Ими были основаны многие города региона, включая столицу Казахской ССР Алма-Ату (ныне Алматы), которая до 1921 года называлась Верный. Собственно, и нынешнюю столицу Казахстана Нур-Султан основали российские военные в 1830 году как крепость Акмолу, которая в 1832-м стала городом Акмолинском. Так что за годы советской власти (и правильно было бы уточнить – благодаря ей) Казахстан обрел не только государственность, но и огромную территорию в 2717,3 тыс. кв. км, на которой в 1989 году проживало 16,47 млн человек.

Получается, что, пожалуй, только закавказские республики бывшего СССР остались в тех границах, с которыми вошли в состав Советского Союза. Тогда как остальные союзные республики получили благодаря Москве щедрые территориальные «подарки». В том числе и за счет России.

Вряд ли нужно спрашивать, благодарны ли за это страны ближнего зарубежья. Сегодня с сожалением можно наблюдать, как во многих постсоветских государствах Россию объявляют «оккупантом» и «угнетателем», требуют от нее извинений и даже солидных материальных компенсаций. Однако правду истории не скроешь – приведенные факты красноречиво говорят, кто кому должен на самом деле.

Фото: ХУДОЖНИКИ В. ДОБРОВОЛЬСКИЙ, И. СУЩЕНКО, ХУДОЖНИК ЮРИЙ РЕУКА, М. ОЗЕРСКИЙ / РГАКФД

Семейное дело 

Россия щедро делилась с союзными республиками не только территориями, но и материальными ресурсами. По замыслу советских вождей, в единой семье населявших СССР народов по-другому быть и не могло 

Уже первый пятилетний план 1928 года выделял треть бюджета на развитие республик, а в последующие пятилетки эта доля дошла до 40%. В результате создалось положение, при котором Россия передавала в союзный бюджет значительно больше средств, чем получала оттуда в виде товаров и капитальных вложений. В 1989 году каждый житель РСФСР отдавал другим республикам 209 рублей в год – больше средней месячной зарплаты.

Витрина благополучия 

Немалая часть этих косвенных дотаций уходила в Прибалтику, которая вошла в СССР позже других и в которой немалая часть населения не испытывала восторга по этому поводу. Для успокоения недовольных – а заодно и Запада, считавшего прибалтийские республики незаконно оккупированными, – их решили превратить в витрину советского благополучия. Жителей России, приезжавших в Эстонию или Литву, восхищали старинные улицы, чистые ухоженные фермы, уютные кафе вполне европейского вида. Но все это создавалось не только трудолюбием местных жителей, но и тем, что сырье и энергоносители они получали из России по крайне низким ценам, а свою продукцию – в основном товары легкой и пищевой промышленности – продавали обратно с большой наценкой. При таком перераспределении в том же 1989 году каждый житель Литвы получал из союзного бюджета 997 рублей косвенных дотаций в год, а Эстонии – 812 рублей.

Процветание прибалтийских республик часто объясняют тем, что до присоединения к СССР они уже имели развитую промышленность. Но эта промышленность была опять-таки создана при Российской империи, а за годы независимости пришла в упадок: например, в Латвии продукция машиностроения составила в 1940 году всего 40% от уровня 1913-го. После войны промышленные предприятия были восстановлены и модернизированы усилиями союзного центра и исправно работали много лет. На весь Союз славилась продукция рижского завода ВЭФ, выпускавшего радиоприемники, или Таллинского машиностроительного завода, где производилась треть оборудования для добычи нефти и газа. После восстановления независимости история повторилась: уцелели в основном предприятия легпищепрома, а гиганты советской индустрии сгинули или с трудом выживают. Из-за отсутствия работы многие жители Прибалтики уезжают на Запад: население Латвии с 1991 года сократилось с 2,6 до 1,9 млн, а к середине столетия имеет шанс снизиться до критических отметок.

То же во многом относится к Молдавии, где в советские годы была практически с нуля создана современная промышленность: число предприятий там выросло с 13 до 200. Гордостью республики было сельское хозяйство, продукция которого продавалась по всей стране. В годы независимости большинство предприятий закрылось, а ВВП на душу населения уменьшился с 3500 долларов в 1991 году до 1600 долларов в 2001-м (из них треть обеспечивали работавшие за рубежом, прежде всего в России, молдавские гастарбайтеры). Еще драматичнее оказался спад в соседней Украине, где крупные промышленные предприятия возникли еще до революции, а в годы первых пятилеток их число выросло на порядок. До конца советской эпохи Украина занимала ведущие позиции в производстве угля, черных металлов, продукции машиностроения, что делало ее самой промышленно развитой после России республикой СССР. Потом было то же самое: разорение предприятий, отток рабочей силы за границу, обнищание населения и попытки свалить вину за все это на «имперскую» Россию. Современная Украина, отнявшая у Молдавии «почетное» звание самой бедной страны Европы, – яркий пример разрушения стабильной экономики из-за ошибочных политических решений.

За стеной Кавказа 

В советское время процветали и республики Закавказья, хотя в них было сравнительно немного и крупных предприятий, и природных богатств. Исключением был Азербайджан, где с XIX века добывалась нефть для всей страны, а в советское время активно развивалась промышленность. Грузия с ее месторождениями марганца и Армения со скромными запасами меди и молибдена не могли конкурировать с соседом, но жили значительно богаче. Если каждый житель Азербайджана получал в 1989 году всего 64 рубля косвенных дотаций, то гражданин Грузии – 354, а Армении – 415 рублей.

Ингурская ГЭС в Грузии – крупнейшая на Кавказе

Именно гражданин: конституции обеих республик, принятые в 1978 году, ввели отсутствующее у других «сестер» понятие республиканского гражданства, а заодно объявили знание армянского и грузинского языков обязательным для всех госслужащих. То, что в других случаях осуждалось как проявление национализма, сошло «кавказским товарищам» с рук. Как и то, что в этих дотационных республиках было больше всего автомобилей и телевизоров на душу населения, а заодно и больше всех лиц с высшим образованием. Грузия по их числу была на первом месте в Союзе, Армения – на втором, хотя все знали, что немалая часть дипломов банально покупалась.

Продукция Кишиневского тракторного завода

В чем секрет закавказского благополучия? Во-первых, в уже отмеченных перекосах советской экономики, когда сырье и горючее поступало в республики почти по себестоимости, а местные товары – грузинский чай или абхазские мандарины – отправлялись в Россию по сильно завышенным ценам. Во-вторых, на Кавказе сохранялись крепкие семейно-родовые связи, и каждый чиновник, занявший важный пост (особенно в Москве), старался подсобить не только многочисленным родственникам, но и всей своей республике. В-третьих, Грузии, имевшей статус всесоюзной здравницы, удавалось извлекать доход не только из наплыва туристов, но и из продажи по всей стране фруктов и другой продукции, произведенной на частных предприятиях (что в СССР, напомним, строго запрещалось). Это подметил Виктор Астафьев, обрушившись в нашумевшем рассказе «Ловля пескарей в Грузии» (1986) на «того всем надоевшего типа, который <…> торчит по всем российским базарам, вплоть до Мурманска и Норильска, с пренебрежением обдирая доверчивый северный народ подгнившим фруктом или мятыми, полумертвыми цветами».

Спуск со стапелей нового судна на клайпедском судостроительном заводе «Балтия»

После этого грузинские интеллигенты и их московские соратники в один голос обвинили писателя в клевете. Под шумок пошли разговоры о том, что Россия-де захватила независимую Грузию, а не спасла ее, как считалось прежде, от агрессивных соседей после многократных слезных просьб грузинских правителей. Те же обвинения начали раздаваться в Армении и Азербайджане, хотя армян советская власть избавила от поголовного уничтожения, а азербайджанцев вытащила из нищеты, создав в республике передовую нефтеперерабатывающую, горнодобывающую, химическую промышленность. Все это было забыто, как и то, что большинство специалистов всех трех республик получили образование в российских вузах или местных, где преподавали приехавшие из России специалисты. То же можно сказать о писателях, поэтах, кинематографистах, особенно рьяно обличавших «русский империализм».

Защищая права своих народов, закавказские националисты при этом стремились лишить всяких прав других – абхазов и осетин в Грузии, армян в Азербайджане. Это вызвало кровавые междоусобные войны и экономический упадок. Население Грузии с 1991 года уменьшилось с 4,9 до 3,7 млн человек, Армении – с 3,6 до 2,9 млн, да и из этих оставшихся примерно треть работает за границей, прежде всего в той же «имперской» России. Но это не образумило ревнителей «национальной гордости», которые (как и в других республиках) продолжают обвинять Москву и требовать от нее многомиллиардные компенсации за будто бы нанесенный ущерб.

Из феодализма в социализм… и обратно 

Явившись в XIX столетии в Среднюю Азию, русские офицеры и чиновники как будто перенеслись на века назад. Они увидели мир без газет, школ и больниц, где были нормой рабство и межплеменные войны. И если до революции борьба с «родимыми пятнами прошлого» велась не слишком усердно, то в советскую эпоху регион изменился до неузнаваемости. Прежде всего он был разделен (достаточно условно) на пять национальных республик. Семейственность и кумовство здесь были еще более крепкими, чем на Кавказе, отсталость – еще большей, но советская власть справилась с непростой задачей модернизации. Буквально на пустом месте были созданы национальная интеллигенция, пролетариат, кадры управленцев; сперва их обучали в российских вузах, потом – в повсеместно созданных местных. В 1981 году в Узбекской ССР на 10 тыс. человек населения приходилось 173 студента, в то время как в Англии – 90, а во Франции – 158.

Как изменилась численность населения республик бывшего СССР с 1990 по 2020 год

Митинг за независимость Украины. Киев, 1990 год

Уже в первые советские годы Россия, несмотря на все трудности, помогала Средней Азии деньгами. 435 млн рублей, например, было выделено для спасения от голода киргизов, покинувших родные места после подавления восстания 1916 года. В первые пятилетки в регионе появились крупные предприятия, дороги (включая знаменитый Турксиб), электростанции. Ферганский и Каракумский каналы помогли решить вековую проблему нехватки воды для орошения. С 1913 по 1986 год промышленное производство в Узбекистане выросло в 103 раза, в Таджикистане – в 195, в Киргизии – в 480 раз. За те же годы объем производства в Японии, прославленной своим «экономическим чудом», вырос всего в 40 раз. Не меньше впечатляли и социальные показатели: если до революции на территории Таджикистана имелся всего один врач, то к 1991 году их количество достигло 15 тыс. Были полностью ликвидированы такие массовые прежде заболевания, как оспа, малярия и холера.

Конечно, не все было гладко: навязанная региону монокультура хлопка во многом сдерживала его развитие, а уровень жизни населения был существенно ниже, чем в других республиках. Но главной причиной этого было не «российское угнетение», как утверждают местные националисты, а рост населения, за которым экономика не поспевала, несмотря на постоянную подпитку из союзного бюджета (вся Средняя Азия, кроме богатой нефтью и газом Туркмении, была глубоко дотационной). Население растет и сегодня, а вот прочие показатели сильно снизились по сравнению с советской эпохой. В том же Таджикистане численность врачей за годы независимости сократилась с 28 до 20 на 10 тыс. человек, число студентов – с 66 тыс. до 25 тыс. Везде, кроме Казахстана, большинство крупных предприятий остановилось, прекращено строительство каналов, ГЭС и других инфраструктурных объектов. Регион, когда-то перенесенный из феодализма в социализм, вернулся к прежнему состоянию – золотым статуям вождей и темным ямам-зинданам для недовольных.

В 1990-е Среднюю Азию покинуло (часто из-за давления и угроз) большинство русскоязычных специалистов, и оказалось, что именно на них держались местная промышленность и социальная сфера. Вслед за ними в Россию за лучшей жизнью потянулись местные инженеры и врачи вместе с миллионами прочих гастарбайтеров. Эта ситуация не позволяет лидерам среднеазиатских стран бросаться обвинениями в адрес России, но в общественной среде эти обвинения звучат регулярно. Один из жупелов – жестокое подавление того же восстания 1916 года, хотя тогда «борцы за свободу» перебили тысячи мирных русских поселенцев. Другая тема – вред, нанесенный местной экологии, в том числе высыхание Аральского моря. Эта катастрофа была вызвана переброской воды питающих море рек в оросительные каналы, которую предприняли по инициативе местного руководства. Оно же едва не вызвало еще более масштабную катастрофу, активно поддержав проект переброски в Среднюю Азию вод сибирских рек. К счастью, эту авантюру удалось остановить, но для ее оправдания использовался тот же аргумент – «братская помощь» республикам-«сестрам».

Сегодня добрую память о прошлом на просторах экс-СССР затмила обида на российских «колонизаторов», давно уже закрепленная и в школьных учебниках, и в солидных научных трудах. Впрочем, и в нашей стране накопилось немало обид в адрес бывших «сестер», которые будто бы всегда паразитировали на доверчивой России, ничего не давая взамен. Это, мягко говоря, не так: жители национальных республик и трудились, и сражались с общими врагами бок о бок с россиянами. Всем им еще предстоит проявить мудрость, забыть обиды – подлинные и мнимые – и выстроить отношения друг с другом, опираясь не на прошлое, а на будущее.

                                                                                                                      Вадим Эрлихман, кандидат исторических наук 

Фото: РИА Новости, Б.АЛЕКНАВИЧЮС/ТАСС, ХУДОЖНИК ЮРИЙ РЕУКА

 

«Русские, в отличие от поляков, великодушны и добры…»

марта 1, 2020

Как относились к побежденным немцам освобожденные от их гнета народы Восточной Европы? Сегодняшние европейцы об этом не любят вспоминать. И понятно почему

Красная армия освободила почти половину территории современных европейских государств – 11 стран Центральной, Восточной и Юго-Восточной Европы с населением, значительно превышавшим 120 млн человек, а в освобождении еще шести стран участвовала вместе с союзниками. Больше года почти 7 млн советских воинов сражались за пределами Родины. Свыше 1 млн красноармейцев погибло за свободу европейских народов.

Сегодня Красную армию обвиняют в преступлениях против мирного немецкого (и не только немецкого) населения. Делать это не гнушаются ни за океаном, ни на западе, ни на востоке Европы. Тем, кто раздувает до огромных масштабов единичные случаи (которые строго карались советским командованием и военным трибуналом, в отличие от аналогичных проступков англо-американских союзников в Западной зоне оккупации Германии, как правило остававшихся безнаказанными), и тем, кто навешивает ярлык «мародеров и насильников» на всех без исключения советских солдат, полезно проанализировать отношение к побежденным немцам этих «культурных и цивилизованных граждан» европейских стран. Как выясняется, в своей жажде мщения они порой превосходили по жестокости самих немцев на оккупированных ими территориях.

Грабеж по-соседски 

В этом контексте особый интерес вызывают спецсообщения советской военной цензуры по материалам перлюстрированных писем немецких граждан своим родственникам. Их авторы часто сравнивали отношение к немецкому гражданскому населению со стороны советской военной администрации и новых польских властей при передаче ряда германских территорий под юрисдикцию Польши.

Еще в секретном докладе от 5 марта 1945 года заместителя наркома внутренних дел, уполномоченного НКВД СССР по 1-му Белорусскому фронту Ивана Серова наркому Лаврентию Берии подчеркивалось, что «со стороны военнослужащих 1-й Польской армии отмечено особенно жестокое отношение к немцам».

Прага встречает советских воинов-освободителей. Чехословакия, 1945 год

Но и польское население, и даже новые польские власти отличились массовыми притеснениями не только немецких военнопленных, но и гражданских немцев. «Местные жители, поляки из онемеченных польских семей, пользуясь благоприятной возможностью, устремились на грабеж хозяйств своих бывших соседей-немцев. Советское командование даже вынуждено было принимать целый ряд мер по предотвращению массовых грабежей немецких дворов и разграбления промышленных и иных предприятий в зонах оккупации… Отношения между немцами и поляками в занятых советскими войсками районах были очень напряженными. Польские власти, принимая от Красной армии переходившие под их управление бывшие немецкие районы, запрещали населению разговаривать на немецком языке, отправлять службу в кирхах, ввели телесные наказания за неповиновение».

В одном из политических донесений военного совета 1-го Украинского фронта приводятся слова немецких жителей: «Лучше мы будем все время находиться под русской оккупацией, чем быть под властью поляков, так как поляки не умеют управлять и не любят работать».

Горе побежденным 

Потсдамская конференция 1945 года узаконила выселение немцев из стран Восточной Европы. Всего депортации подверглись 12–14 млн человек, из них больше половины – с бывших немецких территорий, присоединенных к Польше. По свидетельству очевидцев, все это происходило в крайне жестокой форме. Отчитываясь перед вышестоящим командованием об обстановке в местах дислокации своих частей, работники политотделов Красной армии прикладывали к донесениям выдержки из перлюстрированной военной цензурой корреспонденции немецких граждан, где подробно рассказывалось о том, что происходило между ними и поляками на территории Восточной Пруссии, Силезии и Померании.

В спецсообщении военного цензора НКГБ по Германии от 4 сентября 1945 года приведены выдержки из писем немцев: «Сразу восемь поляков вошли в квартиру, мама прибежала вниз, чтобы не быть изнасилованной…»; «Поляки свирепствовали… Многие девушки и женщины изнасилованы и избиты; ночью ломали двери, стреляли и грабили все лучшее»; «Самыми плохими были, конечно, поляки…» И там же звучат признания: «У русских нам было очень хорошо…»; «Когда русские пришли, они нам ничего не сделали. Но поляки хуже, они у нас все отобрали, что у нас было…»; «Русские, которые действительно имеют основание на ненависть, слишком мягки»; «Русские лучше поляков…»; «При русских, которые были до 13 июля, никто не хотел убегать из города, а при поляках все вынуждены это делать»; «Наш дом был занят русскими. Позднее пришли поляки, которые в течение получаса выгнали нас из дома резиновыми нагайками. Никаких продуктов и вещей мы не могли взять с собой…»; «Однажды к нам пришли поляки и погрузили нас больных в течение получаса в товарные вагоны. Десять дней мы были в дороге… Питались краюшками хлеба, которые бросали русские детям…»

Депортация судетских немцев

В докладе генерал-лейтенанта Алексея Щелаковского генерал-лейтенанту Федору Бокову от 25 августа 1945 года о беседе с бывшим президентом рейхстага Паулем Лебе говорится: «…немецкое население из районов, передаваемых полякам, выселяется, ничего на человеческое похожего нет.

Незначительное количество имущества, даваемое на руки, дорогой все равно отбирается. Сам Лебе ехал в Берлин в эшелоне с углем. Там же ехали беженцы, кто как сумевшие пристроиться. Ввиду того, что поезд идет тихо, поляки ходят, скидывают последние вещи у беженцев. По дорогам царит безжалостный бандитизм со стороны поляков. Лебе просит к эшелонам с углем хотя бы 2–3 вагона выделять для беженцев, перевезя их через самую опасную зону грабежей, где хозяйничают поляки, чтобы эти вагоны, как и эшелоны с углем, охранялись охраной Красной армии». Повсеместно гражданские немцы обращались за помощью к советским военнослужащим, умоляя спасти их как от разношерстных банд из числа «близких соседей», так и от произвола польских властей на подконтрольных им территориях.

Позор и изгнание 

Немилосердие и даже крайнюю жестокость к побежденным немцам проявляли и другие народы, побывавшие под фашистской оккупацией. Так, в политдонесении политотдела 4-й танковой армии начальнику политуправления 1-го Украинского фронта генерал-майору Филиппу Яшечкину от 18 мая 1945 года говорится: «За время пребывания в Чехословакии бойцы и офицеры наших частей были неоднократно очевидцами того, как местное население свою злобу и ненависть к немцам выражало в самых разнообразных, подчас довольно странных, необычных для нас формах… Все это объясняется огромной злобой и жаждой мести, которые питает чехословацкий народ к немцам за все совершенные преступления… Злоба и ненависть к немцам настолько велики, что нередко нашим офицерам и бойцам приходится сдерживать чехословацкое население от самочинных расправ над гитлеровцами».

Подробное описание этих «необычных по форме» расправ (сжигание живьем на кострах, подвешивание за ноги, вырезание на теле свастики и т. п.) мало отличается от того, что творили в оккупированных ими странах сами немцы. Во многих местах их, как прежде евреев, заставляли носить на одежде специальный знак, запрещали ходить по тротуарам, посещать кинотеатры, говорить на родном языке.

В донесении генерал-майора Ивана Мельникова военному совету 1-го Украинского фронта в июне 1945 года описывается обстановка в Варнсдорфе: «В городе продолжаются случаи ограбления и избиения немцев чехами. Чешские власти потворствуют этому, никаких мер к устранению беспорядков не принимают… Немцы спрашивают: «Почему русские, уничтожив гитлеровских националистов, не ведут борьбу с чешскими националистами?» В результате такого положения… немецкое население города и всех пограничных сел часто обращается к нашим офицерам с различными просьбами и жалобами на притеснения со стороны чехов».

В августе, когда президент Чехословакии Эдвард Бенеш своим декретом лишил всех немцев гражданства, началось их массовое изгнание. Немецкое население выгоняли из домов и пешком гнали к границе, пристреливая отставших. Все имущество, кроме минимума личных вещей, им пришлось оставить, и оно тут же было разграблено расторопными чешскими «патриотами». То же самое происходило в Румынии, Венгрии, Югославии…

Столь буквальное исполнение ветхозаветного принципа «око за око, зуб за зуб», судя по документам, вызывало недоумение и неприятие у советских солдат, которые в понимании справедливого возмездия в большинстве своем исходили из принципа, что жители освобожденных стран «не должны уподобляться немцам».

С больной головы на здоровую 

Документы свидетельствуют и о поведении репатриантов, пестрые интернациональные толпы которых запрудили дороги Германии. Возвращаясь домой из немецкого рабства, бывшие узники концлагерей и подневольные рабочие не упускали случая отомстить недавним хозяевам и просто поправить свое материальное положение за счет проигравшей стороны. Так, в докладе Берии Иосифу Сталину, Вячеславу Молотову и Георгию Маленкову от 11 мая 1945 года о мероприятиях по оказанию помощи местным органам говорилось: «В Берлине находится большое количество освобожденных из лагерей военнопленных итальянцев, французов, поляков, американцев и англичан, которые забирают у местного населения личные вещи и имущество, грузят на повозки и направляются на запад. Принимаются меры к изъятию у них награбленного имущества».

Примеры такого рода приводятся и в дневниках австралийского военного корреспондента Осмара Уайта: «Военные власти сумели установить некоторое подобие порядка на освобожденных территориях. Но когда бывшие подневольные рабочие и узники концлагерей заполнили дороги и начали грабить один городок за другим, ситуация вышла из-под контроля… Некоторые из переживших лагеря собрались в банды для того, чтобы рассчитаться с немцами. Малонаселенные районы, которые не пострадали во время боевых действий, нередко страдали от разбоя этих банд…»

Этот же военный корреспондент свидетельствовал: «В Красной армии господствует суровая дисциплина. Грабежей, изнасилований и издевательств здесь не больше, чем в любой другой зоне оккупации. Дикие истории о зверствах всплывают из-за преувеличений и искажений индивидуальных случаев под влиянием нервозности, вызванной неумеренностью манер русских солдат и их любовью к водке. Одна женщина, которая рассказала мне большую часть сказок о жестокостях русских, от которых волосы встают дыбом, в конце концов была вынуждена признать, что единственным свидетельством, которое она видела собственными глазами, было то, как пьяные русские офицеры стреляли из пистолетов в воздух или по бутылкам…»

Демонтаж памятника советско-польскому братству по оружию в Варшаве. Ноябрь 2011 года

Сегодня на Западе тема «бесчинств и преступлений» против мирного населения, якобы совершенных Красной армией в Германии и других странах на завершающем этапе войны, очень популярна. Неблагодарная старушка Европа, никогда не страдавшая целомудрием (как физиологическим, так и политическим), замаранная массовым коллаборационизмом в годы нацистской оккупации, не может простить победившему фашизм русскому солдату именно то, на что сама не способна, – великодушие и гуманизм, отличавшие советского воина-освободителя в далеком 1945 году. Именно поэтому она из кожи вон лезет, чтобы облить грязью тех, кто жертвовал собственной жизнью, спасая не только свой, но и чужие народы от уничтожения и порабощения.

 

Смоленская площадь во власти перемен

марта 1, 2020

В последние годы существования СССР «говорящей головой» советского МИД был малоизвестный тогда дипломат Виталий Чуркин. В недавно изданной в Москве книге его мемуаров рассказывается в том числе и о том, как ему довелось быть главным внешнеполитическим спикером при четырех министрах иностранных дел

Виталий Чуркин был одним из самых ярких представителей советской и российской дипломатической школы. Долгие годы работал переводчиком на переговорах высшего уровня, служил в советском посольстве в США. Но пик его карьеры – это, конечно, рекордная по срокам (11 лет – с 2006-го по 2017-й) работа на посту полпреда России в ООН. Именно здесь проявился его дар великолепного оратора, профессионального дипломата и патриота, делающего все для того, чтобы отстоять интересы своей страны. Находясь на этом посту, он и скончался в феврале 2017-го…

Был в биографии Виталия Чуркина период, когда он в качестве пресс-секретаря министра и начальника Управления информации МИД работал «говорящей головой» нашего внешнеполитического ведомства. Время было неспокойное. За три года (с 1989-го по 1992-й) его пребывания в этой должности сменилось четыре министра иностранных дел. Да и сама страна, которой верой и правдой служил Виталий Чуркин, претерпела кардинальные трансформации.

Предлагаем вашему вниманию отрывок из посмертно изданной книги воспоминаний Виталия Чуркина «Трудности перевода». Текст публикуется с согласия издательства «ОЛМА».

«Шульц не знал, как реагировать» 

В самом начале 1989 года я занял кабинет на восьмом этаже здания на Смоленской площади (через стенку сидел Александр Николаевич Шохин, также советник при министре, но по экономическим вопросам). Мне предстояло увидеть, как изменился Э.А. Шеварднадзе за три с половиной года после моего первого непосредственного контакта с ним.

Напомню, что Шеварднадзе был назначен министром иностранных дел СССР 2 июля 1985 года. Дипломаты нашего посольства в Вашингтоне, где я в то время работал, смотрели на поступившую из центра телеграмму с именем нового министра буквально вытаращив глаза – это был гром среди ясного неба. Некоторые предполагали, что в фамилии министра по ошибке написано лишнее «д». Видные посты Шеварднадзе занимал уже давно, но мидовская братия большого внимания ему не уделяла.

В сентябре 1985 года новому министру предстояло впервые выступить на сессии Генеральной ассамблеи ООН. (Предположения некоторых коллег, что на 40-й, юбилейной сессии дадут слово ставшему теперь председателем Президиума Верховного Совета СССР, одному из отцов-основателей Организации Объединенных Наций А.А. Громыко, не оправдались. Пора было менять внешнюю политику, и здесь уже не до сантиментов.)

После Нью-Йорка Шеварднадзе впервые в новом качестве приехал в Вашингтон. <…> Программа министра после дня переговоров предусматривала частный ужин в доме государственного секретаря Джорджа Шульца, и туда по старой переводческой памяти направили меня. <…> Застольный разговор двух министров впечатления не произвел. Шеварднадзе держался скованно, несколько провинциально, рассказывал что-то о том, что советские люди больше всего хотят мира. Шульц продолжал присматриваться к своему новому визави, столь разительно отличавшемуся от А.А. Громыко. Это была уже вторая встреча Шульца с Шеварднадзе, первая состоялась в Хельсинки в конце июля 1985 года. Коллеги вспоминали, что завершил ее наш новый министр несколько необычно. «Господин Шульц, – сказал Шеварднадзе, – я очень тщательно готовился к сегодняшней встрече и, не скрою, волновался, ведь вы такой опытный дипломат и политик. Но после нашего разговора я убедился – советская политика правильная». Шульц не знал, как реагировать.

«Сейчас упаду» 

В 1989 году это был уже совсем другой человек – Шеварднадзе глубоко вник в международную материю и излучал уверенность в себе. В качестве пресс-секретаря министра я имел возможность присутствовать на многих его беседах с иностранными представителями, на понедельничных совещаниях министра с заместителями, а также на заседаниях Коллегии МИД. Коллегия собиралась обычно по пятницам часа в четыре и могла продолжаться без перерыва до 10 часов вечера. Когда мозги у всех уже плавились и Шеварднадзе начинал резюмировать дискуссию, становилось ясно – он не пропустил ни одного нюанса.

Его стиль отличала обстоятельность. Темп дипломатической жизни тогда еще не был таким сумасшедшим, каким он стал в начале XXI века. Министр иностранных дел мог позволить себе приехать на сессию Генеральной ассамблеи на две недели. Встречи продолжались с утра до вечера. Как правило, визави приезжали в здание Постоянного представительства СССР при ООН. Садились за стол в актовом зале на первом этаже и беседовали около часа. Шеварднадзе неспешно рассказывал о нашей внешней политике, перестройке и тому подобном. Потом на минутку поднимался в свой кабинет на шестом этаже с тем, чтобы вновь спуститься вниз уже с материалами к новой беседе.

Особенно тяжелым выдался сентябрь 1990 года. Наряду с обычной «двусторонкой» шли сложные переговоры с американцами по стратегическим вооружениям. Шеварднадзе несколько раз и подолгу встречался с государственным секретарем США Джеймсом Бейкером. Во время краткого перерыва в одной из таких бесед Шеварднадзе, проходя мимо меня, с улыбкой сказал: «Сейчас упаду». Такую жалобу от него я услышал первый и последний раз. <…>

Не слишком убедительный уход 

Если говорить о собственно моей работе, то обстановка для нее была самая благоприятная. Месяца через два (я уже успел съездить с делегацией министра на Ближний Восток) меня вызвал Шеварднадзе и спросил, что мне нужно для выполнения своих обязанностей. Я сказал: «Доверие». Шеварднадзе покивал головой – это был карт-бланш. Я получил возможность самостоятельно, без всяких дополнительных согласований рассказывать журналистам о деятельности министра как анонимно, так и на камеру, а также организовывать интервью и пресс-конференции Шеварднадзе и работу журналистского пула, сопровождавшего его во всех зарубежных поездках. <…>

В середине декабря (1990 год), выступая во Дворце съездов, Шеварднадзе громогласно заявил о своей отставке. Я был в зале и с самого начала выступления почувствовал: оно закончится чем-то необычным. Отставка министра стала для меня полной неожиданностью. <…>

Никто толком не понимал, чем был вызван этот шаг министра. Высказывались предположения, что наряду с политическими тревогами имелись и причины личного свойства. Шеварднадзе, мол, почувствовал, что Горбачев отдаляет его от себя, а он привык фактически быть человеком номер два в государстве. Неслучайно, когда Горбачев стал президентом и занялся формированием Президентского совета, который по своему значению в государстве должен прийти на смену Политбюро, первым членом нового органа был объявлен министр иностранных дел. Да и сам уход Шеварднадзе не выглядел слишком убедительным. Он еще месяц проработал министром, отказываясь лишь от новых зарубежных поездок.

15 января 1991 года Горбачев пришел в МИД представить коллегии нового министра иностранных дел СССР – из Вашингтона был вызван Александр Александрович Бессмертных. По правую руку от Горбачева сидел Шеварднадзе. Поблагодарив Эдуарда Амвросиевича за работу, Горбачев добавил, что его заявление об отставке он ему «никогда не простит». Шеварднадзе, в свою очередь, также высказал слова признательности и попытался отшутиться от «никогда не прощу» – этого, мол, я принять не могу. Шеварднадзе перебрался в особняк специально созданной для него Внешнеполитической ассоциации. <…>

«Трещал по швам Советский Союз» 

Александр Александрович Бессмертных был дипломатом добрынинской школы, 12 лет занимал в посольстве в Вашингтоне сначала пост советника, а потом советника посланника. После этого возглавлял Отдел США МИД СССР, а затем, став заместителем министра, вернулся на место своего учителя в Вашингтон, где пробыл всего лишь около года.

В Москве этот тонкий дипломат и опытный американист оказался в сложном положении. Чувствовалось, что ему непросто дается общение с такими «тяжеловесами», как председатель КГБ Крючков и министр обороны Язов. Бессмертных стал министром иностранных дел в труднейший период – кризисы сыпались со всех сторон. Трещал по швам Советский Союз. <…>

В середине августа я оказался в кратком отпуске в Сирии по приглашению дружественного МИД. Оттуда должен был ехать в Иорданию и Ливан. Из Дамаска мы с женой направились в Алеппо, где утром 19 августа меня разбудил звонок генерального консула. «Виталий Иванович, – сказал он, – Горбачева сместили». «Как генерального секретаря ЦК?» – спросил я (тогда шли разговоры, что Горбачев оставит свой партийный пост). «Нет, совсем!» – последовал ответ.

Александр Бессмертных руководил МИД СССР чуть больше полугода – с 15 января по 28 августа 1991 года

Я поехал в генконсульство, где по телевизору транслировали знаменитое заявление ГКЧП. Почему-то особенно резануло слух обещание выдать всем советским гражданам по 15 соток земли – что такое демагогия, мы хорошо знали. Передо мной встал вопрос, не следует ли срочно возвращаться в Москву. Хотя рейс «Аэрофлота» надо было ждать еще несколько дней, наверное, можно было что-то придумать. Я посоветовался с нашим временным поверенным в Дамаске (посол находился в отпуске). «Ведь указаний уезжать нет, – сказал он. – Ваш поспешный отъезд могут неправильно понять».

Наш посол в Аммане показал мне телеграмму, которую циркулярно рассылали из МИД за подписью первого заместителя министра Юлия Александровича Квицинского (Бессмертных отказался подписать документы ГКЧП и, заболев, уехал на дачу). В телеграмме советским послам предписывалось довести до руководства страны пребывания заявление ГКЧП, однако из стилистики телеграммы прослеживалось, что все это энтузиазма в МИД не вызывает.

В ноябре 1991 года, после трех месяцев работы на этом посту, министр иностранных дел Борис Панкин (на фото слева) сдал дела вновь назначенному министру внешних сношений СССР Эдуарду Шеварднадзе (справа), но тот проработал в этой должности еще меньше

Министерство напрасно было заподозрено в поддержке ГКЧП. (О том, что МИД СССР поддержал ГКЧП, Борис Николаевич Ельцин заявил в самом начале своего выступления на заседании коллегии уже российского МИД в 1992 году.) Вместе с послом мы смотрели пресс-конференцию гэкачепистов. Нам обоим стало ясно, что дни существования Советского Союза сочтены.

<…>

«Как Чапаев на белом коне» 

Бессмертных отправили в отставку. На его место был назначен Борис Дмитриевич Панкин. Журналист по образованию и многолетний главный редактор «Комсомольской правды», он оказался на дипломатической работе и лет девять провел послом в безмятежной Швеции.

Виталий Чуркин. 1992 год

Когда Восточную Европу захлестнули революционные перемены, решили направить туда послами людей, имеющих опыт работы в демократических странах. Среди них оказался и Панкин, которого перевели в Чехословакию. На Коллегии МИД СССР под председательством Шеварднадзе, где обсуждался этот план, Панкин являл собой образец скромности. Но в МИД он влетел, как Чапаев на белом коне. На заседаниях коллегии и при любом другом удобном случае любил порассуждать о том, как он грудью бросился на амбразуру ГКЧП.

Мидовцы воспринимали все это скептически. Свое заявление, осуждающее ГКЧП, Панкин сделал вечером 20 августа, когда близкий конец заговорщиков стал очевидным. К тому же, говорили некоторые, он ничем не рисковал – при неблагоприятном развитии событий можно было остаться в «революционной» Чехословакии почитаемым политэмигрантом.

<…>

Острейшей проблемой для МИД СССР были нападки на него российского руководства и лично Бориса Николаевича Ельцина, избранного в июне 1991 года Президентом РФ. Ельцин время от времени говорил, что союзный МИД надо сократить в 10 раз. Разумеется, это означало бы невозможность серьезной дипломатической работы. Каждое мое сообщение Панкину о таких выступлениях Ельцина вызывало у министра заметное и вполне понятное раздражение. Однако к маневру Панкин не был готов, предпочитая действовать напролом. <…>

Для того чтобы доказать востребованность союзного МИД, он провел через руководство решение о его преобразовании в Министерство внешних сношений, которое занималось бы не только внешнеполитической, но и внешнеэкономической работой. Не вполне понятно, как практически неподъемное утяжеление функций министерства могло решить политическую проблему распределения полномочий между союзными республиками во внешнеполитической сфере. Моя работа у Панкина явно не ладилась. Я серьезно подумывал об уходе из МИД. <…> Однако этой перестановке не суждено было произойти. Горбачев отправил Панкина в отставку с поста министра иностранных дел и вернул на Смоленскую площадь Шеварднадзе.

«Пора менять амплуа» 

Возвращение Шеварднадзе с энтузиазмом встретило большинство коллектива МИД. С просьбой об этом при Панкине составлялись петиции с длинной чередой подписей. Однако по-настоящему приступить к хорошо знакомой работе министра Шеварднадзе уже не успел. 7 декабря из Беловежской Пущи прозвучало заявление: «СССР перестал существовать».

Помимо общего шока для системы МИД, имелась опасность того, что наша страна лишится одного из главных дипломатических достояний итогов Второй мировой войны – постоянного места в Совете Безопасности ООН. Да и вообще нам придется вступать во всемирную организацию заново. Кто-то из западных коллег указал тогдашнему постоянному представителю СССР при ООН Юлию Михайловичу Воронцову на эту опасность. И формулировки заявлений российских руководителей были скорректированы – Советский Союз «прекращает» свое существование. Это дало возможность закрепить место России как не просто правопреемника, но и продолжателя СССР, сохранив наши позиции в Организации Объединенных Наций.

Шеварднадзе был в шоке. На одном из совещаний в МИД в сердцах сказал, что его возвращение в министерство – большая ошибка. Переговоры с приехавшим в Москву в середине декабря госсекретарем США Бейкером получились скорее прощальными, чем субстантивными. Сначала Бейкер встретился с российскими, а затем уже с советскими руководителями. Стало ясно, что «марш истории» приобрел необратимый характер. Во второй половине декабря к Шеварднадзе пришли эмиссары из российского МИД. Он покинул свой кабинет и больше туда не возвращался. <…>

МИД предстояло пройти через действительно революционные перемены. В министерский кабинет на седьмом этаже пришел Андрей Владимирович Козырев. Министром иностранных дел России он был назначен еще осенью 1990 года. <…> В политику его окунули события путча августа 1991 года, и, попав в эту среду, он действовал в ней с большим энтузиазмом. <…>

Все ожидали приказа, кому именно будет поручено реформирование конкретных управлений союзного министерства. Когда документ появился, напротив Управления информации значилась моя фамилия.

<…>

Впрочем, я понимал, что четыре министра и два государства для одного споуксмена более чем достаточно. Пора менять амплуа.

Фото: БОРИС КАВАШКИНА И ВАЛЕРИЙ ХРИСТОФОРОВ/ТАСС, АЛЕКСАНДР ЧУМИЧЕВ/ТАСС, РИА Новости, ЭДУАРД ПЕСОВ/ТАСС

Реставрация главного храма России

марта 1, 2020

Вот уже третий год в Успенском соборе Московского Кремля проходят масштабные реставрационные работы. При этом храм, являющийся еще и одним из самых посещаемых музейных объектов столицы, работает в обычном режиме: туда пускают туристов, там проводятся патриаршие богослужения. Однако мало кто знает, что одновременно с этим в Успенском соборе совершаются крупные научные открытия

Успенский собор, построенный в 1475–1479 годах итальянским архитектором и инженером Аристотелем Фиораванти, на протяжении пяти с лишним веков является главным собором русского государства. С конца ХV века именно здесь возводились на великое княжение, а затем и на царство русские государи, происходила интронизация митрополитов и патриархов.

Масштабные реставрационные работы в храме начались после того, как в мае 2017 года было подписано Соглашение о сотрудничестве между Музеями Московского Кремля и ПАО «Транснефть». Приоритетным направлением этого сотрудничества и стало восстановление Успенского собора, в ходе которого проводится не только комплексная реставрация строительных конструкций, но и беспрецедентные по масштабу научно-исследовательские работы. О промежуточных результатах, тайнах, которые открылись исследователям, а также о дальнейших планах рассказали представители Музеев Московского Кремля и компании «Транснефть».

Зачем понадобилась реставрация? 

Как отмечают специалисты, в интерьере собора сохранились росписи, относящиеся к различным периодам истории памятника. Их небольшой, но уникальной частью являются фрески конца XV – начала XVI века, над которыми работали мастера круга знаменитого иконописца Дионисия. Созданы они почти на полтора столетия раньше основного, дошедшего до нашего времени ансамбля стенописи, выполненного по указу царя Михаила Федоровича в 1643 году. На протяжении ХХ века фрески неоднократно реставрировались – еще до революции, в 1910-м, а потом в несколько этапов в советский период, последний из которых пришелся на 1970–1980-е годы. Но к сожалению, время неумолимо, и сегодня на поверхности стенописи наблюдаются такие неприятные явления, как выступление солей, а также отслоение древнего грунта.

Нынешняя реставрация Успенского собора рассчитана на длительный период, с 2017 по 2023 год. По словам генерального директора Музеев Московского Кремля Елены Гагариной, проводимые в соборе работы направлены прежде всего на поддержание сохранности и бережный уход за стенописью: реставраторы не только осуществляют меры по консервации красочного слоя, но и удаляют копоть, грязь, различные наслоения, заделывают трещины в штукатурном основании, восполняют утраты, укрепляют грунт. Это огромная работа: как рассказала Елена Гагарина, над фресками Успенского собора одновременно трудятся около 40 реставраторов.

Заместитель генерального директора по научной работе Музеев Московского Кремля Андрей Баталов, генеральный директор Музеев Московского Кремля Елена Гагарина и президент ПАО «Транснефть» Николай Токарев (слева направо) на пресс-конференции, посвященной реставрации Успенского собора Московского Кремля

Все внутреннее пространство храма разделено на шесть участков, которые соответствуют шести этапам работ. Поочередная реставрация каждого участка позволяет не закрывать собор на это время для туристов и не мешает проведению богослужений. На первом этапе была восстановлена западная часть основного пространства собора, сейчас проводится второй, в рамках которого реставрируется живопись в северной части. Также в 2018 году специалисты начали работу над конструкциями крыши, сводов, кровли и чердачным пространством, где обнаружились протечки. Разумеется, не устранив их, воссоздать фрески было невозможно. Этот этап работы уже завершен, и проблема практически решена: удалось нормализовать микроклимат пространства, которое находится под сводами, что позволило приступить к полноценной реставрации. «И хотя до полного завершения работ еще далеко, уже на этом этапе можно говорить о целом ряде важных научных открытий», – считает заместитель генерального директора по научной работе Музеев Московского Кремля Андрей Баталов.

«Вырвать из тьмы веков» 

Одна из главных проблем кремлевских соборов, причем не только Успенского, – образование конденсата по кровле. Андрей Баталов рассказал, что при проведении сегодняшних работ удалось наконец понять, почему скапливается конденсат, и принять необходимые меры для его устранения. В первую очередь исправляются ошибки предыдущих реставраций. Так, например, ранее были закрыты продухи между кровлей и верхними архивольтами закомар, из-за чего воздухообмен прекратился. Теперь же их открывают, оборудуя специальными решетками для того, чтобы там не гнездились голуби, и восстанавливают воздухообмен. Также убрана промежуточная кровля, сделанная в 1970-е годы во время реставрации к Олимпиаде, изменен характер утепления сводов, модернизированы вентиляционные отверстия для защиты от сильного дождя.

Другую масштабную проблему только предстоит решить. В 1970-е Соборная площадь получила бетонное покрытие: фактически была сделана сплошная бетонная плита, которая вплотную подошла к Успенскому собору, «подарив» ему такие неприятные процессы, как образование солей. Они идут из почвы оттого, что нет дышащей отмостки, и далее движутся по стенам храма, разрушая в том числе и фресковую живопись. По словам Баталова, в рамках реставрации планируется соорудить дышащую отмостку, отрезав примерно по два метра от бетонной плиты вокруг собора, что, по мнению специалистов, защитит его от солевых отложений.

Баталов особо подчеркнул, что качественная реставрация всегда преследует не только прагматические (сохранение и консервация), но и исследовательские цели. Тем самым «специалисты стремятся вырвать из тьмы веков определенную информацию, которая обогатит наши представления о древнерусском искусстве», отметил он. Как рассказал ученый, еще в 1910 году были открыты фрески в алтарных помещениях собора, в Петропавловском и Похвальском приделах. Они датируются самым первым периодом украшения храма, когда по заказу архиепископа Ростовского Вассиана (Рыло) был сделан иконостас по образцу иконостаса владимирского Успенского собора, и тогда же – в 1481 году – были расписаны алтарная преграда и соборные приделы.

Находки из Похвальского придела 

Важнейшим событием реставрации стало обнаружение под полом XIX века и засыпкой сводов 1670-х годов новых участков стенописи в алтарном пространстве, в частности – в Похвальском приделе. Это нижние части композиций «Собор Богоматери» и «Рождество Иоанна Предтечи» и две новые фигуры пророков, принадлежащих композиции «Похвала Богоматери». Большинство исследователей датируют эти росписи концом XV века, а точнее – временем, близким к созданию первого иконостаса собора в 1481 году мастерами Тимофеем, Ярцем и Коней во главе с Дионисием. Также существует точка зрения, согласно которой они могли быть выполнены в 1513–1515 годах, когда, как говорят летописи, Успенский собор впервые был расписан полностью.

Важно, что не только в Москве, но и вообще в нашей стране сохранилось ничтожно малое количество фресок этого периода, то есть конца XV – начала XVI века. Относительно широко известен всего один ансамбль – росписи Дионисия в соборе Ферапонтова монастыря под Вологдой. Поэтому ранние фрески Успенского собора Кремля, и в частности в Похвальском приделе, приобретают еще большую значимость.

По мнению исследователей, обнаруженные весьма обширные фрагменты существенно обогащают наше представление не только об иконографии, но также о стилистике и колорите фресковой живописи конца XV века. «Особенность этих фресок, закрытых от глаз еще во второй половине XVII века, в том, что они никогда не подвергались поновлениям и реставрации, дойдя до нас практически в первозданном виде, – говорит Андрей Баталов. – Ведь фактически последний раз их видели в 1670-е годы, и с тех пор они находились под слоем засыпки». Все это, считает ученый, дает новые основания, чтобы судить о первоначальном виде собора.

Но на этом «сюрпризы» памятника, как их назвал Баталов, не заканчиваются. Недавно по инициативе хранителя Успенского собора Алексея Баркова было извлечено несколько икон из главного иконостаса, закрывавших западную грань юго-восточного столпа, на которой были обнаружены живописные орнаменты и композиции, относящиеся к самому раннему периоду (конец XV – начало XVI века). О существовании росписей на столпах за иконостасом было известно ранее, но со времени его последней реставрации в 1882 году их никто не видел. «Это большое приобретение для науки, которое стало возможно исключительно благодаря комплексной реставрации, проводящейся сейчас в Успенском соборе – храме, который всегда находился в сердце развития древнерусского искусства со второй половины XV столетия», – отметил Баталов.

«Мы здесь не торопимся» 

Уже сделанные открытия точно не будут последними. У специалистов Музеев Московского Кремля большие планы относительно дальнейшего исследования Успенского собора. В частности, предполагается получить новые сведения о первоначальном устройстве и структуре храма, построенного Аристотелем Фиораванти. Более того, планируется провести новые археологические исследования под полом собора и наконец раскрыть тайну облика самого первого храма, сооруженного в 1326 году при Иване Калите. Пока о нем есть только фрагментарные данные, но ученые возлагают надежды на грядущие археологические изыскания.

Андрей Баталов особо отметил обстоятельность и неспешность проводимых работ. По его словам, на сегодняшний день, к сожалению, только в Музеях Московского Кремля сохраняется оазис научной реставрации, принципы которой сформировались в 1970–1980-е годы. «Мы здесь не торопимся, мы исходим из нужд, которые диктует сам памятник. Надеемся, что этой реставрацией сможем создать условия, при которых собор не будет испытывать угроз для своей устойчивости еще на протяжении по крайней мере ста лет», – сказал Баталов. По словам президента ПАО «Транснефть» Николая Токарева, конкретные результаты работ в Успенском соборе позволят совместными усилиями сохранить для будущих поколений этот исторический и архитектурный памятник.

Общий объем финансирования программы реставрации собора составит порядка 360 млн рублей. «Успенский собор – это главный храм России, с него началось строительство всего соборного комплекса Кремля, много исторических событий с ним связано. Сохранить его для будущих поколений мы считаем одной из наших основных задач, – подчеркнул Николай Токарев. – “Транснефть” – единственный партнер Музеев Московского Кремля, который занимается этой работой. Это наша почетная миссия».

Фото: РИА Новости, СЕРГЕЙ КАРПУХИН/ТАСС, НАТАЛЬЯ ЛЬВОВА

Правда о Победе: уроки истории

марта 1, 2020

В Государственной Думе прошла подготовленная при участии журнала «Историк» выставка, приуроченная к 75-летию Ялтинской конференции

Выставка «Ялта-1945. Правда о Победе. Уроки истории» проходила в здании на Охотном Ряду с 3 по 7 февраля. На ней были представлены фотографии и архивные документы, рассказывающие о подготовке и ходе Ялтинской конференции лидеров стран антигитлеровской коалиции, о роли Советского Союза и Красной армии в разгроме фашистской Германии и о цене, которую заплатили народы СССР за освобождение своей страны и стран Восточной Европы от коричневой чумы.

Открывая выставку, председатель Государственной Думы Вячеслав Володин подчеркнул, что сегодня ряд стран пытается переписать историю Второй мировой войны. «Мы не можем этого допустить», – отметил Володин и напомнил, что 75 лет назад лидеры США и Великобритании Франклин Рузвельт и Уинстон Черчилль, главы других государств были единодушны в том, что именно благодаря Красной армии удалось уничтожить гитлеризм. Впоследствии отношение к роли СССР изменилось. «В этой связи хочется еще раз сказать тем, кто представляет Соединенные Штаты Америки, Великобританию: когда они с легкостью переписывают историю, они перечеркивают память о Рузвельте, о Черчилле, о тех, кто погиб в этой кровавой войне, в том числе и гражданах своих стран», – заявил Вячеслав Володин.

Председатель Государственной Думы Вячеслав Володин и главный редактор журнала «Историк» Владимир Рудаков у стендов выставки

Он обратил внимание на слова президента США Франклина Рузвельта, процитированные на одном из стендов: «Мы должны либо взять на себя ответственность за мировое сотрудничество, либо нести вину за следующий мировой конфликт». «Сегодня многие проблемы как раз из-за того, что руководство США отошло от заветов Рузвельта и пытается построить однополярный мир», – подчеркнул председатель Госдумы.

Главный редактор журнала «Историк» Владимир Рудаков провел экскурсию по выставке. По его мнению, Ялтинская конференция была крупнейшим дипломатическим событием не только в истории Второй мировой войны, но и всего ХХ века, поскольку заложила основы послевоенного мироустройства, выдержавшие испытание временем. Помимо глобальных проблем, лидеры СССР, США и Великобритании умело находили общий язык по самым сложным региональным проблемам.

Вместе с тем надежды участников Ялтинской конференции оправдались лишь отчасти. Конечно, в Европе и сегодня немало тех, кто помнит о подвиге освободителей, ухаживает за захоронениями советских воинов, возлагает на их могилы цветы. Каждый год все больше людей – и в нашей стране, и за рубежом – участвует в шествиях «Бессмертного полка». Однако есть и те, кто сознательно искажает историю Второй мировой. «Ревизия истоков и итогов Второй мировой войны – один из элементов политики сдерживания России, доставшийся странам Запада в наследство из арсеналов холодной войны. Ничего нового в этом нет: исторически Россию всегда пытались и пытаются сдерживать. Особенно когда она укрепляет свой суверенитет, проводя независимый внутри- и внешнеполитический курс. Противостоять этому можно только одним – последовательно и настойчиво доносить до людей подлинную правду о войне», – подчеркнул главный редактор журнала «Историк».

Участие в открытии выставки приняли представители всех думских фракций, а также потомки советских военачальников и дипломатов.

Выступление Наталии Коневой, дочери маршала Советского Союза Ивана Конева, на открытии выставки

«Сегодня, когда мы говорим о Ялте, о значении этих событий, мы не будем забывать о том, что вклад в нее внесли наши вооруженные силы. Мы не будем забывать о том, что наша армия не просто освобождала мир от фашизма, но несла мир и процветание всем народам Европы. И поэтому на броню наших танков бросали цветы», – сказала Наталия Конева, дочь прославленного советского маршала, освобождавшего в том числе и Польшу.

«Сейчас многие пересматривают и результаты Ялты, и результаты войны. Однако те государства, которые это делают, должны помнить, что в 1945 году они были либо с Гитлером, либо под Гитлером», – подчеркнул председатель Комитета Госдумы по науке и образованию, доктор исторических наук Вячеслав Никонов, внук наркома иностранных дел СССР Вячеслава Молотова. Между тем «в 1945 году Советский Союз одержал самую великую победу в истории человечества ценой самых страшных жертв, и эту победу мы не отдадим никому и никогда», заключил Никонов.

Крымская (Ялтинская) конференция руководителей трех союзных держав антигитлеровской коалиции – СССР, США и Великобритании – проходила с 4 по 11 февраля 1945 года в бывшей царской резиденции – Ливадийском дворце.

Фото: UMA.GOV.RU, АРХИВ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ РФ МИД РОССИИ

Что прочитать и что увидеть в марте

марта 1, 2020

Оборона Ленинграда. 1941–1945. Документы и материалы 

Авт. вступит. статьи и отв. ред. А.К. Сорокин 

М.: Политическая энциклопедия, 2019 

В сборник вошло почти три сотни архивных документов высших органов партийно-политического управления СССР военного времени, хранящихся в Российском государственном архиве социально-политической истории. Более 80% из них впервые вводятся в научный оборот.

Как свидетельствуют документы, опубликованные в сборнике, главная проблема первых месяцев войны лежала в организационной и административной плоскости. Отсутствие инструкций на случай начала военных действий для партийных и советских руководителей привело к замешательству управленцев на местах. Огромное количество вопросов пришлось решать без должной подготовки, что вело к ошибкам и явилось одной из главных причин поражений 1941 года.

В начальный период обороны Ленинграда Иосиф Сталин активно участвовал в разработке и принятии многих решений. Сталинские документы, опубликованные в сборнике, в которых много интересного, имеют следы его персональной работы. Во время переговоров с руководителями города Сталин задавал неприятные вопросы, со знанием дела анализировал проблемы, требовал их скорейшего решения. «Сталин во многих ситуациях выглядит не совсем привычно, – отмечает в своей вступительной статье Андрей Сорокин. – Оказывается, это не он гонит в штыковую советских пехотинцев, оказывается, это он раз за разом требует от командующих фронтами и армиями беречь живую силу».

Документы издания опровергают главный стереотип представлений о блокаде, согласно которому блокадный Ленинград – умирающий город. На самом деле немцам и финнам не удалось сломить дух горожан. Все 872 дня Ленинград оставался живым, сражающимся, благодаря чему его защитники – военные и гражданские – сообща отстояли «колыбель революции».

Сделать это удалось ценой титанических усилий большого числа людей. В докладной записке заведующего военным отделом Ленинградского горкома ВКП(б) А.Ф. Павлова от 7 апреля 1944 года, отправленной секретарю Ленинградского обкома и горкома ВКП(б) Андрею Жданову, сказано об оборонительных сооружениях, созданных жителями города в 1941–1943 годах. В их числе: 626 км противотанковых рвов; 406 км эскарпов и контрэскарпов; 49 600 надолбов; 935 км ходов сообщения; 136 км щелей на улицах города для укрытия населения; 635 км проволочных сетей; 15 тыс. дотов и дзотов. Только в 1941 году отработано свыше 15 млн человеко-дней. Свою справку Павлов завершил словами: «Ленинград был превращен в крепость». В контексте приведенных цифр эта фигура речи не выглядит излишне пафосной.

Из других документов узнаем о том, что в первую блокадную зиму и весной 1942-го горожане вычистили дворы, улицы и вывезли огромные объемы нечистот, мусора, льда и снега. Они участвовали в сельскохозяйственных работах и разборке старых деревянных домов и других сооружений, чтобы обеспечить город топливом.

Борьба за выживание в осажденном городе привела к появлению ряда новаций в медицинской практике. В итоге ленинградский Институт вакцин и сывороток в марте 1942 года стал производителем противодизентерийного бактериофага для всего Советского Союза. А в 1943 году была построена и 25 октября введена в эксплуатацию мощная коротковолновая вещательная станция с радиусом действия от Комсомольска-на-Амуре до Лондона.

Ранчин А.М. 

«Слово о полку Игореве». Путеводитель 

СПб.: Нестор-История, 2019 

«Слово о полку Игореве» – один из самых знаменитых и загадочных памятников русской литературы. Это уникальное произведение, оригинал которого погиб в московском пожаре 1812 года, уже более двух веков привлекает неизменное внимание исследователей, порождает все новые, нередко взаимоисключающие интерпретации. Предметом споров является вопрос о подлинности произведения, проблема его жанра, отражение истории в «Слове» и оценка главного героя – князя Игоря Святославича. «Путеводитель», составленный доктором филологических наук Андреем Ранчиным, содержит обзор различных истолкований памятника, существующих в науке.

Борисов Н.С. 

Василий Темный 

М.: Молодая гвардия, 2020 

Судьба оказалась немилосердной к московскому князю Василию II Васильевичу (1425–1462). В русскую историю он вошел с прозвищем Темный – то есть Слепой. Подвергнутый жестокой казни своими двоюродными братьями в 1446 году, он в течение 16 лет правил страной, будучи незрячим, и сумел удержать власть в непримиримом противостоянии с ближайшими родственниками. Впрочем, и сам Василий проявлял ничуть не меньше жестокости и вероломства в ходе кровавой междоусобицы второй четверти XV века. Автор книги доктор исторических наук, профессор МГУ Николай Борисов на основе имеющихся источников воссоздает сложную и многообразную картину жизни Московского государства того времени и рисует полный противоречий портрет одной из самых парадоксальных и малоизученных фигур русского Средневековья.

Эрлихман В.В. 

Дракула 

М.: Молодая гвардия, 2020 

Князь Влад III, правивший Валахией в XV веке, вошел в историю под прозвищем Дракула («Сын дракона», «Сын дьявола»). В массовой культуре его имя прочно связано с образом вампира, в то время как в Румынии его прославляют как народного героя, борца за независимость страны. О Дракуле сохранилось много легенд и мало документальных свидетельств, позволяющих воссоздать биографию этого незаурядного правителя, жившего на рубеже противоборства сильнейших держав своего времени – Османской и Священной Римской империй, Венгрии, Польши. Редактор журнала «Историк» Вадим Эрлихман исследовал не только жизнь реального Влада Дракулы, но и развитие «черной легенды» о нем – от лубочных книжек эпохи Возрождения до новейших фильмов.

Воронин В.Е. 

«Путешествие есть лучшее средство для окончательного образования юношества»: молодые годы великого князя Константина Николаевича 

М.: Прометей, 2019 

Имя генерал-адмирала русского флота, сына императора Николая I и брата царя-освободителя Александра II, одного из главных деятелей Великих реформ 1860–1870-х годов великого князя Константина Николаевича (1827–1892) никогда не оставляло равнодушными ни современников, ни исследователей той эпохи. При этом оценки его деятельности были и остаются зачастую полярными. Монография постоянного автора журнала «Историк», доктора исторических наук Всеволода Воронина посвящена детству, отрочеству и юности великого князя – периоду становления его личности, первым шагам на морской, военной и государственной службе. Особое внимание автор уделил путешествиям молодого царевича, которые явились важной частью обучения, воспитания и оказали огромное влияние на формирование его мировоззрения.

Кожокин Е.М. 

Революция и ее преодоление: очерки истории российской ментальности 

М.: МГИМО-Университет, 2020 

«Есть вопросы в области социальных наук, к которым исследователи обречены обращаться вновь и вновь, так как стремятся помочь своей стране избежать опасных виражей в ее развитии», – пишет в своей новой книге о феномене революций проректор МГИМО МИД России, доктор исторических наук Евгений Кожокин. Жанр книги сам автор обозначил как «очерки истории российской ментальности»: в ней рассматриваются ментальные и политические механизмы, обусловившие «срывы России в революции в начале ХХ века, причинившие беды и страдания миллионам сограждан и завершившиеся контрреволюцией и распадом страны в конце ХХ века». Рассмотрение на историческом материале идейных течений, представлявших угрозу для развития российской политической идентичности, позволило Кожокину выявить устойчивость идейных парадигм, характерных для российской ментальности, которые, как он полагает, меняя форму, по-прежнему могут спровоцировать глубокий кризис. Автор знает материал, о котором пишет, не только благодаря научным штудиям. В период распада СССР и первые годы становления новой России он являлся народным депутатом РСФСР (1990–1993), а впоследствии руководил Российским институтом стратегических исследований, который в период директорства Кожокина был одним из аналитических центров Службы внешней разведки РФ.

Смолин А.В. 

«Новый Брест». Тартуский мир Советской России с Финляндией 1920 г. 

СПб.: Евразия, 2020 

Монография Анатолия Смолина посвящена переговорам о мире между Советской Россией и Финляндией 12 июня – 14 октября 1920 года. Автор показывает непростой путь, который прошли страны после предоставления Финляндии независимости и до того момента, когда делегации двух государств сели за стол переговоров в эстонском городе Тарту. Перед читателем открывается внутренний драматизм переговорного процесса. Привлекая архивные материалы, опубликованные документы и предшествующие исследования, автор демонстрирует ту сложную внешне- и внутриполитическую обстановку, в которой проходили переговоры.

Прилепин З. 

Есенин. Обещая встречу впереди 

М.: Молодая гвардия, 2020 

Если взглянуть на жизнь и творчество Сергея Есенина, сразу возникают жесткие и непримиримые вопросы. Он советский поэт или антисоветский? Поэт для приблатненной публики и томных девушек или новатор, воздействующий на мировую поэзию и поныне? Крестьянский поэт или имажинист? Кого считал главным соперником в поэзии и почему? С кем по-настоящему дружил? Каковы были его отношения с большевистскими вождями? За что на него заводили уголовные дела? Хулиган ли он, как сам о себе писал, или жертва обстоятельств? И наконец, самоубийство или убийство? Известный современный писатель и публицист Захар Прилепин на страницах своей более чем тысячестраничной книги попытался дать ответы на эти и многие другие вопросы, имеющие отношение к биографии и творчеству Сергея Есенина.

Рокоссовская А.К. 

Утро после Победы 

М.: АСТ, 2020 

В книге журналиста Ариадны Рокоссовской, правнучки маршала Советского Союза Константина Рокоссовского, собраны интервью с детьми и внуками прославленных военачальников Великой Отечественной войны – Георгия Жукова, Ивана Конева, Александра Василевского, Родиона Малиновского, Ивана Баграмяна, Андрея Еременко, Леонида Говорова, Ивана Черняховского, взятые ею в разные годы. Эта книга – уникальный шанс узнать, какими были герои войны в обычной жизни. Многие фотографии, предоставленные родственниками полководцев, публикуются впервые. Предисловие к книге написала дочь маршала Ивана Конева Наталия Ивановна Конева.

Выставки 

12 февраля – 11 мая 

Свобода. Равенство. Братство. Французский революционный фаянс конца XVIII века 

Государственный исторический музей 

Москва, Красная площадь, 1

В эпоху Великой французской революции (1789–1799) возникло уникальное направление прикладного искусства, впоследствии получившее название «революционного» или «патриотического» фаянса. Многочисленные тарелки, блюда и кувшины с революционными эмблемами и лозунгами стали своеобразным рупором актуальных политических идей. Посетители выставки могут увидеть фаянсовые предметы, представленные в окружении изобразительного ряда – гравюр конца XVIII века, запечатлевших главные события эпохи, и народных картинок, на которых политический «театр» показан со стороны мятежных горожан. Ряд артефактов из собрания Исторического музея демонстрируется впервые.

5 февраля – 5 апреля 

Империя и Кавказ. Оружие, обмундирование, ратные традиции. XIX – начало XX века 

Всероссийский музей декоративно-прикладного искусства 

Москва, Делегатская улица, 3 

В течение XIX века после множества длительных и кровопролитных войн в состав Российской империи вошли значительные территории Северного Кавказа и Закавказья. Выставка рассказывает о событиях кавказских войн, солдатах и полководцах противоборствующих сторон и демонстрирует предметы вооружения, регалии кавказских горцев, казаков и русских солдат Отдельного Кавказского корпуса. Многие уникальные образцы холодного и огнестрельного оружия из частных коллекций не имеют аналогов в музейных собраниях и показываются публике впервые.

27 февраля – 26 апреля 

Скульптор Александр Рукавишников 

Новая Третьяковка 

Москва, улица Крымский Вал, 10 

Посетителям выставки предоставляется возможность увидеть творчество одного из самых смелых экспериментаторов в области скульптурной формы, создавшего целую галерею ярких образов, зачастую вызывающих многочисленные споры. Александр Рукавишников – автор известных памятников, в том числе Александру II у храма Христа Спасителя, Федору Достоевскому перед зданием Российской государственной библиотеки, Юрию Никулину у цирка на Цветном бульваре. Зрители увидят большую экспозицию – от самых ранних работ до новых произведений.

8 февраля – 8 марта 

Адмирал А.В. Колчак. Возвращенный архив 

Дом русского зарубежья имени Александра Солженицына 

Москва, Нижняя Радищевская улица, 2 

К столетию гибели адмирала Александра Колчака (1874–1920) в Доме русского зарубежья открылась уникальная выставка. На ней представлены неизвестные ранее документы, письма, фотографии, реликвии, целый век хранившиеся за границей, в семье Колчака, и лишь недавно вернувшиеся на родину. Архив адмирала вывезла в эмиграцию его вдова Софья Колчак. Осенью 2019 года, после смерти внука Верховного правителя России, документы, личные вещи и другие семейные реликвии были выставлены на аукцион. Большая часть архива была выкуплена российскими меценатами и передана в фонды Государственного архива Российской Федерации и Дома русского зарубежья. Среди безусловных раритетов – единственная сохранившаяся детская фотография Александра Колчака, его паспорт лейтенанта флота и послужной список, грамота императора Николая II о награждении адмирала орденом Святого Георгия, Евангелие, побывавшее вместе с владельцем в полярной экспедиции. Однако самой главной ценностью архива кураторы выставки считают письма Колчака к жене. Они экспонируются впервые и не только являются источником семейной истории и биографии адмирала, но и отражают его взгляды на служение Отечеству, способы и нормы ведения войны, его размышления о текущих событиях кровавой гражданской бойни, одним из главных действующих лиц которой являлся он сам.

Антидиктатор

марта 1, 2020

Отношение к Владимиру Путину со стороны политических элит Запада отличается от отношения к нему тех, кого принято называть простыми людьми. Элиты его старательно демонизируют, а обычные люди относятся к нему с симпатией

С самого начала – в первое время президентства Путина – отношение к нему со стороны политических элит Запада было скорее положительное. Или, лучше сказать, выжидательное. Запад считал, что Владимир Путин – наследник и продолжатель предыдущего десятилетия, ельцинского. Он действительно был наследником эпохи, которую я называю эпохой колонизации России со стороны Запада, и в частности со стороны Соединенных Штатов Америки. И до тех пор, пока на Западе думали, что Россия и дальше будет оставаться в состоянии зависимости, там были довольны Путиным. Но потом выяснилось, что наследник Бориса Ельцина – это необязательно продолжатель его политики. После этого отношение к Путину стало меняться.

Мне кажется, я знаю, что явилось водоразделом для самого Путина, когда он всерьез осознал, что Запад не хочет договариваться. Это был 2001 год: тогда президент США Джордж Буш – младший принял решение об одностороннем выходе из Договора по противоракетной обороне (ПРО). Я помню, как Путин выступил по телевидению и очень четко сказал, что с Россией так поступать нельзя. Я думаю, что сразу после этого он понял, что должен начинать воссоздание оборонной мощи страны, потому что доверять Соединенным Штатам Америки больше нельзя.

Однако на Западе не осознали изменения в его отношении. И поэтому, когда в 2007 году Путин выступил со знаменитой Мюнхенской речью и сказал западным лидерам, как обстоят дела в действительности, именно в этот момент он и стал их врагом. С этого момента начинается демонизация Путина – попытка создать образ нового диктатора, нового врага демократии и всего коллективного Запада.

На мой взгляд, столь жесткая реакция была вызвана тем, что западные элиты не предвидели такого развития событий. После распада СССР в США прониклись уверенностью, что Россия больше не представляет опасности, а значит, и интереса. И надо просто ее использовать. На Западе были уверены, что Россия уже у них в кармане, а тут вдруг появляется человек, который говорит, что категорически не согласен с этим.

Еще одним рубежом стало нападение Грузии на Южную Осетию, когда США попытались выставить Москву в качестве агрессора. А после событий на Украине и перехода Крыма к России развернулась самая настоящая, как теперь говорят, «гибридная» война против вашей страны, которая продолжается до сих пор…

Впрочем, важно иметь в виду, что, несмотря на позицию элит, обычные люди Путину симпатизируют. Среди них он имеет намного больше сторонников, чем некогда популярные советские лидеры – Леонид Брежнев и особенно Михаил Горбачев. Конечно, Горбачев был очень популярен на Западе, и это очевидно. Но сейчас Путин завоевал симпатии другого рода.

Я бы это назвал так: симпатия людей, которые не имеют иной надежды. Попробую пояснить свою мысль. Горбачев понравился руководящим элитам Запада, и те – прежде всего через СМИ – транслировали это отношение населению. Он был первым (и, как потом выяснилось, последним) советским лидером, который хотел примириться с Западом, нес надежду на завершение конфронтации. А Путин – это лидер, который также готов сотрудничать с Западом, но при этом он не хочет смиряться с его диктатом, с диктатом тех ценностей, которые навязывает современный Запад. И именно поэтому, как мне представляется, простые люди испытывают к нему симпатию. Им тоже не нравится этот диктат, они тоже не согласны со своими элитами.

Есть и другая причина: Путин – сильный руководитель, в отличие от наших, которые часто показывают себя очень слабыми лидерами. Сильный руководитель, плюс лидер, который готов сохранять культуру и традиции, – вот образ Путина для простых людей на Западе.

Фото: Наталья Львова