Archives

«Делай что должно…»

июля 10, 2016

Этот номер «Историка» посвящен императору Николаю I. Последний рыцарь самодержавия, как его часто называют, родился летом 1796 года – 220 лет назад.

rudakov2016

Известный русский историк Юрий Готье в начале XX века, то есть полстолетия спустя после смерти Николая I, писал о нем:

«Еще при жизни личность его вызывала среди современников два совершенно противоположных отношения. Многие из придворных деятелей, имевших личное общение с Николаем Павловичем… восхищались им и боготворили его… Наоборот, представители передовых и независимых кругов русского общества… склонны были усматривать в личности самого государя источник реакции и гнета. Ненависть к Николаю I, естественно вытекавшая из такого отношения, нашла себе самое, быть может, яркое отражение в произведениях Герцена».

Но если бы только Герцена – человека, претерпевшего от Николая, вынужденно покинувшего Родину и потому не стеснявшегося в выражениях по поводу николаевской России и самого императора…

«Единственный памятник, который следовало бы сбить, – это памятник Николая I, убийцы Пушкина», – записала как отрезала у себя в дневнике в начале 1930-х годов Марина Цветаева, тоже оказавшаяся в эмиграции на момент написания этих строк. Правда, в отличие от «революционного демократа» Герцена, пострадавшего от царизма, Цветаева была выдавлена революцией за пределы Советской России – к мужу-белогвардейцу. Несмотря на это, ее взгляды удивительным образом совпали с тиражировавшимися в те годы в СССР крайне негативными оценками «самого реакционного императора», «жандарма Европы», а заодно и «убийцы Пушкина».

Впрочем, в этих эмоциональных строках не просто «вся Цветаева» – страстная, непримиримая, вечно мятущаяся. В них еще и чуть ли не «все образованное сословие Российской империи». Эта часть общества пронесла ненависть к Николаю через все исторические надломы и, даже оказавшись после 1917 года «на обочине магистрального пути истории», не хотела, да и не могла с этой ненавистью расстаться. Не менее рьяно Николая поливали грязью и в Европе – в который раз оценки «представителей передовых и независимых кругов» России совпали с мнением западных критиков нашей страны…

Что ж, каждый имеет право на свои, в том числе и критические, оценки государственных деятелей и их деятельности. Но почему Николая именно ненавидели?

Можно, конечно, перечислить причины, лежащие на поверхности. Казнил декабристов (правда, в самом начале царствования и всего пятерых, хотя имел полное право казнить существенно больше). Вовремя не отменил крепостное право (а когда было «вовремя»: может быть, при Екатерине II или при Александре I, но почему тогда досталось только Николаю?). Был реакционером: подавлял революции в Европе, изо всех сил сохраняя «старый порядок», и искоренял «революционную заразу» в России (впрочем, люди николаевского поколения помнили, что несет «новый», революционный порядок, и не хотели его повторения). Вмешивался в европейские дела по праву сильного (однако все сильные так делали и делают). Наконец, ошибся в геополитических расчетах, веря в чистоту помыслов союзников, и в итоге проиграл Крымскую войну, а проигравших не за что любить. Но чтобы ненавидели…

Думаю, фундаментальная причина все-таки не в отдельных политических решениях. Многие современники отмечали, что Николай был человеком принципов, «рыцарем на троне» (даже его геополитический оппонент Отто фон Бисмарк называл русского императора «рыцарственным самодержцем»).

А ведь рыцарь – это твердые убеждения, которые выше конъюнктуры («Монарх не имеет права прощать врагов отечества» – эту мысль Николай сформулировал еще юношей). Рыцарь – это идеализм вместо прагматизма, это особые представления о долге и чести, которые не всегда соответствуют, а чаще даже противоречат общепринятым канонам.

Наконец, рыцарь – это цельность натуры. Именно это качество отличало Николая и от предшественника – брата Александра I, и от преемника – сына Александра II. Его дочь, великая княгиня Ольга Николаевна, записала после смерти Николая: «Папа стоял как часовой на своем посту»…

Он не был человеком, раздираемым противоречиями. И в этом смысле не стремился найти опору извне, в том числе в лице набиравшего силу общественного мнения, которое скорее презирал, чем учитывал. Он ориентировался на свои принципы и собственные представления: fais ce que tu dois, et advienne qui pourra (с франц. «делай что должно, и будь что будет»). Старинный рыцарский девиз вполне соответствовал мировоззрению императора.

В XIX веке – веке прагматизма и конъюнктуры – такое рыцарство было уже явным анахронизмом. Именно этого общественное мнение ему и не простило.


Владимир Рудаков,
главный редактор журнала «Историк»

Новости о прошлом

июля 10, 2016

Основа мировоззрения

 Владимир Путин сделал важные заявления о цивилизационной миссии российской истории.

President Putin meets with All-Russian Historical Assembly delegatesфото: ТАСС

«Российская история – это основа нашего национального мировоззрения, культуры в самом широком смысле этого слова. Это, безусловно, источник понимания и своей идентичности, и своей цивилизационной миссии. И это необходимые уроки для решения современных задач, для того чтобы посмотреть немного вперед на ближайшую, среднесрочную и на отдаленную перспективу», – заявил президент России Владимир Путин на встрече с участниками Общероссийского исторического собрания. Это мероприятие, организованное по инициативе Российского исторического и Российского военно-исторического обществ, проходило в Кремле 22 июня – в день 75-летия начала Великой Отечественной войны.

По мнению Владимира Путина, именно история создает фундамент национального самосознания, без опоры на который невозможно поступательное движение общества вперед. «Только так можно чувствовать себя уверенно в этом быстро меняющемся мире, только так можно выбирать правильные ориентиры развития», – подчеркнул глава государства. Вместе с тем он предостерег от попыток использовать историю как повод для самолюбования и самоуспокоения. «Ни одна страна, ни один народ не должны жить прошлым и купаться в своем героизме бесконечно: это вредно и опасно для будущего нации», – отметил президент.

Участники встречи в Кремле поделились мнениями о достижениях в области популяризации истории и о ключевых проблемах, стоящих перед профессиональным сообществом историков. Так, директор Государственного исторического музея Алексей Левыкин рассказал об успехах просветительской деятельности лектория, который был открыт на базе музея в этом году. Директор Института археологии РАН Николай Макаров обратил внимание собравшихся на необходимость активизировать подготовку специалистов по историческим дисциплинам в целом и по археологии в частности. «Наши раскопки последнего года – Московский Кремль, наши раскопки в Крыму, а также планируемое участие наших археологов в работах в Сирии показывают, что у нас ощущается нехватка молодых кадров», – объяснил он. Писатель Сергей Шаргунов посвятил свое выступление важному вопросу об исторической памяти, которую он назвал «иммунитетом народа». «У нас часто пытаются сделать модным или навязать, особенно подрастающему поколению, некий нигилистический тренд, привить идеи о будто бы неполноценности страны, навязать комплекс вины. Мне кажется, этому нужно противодействовать, созидая правильную патриотическую альтернативу», – заявил писатель.

«Монплезир» распахнул двери

В Петергофе завершилась реставрация знаменитого дворца Петра I.

69881e0a973b133e252f9a77b7c9077e

В начале летнего сезона был открыт для посетителей дворец «Монплезир» в Петергофе. За свою долгую историю этот любимый загородный дворец первого российского императора стал свидетелем многих событий и знаменательных визитов. Его название переводится с французского языка как «мое удовольствие», что вполне оправданно, поскольку предназначался он для уединения и отдыха. Пригласив иностранных архитекторов для строительства дворца, император тем не менее сам принимал живое участие в формировании его облика, создании внутренней планировки и интерьеров. Он лично выбрал место для его возведения – у самой кромки воды: из окон «Монплезира» открывается прекрасный вид на Финский залив.

IMG_3290_thumbnail_big_.jpg

Дворец, основой которого стал «Голландский домик», со временем был окружен обширным садом и сквозными галереями, замыкающимися маленькими павильонами – люстгаузами. Сегодня во дворце представлены принадлежавшая Петру I коллекция китайского фарфора, картины европейских художников, а также собрание голландского фаянса и русского стекла. «Монплезир» был гордостью императора: Петр показывал его зарубежным гостям, о чем сохранились рассказы и упоминания в их записках и мемуарах.

После реставрации во дворце «Монплезир» была открыта экспозиция личных вещей Петра I и подарков, полученных им от иностранных дипломатов.

Древнерусский гольф

 На раскопках в Новгороде найдены клюшки XIV века для игры в мяч.
16196390
 Любопытную находку сделали новгородские археологи. В слоях почвы, относящихся к первой половине XIV века, ими были обнаружены продолговатые, вырезанные из дерева предметы, по форме и размеру напоминающие современные клюшки для гольфа, а также фрагменты небольших кожаных мячей, похожих на теннисные. Примечательно, что первые упоминания о гольфе датируются как раз этим периодом. Традиционно родиной этой игры считается Шотландия, хотя есть предположения, что аналогичная игра существовала и в средневековом Китае. И несмотря на то что в новгородской земле уже находили принадлежности для разнообразных игр (например, в 2015 году была обнаружена резная шахматная фигурка, король или ферзь, очень похожая на западноевропейские образцы XIV–XV веков), эти средневековые «клюшки для гольфа» вызывают у ученых ряд вопросов. Может быть, игру, для которой были вырезаны эти клюшки и сшиты мячи, завезли в Новгород иностранные купцы? Или средневековые новгородцы играли в гольф еще до того, как его изобрели шотландцы?

Ответов у археологов пока нет: сенсационная находка требует дальнейшего серьезного осмысления.

Подготовили Никита Брусиловский и Варвара Забелина

Последний рыцарь самодержавия

июля 10, 2016

Будущий император Николай I родился ранним утром 25 июня (6 июля) 1796 года. В тот же день младенца показали его бабке Екатерине Великой. Это был уже девятый ребенок и третий сын в семье цесаревича и великого князя Павла Петровича. А значит, потенциальный наследник.

Y1602Портрет императора Николая I в парадной форме лейб-гвардии Конного полка. Худ. В.Д. Сверчков. 1856

«Голос у него бас»

Рыцарем, а также богатырем его впервые назвала Екатерина. «Экий богатырь!» – якобы воскликнула она при виде внука. «Сегодня в три часа утра мамаша родила большущего мальчика, которого назвали Николаем. Голос у него бас, и кричит он удивительно; длиною он аршин без двух вершков [61 см. – П. А.-Д.], а руки немного менее моих. В жизнь мою в первый раз вижу такого рыцаря. Если он будет продолжать, как начал, то братья окажутся карликами перед этим колоссом», – писала императрица одному из своих постоянных корреспондентов барону Фридриху Мельхиору Гримму.

На крещение младенца Гавриил Державин откликнулся одой, в которой, как оказалось, прозвучали пророческие слова.

Се ныне дух Господень
На отрока сошел;
Прекрасен, благороден
И, как заря, расцвел
Он в пеленах лучами:
Дитя равняется с царями.

«Дитя равняется с царями»… Впрочем, тогда, за несколько месяцев до смерти Екатерины II, вряд ли кто-то мог предположить, что Николай воплотит державинское предначертание. Он был четвертым в очереди на русский трон: впереди него значились отец Павел Петрович (которого, правда, Екатерина не жаловала и поэтому, по слухам, хотела лишить прав престолонаследия) и двое старших братьев – Александр и Константин. При этом шанс на царствование у Николая появлялся лишь в случае, если каждый из венценосных братьев умрет бездетным. Кто бы мог тогда подумать, что примерно так оно и произойдет?!

Y1648Император Павел I с семьей. Худ. Герхард фон Кюгельген. 1800. Маленький великий князь Николай Павлович прислонился к коленям матери-императрицы Марии Федоровны

Павел I был убит в ночь с 11 (23) на 12 (24) марта 1801 года. Николай Шильдер, один из лучших биографов императора Николая I, так передает последний разговор пятилетнего великого князя с отцом, состоявшийся накануне гибели Павла. В тот вечер Николай Павлович заинтересовался: «Отчего императора называют Павлом Первым?» – «Потому что не было другого государя, который носил бы это имя до меня», – объяснил отец. «Тогда меня будут называть Николаем Первым!» – воскликнул мальчик. «Если ты еще вступишь на престол», – услышал в ответ. Больше они не виделись: на следующий день императором стал Александр I

Первый Николай

Вдовствующая императрица Мария Федоровна позаботилась о том, чтобы великого князя Николая обучали лучшие европейские и отечественные профессора. «Николаю Павловичу постарались дать хорошее образование; его, во всяком случае, учили и дольше, и лучше его старших братьев», – отмечал историк Юрий Готье. Между тем больше всего великого князя интересовали военно-инженерные дисциплины. Позже он сам признавался: «Одни военные науки занимали меня страстно, в них одних находил я утешение и приятное занятие, сходное с расположением моего духа». «Мы, инженеры…» – до конца дней любил повторять Николай.

Он из тех, кто «опоздал» на Отечественную войну: в сражениях 1812 года, как и в последовавших затем Заграничных походах русской армии, молодому великому князю участвовать не довелось. Но Берлин и Париж по разре