Archives

Наше время

марта 1, 2020

О новейшей истории России, роли, которую уже сыграл в ней Владимир Путин, и о том, что ему еще предстоит сделать, в интервью журналу «Историк» рассказал кинорежиссер Карен Шахназаров

Про время, в которое мы живем, Карен Шахназаров говорит не торопясь, видимо стараясь не попасть в заданный современной жизнью ритм, когда часто бывает так, что оценки и мнения следуют впереди анализа и размышлений. Его отец работал помощником последнего советского лидера Михаила Горбачева и, скорее всего, знал больше других о том, почему СССР потерпел крах. Может быть, поэтому перестроечное время и распад Советского Союза для гендиректора «Мосфильма» Шахназарова – своеобразная точка отсчета и для анализа дня сегодняшнего? Впрочем, судя по всему, 1991 год является своеобразным рубежом и для Владимира Путина. Неудивительно: Путин и Шахназаров – ровесники, отсюда, вероятно, и схожие мнения по многим вопросам.

Мы намеревались говорить с Шахназаровым лишь о последнем двадцатилетии, но интервью с самого начала вышло за эти хронологические рамки. Не только за счет экскурса в позднесоветское прошлое. С середины января этого года Карен Шахназаров входит в рабочую группу по подготовке предложений о внесении поправок в Конституцию. И у него есть своя версия того, зачем Владимир Путин решил менять Основной закон. Грех было бы не воспользоваться случаем и не узнать, что именно затевает президент и что будет дальше.

Точка отсчета 

– Что изменилось в нашей жизни за двадцать истекших лет? Что самое главное, на ваш взгляд? 

– Мы – современники этих событий, а люди, как правило, не понимают сути событий, в которых участвуют. Даже те, кто как бы их создает, – лидеры, исторические деятели – и те не до конца понимают, внутри каких процессов им приходится действовать. Поэтому трудно, конечно, оценить происходящее по-настоящему глубоко. К тому же нам не дано знать, что будет дальше, какое развитие получат события. И тем не менее некоторые наблюдения мы можем сделать.

Прежде всего, как мне кажется, чтобы понять последние двадцать лет, нужно представлять себе исторический контекст. Вот почему я бы начал разговор с другой точки отсчета – с 1991 года.

– С распада СССР? 

– Не только. Совершенно очевидно, что в наших представлениях революция – это либо то, что происходило во Франции в 1793 году, либо то, что у нас в 1917-м. Однако я убежден, что и в 1991-м мы пережили самую настоящую революцию. Она не сопровождалась полномасштабной гражданской войной, это правда. Хотя элементы гражданской войны, например в Чечне или в Москве в октябре 1993 года, все же были, но они не переросли в тот кошмар и ужас, что охватили Россию после 1917 года. Видимо, это было связано прежде всего с тем, что тогда шла Первая мировая война и миллионы людей, поставленные под ружье, привыкли убивать. Конечно, ничего подобного в 1991-м не было. Но если считать одной из основных примет революции смену экономической модели и форм собственности, то это, безусловно, была революция. Или контрреволюция, если сравнивать 1991 год с тем, что произошло в 1917-м.

– Плюс еще распалась страна… 

– Да. Мы потеряли значительные территории. Но, между прочим, потеряли или сознательно от них отказались – это тоже до сих пор неясно. Сейчас немодно рассуждать на эту тему, однако, с моей точки зрения, тут есть предмет для размышлений. Кстати, Путин в свое время, говоря о распаде СССР как об «общенациональной трагедии огромного масштаба», вместе с тем подчеркивал, что, с другой стороны, «Россия перестала быть дойной коровой для всех и каждого».

Так что, вполне возможно, это было нужно – и для той экономической модели, которая шла на смену старой, советской, и для нашего дальнейшего развития. Я, наверное, непопулярное сегодня мнение выскажу, но вообще, строго говоря, никто не может мне ответить на вопрос: хотим ли мы вновь соединиться в одном государстве в полном объеме союзных республик? Ведь, помимо всего прочего, это гигантская нагрузка! По силам ли она новой России? Не случайно же Путин неоднократно подчеркивал: «Кто не жалеет о распаде Советского Союза, у того нет сердца, а кто хочет его восстановления в прежнем виде, у того нет головы».

Миссия Ельцина 

– Раз уж вы заговорили об этом времени, нельзя не сказать о том, что к 1991 году страна была в весьма запущенном состоянии. Принято ругать «лихие девяностые», но и последнее советское десятилетие отнюдь не было периодом расцвета… 

Президент России на учениях Северного флота в Баренцевом море

– Абсолютно точно. Помню, как я, еще молодой режиссер, приехал в начале 1980-х годов, кажется, в Рыбинск или Ярославль с картиной «Мы из джаза». Нас повезли на какой-то завод. И главный инженер, тоже молодой парень, долго показывал нам предприятие. Оно и так-то довольно угрюмое было, но меня ужаснул самый финал экскурсии. Обойдя весь завод, под конец мы оказались на заднем дворе, где увидели, что пространство вокруг сплошь заполнено продукцией этого завода. Выяснилось, что востребовано было всего лишь несколько процентов его продукции, а остальное складывалось тут же. Передо мной вдруг открылась такая, знаете, совершенно сюрреалистическая картина: получается, предприятие работало вхолостую. Поэтому, когда говорят о 1990-х, нельзя забывать и о 1980-х.

Подписание соглашения о ликвидации СССР и создании СНГ. Правительственная резиденция «Вискули» в национальном парке «Беловежская Пуща», 8 декабря 1991 года

Безусловно, достижения у советской власти были, но, конечно, в 1970–1980-х годах ситуация, которую я увидел на этом заводе, к сожалению, была уже почти повсеместно. Система не работала. Эти предприятия по идее надо было закрывать. Понятно, что это драма, понятно, что там работают люди… Советская власть на это решиться не могла.

– А постсоветская эту задачу решила? 

– В известном смысле. Вы знаете, я никогда не был сторонником Бориса Ельцина, но думаю, что его миссия разрушителя была необходима. Нельзя было ничего построить, не разрушив старое. Но разрушить мог только такой человек. Это как будто судьба именно такого нам тогда послала – во многом циничного, рвущегося к власти, готового многим пожертвовать ради достижения цели. Не исключаю, что, если б в то время на его месте был более совестливый руководитель, могло быть еще хуже. Агония затянулась бы. Может, я ошибаюсь, однако мне кажется, что в этом и была историческая миссия Ельцина, и в этом смысле он с ней справился. Именно поэтому, на мой взгляд, нельзя сказать, что ельцинский период был совершенно бесполезный…

«Мы живем в эпоху модернизации» 

– Что происходит сейчас? В какую эпоху мы живем? 

– Мы развиваемся. Последние двадцать лет – это этап строительства, развития, созидания. По большому счету мы живем в эпоху модернизации.

Понимаю, мне могут возразить: развитие идет слишком медленно, проблем по-прежнему достаточно. Все это понятно! Но все-таки если ты ездишь по стране, то видишь – не можешь не видеть! – что очень много построено за последние годы. Города другими стали. И не только Москва: это неправда, что одна Москва развивается. И вообще, если вглядеться, построенное в последние годы вполне сопоставимо с тем, что было построено до того.

Эпоха Путина в этом смысле уже вошла в историю. По сути, он проводит третью масштабную модернизацию страны. И при этом – первую без репрессий и крови. Ведь до того все наши модернизации, что петровская, что советская, ленинско-сталинская, сопровождались очень большими жертвами…

Отсюда, возможно, представление, что «мало, недостаточно, медленно». Что «можно было бы быстрее и больше». Я вообще этих сослагательных наклонений не приемлю. Я считаю, что все, что в истории делается, делается с той скоростью и в том объеме, в каком ей это нужно. И потом, если вы готовы на жесткий вариант модернизации – это будет одна скорость; если не готовы на такое – другая… Очевидно же, что сегодня ни власть, ни общество не согласны на жесткий сценарий.

– Как вы считаете, был ли у Путина изначально какой-то замысел, какой-то свой «проект России» или же он реагировал на проблемы и вызовы по мере их поступления? 

«Я из простой семьи, и я жил очень долго этой жизнью, практически всю свою сознательную жизнь. Я жил как рядовой нормальный человек, и у меня всегда сохраняется эта связь», – признался однажды Владимир Путин

– С моей точки зрения, у всех выдающихся политиков (а то, что Путин, конечно, выдающийся политик, об этом уже сейчас можно ответственно говорить, он уже вписал себя в историю) не бывает какого-то заранее созданного плана, которому они потом следуют. Даже у вождя большевиков Владимира Ленина, который, казалось бы, пришел к власти с программой масштабного переустройства общества. Ведь на деле ему пришлось очень сильно подстраивать эту программу под непростые реалии тогдашней России. Потому что одно дело – теории, идеи, замыслы, планы, и совсем другое – когда Ленин встал во главе государства и должен был постоянно решать самые разные сиюминутные задачи.

Так и Путин, на мой взгляд, с первого дня вынужден был решать текущие вопросы. Но именно из этого в результате и выросло его понимание тех больших задач, которые впоследствии им были сформулированы.

Помните, вначале, когда Путин только стал президентом, он говорил, что этой должности не добивался, что он – всего лишь служащий, что быть президентом – просто его работа. Он с этой идеей пришел во власть. Да, сейчас уже видно, что для него это стало еще и миссией. Путин – пассионарный, конечно, человек: в нем это было заложено. Однако так не вмиг произошло: он постепенно, втягиваясь в эту работу и откликаясь на вызовы, все вернее и вернее превращался в большого лидера. Сама жизнь его подталкивала к этому…

Владимир Путин на авиабазе Хмеймим в Сирии. Декабрь 2017 года

«Где же ему везет?» 

– Некоторые называют Путина везунчиком: мол, и с нефтяными ценами ему везет, и однополярный мир рушится, и в условиях многополярности у России появляются новые возможности. Вы согласны с тем, что ему везет в политическом смысле, или это упрощение? 

– Упрощение. По-моему, все наоборот. Слушайте, а в чем ему везет? Ему досталась страна в состоянии полной разрухи. В состоянии войны, причем войны, вы же помните, о которой неизвестно было, во что она выльется. Я помню настроения, которые царили среди мыслящих людей, весьма патриотично, кстати, настроенных: многие из них полагали, что России конец, что все, мы из этого уже не выберемся. Было же такое?

– Было. 

– Эти настроения с трудом удалось переломить. Но и потом Путин все время сталкивался с сильнейшими вызовами. Сперва это борьба за единство страны. Вы же помните, страна распадалась, расползалась. Все это надо было собрать… Затем – олигархи, которые контролировали все. Он их отодвинул от власти. В этом смысле он проявил себя как очень смелый, дерзкий, я бы сказал, политик.

К тому же долгое время у него не было тех рычагов, которые были, например, у Ленина и Сталина. У них была партия, а у него нет. Он вообще в этом отношении уникальная фигура в российской истории, потому что и у Петра Великого все-таки существовала социальная опора, и у Сталина, а у Путина нет. Я подозреваю, что это было сознательно Ельциным и его окружением сделано – найти преемника, у которого нет опоры внутри правящей элиты. Ведь Путин пришел не из политики, у него никакой публичной репутации не было, его никто не знал, он не был известен элитам. Видимо, предполагалось, что таким человеком будет очень легко манипулировать. Но расчеты на это не оправдались.

В принципе дальше Путин все стал создавать сам – политическую систему, партию; это все он делал. Надо было действительно обладать каким-то колоссальным чутьем, интуицией, умом, чтобы изменить расклад сил.

А потом началось противостояние с Западом. Для меня очевидно, что Путин не собирался конфликтовать с Америкой и Европой. Более того, я думаю, что он западник по своим корням и убеждениям – умеренный западник, как все мы – московские, питерские. И поначалу у него были иллюзии, как мне кажется, по поводу того, что возможно сращивание России и Запада, создание единой Европы «от Лиссабона до Владивостока».

– Но эти иллюзии рухнули. 

– Потому что потом началось такое! Против него – против него лично, не только против страны, которую он возглавляет! – ополчилась самая могущественная часть мировой элиты. Это не шутки! Так где же ему везет?

Наоборот, президентство Путина совпало с одним из самых тяжелых периодов в истории России. Можно сказать, что примерно такой же тяжелый период был после Гражданской войны, и тогда Сталин, как бы мы к нему ни относились, все-таки вытащил страну. Но я повторяю: у Сталина была партия, причем партия идейная. У Путина такой партии не было. И второе: Сталин действовал диктаторскими методами. Путин за двадцать лет ни разу к таким инструментам не прибегал.

– Какие вызовы стоят перед страной сегодня? Что осталось на потом? 

– Модернизация. Потому что она еще не завершена. Такую страну, как наша, за такой срок не изменишь, иллюзии на этот счет не имеют никакого отношения к реальности.

– Да и можно ли модернизацию завершить? Мне кажется, обновление, как в компьютерных программах, должно происходить постоянно, автоматически… 

– Конечно. Но я думаю, на сегодняшний день не закончен даже первый этап модернизации – создания такой социальной модели, которая сама была бы заточена на обновление. Это непростая задача.

Не будем забывать: все это происходит на фоне яростного противостояния с Западом, которое в обозримой перспективе никуда не денется. Запад сам находится в кризисе, и, на мой взгляд, там понимают, что осталось мало времени для того, чтобы Россию, как говорится, снять с арены. А такие мысли всегда есть. На Западе же постоянно эта мысль в прессе муссируется, что «Россия – умирающая империя». А если умирающая, значит, есть шанс ускорить этот процесс. Правда, сейчас появились новые нотки: она вроде «умирающая, но все-таки не сразу и еще может какое-то время причинять вред». И поэтому с ней «пока» приходится считаться. Раньше на Западе таких ноток не было. Безусловно, это соперничество будет продолжаться, и, кстати, я к этому отношусь с пониманием. В том смысле, что Запад можно понять: если вы способны каким-то образом ослабить или прикончить вашего соперника, почему нет? Это нормально в политике.

Однако нам ничего другого не остается, кроме как страну модернизировать. Аэропорты строить, дороги, жилье. Не случайно Путин придумал нацпроекты. Я понимаю их замысел. Он собрал огромные деньги, чтобы бросить их на максимально быструю модернизацию страны – без крови и репрессий совершить рывок.

Большая пресс-конференция Владимира Путина в декабре 2019 года

«Нужны люди, готовые брать на себя ответственность» 

– Есть ли выход из этой ситуации? Вернее, видит ли его Путин, как вы считаете? 

– Я думаю, он сейчас как раз ищет этот выход. Но это непросто. Понятно, как работал механизм модернизации в СССР или Китае – при помощи репрессий. Но Путин хочет обойтись без этого. Насколько возможно такие масштабные задачи решать совсем без применения силы, я лично не знаю.

Между тем СССР – это ведь не только репрессии. Большевики были фанатики, причем идейные. Тогда были люди, которые даже в условиях репрессий брали на себя ответственность, не боялись этого. А все-таки у нас сейчас все политические силы больше напоминают чиновников. Они трудятся, но без фанатизма. И я не вижу пока такой идейной силы, на которую президент может опереться для того, чтобы проводить масштабные реформы. А это важно. Должны быть люди очень идейные и готовые брать на себя ответственность. Наверное, это главная проблема, с которой Путин сегодня сталкивается.

И отсюда его внутреннее желание скорректировать политическую систему страны. Все эти инициативы о том, чтобы Думе передать больше полномочий, – они отсюда, как мне кажется. Но Путин очень осторожно это делает, и я его понимаю.

– Почему? 

– Мы все вышли из распада СССР, как из гоголевской «Шинели», и мы больше всего боимся нового расползания. Мы ведь помним, как у нас в России это происходит: отпустили вожжи, дали свободу – и пошло. Вплоть до полного развала страны. Поэтому тут, с одной стороны, вроде бы понятно: надо создавать какие-то механизмы, позволяющие более активно работать демократическим институтам. С другой стороны, нельзя превратить торжество демократии в расцвет сепаратизма и дезорганизации. Как мне представляется, Путин сейчас находится в размышлениях о том, как найти золотую середину.

– Между чем и чем приходится выбирать? 

– Вообще тут два пути. Можно было идти по пути Советского Союза. Там был ЦК КПСС, который действовал как направляющий и контрольный орган, который все время подгонял Совмин. Но тогда нужно создавать параллельную структуру власти, ведь в ЦК был не только идеологический отдел, но и отдел машиностроения, сельского хозяйства и т. д. ЦК КПСС дублировал отраслевую структуру правительства. Другой путь – делиться властными полномочиями с выборными органами: Госдумой, региональными заксобраниями и местными советами. То есть действовать более демократично. Фактически Путину надо создавать новую политическую систему России.

Выступление Президента России перед участниками «Форума действий» Общероссийского народного фронта. Ноябрь 2016 года

– Именно с этим вы связываете предложения Путина по изменению Конституции? 

– Да, предполагаемые поправки в Конституцию, я думаю, идут именно отсюда. Потому что ельцинская Конституция ужасная, но она, как ни странно, сработала: именно она дала Путину тот объем власти, благодаря которому он сумел добиться стабилизации. Но она же привела к тому, что все оказалось на ручном управлении. А в такой огромной стране это невозможно. Тем более не имея рядом мощной политической силы. Замыслив масштабнейший модернизационный проект, Путин столкнулся с тем, что не с кем его осуществить. Ему нужна новая опора.

Сейчас президент ищет возможности создания некоей новой политической системы, которая гарантировала бы России три важных для него вещи. Во-первых, целостность и суверенитет страны – это для Путина задача номер один. Во-вторых, ее развитие, модернизацию, причем за счет мобилизации общественных сил, самоорганизации общества. И в-третьих, обеспечение преемственности власти. Путин хочет создать политическую систему, которая могла бы генерировать людей, способных к управлению страной, которые были бы готовы брать ответственность на себя. Согласитесь, это задача исторического масштаба.

При участии Петра Орехина

Лента времени 

Май-июнь 2000 года 

Создание федеральных округов и реформа Совета Федерации.

Декабрь 2000 года 

Утверждение государственных символов РФ (герб, гимн, флаг).

Январь 2001 года 

Вступление в силу второй части Налогового кодекса РФ, устанавливающего, помимо прочего, плоскую шкалу НДФЛ.

Март 2001 года 

Начало первого этапа военной реформы.

Октябрь 2001 года 

Вступление в силу Земельного кодекса РФ.

Декабрь 2001 года 

Первый эфир «Прямой линии с Владимиром Путиным».

Декабрь 2001 года 

Образование партии «Единая Россия».

Февраль 2002 года 

Вступление в силу Трудового кодекса РФ.

Июль 2002 года 

Принятие Закона «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения».

Октябрь 2002 года 

Подписание документов о создании Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), включающей в себя шесть республик бывшего СССР.

Декабрь 2003 года 

Победа «Единой России» на парламентских выборах, формирование пропрезидентского конституционного большинства в Госдуме.

Сентябрь 2005 года 

Объявление о начале реализации приоритетных национальных проектов.

Август 2006 года 

Завершение выплаты внешних долгов СССР.

Май 2007 года 

Объединение Русской православной церкви и Русской православной церкви за границей.

Октябрь 2008 года 

Начало второго этапа военной реформы.

Ноябрь 2009 года 

Подписание документов о создании Таможенного союза России, Белоруссии и Казахстана.

Май 2012 года 

Издание 11 указов, определяющих целевые показатели развития страны на ближайшую перспективу.

Август 2012 года 

Вступление России во Всемирную торговую организацию.

Ноябрь 2012 года 

Начало нового этапа масштабного перевооружения армии.

Февраль 2014 года 

Проведение зимних Олимпийских игр в Сочи.

Март 2014 года 

Возвращение Крыма и Севастополя в состав России.

Май 2014 года 

Подписание Договора о создании Евразийского экономического союза (ЕАЭС), включающего в себя пять республик бывшего СССР.

Апрель 2016 года 

Первый запуск ракеты с нового космодрома Восточный.

Март 2018 года 

Оглашение послания президента Федеральному Собранию, посвященного планам по развитию вооруженных сил и обеспечению обороноспособности России.

Май 2018 года 

Открытие движения по автодорожной части Крымского моста.

Май 2018 года 

Подписание Указа Президента РФ «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года».

Июнь-июль 2018 года 

Проведение в России чемпионата мира по футболу.

Август 2018 года

Начало пенсионной реформы.

Апрель 2019 года 

Подписание Указа Президента РФ об упрощенном порядке выдачи российских паспортов жителям ДНР и ЛНР.

Январь 2020 года 

Начало работы по внесению поправок в Конституцию РФ.

Экспорт продовольственных товаров и сельхозсырья, млрд долл. 

2000 1,632

2004 3,292

2008 9,278

2012 18,769

2018 24,885

2019 24,853

Источник: Росстат, ФТС России 

Среднемесячная начисленная заработная плата, руб. 

2000 2223

2004 6740

2008 17 290

2012 26 629

2018 43 724

2019* 46 131

* Январь-ноябрь 2019 г.

Источник: Росстат 

Уровень безработицы, % от рабочей силы 

2000 10,6

2004 7,8

2008 6,2

2012 5,5

2018 4,8

2019* 4,6

* На декабрь 2019 г.

Источник: Росстат 

Среднемесячный размер назначенных пенсий, руб. 

2000 694

2004 1915

2008 4199

2012 9041

2018 13 360

2019 14 163

Источник: Росстат 

Уровень бедности (доля населения с денежными доходами ниже прожиточного минимума), % 

2000 29,0

2004 17,6

2008 13,4

2012 10,7

2018 12,6

Источник: Росстат 

Младенческая смертность, чел. 

2000 19 286

2004 17 339

2008 14 436

2012 16 306

2018 8244

Источник: Росстат 

Ожидаемая продолжительность жизни при рождении, лет 

2000 65,34

2004 65,31

2008 67,99

2012 70,24

2018 72,91

Источник: Росстат 

Общая площадь жилья, приходящаяся в среднем на одного жителя, кв. м 

2000 19,2

2008 21,8

2012 23,4

2018 25,8

Источник: Росстат 

Заболеваемость алкоголизмом и алкогольными токсикозами (число больных, взятых под наблюдение впервые в жизни), тыс. чел.

2003 228,2

2004 218,4

2008 173,4

2012 122,8

2018 75,8

Источник: Росстат 

Число зарегистрированных преступлений, млн 

2003 2,756

2004 2,894

2008 3,210

2012 2,302

2018 1,991

Источник: МВД России 

Число зарегистрированных убийств и покушений на убийство, тыс. 

2003 31,630

2004 31,553

2008 20,056

2012 13,265

2018 8,574

2019 7,948

Источник: МВД России 

Число граждан, находящихся в учреждениях уголовно-исправительной системы (на начало года), тыс. чел. 

2000* 1092

2008 885

2014 678

2019 563

2020 524

* Данные на середину года

Источник: ФСИН России 

Для вас лично важны возможные изменения в Конституции? 

%

Скорее важны 79

Скорее не

важны 16

Затрудняюсь

ответить 5

Источник: ВЦИОМ, февраль 2020 г. 

Какими должны быть изменения в стране? 

%

Преобразования в России нужно делать немедленно, быстро и решительно 29

Страна нуждается в стабильности,

изменения должны проходить плавно и

постепенно 49

Сейчас вообще не нужно никаких реформ и

серьезных перемен 12

Затрудняюсь ответить 10

Источник: ЦИРКОН, март 2019 г. 

Фото: СЕРГЕЙ БОБЫЛЕВ/ТАСС, НАТАЛЬЯ ЛЬВОВА, АЛЕКСЕЙ ПАНОВ /ТАСС, РИА Новости, АЛЕКСЕЙ ПАНОВ /ТАСС, ZUMA\TASS, ВЛАДИМИР РОДИОНОВ/ТАСС

По страницам будущих учебников

марта 1, 2020

Что напишут в учебниках истории про эпоху Путина? С этим вопросом журнал «Историк» обратился к руководителям двух академических институтов истории – всеобщей и российской 

В отличие от предшествующих периодов российской истории – перестройки и девяностых, по поводу нашего времени, на мой взгляд, в стране имеется определенный консенсус. Думаю, он и найдет отражение в учебниках истории будущего 

Александр Чубарьян, научный руководитель Института всеобщей истории РАН, доктор исторических наук, академик РАН 

Во-первых, я уверен, что подавляющее большинство наших граждан признают: эпоха, связанная с президентством Владимира Путина, войдет в историю как период возвращения России статуса державы, с которой миру приходится считаться. Утрата этого статуса, последовавшая за распадом СССР, болезненно переживалась россиянами, и теперь они позитивно оценивают возобновление ранее нами утраченных позиций. И это объективно, это признают и за пределами нашей страны. Сегодня к России разное отношение в мире; мы прекрасно отдаем себе отчет в том, что есть очень антироссийски настроенные политические силы. Однако даже те, кто критически относится к нашей стране, согласны с тем, что во времена Путина Россия, как они говорят, «поднялась с колен», что она смогла занять достойное место в общем концерте мировых держав.

Во-вторых, мне кажется, что, несмотря на все сложности, которые у нас есть сейчас в экономике, несмотря на то, что многие люди выражают очевидное недовольство своим нынешним социальным положением, снижением (а вернее сказать, не слишком быстрым повышением) доходов, в общем и целом народ признает: Владимиру Путину удалось многое. Люди стали лучше жить, уверенней смотреть в завтрашний день. Он смог побороть олигархократию, встроив бизнес в общую систему интересов государства. Ему удалось все это сделать, и я думаю, что это также было встречено с пониманием.

И третье, что, на мой взгляд, останется в памяти: Путин покончил с чеченской войной, благодаря его политике сохранилось российское единство. Я вам должен сказать, что чеченская война имела отзвук не только на Кавказе. Федерализация, которая происходила в стране, грозила обострением противоречий и в других регионах России. Люди это понимали и, как мне представляется, оценили вклад Путина. Так что как минимум по этим трем параметрам эпоха Путина и войдет в учебники истории.

Двадцать лет – срок серьезный, и, полагаю, мы уже можем наметить некоторые основные тенденции, которые, судя по всему, являются довольно важными в жизни нашей страны и нашего народа. А значит, достойны занять свое место в том числе и на страницах учебника истории 

Юрий Петров, директор Института российской истории РАН, доктор исторических наук 

В учебной литературе, на мой взгляд, прежде всего будет отмечена заслуга Владимира Путина, сумевшего существенным образом укрепить государство. То, что президент сделал сначала – вплотную занялся усилением вертикали власти, было совершенно необходимо сделать. Одновременно он поднял авторитет власти, который к концу 1990-х упал уже крайне низко. Исторические традиции России связаны как раз с тем, что без сильной власти общество начинает фрагментироваться, а государство, страна в целом – деградировать, чему мы и были свидетелями на протяжении 1990-х годов.

К моменту избрания Путина очень остро стоял вопрос о сохранении территориального единства, о прекращении всякого рода сепаратистских выступлений, которые имели место не только по границам страны, но даже и внутри нее. Я допускаю, что если бы президентство Бориса Ельцина продолжилось, то наше государство, наша страна, возможно, утратила бы то единство, которым мы все дорожим.

Также на повестке дня стояла задача добиться сплоченности российской нации, то есть объединения общества вокруг общих ценностей, чтобы избежать повторения впредь всякого рода внутренних национальных, конфессиональных и прочих конфликтов. Достаточно вспомнить события в Кондопоге: была опасность, что эта тенденция может распространиться гораздо шире по стране. Сегодня, как показывают недавние социологические опросы, проблема межнациональных отношений уже не является столь острой. Это означает, что некоторые успехи (хотя их, конечно, не нужно преувеличивать) все-таки были достигнуты и обстановка взаимоуважения в нашей стране начинает, надеюсь, преобладать в отношениях между нациями, народами и конфессиями.

Фото: РИА Новости, Наталья Львова

Возвращение

марта 1, 2020

Шесть лет назад, в марте 2014 года, Крым вернулся в родную гавань. Это историческое событие навсегда останется в памяти поколений

С Черноморской эскадрой и Крымом связаны самые героические страницы истории нашего флота. Недаром Севастополь в веках получил название города русской военно-морской славы. Наши предки – и в годину Крымской войны середины XIX века, и в тяжелейшие годы Великой Отечественной – сражались за крымскую землю доблестно и отчаянно, завещав и нам защищать и беречь нашу Родину. Поэтому я всегда твердо верил, что Севастополь и Крым вернутся в Россию. Иначе и быть не могло. Наверное, если бы я в это не верил, мне, в свою очередь, не поверили бы мои товарищи – офицеры и матросы, которые в 1991–1992 годах сберегли верность присяге, сохранили для России Черноморский флот в Севастополе, стратегически важное присутствие нашей страны в Крыму и на Черном море. В марте 2014 года оказалось, что верили мы в это не зря…

«Крымская весна» 

Вряд ли я преувеличу, если скажу, что весной 2014 года начался новый отсчет в истории нашей страны. Новая эпоха. Без единого выстрела, без кровопролития Россия завоевала подлинный суверенитет. Все было подготовлено и осуществлено на высочайшем уровне. Миллионы людей увидели, как торжествует справедливость, увидели, как слаженно и эффективно в экстремальной ситуации могут работать ветви нашей политической власти, армия, флот, гражданское общество. Для жителей Крыма, да и для всей России, это была счастливая весна. Люди находили единомышленников и не скрывали своей радости!

Бросается в глаза разница по сравнению с положением дел в начале 1990-х, когда мы на Черноморском флоте не чувствовали поддержки Москвы. В те смутные годы стратегию страны нередко разменивали на мелкие интересы, а власть не учитывала мнения большинства крымчан, да и жителей России. Нам тогда не удалось отстоять Крым в составе России, но, к счастью, мы смогли сохранить российский Черноморский флот на полуострове, в родном Севастополе. И наш флот почти на два десятилетия стал важнейшей связующей нитью между русскими людьми, которых на время разделили нелепые границы.

В 2014 году президент страны в крайне тяжелой ситуации принял блестящее, своевременное решение, защитившее 2 млн жителей Крыма. После того, что произошло в Киеве с осени 2013-го до зимы 2014 года, у России выбора не было. Нужно было спасать крымчан, жителей героического Севастополя. Это стало приоритетом и для Владимира Путина, и для российского правительства, и для российской армии.

Решение было принято взвешенное и своевременное. После этого все действовали по единому плану – согласованно и без осечек – на глазах у всего мира. Армия, Черноморский флот, спецслужбы показали себя в те дни безукоризненно, как крепкие, надежные звенья отлаженной системы, настоящие «вежливые люди». Так получилось во многом потому, что они чувствовали поддержку президента, поддержку своих соотечественников, всей России, которая была и остается едина в своем отношении к судьбе героического Крыма. В итоге Россия принесла в Крым мир и равноправное развитие всех наций, населяющих полуостров.

Вспомните, как возник в те дни термин «крымская весна». Его никто не навязывал. Это понятие родилось в народе, и оно выражает отношение миллионов людей к возвращению Крыма в родную гавань, к торжеству справедливости и укреплению нашей Родины. Прошли годы, и можно сказать, что наши тогдашние надежды выдержали проверку временем. Крым был, есть и будет российским.

Россия принесла в Крым процветание, и все его жители это почувствовали. Символом развития стало строительство уникального Крымского моста, впервые надежно соединившего полуостров с «материком», с остальной Россией. Крым отстраивается. Чего стоит открытие нового аэропорта в Симферополе! Создание транспортной инфраструктуры! Новую технику получает и осваивает наш Черноморский флот, обеспечивающий мирное развитие страны на огромном пространстве.

Стиль президента 

В том, как произошло возвращение Крыма, сказался зрелый политический стиль Путина – без этого фактора вряд ли такое стало бы возможным. Этот стиль мы чувствуем не только на берегах Черного моря. Он сказывается повсюду в нашей стране. Президент, как никто другой, умеет подбирать людей и ставить их на нужный участок – при этом он руководствуется прежде всего не их политическими заявлениями, а профессионализмом.

Мы видим, что Владимир Путин сделал ставку на долговременные, вековые интересы России и ни разу не изменил им. Благодаря точным действиям главы государства и его команды в стране началось время развития. Это чувствуется на самых разных направлениях. В своих планах президент опирается на исторические традиции, но и заглядывает в далекое будущее и не отступает, когда приходится работать под серьезным давлением, в жестких геополитических обстоятельствах. Это ценнейшее качество для лидера. И не случайно все социологические опросы вот уже 20 лет показывают, что Россия Путину доверяет. Доверяет не обещаниям, не красивым словам, а делам, решениям, стратегическому мышлению и выстроенной системе.

То, что было сделано за последние 20 лет, сродни тому, что удалось сделать Советскому Союзу в предвоенные годы, когда в короткий срок была создана уникальная военная промышленность, без которой мы не смогли бы победить в Великой Отечественной войне. Но тогда это делалось на фоне репрессий, понижения уровня жизни и жесткой мобилизации всех ресурсов. А современная Россия снова стала мощной державой с минимальными издержками, с учетом нашего драматического исторического опыта. И не за счет населения, а, наоборот, в условиях планомерного, шаг за шагом повышения уровня жизни.

Приведу еще один пример, близкий мне по давним служебным интересам. Только в последние десятилетия по инициативе Путина Россия по-настоящему вернулась в Арктику. Трудно переоценить важность этой глобальной программы. О Северном морском пути в своих выступлениях Путин упоминал чаще, чем все предыдущие главы государства, вместе взятые. И это не просто слова. В регионе развиваются трассы, работает атомная станция, разрабатываются месторождения, исследователи получают современную технику. Укрепляются военный флот и флот ледокольный. Нет сомнений, что труднодоступные ресурсы Крайнего Севера, которые нам принадлежат, будут работать на благо нашей страны. Во многом именно развитие отдаленных северных районов определит экономические успехи России в перспективе ближайших десятилетий. Это работает уже сейчас и будет работать долго! И это тоже стиль Путина. Глубокое знание истории, понимание ее уроков, уважение к подвигам и свершениям наших предков – и нацеленность в будущее, предвидение тех вызовов, на которые нам придется отвечать через 10, 20 лет. Именно такого кругозора и интуиции требует от национального лидера наше динамичное время, XXI век.

Я уверен, что в дальнейшем президент будет работать так же системно и неутомимо, с опорой на все слои населения. И традиции «крымской весны» еще не раз помогут нам успешно защищать интересы государства, интересы нынешних и будущих поколений наших соотечественников.

 

Китайский взгляд на Путина

марта 1, 2020

Что пишут о Путине в Поднебесной и почему российский лидер стал героем китайского фольклора? Об этом в интервью журналу «Историк» рассказал известный российский востоковед, доктор исторических наук, профессор НИУ ВШЭ Алексей Маслов

Китайские учебники, равно как и всякие другие – российские, американские, западноевропейские, традиционно освещают прежде всего собственную историю. Так что о современной России там рассказывается очень и очень поверхностно. Как говорит Алексей Маслов, «в основном там просто перечисляются президенты – Михаил Горбачев, Борис Ельцин и Владимир Путин». Впрочем, с Путиным все не так просто.

Лидеры полураспада 

– Что пишут китайцы о наших лидерах? 

– Роль Горбачева рассматривается в КНР как негативная, его воспринимают как человека, который развалил страну. Внимание к этому обстоятельству понятно: Китай сам крайне опасается подобных деструктивных явлений.

– А роль Ельцина? 

– О Ельцине говорится в абсолютно нейтральной манере, но при этом отмечается, что именно при нем началось заметное потепление отношений между Россией и Китаем, что именно тогда страны перешли к стратегическому партнерству. Впрочем, кое-где упоминается, что он допустил к власти в России различные финансовые группировки, которые стали неподконтрольны государству. Довольно интересно, что это тоже рассматривается с точки зрения китайских проблем, которые в этом смысле очень схожи с российскими.

– То есть китайцы как бы на себя примеряют все это? 

– Да, все это совершенно четко ими экстраполируется на себя.

– А антикоммунизм Ельцина как-то отмечается или этого стараются не афишировать? 

– Китайцы приписывают весь антикоммунизм Горбачеву, и считается, что антикоммунизм пошел от него, что это он сделал так, что коммунистическая партия пришла к коллапсу.

Герой фольклора 

– Что пишут про Путина и нынешнюю Россию? 

– Подчеркивается, что Путин начал укрепление России, обеспечивает усиление единства российской территории, активно поддерживает инициативы Китая и т. д. Правда, если говорить об образе Путина в Китае, то следует иметь в виду, что учебниками и официальными публикациями дело не ограничивается…

В китайских магазинах на стойках с политической литературой всегда можно найти книгу о Путине

– То есть? 

– Дело в том, что в Поднебесной Путин в известной степени стал героем китайской фольклорной традиции. Мне кажется, что иногда китайское руководство даже беспокоит такой образ российского президента, потому что по сути это образ, которому должен был бы соответствовать лидер КНР Си Цзиньпин, но на деле он таковым не является. То есть жестким по отношению к Западу – как «Путин». Допускающим резкие высказывания и плюющим на какие-то навязываемые ему нормы – как «Путин». И по моим личным наблюдениям, идеологический аппарат китайской компартии не может понять, как правильно подавать в нынешней ситуации Си Цзиньпина, которому крайне тяжело соперничать с героем китайского «мифа о Путине».

– В том смысле, что в общественном мнении есть запрос на большую жесткость? 

– Да, на большую публичную жесткость. Получается, что это мифический «Путин» делает то, что Си Цзиньпин должен делать, но на что не решается. Например, не щелкает по носу американцев, не выступает с абсолютно антизападными лозунгами. Действительно, лидер КНР никогда не выступал с антизападными лозунгами, и вообще китайская пропаганда идет не от негатива, а от позитива. Однако, как ни странно, народный запрос на негатив применительно к Западу в Китае достаточно велик: оказывается, население КНР хочет большей жесткости от своего руководителя – прежде всего по отношению к внешним рынкам и внешним игрокам. Иными словами, хочет такого лидера, как «Путин».

Российский лидер стал в КНР и лицом торговых брендов, и популярным героем, к образу которого обращаются художники

– А где существует эта фольклорная традиция? Кого или что можно назвать ее носителями? 

– Во-первых, это блогеры, которые на своих страницах восхищаются Путиным. Во-вторых, квазиютьюбовские каналы (не сам YouTube, потому что формально он заблокирован в Китае, а то, что в КНР называется «Юку»), которые рассказывают о России.

На самом деле это скорее побасенки, в которых красноречиво повествуется о том, как «Путин» в очередной раз показал Западу. И хотя на первый взгляд никакого намека на Си Цзиньпина нет, но мысль понятна. При этом довольно любопытно, что в таких побасенках есть принципиальные несовпадения между образом Путина и образом России. То есть в них «Путин» – это такой позитивный образ, былинный герой, а «Россия» – это страна, которая не может решить свои экономические проблемы, точнее, может, но делает это заведомо хуже, чем Китай. Несовпадение этих двух образов, собственно говоря, в КНР никого особо не волнует. Так что идея, согласно которой «Путин крут», присутствует в подобных блогах повсеместно.

Завидный бренд 

– Как относятся к этой фольклорной трактовке китайские власти? 

– В соответствии с китайской политической традицией представители власти крайне редко вмешиваются в такие вопросы, если только вы напрямую не критикуете саму власть и не угрожаете ее устойчивости. Причем именно политическую власть. Экономические меры вы можете подвергать критике сколько угодно. Вы можете говорить, например, о высоких налогах или сложностях с оформлением документов, потому что это воспринимается в Китае не как критика, а как получение «вестей с мест», иными словами, это обратная связь, сигналы, на которые надо реагировать. Но основы политической власти затрагивать нельзя. А поскольку в этих блогах никто о китайской власти напрямую не упоминает, то и реагировать формально не на что. Хотя, как говорят злые языки, в политическом руководстве КНР есть некоторая настороженность по этому поводу. Даже не настороженность, а скорее опасение, что образ Путина часто перекрывает в фольклоре образ Си Цзиньпина.

Понятно же, что Си Цзиньпин несет ответственность в Китае за все, что происходит, вплоть до коронавируса, а былинный персонаж «Путин» – это абстрактный герой. С него какой спрос? Он всегда «на коне». К тому же он еще является лицом торговых брендов. Большинство пиратских российских или псевдороссийских товаров (мороженое, шоколад и т. д.), которые продаются в Китае, рекламируются при помощи изображений нашего президента: Путин ест шоколад, Путин ест мороженое и т. п. Хотя очевидно, что никаких разрешений на использование образа российского лидера производители товаров не получали, тем не менее этот образ – очень хорошо продаваемый бренд в Китае, чем они и пользуются.

– Как вы думаете, что китайцы напишут в учебниках истории про Путина через 20–30 лет? 

– Прежде всего я думаю, что, как бы дальше ни развивалась история, он уже будет оцениваться в Китае позитивно. Во-первых, Путин для китайцев однозначно – собиратель российских земель. Во-вторых, о нем будут рассказывать как о сильном лидере. Сильный лидер, который подавил претендовавшие на власть региональные группировки, – это то, что в настоящий момент очень волнует Китай и всегда волновало, в связи с чем данный аспект тоже найдет свое место в оценках российского президента, который сумел укрепить централизованную власть. К тому же на сто процентов точно будет отмечено, что при этом Путину оказывали весьма сильное противодействие, чем и объясняются экономические проблемы России, которых у нее, с точки зрения китайцев, существенно больше, чем у Китая. Таким образом, фигура Путина в любом случае будет выведена из-под удара.

Почему я с такой уверенностью говорю об этом? Потому что уже сейчас в Китае сформировался образ Путина как российского лидера, который соответствует идеалу, принятому в китайской политической традиции, – справедливый император, делающий свое дело, несмотря на сопротивление несправедливых и нерадивых чиновников и враждебное влияние на ситуацию со стороны Запада.

Фото: РИА Новости

Лидерство в эпоху перемен

марта 1, 2020

Владимир Путин возглавил страну в непростой период. России предстояло укрепить свои позиции на международной арене в условиях начавшегося обрушения устоявшегося миропорядка. Со своей задачей он справился. Но миропорядок продолжает рушиться. И значит, главные решения еще впереди

Для любого государства и любого лидера 20 лет – очень большой срок. Если же этот срок совпадает с эпохой глобальных перемен, то вообще непонятно, как измерить бремя ответственности, ложащееся на плечи такого лидера. Тем более если речь идет о стране, которая в недавнем прошлом пережила тяжелейшие потрясения, сопровождавшиеся крахом государственности и экономического строя, и вынуждена была восстанавливаться на фоне драматических изменений мирового ландшафта…

Задание на будущее 

«Россия переживает один из самых трудных периодов своей многовековой истории. Пожалуй, впервые за последние 200–300 лет она стоит перед лицом реальной опасности оказаться во втором, а то и в третьем эшелоне государств мира». 30 декабря 1999 года в одной из московских газет появилась статья премьер-министра Владимира Путина под названием «Россия на рубеже тысячелетий». Она была посвящена ситуации в мире и положению дел в стране, которая все 1990-е годы находилась в состоянии тяжелого кризиса. Приведенные строчки – завершение статьи, своего рода задание на будущее. Эта публикация, вышедшая накануне неожиданной досрочной отставки президента Бориса Ельцина, стала программой действий на годы вперед.

Спустя 20 лет Путин имеет основания сказать, что задача выполнена. К российской внешней политике относятся по-разному, в мире хватает и ее поклонников, и оппонентов, в том числе очень резких. Однако никто не оспаривает того, что Россия располагается в первом эшелоне мировых держав. Влияние на глобальной арене очевидно.

На Западе принято считать, что такой результат – следствие продуманной стратегии. Но если попробовать разложить ее на составные части, то стратегия скорее превратится в набор конкретных целей и соответствующих им инструментов. То, что называют grand design, по существу, отсутствует. Путин руководствуется классической формулировкой «политика – искусство возможного», оценивая это «возможное» в каждый конкретный момент времени.

Такой подход был бы чисто прикладным оппортунизмом, если бы не еще одно качество Владимира Путина. У него есть целостная картина мира, представление о том, как все взаимосвязано. Казалось бы, она должна быть у любого политического деятеля такого масштаба, однако сейчас это в явном дефиците. По крайней мере, большинство западных лидеров последние 20 лет были настолько убеждены в незыблемости своей идеологической рамки, что просто не считают необходимым ее критически оценивать и корректировать, вообще задумываться о ней.

Целостность картины мира – не синоним правильного его понимания. Но принципиально важно осознание того, что любое действие имеет определенные последствия. На Западе эйфория конца прошлого столетия породила иллюзию, что последствий не будет, что бы там ни делали.

Способы восстановления 

Для анализа президентства Путина особенно важны применяемые им инструменты. Президент России прежде всего прагматик, тот, кто оценивает текущее состояние дел и определяет оптимальные, на его взгляд, способы достижения целей здесь и сейчас. Можно выделить несколько позиций.

Первое. Прочность и устойчивость государства. Путин унаследовал государственную машину в состоянии почти полной дисфункции – от обеспечения безопасности и целостности страны до экономического положения. Помимо наведения элементарного административного и управленческого порядка он с самого начала исходил из того, что Россия должна максимально использовать свое главное конкурентное преимущество – это сырьевой потенциал. Такой подход многим казался отсталым, особенно на фоне резкого взлета интереса к «новой экономике» в начале 2000-х годов. Путин, однако, полагал, что ресурсная основа все равно надолго останется обязательным элементом любого развития, а тут у России огромный запас. Также он всегда придерживался мнения, что, несмотря на глобализацию и взаимозависимость, межгосударственная конкуренция сохранится и будет только обостряться, но в разных формах.

Второе. Финансовая независимость. Накопление ресурсов. Первым требованием нового президента к правительству была ускоренная выплата долгов. Зависимость от кредиторов, накопленная при Михаиле Горбачеве и Борисе Ельцине, ограничивала свободу действий России во внешнеполитической сфере. И в течение ближайших лет страна практически избавилась от долгов, с тех пор такой проблемы у нее нет. Решение было спорное, многие тогда считали, что спешить необязательно, что можно растянуть выплаты, а свободные деньги инвестировать в экономику. Однако Путин был уверен, что первичной задачей является укрепление суверенитета.

В дальнейшем правительство проводило консервативную бюджетную политику, делая ставку на накопление ресурсов. Такой подход тоже подвергался критике, многие упрекали руководство в замораживании огромных инвестиционных ресурсов. Но Путин твердо верил в необходимость «кубышки» на всякий случай. Это помогло стране относительно легко перенести мировой финансовый кризис 2008 года и потом адаптироваться к затяжному кризису, связанному с санкциями после 2014-го.

Третье. Раннее осознание того, что международные институты, унаследованные от прежнего периода, не будут действовать в новое время. Отправной точкой для такого понимания стало решение США о выходе в 2002 году из основополагающего Договора по противоракетной обороне (ПРО). В тот момент отношения с Вашингтоном были достаточно конструктивными, Россия реагировала довольно сдержанно. Однако, как стало ясно много позже, выводы о необходимости качественного совершенствования ядерных арсеналов были сделаны именно тогда.

Россия с нарастающим недоверием реагировала на попытки ревизии прежних правил в рамках формирующегося «либерального мирового порядка», и в частности пересмотра классического представления о суверенитете под предлогом новых гуманитарных подходов. Сохранить прежние правила все равно не удалось, но Россия, не верившая в провозглашаемые постулаты, оказалась лучше подготовлена, когда и эти постулаты начали проседать.

Четвертое. Ставка на реагирование, а не на долгосрочное планирование. Путину на Западе нередко приписывают некий особый стратегический талант, однако на деле его главное качество не в этом. Он по большому счету не верит в длительное планирование, поскольку уверен, что в эпоху глобального транзита и стремительных изменений особого смысла оно не имеет. Гораздо важнее способность к молниеносной реакции на перемены и чутье на открывающиеся возможности. К этому же относится умение видеть ошибки других и их использовать. Со стороны это часто воспринимается как нанесение хитрых «гибридных» ударов, но в действительности в большинстве случаев это своевременное осознание открывающихся ниш.

Пятое. Уверенность в том, что военная сила и впредь останется основным инструментом. В 2000-е годы у нас много рассуждали о новых категориях силы – «мягкая», «гражданская», экономическая, инновационная… По всем этим параметрам Россия уступала ведущим странам. Между тем общее восприятие всегда оставалось сугубо реалистическим: в основе всего лежит военная сила, так было и будет. Это опять же осуждалось как анахронизм, но со временем выяснилось, что значимость военной силы никуда не делась, наоборот, скорее возрастает вновь. Между 2008 годом, когда началась военная реформа, и 2015-м, когда Россия осуществила военную операцию в Сирии, боеспособность армии резко нарастили.

Шестое. Отсутствие идеологии как составной части внешнеполитической деятельности. Дипломатическая гибкость, отказ от альянсов в пользу ad hoc. Российская политика при Путине крайне неидеологична. Хотя внутри страны несколько раз предпринимались попытки сформулировать идеологические и ценностные директивы, успехом они не увенчались. Во внешней же политике наблюдался все более очевидный уход от любых идеологических установок в сторону чисто прагматического подхода. В этом смысле постсоветская Россия качественно отличалась от США или Евросоюза после холодной войны, которые декларировали идеологизированную, ценностно ориентированную политику. А в тех редких случаях, когда некие идеологические постулаты начинали играть важную роль в политике (например, концепция «русского мира» в 2014–2015 годах), результат оказывался неудовлетворительный.

Несмотря на смену лиц в Белом доме, общий настрой администрации США в отношении нашей страны остался неизменным: «Россию надо сдерживать». На фото: президент США Дональд Трамп и его предшественники Буш- младший (на первом плане), Барак Обама, Билл Клинтон и Джимми Картер на церемонии прощания с Бушем-старшим. Декабрь 2018 года

Следствием отсутствия идеологии явилось очень гибкое отношение к партнерствам как – в возрастающей степени – группам по интересам для решения конкретных задач. Сирийский сюжет (и связанные с ним ближневосточные мотивы) стал иллюстрацией того, как гибкость и широкая свобода маневра в выборе собеседников способны обеспечить высокую эффективность политики. Впрочем, гибкость ограничивается одной существенной для Путина оговоркой: нельзя «сдавать» давних партнеров, какой бы репутацией они ни обладали и сколь большие затруднения ни создавала бы их поддержка. С этим Россия оказалась в более выигрышной позиции, чем, например, США, которые отказывались от своих верных сателлитов (скажем, в ходе «арабской весны»). Хотя изначально было впечатление, что, напротив, упрямство России ей вредит.

Так можно кратко описать генезис успехов российской внешней политики при Владимире Путине. Здесь необходимо важное уточнение. Описанная парадигма имела целью именно то, о чем Путин говорил в статье конца 1999 года, – выживание и возвращение. Эти задачи были в целом выполнены к середине 2010-х годов. Сейчас наступает новый этап – консолидации позиций и качественного развития. И тут предстоят существенные изменения, потому что иными стали и условия, и цели. Внешняя политика предстоящего десятилетия будет снова о выживании, но теперь не только в условиях внутренней дисфункции, а прежде всего – в агрессивной и нестабильной внешней среде. И она будет о развитии самой страны и, уже как следствие, об укреплении ее позиций в мире.

Олицетворение перемен 

Путин образца 2020 года – человек-бренд, причем самый известный из российских брендов в мире. Отношение к нему диаметрально противоположное, но обе крайности – и демонизация, и поклонение – отражают ощущение значимости явления. Ощущение, потому что в мире, где политика в подавляющей степени виртуальна, определяющим оказывается именно восприятие, вне зависимости от того, отражает оно реальность или ее создает. Феномен Путина в том, что по ряду причин – некоторые связаны с его личностью и стилем поведения, некоторые вовсе нет – и, скорее всего, помимо собственного желания он стал олицетворением глобальной тенденции, даже предвосхитил ее.

В XXI веке мир начал меняться совсем не так, как ожидали в конце прошлого столетия. И пик славы Путина на международной арене (повторим, славы двойственной – и позитивной, и негативной) пришелся на тот момент, когда стало понятно: происходящее – не временное отклонение от «верного» пути, а сворачивание с него в каком-то неизвестном направлении. И человек, которого долго обвиняли в непонимании, где находится «правильная сторона истории», превратился из старомодного сторонника классической и уже неактуальной, как считала прогрессивная часть человечества, геополитики в едва ли не «злого гения» прогресса.

Путин, а вслед за ним и Россия, которую в мире прочно пришвартовали именно к личности президента, попали в необычную ситуацию. С точки зрения тех, кто доминирует в международном информационном пространстве, Российская Федерация и ее руководитель не заслуживают нюансов, им полагается только черно-белое изображение. Прежде такое применялось к так называемым «странам-изгоям». Линейно демонизировать государство, не играющее решающей роли в мире, можно. А что делать с державой, которая не просто занимает одну девятую часть суши, но и расположена на перекрестке самых больших мировых интересов? Отсюда подобие отчаяния, которое вызывает у внешних – западных в первую очередь – партнеров необходимость постоянно находить какие-то формы взаимодействия с Россией. И ее президентом.

До и после 

Внешнеполитический курс Владимира Путина можно очень обобщенно разделить на две части – период, когда Россия стремилась встроиться в конструкции, предлагаемые Западом, и период, начавшийся после того, как Москва пришла к выводу, что это невозможно.

В первой половине 2000-х годов российское руководство пыталось предложить США и Европе схемы сближения и взаимодействия, которые позволили бы России стать частью «расширенного Запада», сохранив при этом, если использовать модный ныне в Европе термин, «стратегическую автономию». То есть признавало западное «глобальное лидерство», претендуя на особенное положение России в его системе. Это, однако, не вызывало почти никакого интереса со стороны партнеров. Их понимание мироустройства не предусматривало «особого статуса» – либо полноценное подчинение установленному комплекту правил и представлений, либо отчуждение.

Дальнейшие изменения в политике России проходили под воздействием двух процессов. Один – все более четкое осознание того, что «подходящего» в российском понимании места в той системе для нее не предусмотрено. Другой – начавшаяся эрозия самого «глобального лидерства». Первый стимулировал размышления о том, к чему, собственно, России нужно стремиться. Второй создавал для этих размышлений контекст, который стал восприниматься как поле расширяющихся возможностей.

У Путина никогда не было иллюзий, что Россия может вернуться в статус бывшего СССР, то есть сверхдержавы, способной и стремящейся управлять миром. Приписываемая ему ностальгия по Советскому Союзу – скорее горечь от пережитых бессмысленных потрясений и человеческих потерь, чем желание возвращения к той модели. Более того, Путин несколько раз очень резко высказывался о советском коммунистическом руководстве разных периодов, которое и создало проблемы, приведшие к краху.

Группа БРИКС стала важным фактором нового многополярного мира. На фото: лидеры стран БРИКС – председатель КНР Си Цзиньпин, Президент России Владимир Путин, президент Бразилии Жаир Болсонаро, премьер-министр Индии Нарендра Моди и президент ЮАР Сирил Рамафоза (слева направо). 2019 год

Цель Путина – Россия, которая пребывает во всеоружии по поводу защиты своей безопасности и интересов. Они достаточно четко локализованы (Евразия), и в каком-то смысле президент США в 2009–2017 годах Барак Обама был прав, назвав Россию региональной державой. Просто регион таков, что его влияние имеет мощный глобальный «выхлоп» и сам он является объектом и участником именно глобальных процессов. Отсюда необходимость игры по всему полю, что не означает желания все это поле контролировать.

Новая эпоха 

Владимир Путин – политик переходного времени, волею судеб ставший, как сказано выше, его олицетворением. Одна фаза «перехода» завершилась: «конец истории» по лекалам конца 1980-х годов безоговорочно отменен. А направление дальнейшего движения не предопределено. Успешность внешней политики на новом этапе напрямую зависит от внутренней устойчивости государства перед лицом постоянно меняющихся внешних обстоятельств.

Послание президента Федеральному Собранию в январе 2020-го в этом смысле весьма показательно. Минимум слов о внешней политике и безопасности (все в порядке, мир гарантирован) и обстоятельные рассуждения на тему, как развивать страну в предстоящие годы и десятилетия. Многих это удивило – все привыкли к тому, что международные вопросы остаются коньком и козырем Путина на протяжении многих лет. Но президент с присущим ему чутьем реагирует на глобальные изменения. Мир после либеральной глобализации, в котором с легкой руки нынешнего президента США Дональда Трампа доминирует принцип Me first, предполагает куда более высокую степень ответственности каждой страны и лидера за себя, обеспечение собственной устойчивости. Многополярный мир, достижение которого на протяжении десятилетий было официальной целью российской дипломатии, наступил. Однако он, как, кстати, и говорил в одной из речей Президент России, сам по себе не решает ни одной проблемы – скорее создает более опасную и малопредсказуемую среду.

Итак, спустя 20 лет после вступления Владимира Путина на пост президента можно сказать, что задача, поставленная изначально, выполнена. Но она немедленно влечет за собой другую и, пожалуй, еще более сложную. Эпоха после холодной войны, когда России прежде всего требовалось доказать себе и другим, что коллапс 1991 года был стечением ужасных обстоятельств, а не закономерным финалом, завершена. Уходит и эфемерная «европейская», или «западная», альтернатива – Россия никуда не интегрируется. А ведь в первые годы президентства Путина эта альтернатива рассматривалась как почти неизбежная. Впрочем, это лишь означает, что надо заново искать место в том самом «первом эшелоне», в котором так стремился закрепиться Путин образца 1999 года. И эта задача совсем не проще той, которую удалось решить.

ВВП по паритету покупательной способности, трлн долл. 

2000 1,000

2004 1,473

2008 2,878

2012 3,692

2018 4,051

Источник: Всемирный банк 

Внешний госдолг (на начало года), млрд

178,256

2004 103,244

2008 37,380

2012 34,732

2018 55,628

2019 43,955

Источник: Банк России 

Инфляция (декабрь к декабрю предыдущего года), % 

2000 20,18

2004 11,73

2008 13,28

2012 6,57

2018 4,26

2019 3,04

Источник: Росстат 

Международные резервы (на начало года), млрд долл. 

2000 12,456

2004 76,938

2008 478,762

2012 498,649

2018 432,742

2019 468,495

2020 562,306

Источник: Банк России 

Лента времени 

Сентябрь 2001 года 

После атак «Аль-Каиды» на США Владимир Путин одним из первых предложил президенту Джорджу Бушу – младшему помощь в борьбе с терроризмом.

Май 2002 года 

Президенты России и США подписали Договор о сокращении стратегических наступательных потенциалов (СНП). На саммите в Риме был создан Совет Россия – НАТО.

Март 2003 года 

США и их союзники без санкции ООН вторглись в Ирак с целью свержения режима Саддама Хусейна, проигнорировав протесты России и других стран.

Март 2004 года 

Блок НАТО расширился за счет стран Восточной Европы, против чего неоднократно высказывалась Россия.

2004–2005 годы 

В Грузии и на Украине при открытой поддержке Запада к власти пришли антироссийские политики.

Февраль 2007 года 

Владимир Путин выступил с речью на Мюнхенской конференции, где заявил, что Россия не приемлет модель однополярного мира, которую навязывают США.

Август 2008 года 

Грузинские войска с натовским оружием и инструкторами напали на Южную Осетию, после чего российская армия провела операцию по принуждению Грузии к миру.

Февраль 2009 года 

Президент США Барак Обама торжественно объявил о «перезагрузке» отношений с Москвой. В том же году Россия и ЕС приняли программу «Партнерство для модернизации».

Апрель 2010 года 

Президенты России и США подписали в Праге Договор по сокращению стратегических наступательных вооружений (СНВ-3).

Февраль 2011 года 

Начались гражданские войны в Ливии и Сирии, в ходе которых Запад, игнорируя протесты Москвы, пытался свергнуть неугодных ему лидеров этих стран.

Январь 2012 года 

Россия, Белоруссия и Казахстан создали Единое экономическое пространство.

Ноябрь 2013 года 

Владимиру Путину удалось убедить украинского президента Виктора Януковича приостановить подготовку к подписанию соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС. Это вызвало в Киеве волну протестов, названную «евромайданом».

Март 2014 года 

После государственного переворота на Украине там вспыхнули протесты русского населения, итогом которых стали воссоединение Крыма с Россией и гражданская война в Донбассе. Обвинив Россию в агрессии, Запад попытался подвергнуть ее изоляции.

Сентябрь 2015 года 

По просьбе Дамаска Россия начала военную операцию в Сирии против ИГИЛ и других исламистских группировок.

Январь 2020 года 

Владимир Путин выступил с инициативой о проведении саммита лидеров пяти стран – постоянных членов СБ ООН, посвященного обсуждению насущных вопросов мировой политики.

Фото: РИА Новости, ZUMA\TASS, AP/TASS

Двадцатый век глазами президента

марта 1, 2020

Прошлое нашей страны вызывает у Владимира Путина живой интерес. Особенно актуальное прошлое, имеющее непосредственное отношение к проблемам, с которыми сталкивается сегодняшняя Россия. Прежде всего это касается того непростого наследства, которое досталось ей от трагического и героического ХХ века

Видно, что Президент России читает немало книг по истории. Причем не только труды классиков, но и обширные подборки архивных документов (недавно мы стали свидетелями того, как он зачитывал материалы по предвоенному периоду лидерам стран СНГ), а также работы современных авторов. Для меня было большой честью, что среди книг по истории СССР, которые прочел Путин (он тогда занимал должность директора ФСБ), оказался «Неизвестный Андропов». Прочитав биографию одного из своих предшественников, Путин предложил мне сделать доклад об Андропове на расширенном заседании коллегии ФСБ. Это было неожиданно…

Интерес Владимира Путина к российской истории глубокий и неподдельный. Об этом можно судить хотя бы по частоте его высказываний на темы, так или иначе связанные с нашим прошлым. Важно, что эти высказывания никогда не имели характера директив. Между тем Путин на протяжении многих лет остается самым популярным политиком в России, и поэтому его трактовки тех или иных исторических событий, его оценки тех или иных государственных деятелей неизбежно получают широкий общественный резонанс. Большинство высказываний, касающихся событий русской истории, напрямую перекликаются с его позицией по проблемам, которые ему приходится решать самому.

Принципы Путина 

Высказываний Путина на исторические темы за 20 лет его пребывания у власти накопилось достаточно для того, чтобы выявить некоторые принципы, которых он придерживается.

Первый из них: Путин исходит из преемственности исторического развития России – от Киевской Руси к Московскому царству, Российской империи, Советскому Союзу и новой Российской Федерации. Он мыслит категориями «тысячелетнего российского государства», включающего в себя «в том числе и советский период».

Второй «исторический» принцип Путина: история страны должна не разделять, а объединять ее граждан. Конфликты прошлого не следует переносить в настоящее, наоборот, они должны обогащать ныне живущих опытом, пусть даже этот опыт (по Пушкину) – «сын ошибок трудных».

Третий принцип, которого придерживается Путин в отношении к истории: прошлое нельзя изображать лишь одной краской – красной, белой или черной. «Нельзя одной черной краской мазать все, что было в прошлом… Надо внимательно, объективно анализировать, для того чтобы не допускать ошибок, которые были допущены, в будущем, а выстраивать и наше государственное строительство, экономику, социальную сферу так, чтобы государство только укреплялось», – говорил Президент России в 2016 году.

Еще один принцип, которому Путин верен на протяжении всего пребывания у власти: уважительное отношение к предшественникам – не только далеким, но и недавним. В том числе и к Михаилу Горбачеву и Борису Ельцину – самым нелюбимым, если верить данным социологических опросов, политикам ХХ века. Трезво оценивая плюсы и минусы того и другого, Президент России тем не менее старается избегать публичных оценок, оставляя возможность потомкам вынести более взвешенные суждения на этот счет.

Наконец, он не идеализирует ни одну из исторических эпох, включая советскую. «Я исхожу из того, что нужно относиться к истории как к тому, что было. И этого не вычеркнуть из нашей жизни» – так в 1991 году председатель комитета по внешним связям мэрии Санкт-Петербурга Владимир Путин начал ответ на вопрос питерского кинодокументалиста Игоря Шадхана о своем отношении к Владимиру Ленину.

Акция «Бессмертный полк» в Москве

Владимир Ленин произносит речь перед войсками Всеобуча на Красной площади. Москва, май 1919 года

«Красивая и вредная сказка» 

В том же интервью Путин признался: «Был период времени в моей жизни, когда я с интересом относился к учению марксизма-ленинизма. Много читал, и с интересом читал. Но по мере взросления, возмужания для меня становилась все более и более очевидной истина, что все это – не более чем красивая и вредная сказка. Вредная потому, что осуществление или попытка проведения ее в жизнь в нашей стране нанесла последней огромный ущерб».

Спустя восемь лет в статье «Россия на рубеже тысячелетий», опубликованной за день до вступления в должность исполняющего обязанности Президента РФ, Путин писал: «Почти три четверти уходящего столетия Россия жила под знаком реализации коммунистической доктрины. Было бы ошибкой не видеть, а тем более отрицать несомненные достижения того времени. Но было бы еще большей ошибкой не сознавать той огромной цены, которую заплатили общество, народ в ходе этого социального эксперимента. Главное же, пожалуй, в том, что власть Советов не сделала страну процветающей, общество – динамично развивающимся, человека – свободным. Более того, идеологизированный подход к экономике обрек нашу страну на неуклонное отставание от развитых государств. Как ни горько признаваться в этом, но почти семь десятилетий мы двигались по тупиковому маршруту движения, который проходил в стороне от столбовой дороги цивилизации».

Однако при этом, в отличие от своего предшественника на посту президента Бориса Ельцина, сделавшего карьеру в недрах КПСС, но впоследствии не раз демонстрировавшего весьма критическое отношение к советскому прошлому, Путин уважительно относится к эпохе СССР. «В советский период было много сделано такого, чем мы можем гордиться и гордимся до сих пор: Победа в Великой Отечественной войне, прорыв в космос, – отметил президент на недавней большой пресс-конференции. – Мы должны быть благодарны нашим предкам, нашим отцам, дедам, которые за советский период создали такую огромную, мощную державу».

Примирение вместо раскола 

Впрочем, исходная точка советской истории – революция 1917 года – всегда вызывала у Путина-президента неприятие. «Зададимся вопросом: разве нельзя было развиваться не через революцию, а по эволюционному пути – не ценой разрушения государственности, беспощадного слома миллионов человеческих судеб, а путем постепенного, последовательного движения вперед?» – обратился он к участникам заседания международного дискуссионного клуба «Валдай» 19 октября 2017 года.

Путин уверен, что революционный слом не пошел на пользу России, а приход к власти революционеров и вовсе привел страну к национальной катастрофе. «Большевики в ходе Первой мировой войны желали поражения своему Отечеству, и, когда героические русские солдаты и офицеры проливали кровь на фронтах Первой мировой войны, кто-то раскачивал Россию изнутри и докачался до того, что Россия как государство рухнула и объявила себя проигравшей – проигравшей стране», – подчеркнул президент во время встречи с молодежью в 2014 году. При этом он отмечал: «Победа была украдена у страны. Украдена теми, кто призывал к поражению своего Отечества, своей армии, сеял распри внутри России, рвался к власти, предавая национальные интересы».

Несмотря на это, Путин утверждает: революция «оказала огромное влияние на развитие России и всего мира». «Мы видим, какими неоднозначными были ее результаты, как тесно переплетены негативные и, надо признать, позитивные последствия тех событий», – заявил он в год столетия Октября. По его словам, «общественная модель, идеология, во многом утопичные, дали мощный стимул для преобразований по всему миру, вызвали серьезную переоценку моделей развития, породили соперничество и конкуренцию, выгоды из которых в большей степени извлек именно так называемый Запад».

Мемориал в Донском монастыре, где были перезахоронены останки генералов Антона Деникина и Владимира Каппеля, а также философа Ивана Ильина, был возведен по инициативе Владимира Путина

В то же время Путин не раз призывал преодолеть последствия трагического раскола России на красных и белых, следы которого сохраняются до сих пор. Еще осенью 2000 года президент посетил под Парижем знаменитое кладбище Сен-Женевьев-де-Буа, где покоятся останки многих известных русских эмигрантов. Президент долго стоял у могилы умершего во Франции писателя Ивана Бунина и памятного знака героини французского Сопротивления Веры Оболенской, задержался у могил балерины Ольги Преображенской, представителей донского казачества, у общего памятника генералам и офицерам белых армий, а затем сказал достаточно громко, чтобы все слышали: «Мы все дети одной матери – России, и для нас пришло время примириться». Тогда же Путин дал распоряжение привести в порядок те могилы эмигрантов, за которыми уже некому было ухаживать.

Позднее, в 2005 году, в Россию из США были перевезены останки одного из руководителей Белого движения генерала Антона Деникина, торжественно погребенные в некрополе Донского монастыря в Москве. Там же перезахоронили останки известного философа-эмигранта Ивана Ильина и чуть позже белого генерала Владимира Каппеля. В 2009 году на их могилах по инициативе Путина был возведен единый мемориал.

Памятуя об этих событиях, президента часто спрашивали о том, не стоит ли решить вопрос с перезахоронением останков Ленина, иными словами – о выносе тела вождя из Мавзолея. Однако каждый раз Путин отвечал в том смысле, что не считает такой шаг своевременным, поскольку это вполне может быть воспринято как оскорбление чувств той (до сих пор существенной) части общества, которая с уважением относится к делу и личности вождя мирового пролетариата, а значит, любые шаги в этом направлении способны привести к новому общественному расколу.

«Мина замедленного действия» 

Еще в статье «Россия на рубеже тысячелетий» Путин писал, что «крепкое государство для россиянина не аномалия, не нечто такое, с чем следует бороться, а, напротив, источник и гарант порядка, инициатор и главная движущая сила любых перемен». Сильное и эффективное российское государство для президента и цель, к которой нужно постоянно стремиться, и ценность, которую надо беречь. Отсюда – неприятие революционных сломов и людей, эти сломы организующих.

Именно в этом контексте в конце 2019 года Путин дал исчерпывающую характеристику вождю большевиков Ленину, заявив, что считает его в большей мере революционером, чем государственным деятелем. В устах Путина такая оценка многое значит. Огромной ошибкой большевиков он считает и то, что они связали судьбу тысячелетней России с судьбой лишь одной своей партии. В итоге, как выразился Путин, «как только партия затрещала, начала рассыпаться – за ней начала рассыпаться и страна».

Доклад И.В. Сталина о принятии Конституции 1936 года. Худ. В.С. Сварог. 1938 год

Президент неоднократно подвергал критике большевиков за то, что они, успешно свергнув Временное правительство, на месте «единой и неделимой» России с централизованным управлением создали даже не федерацию, а конфедерацию, в которой крупные нации имели право не только на автономию, но и на самоопределение «вплоть до отделения». Что, по мнению Путина, во многом и предопределило распад государства в 1990–1991 годах.

«Сегодня, с позиции моего сегодняшнего опыта, я понимаю, что кроме идеологической составляющей есть еще геополитические. Они совершенно не учитывались при создании Советского Союза», – отметил президент. Один из самых вопиющих примеров ошибочности большевистского подхода – соседняя Украина. По словам Путина, к ней в свое время были прирезаны большие области с русским населением, «которые к Украине вообще никогда не имели никакого отношения». «Все Причерноморье, западные земли российские были переданы Украине со странной формулировкой «для повышения процентного соотношения пролетариата на Украине», – подчеркнул он. – Это несколько странноватое решение. Но тем не менее оно состоялось. Это все наследие государственного строительства Владимира Ильича Ленина, и теперь мы с этим разбираемся».

Важно, что данные размышления Путина не носят конъюнктурный характер и не вызваны нынешними проблемами в отношениях между бывшими союзными республиками. Похожие мысли он высказывал еще в 1991 году в интервью Игорю Шадхану: «Я думаю, что как раз деятели Октября 1917 года заложили мину замедленного действия под это здание, под здание унитарного государства, которое называлось Россией. Ведь что они сделали? Они разбили наше Отечество на отдельные княжества, которые раньше на карте земного шара и не фигурировали вообще. Наделили эти княжества правительствами и парламентами. А теперь мы имеем то, что имеем».

«Невозможно ничем оправдать» 

Путин не боится высказываться на острые исторические темы. В истории ХХ века вторая по остроте тема вслед за революционной – «сталинская». В отличие от Никиты Хрущева, Михаила Горбачева и Бориса Ельцина, которые не раз называли Иосифа Сталина «преступником», Путин избрал другой термин – «диктатор». Впервые, как президент, он говорил о Сталине в 2002 году в интервью польской «Газете выборчей» и уже тогда постарался рассмотреть проблему с разных сторон: «Сталин, конечно, диктатор. Это без всякого сомнения. Это человек, который руководствовался в значительной степени интересами сохранения личной власти, и этим многое, на мой взгляд, объясняется. Проблема заключается в том, что именно под его руководством страна победила во Второй мировой войне, и эта победа в значительной степени была связана с его именем. И игнорировать это обстоятельство было бы глупо».

Путин, которого часто пытаются обвинить в симпатиях к Сталину, не раз высказывался на этот счет. По его мнению, истоки сталинизма следует искать прежде всего в той системе, которая была построена в стране в результате революционного слома 1917 года. И в этом контексте сталинские репрессии – лишь часть огромного кровавого маховика, запущенного большевиками.

Развернутую оценку преступлений, совершенных в годы советской власти, Владимир Путин дал во время посещения Бутовского полигона. 30 октября 2007 года

«Все мы знаем, что 1937 год считается пиком репрессий, но этот год был хорошо подготовлен предыдущими годами жестокости», – отметил Путин 30 октября 2007-го, в День памяти жертв политических репрессий. Тогда он вместе с патриархом Алексием II посетил бывший Бутовский стрелковый полигон НКВД, где в 1937–1938 годах производились расстрелы людей, объявленных «врагами народа». «Достаточно вспомнить убийства заложников времен Гражданской войны, уничтожение целых сословий, духовенства, раскулачивание крестьян, расказачивание. Такие трагедии повторялись в истории человечества не однажды, – сказал Путин представителям прессы. – И это всегда случалось тогда, когда привлекательные на первый взгляд идеалы ставились выше основной ценности – человеческой жизни, прав и свобод человека. Для нашей страны это особая трагедия, потому что масштаб колоссальный. Ведь уничтожены были, сосланы в лагеря, расстреляны, замучены сотни тысяч, миллионы людей. <…> Это был цвет нации. И конечно, мы до сих пор ощущаем эту трагедию на себе. Многое нужно сделать для того, чтобы это никогда не забывалось. Чтобы трагедия не повторилась, чтобы о ней помнили».

Именно при Путине, в 2017 году, в центре Москвы, на пересечении проспекта Академика Сахарова с Садовым кольцом, была воздвигнута «Стена скорби», созданная скульптором Георгием Франгуляном. В церемонии открытия этого памятника вместе с патриархом Кириллом принял участие и Президент России.

«Репрессии не щадили ни талант, ни заслуги перед Родиной, ни искреннюю преданность ей – каждому могли быть предъявлены надуманные и абсолютно абсурдные обвинения. Миллионы людей объявлялись «врагами народа», были расстреляны или покалечены, прошли через муки тюрем, лагерей и ссылок. Это страшное прошлое нельзя вычеркнуть из национальной памяти и тем более невозможно ничем оправдать, никакими высшими так называемыми благами народа», – заявил Путин на церемонии открытия памятника. В заключение он процитировал слова Наталии Солженицыной: «Знать, помнить, осудить. И только потом – простить».

Однако и здесь Путин проявил себя как взвешенный политик. Примерно тогда же в интервью американскому режиссеру Оливеру Стоуну он отметил, что считает Сталина «сложной фигурой» и не видит смысла излишне демонизировать его. «Сталин был продуктом своей эпохи», – добавил президент. Неоднозначные фигуры есть в истории каждой страны. Поэтому Путин полагает, что «излишняя демонизация Сталина – это один из способов, один из путей атаки на Советский Союз и на Россию».

Великая Отечественная 

Главным праздником постсоветской России остается 9 Мая – День Победы в Великой Отечественной войне. «Такой победы у других стран не было», – сказал Путин еще в 2000 году. Он много раз говорил о войне и ее уроках. Недавний пример – речь на заседании Совета по межнациональным отношениям 29 ноября 2019 года. «Мы должны еще раз вспомнить о причинах той войны, о том, что привело к трагедии, которая унесла десятки миллионов жизней людей, о том, кто помогал нацистам, кто подталкивал их на восток, и о том, что именно Советский Союз сыграл решающую роль в разгроме агрессора, в освобождении Европы и мира. Мы должны знать и беречь правду о величайшей трагедии человечества», – подчеркнул президент.

Знамя Победы над Рейхстагом. 1945 год

Говоря о войне, Путин часто приближает ее к нам через историю своей семьи, отца-фронтовика: «Вот отец мой, как он мог пройти по площади в 1945 году? Никак. Он всю жизнь хромал и ушел из жизни с осколком гранаты в ноге. Ну разве такие люди могли пройти по Красной площади в Параде Победы? Нет. Но они, именно простые солдаты, добывали Победу. И добыли ее огромной ценой… И вот я помню свои чувства, когда первый раз пошел по Красной площади с портретом отца. Знаете, ко мне какая мысль пришла: «Он не мог этого сделать, но я хотя бы портрет его пронесу. Он это заслужил»». Делится президент и своими воспоминаниями о матери, которая, несмотря на все испытания, перенесенные в блокадном Ленинграде, не испытывала ненависти к немцам: «Ну какая к этим солдатам может быть ненависть? Они простые люди и тоже погибали на войне».

Такое семейное, личное отношение к событиям Великой Отечественной вызывает у Путина нетерпимость к попыткам оправдания и тем более возрождения нацизма в любой его форме. В интервью сербской газете «Политика» в октябре 2014 года он отметил: «К сожалению, «вакцина» от нацистского вируса, выработанная на Нюрнбергском трибунале, в некоторых государствах Европы теряет силу. Наглядное свидетельство – открытые проявления неонацизма, которые стали уже обыденной вещью в Латвии и других странах Прибалтики. Особое беспокойство в этом плане вызывает ситуация на Украине… Сегодня наш общий долг – противодействовать героизации нацизма, твердо противостоять попыткам ревизии итогов Второй мировой войны».

Недопустимость фальсификации истории войны и пересмотра ее итогов красной нитью проходит через выступления Путина. Поэтому его крайне возмутила резолюция Европарламента, приравнивающая режим Гитлера к режиму Сталина в СССР, а ответственность за развязывание Второй мировой войны возлагающая в равной степени на фашистскую Германию и Советский Союз. Несколько раз с документами в руках Президент России опроверг такого рода обвинения, назвав их «верхом цинизма». «СССР был последней страной в Европе, которая подписала пакт о ненападении с Германией. Последней! Все остальные ведущие страны Европы это сделали до СССР, – заявил Путин на заседании коллегии Минобороны 24 декабря 2019 года. – Да, пакт Молотова – Риббентропа был подписан, и там был секретный так называемый договор о разделе сфер влияния. <…> Но что сделали другие государства, та же самая Польша? Они фактически вступили в сговор с Гитлером».

Решительно отвергая обвинения в адрес Советского Союза, президент предлагает не ограничиваться словами, а предоставить стране и миру как можно более полную информацию о событиях Второй мировой: «Наш ответ на ложь – это правда. Мы продолжим рассказывать о событиях, фактах Великой Отечественной войны, раскрывать и публиковать архивные материалы во всей их полноте».

Распад Союза 

Распад Советского Союза стал для Путина, как и для многих наших соотечественников, не просто большой личной драмой, но и глобальной трагедией. В начале 2004 года, перед президентскими выборами, на собрании своих представителей Путин сказал: «По моему глубокому убеждению, развал Советского Союза – это общенациональная трагедия мирового масштаба. Я думаю, что рядовые граждане Советского Союза и граждане постсоветского пространства ничего от этого не выиграли: наоборот, люди столкнулись с огромным количеством проблем». «Это была такая большая ломка с хрустом», – говорил он позднее.

При этом Путин не склонен винить в распаде страны какие-либо «внешние силы». Вот еще одна из его цитат: «Несостоятельность политической и экономической систем бывшего Советского Союза лежала в основе развала государства. Кто этому способствовал, это другой вопрос. Не думаю, что наши геополитические противники стояли в стороне, но, конечно, все-таки в основе лежали внутренние причины». Эти причины, с точки зрения президента, связаны не только с теми дефектами в национально-государственном устройстве СССР, которые изначально были заложены при его создании. Мощным разрушительным фактором стали проблемы в экономике. В апреле 2012 года Путин процитировал популярную в советские годы шутку. «Помните шутку: что раньше было – курица или яйцо? И ответ: раньше все было. Это неправильный ответ, – усмехнулся Путин, – потому что раньше почти ничего не было».

Таким образом, по его словам, в основе распада СССР прежде всего «лежит, конечно, очень неэффективная экономическая политика, которая привела фактически к коллапсу в социальной сфере и имела пролонгированные последствия в сфере политической».

На международном форуме «Сохраняем память о Холокосте, боремся с антисемитизмом» Владимир Путин высказался за сохранение исторической памяти «без изъятий и умолчаний». Иерусалим, январь 2020 года

«После развала Советского Союза 25 миллионов русских людей в одну ночь оказались за границей. И это реально одна из крупнейших катастроф ХХ века», – считает Путин. Впрочем, хорошо известна и другая его фраза, сказанная еще в 2005 году в интервью немецким телеканалам: «Те, кто не жалеет о крушении Советского Союза, у того нет сердца, а кто хочет вернуть его обратно – у того нет головы». Что ж, и с тем и с другим трудно не согласиться.

                                                                 При участии Николая Побываева, Владимира Рудакова, Вадима Эрлихмана

Фото: СЕРГЕЙ БОБЫЛЕВ/ТАСС, ВАЛЕРИЙ ШАРИФУЛИН/ТАСС, LEGION-MEDIA, WIKIPEDIA.ORG, FAI/LEGION-MEDIA, PHOTOXPRESS, ЕВГЕНИЙ ХАЛДЕЙ /ТАСС, РИА Новости