Archives

Темнейший князь

марта 29, 2020

Всю вторую четверть XV века потомки Дмитрия Донского с оружием в руках выясняли, кто из них имеет больше прав на престол. Как удалось лишенному зрения Василию Темному выиграть у братьев? Об этом «Историку» рассказал доктор исторических наук, профессор МГУ имени М.В. Ломоносова Николай Борисов, недавно выпустивший в серии «ЖЗЛ» первую полную биографию великого князя

По завещанию Дмитрия Донского его преемником должен был стать старший сын Василий Дмитриевич – будущий Василий I. В тот момент 18-летний княжич еще не вступил в брак и не имел собственного потомства. Поэтому в завещании Дмитрия указывалось, что в случае смерти Василия власть должна будет перейти к его брату – Юрию Дмитриевичу.

Дмитрий Иванович скончался в 1389 году. В 1391-м Василий I женился на Софье, дочери великого князя литовского Витовта. В семье родилось девять детей. Впрочем, на момент смерти Василия в 1425 году в живых осталось четверо – три княжны и юный княжич, самый поздний ребенок, 10-летний тезка отца Василий Васильевич. Ему-то и передал власть перед смертью Василий I. Так политическая традиция вступила в явное противоречие с юридическим документом – завещанием Дмитрия Донского, по которому наследовать Василию I по-прежнему должен был его младший брат – князь Юрий Дмитриевич Звенигородский. До поры до времени, пока здравствовал дед Василия II, литовский князь Витовт, Юрий не смел оспаривать права племянника на трон. Но в 1430-м Витовт умер, и путь к усобице оказался открыт.

Чужая кровь? 

– Что мы знаем о Василии Темном? 

– Василий Васильевич действительно одна из самых темных фигур в нашей истории, поскольку о нем сохранилось мало документов. В то время шла династическая война: не до летописей было, не до литературы. Люди в основном занимались военными походами, дипломатическими интригами. В итоге у нас за первую половину XV века нет практически ни одного документа личного характера, ничего не сохранилось, только летописи и жития святых. Лишь примерно можно воссоздать образ человека, более или менее живой. Судя по поведению, по реакциям на события и поступки других людей, Василий Темный отличался вспыльчивостью и раздражительностью. Ярость, смелость внезапно сменялись трусостью. Думаю, причиной формирования такого характера являлось то, что в 10 лет он потерял отца. При этом он сам, видимо, не был уверен, что доводится сыном Василию I.

По крайней мере, австрийский посол Сигизмунд Герберштейн, в начале XVI века посетивший Москву и оставивший знаменитые «Записки о Московии», писал о том, что Василий I не любил своего сына, потому что не считал его родным. По сведениям Герберштейна, великий князь полагал, что Василий родился от какого-то фаворита Софьи Витовтовны. Понимаете? Получается, что, если эта сплетня верна, все наши представления о гражданской войне XV столетия становятся существенно иными. Тогда сразу понятно, почему половина Руси была за одного, а половина – за другого: одни верили, что он законный великий князь, другие считали, что он бастард.

И хотя Василию Темному подчинялись, в нем все время жила эта затаенная боль, что, конечно, его сильно нервировало. Однако в конце концов московский правящий класс пришел к выводу: неважно, чей он там сын, главное, чтобы был правитель, который бы твердо сидел на троне, соблюдал интересы боярства, держал в руках Московскую Русь, которая в смуту едва не развалилась. И о слухах относительно его происхождения забыли. Конечно, это лишь одна из версий, возможно маловероятная, но полностью сбрасывать со счетов ее нельзя.

– После смерти отца воспитание сына и управление княжеством взяла в свои руки Софья Витовтовна. Насколько он был подвержен ее влиянию? 

– Василий боялся матери – деспотичной, властной женщины, которая подавляла его. Софья часто ездила встречаться с могущественным отцом, великим князем литовским Витовтом, и брала с собой сына. Витовт хорошо относился к внуку, защищал его. Недаром мятеж звенигородских князей разгорелся только после 1430 года, когда Витовт уже умер. Дядя Василия, князь Юрий Звенигородский, понял, что опасности больше нет. До этого от мятежа его удерживали два человека: Витовт и отговоривший Юрия занять московский престол митрополит Фотий, после смерти которого в 1431 году все преграды исчезли.

Откуда берется война 

– Как вы считаете, кто формально должен был занять великокняжеский престол после смерти Василия I – его сын или его брат? 

– Это старый вопрос. Еще при Ярославе Мудром было две точки зрения на наследование престола: от брата к брату – лествичная система и от отца к сыну – по вертикали. И каждый раз, когда возникала проблема наследования, участники спора подбирали ту схему, которая казалась им на тот момент более выгодной. То есть исходили из политической целесообразности.

Фактически династические споры всегда решает правящий класс, в данном случае – московское боярство. Один человек в короне ничего не может сделать – «короля играет свита». Поэтому, когда знати было выгодно передавать власть по вертикали, от отца к сыну, считалось, что это законно.

Когда было выгодно поступить наоборот, законным объявлялся противоположный способ наследования.

Насколько я могу судить, примерно половине московской знати было выгодно видеть на престоле Юрия, а другой половине – Василия II. Отсюда и возникает династическая смута – от раскола правящей элиты. Если элита на одной стороне, а монарх на другой, его на следующий же день задушат подушками. А вот когда правящий класс раскалывается – это уже смута. В нашем случае силы были примерно равны. Вот они 28 лет друг друга и громили.

– Какую роль сыграл знаменитый скандал вокруг пояса, который Софья Витовтовна сорвала с Василия Косого, сына Юрия Звенигородского, на свадьбе своего сына? Как она решилась пойти на открытый конфликт с Юрьевичами? 

– Это хрестоматийный сюжет, известный во многом благодаря картине Павла Чистякова, написанной в 1861 году, – «Великая княгиня Софья Витовтовна на свадьбе великого князя Василия Темного в 1433 году срывает с князя Василия Косого пояс, принадлежавший некогда Дмитрию Донскому».

Мне эта ситуация всегда казалась странной, потому что же ясно: если Софья Витовтовна приказывает сорвать с Василия Косого пояс – это такое оскорбление, после которого никакие переговоры невозможны и тут же начнется война. Она не могла этого не понимать. Значит, здесь два варианта. Либо это действительно провокация, и она хотела, чтобы Василий Косой взорвался и инициировал конфликт. Если это так, то все было просчитано, как в шахматах. Либо другой ход событий: все случилось спонтанно.

Софья, женщина бешеного темперамента, была единственным ребенком великого Витовта. Он прожил 80 лет, обладал огромным опытом и авторитетом. Его дочь имела мощный генетический заряд, высоко себя ценила и хорошо понимала: для того чтобы правителя уважали, он иногда должен быть как бы безумен. Безумие – признак Бога. В данном случае Софья действовала безумно, но как человек, который движим какой-то особой энергией. Порой нам кажется, что правитель делает какую-то глупость. Но это не глупость: он просто иногда обязан показывать, что он не такой, как все. Его противники рассчитывают свои ходы, а он идет напрямик и побеждает. Это то, что называется харизматической личностью.

Таковы два варианта ответа на этот вопрос: либо тонкий расчет, либо бешеный темперамент Софьи. Во втором случае она сама заранее не готовила ссору, а потом услышала от кого-то из бояр про пояс – и ее понесло…

Ищи, кому выгодно 

– Могла ли междоусобная война закончиться раньше и с другим результатом, если бы Юрий Дмитриевич не умер практически сразу после того, как занял московский престол в 1434 году? Смог бы он удержать власть и передать ее сыновьям? 

– Юрий, старый опытный князь, имевший военные заслуги, боевые успехи, пользовался огромным уважением. Человек относительно порядочный: пока правил Василий I, его старший брат, он никаких движений для захвата власти не делал. Когда Василий I скончался, предполагаю, Юрий Звенигородский не хотел начинать войну, но за ним стояли три его взрослых сына, жаждавших власти. Энергия била ключом у всех троих. Они все время давили на отца: напоминали об унижении, о том, что в завещании Дмитрия Донского он назван наследником, но, несмотря на это, сидит в далеком Галиче.

Великий князь литовский Витовт. Неизв. худ. Вторая половина XVII века

Юрий не был мелочно честолюбив, ему не хотелось раздувать усобицу. Наверное, если бы он захотел, то смог бы после смерти Василия I удержаться в Москве, где имел авторитет и свою «партию». Но сыновья постоянно создавали бы конфликтную ситуацию. Примечательно, что все походы Юрия на Москву начинались с того, что там обидели его сыновей и они приезжали жаловаться отцу. По сути, это был вопрос чести, а Юрий был человеком чести.

Великая княгиня Софья Витовтовна на свадьбе великого князя Василия Темного в 1433 году срывает с князя Василия Косого пояс, принадлежавший некогда Дмитрию Донскому. Худ. П.П. Чистяков. 1861 год

– Существовала ли в эту эпоху антиордынская повестка или она появилась лишь при Иване III? Каково было отношение к князьям, имевшим контакты с Ордой? 

– Здесь столько вопросов и ни одного ответа. Нужны источники, а так мы можем только по косвенным свидетельствам предположить, что антиордынская идея существовала. Ни у кого не было желания находиться под властью Орды: любой русский человек, знатный или бедняк, не хотел платить дань. Разница заключалась в том, что кто-то считал, что уже пора поднять мятеж, а кто-то – что еще рано.

Однако были и явные сторонники мирных отношений с Ордой. Например, люди, которые занимались, условно говоря, бизнесом в Орде. Она представляла собой огромный рынок, где шла взаимовыгодная торговля, благодаря которой восточные товары попадали на Русь и дальше на северо-запад, в Европу. На этом ордынском рынке московские купцы делали немалые деньги и не хотели их терять. Им было выгодно оставаться в мирных отношениях с Ордой. Также некоторые князья ездили в Орду зарабатывать в качестве наемников. Если в семье, например, пятеро братьев, то младшему ничего не доставалось, и он мог искать счастья и славы в Орде, которая совершала грабительские походы то на Кавказ, то в Молдавию, то в Литву.

– Василий II регулярно нарушал клятвы в ходе борьбы с двоюродными братьями. Насколько для того времени было обычным подобное отношение к данному при свидетелях слову? 

– Все зависело от ситуации. Целование креста для каждого христианина – очень серьезное дело, но всегда можно сослаться на те обстоятельства, в которых клятва дана. Сказать, что заставили целовать крест под страхом смерти. А клятва, данная по принуждению, могла быть признана недействительной. Или находились священники, монахи, которые говорили, что снимут грех клятвопреступления, возьмут его на себя. Когда в 1446 году Василий, свергнутый в очередной раз и высланный из Москвы, приехал в Вологду, он был под клятвой. Ему посоветовали поехать в Кирилло-Белозерский монастырь, поскольку тамошний игумен Трифон – разумный человек и может что-то присоветовать. Василий поехал. Трифон сказал, что он и его монахи возьмут грех на себя, будут за него перед Богом отвечать. А на Василии больше нет этой клятвы. Вот так можно было уйти от выполнения данного слова.

Византийские штучки 

– В ходе борьбы за власть Василий II был ослеплен. В то время так иногда поступали с политически неугодными людьми. И сам Василий прибегал к этому способу нейтрализации противника. Как возникла такая мрачная традиция? Как долго этот способ практиковался? 

– Ослепление – одна из многих казней, которые люди придумали для ближних своих. Эта казнь была популярна в Византии. Там постоянно свергали императоров, и возникал вопрос, что с ними дальше делать: просто убить – нехорошо, держать в тюрьме – постоянный риск, что какие-нибудь мятежники освободят. Наличие живого, хоть и свергнутого монарха всегда создавало тревожную напряженность. Поэтому стали думать, какую можно применить казнь, чтобы бывшего правителя не убивать, но в то же время вывести его из игры. Остановились на ослеплении: с одной стороны, человек остался жив, а с другой – считалось, что лишенный зрения уже не может быть правителем. Правитель должен появляться перед народом, участвовать в походах, то есть быть зрячим.

На Руси на это смотрели по-другому, у нас такое наказание почти не применялось. Известен один случай до Василия Темного. Еще в конце XI века князя Василька Теребовльского ослепили конкурирующие с ним князья. В повести о его ослеплении летописец с возмущением пишет, что эта жестокость исходит от дьявола, тем более если речь идет о ближних своих. По-видимому, это единственный случай. К тому же на Руси все князья были родственниками – в отличие от Византии.

Но Василий Темный стал применять эту казнь. Сначала он ослепил боярина Ивана Всеволожского, что стало для всех шоком. Но Василию одного раза показалось мало, он продолжил использовать этот прием. За что и поплатился. Потом подобная казнь не применялась даже при Иване Грозном. Иван III, правда, после прихода к власти решил показать, что с ним шутки плохи, и приказал ослепить воеводу Федора Басёнка – загадочная история, о причинах которой летописец не упоминает. А при первых Романовых об ослеплении вообще никто не вспоминал. То есть на Руси это было исключение, а в Византии – правило.

Ослепление Василия II. Миниатюра из Лицевого летописного свода. XVI век

Василий Темный и его сын. Худ. В.П. Верещагин

Дела семейные 

– Как незрячий князь смог одержать победу в междоусобной войне и править еще 16 лет? 

– Для меня это тоже загадка. Думаю, он везде возил с собой старшего сына – будущего Ивана III. Когда Василия ослепили в 1446 году, Ивану было шесть лет. С этого времени он всюду сопровождал своего отца как поводырь. Поэтому он очень рано повзрослел – и как человек, и как политик. Он сидел на заседаниях Боярской думы рядом с отцом. Уже лет, наверное, в 12 он все понимал, всех знал…

– Своеобразным финалом войны стало отравление Дмитрия Шемяки, проигравшего Василию борьбу за Москву и бежавшего в Новгород… 

– Считаю, это была и месть, и стремление обезопасить себя и свою власть от слишком опасного врага. К 1453 году ненависть между двоюродными братьями уже достигла высшей точки. Если бы Дмитрий Шемяка попался в руки Василию II, его бы ждала жестокая казнь. Но он был в Новгороде, и достать его при помощи военной силы не представлялось возможным – Новгород его не выдал бы. Тогда Василий Темный прибегнул к интриге с отравлением.

Дмитрий Шемяка, мощный, с бешеной энергией человек, не успокоился бы и поэтому представлял опасность для владений Василия Темного. Любой правитель на месте великого князя стал бы искать способ отделаться от мятежника. Его следовало уничтожить как постоянный источник тревоги для Москвы и самого Василия Темного. В итоге Дмитрия отравили.

– В советской историографии считалось, что Василий Темный воевал за объединение государства, а его противники выступали за сохранение раздробленности. Так ли это? Существовала ли в это время альтернатива курсу на единство страны? 

– Все понимали, что единство страны необходимо для ее независимости. Только через единство можно было освободиться от Орды и обезопасить страну от притязаний Польши и Литвы. Понимали, что независимость лучше, чем зависимость, что достаток и процветание страны лучше, чем нищета и опасность. Все ратовали за объединение, но каждый считал, что именно он должен стать руководителем этого процесса: тот же Юрий Звенигородский или Дмитрий Шемяка. Советская историография отличалась упрощенной трактовкой некоторых событий и процессов.

– Если упрощать, с каким знаком, на ваш взгляд, вошел в нашу историю Василий Темный? 

– Я бы сказал, что он в нее вообще не вошел, в том смысле, что в истории есть знаковые фигуры, которые символизируют явление или процесс. Например, Ярослав Мудрый – это открытие библиотек, училищ; Александр Невский, Дмитрий Донской – символы героизма; Иван Великий – символ государственного строительства; Иван Грозный – образ кровавого тирана. А Василию Темному, кроме прозвища Темный, ничего не досталось. Как личность он не оставил яркого следа в истории. Я думаю, он не был великим человеком. Он был настойчив, хитер, но в то же время очень переменчив, истеричен, не имел определенной цели правления. 28 лет он воевал со своими братьями и в итоге победил. Он вырастил великого сына – будущего государя всея Руси Ивана Васильевича. Ну, как говорится, и на том спасибо. Вот и все, что можно о нем сказать.

Лента времени 

10 марта 1415 года 

Рождение князя Василия Васильевича.

27 февраля 1425 года 

Смерть великого князя Василия I. Переход трона к его сыну Василию II.

8 февраля 1433 года 

Свадьба Василия II и дочери тверского князя Марии Ярославны. Инцидент с поясом Дмитрия Донского. Начало междоусобной войны.

20 марта 1434 года 

Поражение войск Василия II. Его дядя Юрий Дмитриевич Звенигородский занимает московский престол.

5 июня 1434 года 

Смерть Юрия Звенигородского. Великокняжеский престол занимает его сын Василий Косой.

6 января 1435 года 

Победа Василия II над Василием Косым в битве на реке

Которосль.

21 мая 1436 года 

Ослепление Василия Косого в Москве.

7 июля 1445 года 

Василий II пленен татарами. Великокняжеский престол занимает брат Василия Косого Дмитрий Шемяка.

13 февраля 1446 года 

Василий II схвачен в Троице-Сергиевой лавре и через три дня ослеплен по приказу Шемяки, после чего получает прозвище Темный.

17 февраля 1447 года 

Триумфальное возвращение Василия Темного в Москву.

17 июля 1453 года 

Дмитрий Шемяка отравлен в Новгороде.

Что почитать? 

Зимин А.А. Витязь на распутье: феодальная война в России XV в. М., 1991

Борисов Н.С. Василий Темный. М., 2020 (серия «ЖЗЛ»)

Фото: Наталья Львова, FINE ART IMAGES / LEGION-MEDIA, LEGION – MEDIA