Archives

Среднеазиатский бунт

июля 10, 2016

Летом 1916 года началось масштабное восстание в среднеазиатских владениях Российской империи. Что стало причиной волнений и бунтов и каковы были их последствия? Об этом «Историку» рассказала старший научный сотрудник Института всеобщей истории РАН, кандидат исторических наук Татьяна Котюкова

_DSC8270

Первая мировая война негативно отразилась на положении самых разных социальных и этнических групп Российской империи. Но до поры до времени недовольство населения не вырывалось наружу. Ситуацию в среднеазиатских владениях взорвало высочайшее повеление Николая II от 25 июня (8 июля) 1916 года о мобилизации мужского инородческого населения Туркестана и Степного края в возрасте от 19 до 43 лет на прифронтовые работы.

Культурный шок

– Как повлияла начавшаяся Первая мировая война на жизнь народов Средней Азии и Казахстана? Что изменилось, какие тяготы и лишения выпали на их долю в 1914–1916 годах?

– Перемены были. Правительству пришлось пойти на непопулярные меры. В первую очередь были увеличены налоги, а с 1 января 1915 года ввели еще и военный налог. В Санкт-Петербурге его посчитали возможным установить, поскольку на коренное население Средней Азии и Казахстана не распространялась воинская повинность. Незнание русского языка и трудности в адаптации к культуре европейской части империи служили препятствием для призыва в армию местного населения. Призыву также мешало отсутствие посемейных списков. Не было ни местных офицерских кадров, ни инфраструктуры, которая могла бы обеспечить мобилизацию. Исключением являлся лишь Текинский конный полк, в котором туркмены служили на добровольной основе.

Со вступлением империи в войну начались реквизиции для нужд фронта. Они проводились на законных основаниях. Реквизировались лошади, верблюды, фураж, юрты. Это может показаться странным, но юрта – вещь для фронта, особенно Кавказского, удобная. В ней сухо и тепло. Юрты, войлочные изделия и сам войлок киргизское, казахское и туркменское население сдавало и в качестве добровольных пожертвований. Бухарский эмир единовременно передал государству миллион рублей – очень большие деньги в то время. Пожертвования делали также хивинский хан и другие состоятельные люди.

Важные перемены коснулись экономики региона. В годы войны хлопок стал стратегическим сырьем. Он использовался при производстве пороха, для медицинских нужд и т. д. Посевные площади под хлопок увеличились, а под зерновые культуры сократились. Это произошло в ситуации, когда число едоков возросло по причине притока на эти территории более 50 тыс. беженцев. При этом никаких дотаций на содержание беженцев и военнопленных (их к концу 1915 года в Туркестане оказалось 200 тыс.) Санкт-Петербург не выделял. Для экономики и инфраструктуры края это было гигантской нагрузкой.

– Волнения в Средней Азии и Казахстане вызвало высочайшее повеление Николая II о мобилизации мужского инородческого населения Туркестана и Степного края на прифронтовые работы. Почему?

– Императорский указ был коротким и очень неконкретным. В нем сухим казенным языком было сказано, что призываемые будут направлены в тыл действующей армии на вспомогательные работы. Текст высочайшего повеления мало что говорит даже нам, профессиональным историкам. А что из него могли понять необразованные кочевники и дехкане (среднеазиатские крестьяне)? У них указ вызвал культурный шок. Люди не знали, куда и зачем их посылают, а власть им этого не объясняла. Неумение говорить с местным населением на понятном ему языке сыграло роковую роль.

S0118Незнание русского языка и трудности в адаптации к культуре европейской части империи в период Первой мировой войны служили препятствием для призыва в армию населения Туркестана и Степного края. На фото: уголок базара в Ташкенте

Атмосфера всеобщей тревоги и непонимания создала почву для слухов и мифов. Распространились толки о том, что привлеченных на тыловые работы поставят между русскими и немецкими войсками и стрелять в них будут и те и другие. Возник миф, что, мол, земли местного населения отдадут переселенцам из европейской части России, чего кочевники Степного края и Семиречья очень боялись. Хотя в указе об этом нет ни слова.

Переселенческая политика

– Тем не менее подозрение возникло не на пустом месте, а на почве проводившейся переселенческой политики. Разве одной из причин бунтов не явилось перераспределение земли в пользу поселенцев в отличавшемся благоприятным климатом Семиречье (Юго-Восточный Казахстан и Северная Киргизия)?

– Это так. Семиречье было самым пригодным для земледелия регионом, и туда действительно переселяли крестьян из европейской части России. Многие начальники Семиреченской области были категорически против такой политики. Но в Санкт-Петербурге решили, что важнее обеспечить крепкий русский элемент на окраине империи. А местное население хотело, чтобы его права и интересы учитывались. Надо сказать, что здравые голоса раздавались и в Государственной думе. Некоторые депутаты предупреждали о том, что в Семиречье закладывается мина замедленного действия, которая рано или поздно рванет.

– А власть этого не понимала?

– Власть была напугана Андижанским восстанием 1898 года, которое имело внятный религиозный оттенок. Ожидали, что если где и рванет, то в Андижане. А рвануло в 1916 году не в «пропитанной исламом» Ферганской долине, а в степи, где, как считали русские чиновники, исламизация населения была поверхностной, и в Семиречье, где основой для дестабилизации обстановки стал переселенческий вопрос. Но нужно понимать, что причины для волнений в разных местах были разными, да и начались эти волнения не одновременно.

Общим было возмущение тем, как составлялись списки призывников. Сложилось нечто подобное тому, что сейчас называют коррупционными схемами. Люди, составлявшие списки, не постеснялись наживаться на этом самым бессовестным образом. Все, кто смог прийти с деньгами к местному старосте, сделали это. В результате в списках оказалась беднота. Причем возрастные ограничения – от 19 до 43 лет – беззастенчиво отбрасывались. Как потом выяснилось, в списки попадали даже старики, разменявшие седьмой десяток. А по спискам они значились чуть ли не юношами! Если в православных приходах фиксировалось, когда человек родился, был крещен, женился и умер, то у мусульман Средней Азии такой традиции не существовало. Метрических книг никто не вел, и зачастую о возрасте человека можно было только гадать. Поскольку никаких свидетельств о рождении людям не выдавалось, возникало широкое поле для произвола.

M1968Беспорядки в Ташкенте, связанные с высочайшим повелением о мобилизации инородческого населения на прифронтовые работы, вспыхнули 7 июля 1916 года

Важно учитывать и еще одну ментальную особенность местного населения. Это русскую женщину можно было использовать как «ломовую лошадь» на любых работах. Рассчитывать же, что трудоспособного мужчину-кормильца заменит среднеазиатская женщина, которой шариат запрещает контактировать с посторонними мужчинами, было по меньшей мере нелепо. Ведь что получилось? Если мужчину отрывали от дома и отправляли в тыл действующей армии, перед его семьей сразу вставал вопрос, как и за счет чего жить. Ответа на него не было, и в этой ситуации возникали совершенно уникальные для тех мест вещи – «бабьи бунты». Женщины не понимали, чем им кормить детей и стариков. С криками «Караул!» они пошли к уездным начальникам. Так отреагировало на повеление императора оседлое население.

Бессмысленный и беспощадный

– Где и когда недовольство впервые вылилось в кровопролитие?

– Первые жертвы имели место в Ходженте (ныне Худжанд, Таджикистан) 3–4 (16–17) июля. Следом произошло восстание в Джизаке (ныне Узбекистан). 7 (20) июля начались беспорядки в Ташкенте, где растерзали пару местных начальников. Затем волнения вспыхнули в Самарканде и других местах.

Интересен механизм раскрутки конфликта. Низовые чиновники являлись представителями коренных народов. Они-то и занимались коррупцией на местах. А когда население пошло к ним за ответом на вопрос, почему одни люди оказались в списках на мобилизацию, а других там нет, аксакалы тотчас побежали под «русскую руку» – к уездным и городским начальникам, представителям краевой императорской власти. У них аксакалы просили защиты. Краевая власть, дабы сохранить лицо, вынуждена была заступаться за местных чиновников, пусть и сильно нашкодивших. А толпа, видя, что русский чиновник защищает местного, делала вывод, что они заодно. И тогда ее гнев обрушивался на русских представителей власти.

– Кровь ведь пролилась не только в городах?

– Конечно. Но и в сельской местности бунты проходили по той же схеме. Не было никакой высокой светлой идеи, которая вдохновляла бы бунтовщиков. Не было никаких лозунгов, политических требований. В разных местах ситуативно и стихийно возникали вспышки протеста. И все они были спровоцированы указом, который оказался непонятен людям.

– Каким был состав участников восстаний?

– Он был различным в зависимости от конкретной местности. Большую активность, конечно, проявили низы, или, как говорят сегодня, социально незащищенные категории населения, которые первыми попали в списки призывников. Однако, повторюсь, в разных районах Туркестана и Степного края были разные сюжеты и свой набор экономических, культурных и ментальных обстоятельств. На этом фоне высочайшее повеление Николая II сыграло роль детонатора протеста.

Н®™ЃЂ†© Н®™ЃЂ†•Ґ®з ЙЃђг§б™®©Николай Николаевич Йомудский – потомок йомудских ханов, один из тех людей, на которых могла бы опереться российская императорская власть

Текинцы и йомуды

– Остались ли в регионе территории, лояльные центральной власти?

– Остались. Представляющая большой интерес ситуация сложилась в Закаспийской области. Жившие там текинцы и йомуды отреагировали на указ по-разному. Текинцы дали рабочих для тыла армии…

– То есть некоторые народы, жившие в этом регионе, все-таки не встали на путь борьбы с центральной властью? Почему?

– У текинцев была замечательная ханша Гюль-Джамал. Она обладала большим авторитетом у подавляющей части текинцев и на протяжении ряда лет выстраивала конструктивные отношения с верховной властью. Судя по всему, у нее сложились хорошие отношения с генерал-губернатором Туркестана Алексеем Куропаткиным. А с йомудами власть договориться не смогла, и в районе Красноводска (ныне Туркменбаши) начались массовые выступления, переросшие в вооруженные столкновения и бои.

У йомудов, в отличие от текинцев, в тот критический момент не оказалось умного, дальновидного и авторитетного руководителя, способного разъяснить населению царский указ и договориться с представителями верховной власти в крае. Хотя ранее и здесь был человек, который вполне мог бы выступить посредником. Это я к вопросу о том, почему дело дошло до крови и можно ли было ее избежать…

– Вы имеете в виду хана Йомудского?

– Да. К сожалению, за полвека русская власть мало сделала для того, чтобы привлечь на свою сторону элиту Средней Азии – потомков ханов и местную аристократию. Показателен пример Николая Николаевича Йомудского. Он воспитывался в Санкт-Петербурге в кадетском корпусе, дослужился до подполковника Русской императорской армии. Выйдя в отставку, приехал в Закаспийскую область, на родину предков. У него были здесь родовые имения, а значит, и серьезные экономические интересы.

При этом хан Йомудский был человеком честным и ответственным. Когда в 1908 году в Туркестан прибыла ревизия во главе с сенатором Константином Паленом, Николай Николаевич честно рассказал о злоупотреблениях чиновников Закаспийской области. Те затаили на него обиду и накануне Первой мировой войны начали его травить, обвиняя в пантюркизме, исламизме и заговоре против властей. И в 1913 году хана Йомудского арестовали, держали на воде и хлебе. Он, подполковник Русской императорской армии, награжденный Георгиевским крестом, в туалет ходил в присутствии охранника! Спасли Николая Николаевича от дальнейших преследований его друзья – генералы Алексей Куропаткин и Александр Самсонов. Освободившись, хан Йомудский уехал в Варшаву, а когда началась Первая мировая, пошел воевать. Вот если бы власть не преследовала его, в 1916 году он находился бы в Закаспийской области и наверняка смог бы повлиять на йомудов, для которых являлся авторитетом. Но власть сама лишила себя такой возможности.

Императорская власть совершила гигантскую ошибку, не создав себе никакой опоры в крае. Местная аристократия не получила статуса русского дворянства, а местные религиозные деятели – того чиновничьего статуса, который имело мусульманское духовенство в Центральной России в рамках духовных правлений мусульман. В результате после выхода высочайшего повеления от 25 июня 1916 года власть оказалась один на один со взбунтовавшимся народом: посредников, способных разговаривать с местным населением на понятном ему языке, не нашлось. И тогда для подавления волнений пришлось использовать военную силу. Ситуация вышла из-под контроля, начались массовые убийства русских. В телеграмме от 16 августа 1916 года генерал-губернатор Туркестана Куропаткин сообщал военному министру Дмитрию Шуваеву: «…нападения на русские селения сопровождались зверскими убийствами и изуродованием трупов, имели место насилия и издевательства над женщинами и детьми, варварское обращение со взятыми в плен».

G0048Типы рабочих в Туркестане во времена Российской империи

Высочайшее повеление о привлечении мужского инородческого населения империи для работ по устройству оборонительных сооружений и военных сообщений в районе действующей армии, а равно для всяких иных, необходимых для государственной обороны работ
Государю императору благоугодно было в 25 день июня 1916 года высочайше соизволить повелеть:1) Для работ по устройству оборонительных сооружений и военных сообщений в районе действующей армии, а равно для всяких иных, необходимых для государственной обороны работ – привлечь в течение настоящей войны нижепоименованное мужское инородческое население империи в возрасте от 19 до 43 лет включительно:а) инородческое население Астраханской губернии и всех губерний и областей Сибири, за исключением бродячих инородцев и всех вообще инородцев, обитающих: в областях Приморской, Амурской, Камчатской и Сахалинской; в округах Средне-Колымской, Верхоянской и Вилюйской – Якутской области; в Туруханском и Богучанском отделениях Енисейской губернии и уезда, а также в Березовском и Сургутском уездах Тобольской губернии;б) инородческое население областей Сыр-Дарьинской, Ферганской, Самаркандской, Акмолинской, Семипалатинской, Семиреченской, Уральской, Тургайской и Закаспийской;в) мусульманское население Терской и Кубанской областей и Закавказья (за исключением подлежащих отбыванию воинской повинности натурою осетин-мусульман, а также не подлежащих сей повинности турок и курдов), обитающих в Закавказье езидов, ингилойцев-христиан и абхазцев-христиан Сухумского округа, равно как трухмен, ногайцев, калмыков и прочих подобных им инородцев Ставропольской губернии.и 2) Определение возрастов инородческого населения, подлежащего привлечению к работам, согласно предыдущему (1) пункту, а равно установление подробных правил привлечения их к сим работам применительно к порядку, заключающемуся в высочайше утвержденном 3 августа 1914 года положении Военного совета, предоставить соглашению министров внутренних дел и военного.

– В чем причина столь жестокого отношения коренного населения к русским переселенцам?

– Эксцессы наблюдались с обеих сторон. Волна народного гнева вылилась на тех, кто оказался под рукой, – на переселенческие поселки. Мужчины из этих селений были отправлены на фронт, и там оставались женщины, дети и старики. Они были лишены какой-либо защиты. Ведь российским властям в голову не могло прийти, что местное население будет сгонять переселенцев в деревянные церкви и сжигать их там. А такие случаи были.

G0061В годы Первой мировой войны хлопок стал стратегическим сырьем

Чтобы пресечь резню и кровопролитие, власть стала спешно перебрасывать сюда войска, в том числе казаков. Один из офицеров, отряд которого действовал в районе Джизака, позже признавался в воспоминаниях, что он не смог удержать подчиненных ему казаков от проявлений жестокости. По информации, исходящей от местного чиновника, его отряд прибыл в поселок, где были обнаружены убитые дети и женщины со вспоротыми животами. Офицер писал, что от такого зрелища глаза казаков и солдат налились кровью, все были исполнены желанием мести. Отряд бросился за теми, кто совершил это злодеяние. Вскоре нагнали и захватили группу людей. Офицер, стремясь предотвратить самосуд, пообещал казакам, что задержанных будут судить. А когда утром проснулся, узнал о том, что все пленные мертвы. Казаки заявили, что порешили их при попытке к бегству…

Между киргизами и переселенцами наверняка накопились взаимные обиды и претензии, могло возникнуть желание свести счеты. Пока власть жестко контролировала ситуацию, сделать это было сложно. В 1916 году, когда начались массовые волнения, появилась возможность отомстить за старые обиды.

В то же время и среди коренного населения, и среди переселенцев оставались люди, сохранившие человеческий облик. В любых условиях кто-то остается человеком. Были киргизы, предупреждавшие переселенцев об угрозе нападения. Случалось, что они укрывали у себя русских и украинцев. И переселенцы спасали киргизов от самосуда. Позже, когда волнения были подавлены, оставшихся без родителей киргизских детей воспитывали русские семьи. И выросшим сыновьям потом подыскивали невест, за которых уплачивали калым.

О Керенском, Куропаткине и спецслужбах врагов

– Когда и как закончились волнения?

– Кое-где протесты прекратились сами, в других местах они были подавлены силой. В Закаспийской области волнения продолжались вплоть до Февральской революции. 18 (31) марта 1917 года Временное правительство объявило амнистию как повстанцам, так и «перегнувшим палку» при подавлении восстаний представителям администрации. Довольно часто говорят о том, что решение о прекращении деятельности военно-полевых судов в Туркестанском крае в марте 1917 года было принято министром юстиции Временного правительства Александром Керенским. Между тем этому решению министра предшествовала телеграмма Куропаткина, в которой содержалось предложение заморозить деятельность военно-полевых судов. И амнистию провести предложил тоже он. Однако историки из государств Средней Азии пишут о Керенском и не вспоминают о Куропаткине.

– Керенский в 1916 году по горячим следам съездил на места погромов. Выступая в Государственной думе, он клеймил правительство за допущенные ошибки и лишь упомянул о жертвах среди русских переселенцев…

– Керенский занимался популизмом и делал политическую карьеру.

I0744А.Н. Куропаткин – генерал-губернатор Туркестана в 1916–1917 годах

– А на работы в тыл действующей армии в результате кого-то отправили?

– Отправили, хотя и в меньшем количестве, чем планировалось. Однако уже осенью 1916 года в Ташкенте аксакалы начали собирать деньги с населения якобы на содержание людей, отправленных на тыловые работы. И народ безропотно платил. Люди боялись, что их сочтут бунтовщиками и накажут, а аксакалы этим пользовались. Ни копейки из собранных ими денег до адресатов не дошло.

– Просматривается ли след турецких и германских спецслужб в трагических событиях 1916 года?

– Контрразведка на то и контрразведка, чтобы оставлять поменьше документов, освещающих ее деятельность. Но есть косвенные источники. У меня, например, нет никаких оснований не доверять русским дипломатическим чиновникам в Бухаре или консулам в Китае, Персии и Афганистане. А они писали, что турки и немцы ведут агитацию и пропаганду, призывая население Туркестана и Степного края к восстанию.

19Бухарский эмир Сейид Алим-хан в годы Первой мировой войны единовременно передал государству миллион рублей – очень большие деньги в то время

Насколько эффективной была эта пропаганда, судить сложно. Но очевидно, что, подписав высочайшее повеление, Николай II сделал туркам и немцам большой подарок. Они не знали, как дестабилизировать ситуацию, а тут такое неожиданно удачное стечение обстоятельств. Это повеление было совершенно бездумным, абсолютно невзвешенным, непродуманным и неподготовленным. Его приняли на авось. Думали, пронесет. А не пронесло. Тут и внешние силы подключились. Ситуация в Семиречье обострилась не сразу и не без подогрева извне, как я полагаю. Да и бежали люди за границу именно из этого региона – отсюда можно было пройти в Китай.

Уркун

– В 2015 году президент Киргизской Республики Алмазбек Атамбаев призвал дать историческую оценку событиям 1916 года, которые в Киргизии называют «Уркун». Что означает этот термин?

– В приближенном переводе с киргизского языка на русский «уркун» означает «исход». Имеется в виду процесс трагического ухода киргизского населения в Китай. В Киргизии с 1990-х годов эта скорбная дата присутствует в календаре.

– Как в 1916 году китайцы встретили киргизов?

– Ситуация с бежавшими в Китай киргизами очень непрозрачная. Туда бежали прежде всего члены тех родов, которые приняли активное участие в волнениях и погромах переселенческих поселков. Но существовали и такие роды, которые в беспорядках не были замечены, и они остались на родине. Многие киргизы бежали поневоле, под давлением родоплеменной власти. Могу сказать, что лагерей беженцев с медицинским обслуживанием и трехразовым питанием китайские власти киргизам не создали. Более того, сначала они их вообще на свою территорию не пускали, а потом пустили, но за деньги. На протяжении 10 лет китайцы эксплуатировали беженцев, которые фактически оказались у них в рабстве. В середине 1920-х годов уже советская власть была вынуждена выкупать этих людей из китайского рабства.

– Существует ли угроза, что 100-летний юбилей печальных событий 1916 года станет поводом для разжигания антирусских и антироссийских настроений в Средней Азии?

– Такая угроза не просто существует, а уже реализуется. В Киргизии проходят конференции, посвященные восстанию 1916 года. Одна из них состоялась совсем недавно – 20 мая 2016 года. Мне довелось выступать на ней и дискутировать с киргизскими коллегами. Интернет переполнен публикациями и постами на эту тему, где множество мифов и тенденциозных утверждений.

Между тем очевидно, что спланированной акции по уничтожению взбунтовавшегося населения не было. Войска жестко действовали там, где этого требовала ситуация. Жертвы, исчисляемые в тысячах, были с обеих сторон. Поэтому, никого не идеализируя, надо говорить об общей трагедии. Пострадали не только киргизы, казахи, узбеки и другие народы Средней Азии. Пострадали и переселенцы – русские и украинцы, которых было примерно поровну. Ведь переселенческая волна в регион шла не только из России, но и с территории современной Украины – из Полтавской, Киевской и Черниговской губерний.


Беседовал Олег Назаров