Archives

Олимпийское золото советского футбола

июля 11, 2016

60 лет назад футбольная сборная СССР одержала первую громкую победу на международном уровне, выиграв золотые медали Олимпиады в Мельбурне. В преддверии XXXI летних Игр в Рио-де-Жанейро олимпийский чемпион 1956 года Алексей Парамонов рассказал «Историку» о мировом успехе наших футболистов.

Открытие мемориальной доски футболисту Игорю НеттоРИА Новости

Девяностооднолетний спартаковец по-прежнему бодр, подтянут и с удовольствием делится воспоминаниями о славной победе советского спорта.

– Игры в Австралии были всего второй летней Олимпиадой, в которой принимал участие СССР?

– Да. При этом напомню, что в 1952 году наши футболисты в 1/8 финала уступили югославам со счетом 1:3. Сталин тогда находился в конфликте с югославским лидером Иосипом Броз Тито. Этот проигрыш вызвал резкое недовольство с его стороны, что привело к расформированию костяка сборной – команды ЦДСА, знаменитой «команды лейтенантов».

Поэтому в 1956 году вопрос стоял очень остро. И все это понимали. Путевку в Мельбурн добывали в отборочных играх с израильской командой. По игре особых проблем не возникло: в Москве мы выиграли 5:0, в гостях – 2:1. Результаты, особенно первого матча, вселили в наших руководителей надежду, и они решили принять участие в олимпийском турнире.

Руководить сборной назначили Гавриила Дмитриевича Качалина. Состав определился на сборах олимпийской команды, к которым было приковано внимание не только со стороны Федерации футбола, но и со стороны партийных органов. Ответственные товарищи приезжали в Тарасовку: смотрели, интересовались. Руководитель советского спорта Николай Романов даже предложил произнести клятву, что в Мельбурне мы все матчи выиграем, – на случай, если Никита Хрущев, как четыре года назад Сталин, начнет разбор полетов, чтобы таким образом снять с себя часть ответственности.

– Как вы добирались до Австралии? Это и сегодня совсем не простое путешествие…

– Тогда это было путешествие с несколькими остановками. Сначала отправились в Ташкент. Пробыли там полтора дня. Потом – через Дели – оказались в Сингапуре. Там нас ждал самолет компании Pan American, на котором мы и вылетели в Австралию. До Дарвина добирались часов пять, затем еще шесть – до Мельбурна. Перелет был очень сложным, потому что лайнер сначала попал в грозу, а потом провалился в воздушную яму. Я сидел рядом с молодым тогда еще Николаем Озеровым, который летел комментировать Игры. Мы оба были не пристегнуты и ударились головами о багажную полку. Но все обошлось.

Приехали в Олимпийскую деревню. Нас разместили в двухэтажном коттедже. Надо отметить, что австралийцы кормили нас на убой. В то время, когда в нашей стране в магазинах ничего не было, тут апельсины стояли ящиками!

Деревня охранялась полицейскими с собаками. Но у нас была аккредитация, а значит, и возможность выходить за пределы Олимпийской деревни. Впрочем, что-либо покупать не было ни необходимости, ни, главное, денег…

А с чего началась ваша подготовка к самому турниру?

– Чтобы как-то привыкнуть к австралийской земле, к местному климату, мы провели товарищескую встречу со сборной этой страны. И австралийцы забили нам первый мяч уже на 17-й минуте. Было не очень приятно. Однако в начале второго тайма Валентин Иванов пробил местного вратаря. Ну тут и началось… Окончательный счет был 16:2 в нашу пользу! Среди этих шестнадцати были и мои два мяча.

14216734Финал олимпийского турнира 1956 года СССР – Югославия. Матч завершился со счетом 1:0 в пользу сборной СССР

А первую официальную игру на олимпийском турнире мы провели против объединенной команды Германии. Борьба была упорной, немцы играли от обороны, не стесняясь нарушать правила. Автором первого нашего олимпийского гола в Австралии стал Анатолий Исаев, второго – Эдуард Стрельцов. Правда, в самом конце матча немцы все же забили. Вот здесь-то и началась настоящая рубка! Однако мы выдержали натиск и вышли победителями.

Следующий матч – с командой Индонезии – ждали с нетерпением. Никто не предполагал, что индонезийцы так смогут построить игру. Соперники выставили мощную оборону, а у нас почему-то все удары шли мимо… И еще был момент, когда индонезийский нападающий неожиданно выскочил и пробил, буквально с линии штрафной площади. К нашей радости, неточно. Лев Яшин вспоминал, что смотрел за полетом мяча и понимал: попади тот в «девятку» – он бы не выручил… Но матч так и закончился со счетом 0:0.

По тогдашним правилам на этой стадии розыгрыша не было ни добавочного времени, ни пенальти. Через день состоялась переигровка. На этот раз Индонезия нам покорилась: мы забили четыре безответных мяча. Сергей Сальников и Валентин Иванов сделали счет 2:0, далее Игорь Нетто, капитан сборной и «Спартака», третьим голом снял все вопросы, а во втором тайме тот же Сальников поставил жирную точку.

Полуфинал мы проводили с Болгарией. Качалин сделал ряд замен. Я стал играть на позиции защитника. Основное время и тут не принесло результата – 0:0. А в конце игры наш защитник Николай Тищенко получил очень серьезную травму: он неудачно приземлился на плечо и сломал ключицу. И замен-то тогда не было! Олег Маркович Белаковский, врач команды, прижал руку Тищенко к телу, обвязал бинтами и обколол обезболивающим. Николай вышел на поле и потихонечку-полегонечку вошел в игру. Болгары имели преимущество, и Ивану Колеву удалось пробить наши ворота. Ну а за восемь минут до конца добавочного времени Николай Тищенко сыграл в «стеночку», отдал мяч Эдику Стрельцову, который и поразил ворота болгар – 1:1! А еще через четыре минуты отличился Борис Татушин – 2:1! Мы вышли в финал олимпийского турнира! Болгары, говорят, чуть не в полном составе плакали после матча…

Олимпийский футбол

maxresdefaultСборная СССР, чемпион Олимпийских игр 1956 года

Сборная России по футболу дебютировала на Олимпийских играх в 1912 году в Стокгольме. Дебют был неудачным: проиграли Финляндии (тогда входившая в состав Российской империи, она выступала на Играх под собственным флагом) и Германии. А спустя 40 лет, в 1952 году, в Хельсинки впервые приняла участие в олимпийском турнире футбольная сборная СССР. Итог – поражение в 1/8 финала в упорнейшей борьбе от сборной Югославии. В 1956 году в Мельбурне сборная СССР по футболу завоевала золотые медали. В последующих олимпийских турнирах она трижды – в 1972-м, 1976-м и 1980-м – добивалась бронзовых медалей и второй раз в истории заняла первое место в 1988 году в Сеуле.

a7e4a5666ab2801b7ec71e0c9126b682

– И опять сборная встретилась с югославами – на этот раз в финале…

– В финальной игре с Югославией, проходившей 8 декабря 1956 года, вместо меня играл Анатолий Маслёнкин, а вместо связки Стрельцов – Иванов тренер вывел на поле Никиту Симоняна и Анатолия Исаева. Больше всего меня удивила замена Стрельцова на Симоняна. Но здесь вроде был какой-то звонок с самого верха…

Потом Симонян, получив золотую медаль, подошел к Стрельцову: мол, Эдик, ты играл все игры, мне хотелось бы вернуть тебе медаль. Однако тот отказался: «Никита Палыч, у меня еще вся жизнь впереди. А вот вы-то по возрасту, наверное, на следующие Олимпийские игры не попадете!» Спустя время, уже на пароходе, когда мы плыли домой, Никита Павлович второй раз подошел к Стрельцову: «Возьми медаль, ты ее заслужил!» И Стрельцов второй раз отказался.

По случаю финала собралось более 100 тыс. зрителей. Сейчас пишут, что на поле была югославская молодежь, которую грех было обыгрывать со счетом 1:0. Но это же финальный матч олимпийского турнира! Так что победа была настоящая. А тот единственный гол оказался спартаковским: до сих пор спорят, кто из двоих Анатолиев – Ильин или Исаев – послал мяч в сетку, но в итоговом протоколе стояла фамилия Ильина.

– А как вручались олимпийские награды?

– Тут же, прямо на поле, поставили пьедестал, на который поднялись команды, занявшие 1-е, 2-е и 3-е места (третьими были болгары). Не помню, правда, играли ли гимн, но флаги точно поднимали.

В 1956 году золотые медали вручали только тем, кто играл в финальном матче, но олимпийскими чемпионами стали все наши футболисты, заявленные на турнир. Эта традиция изменилась, и теперь награды получают все: кто играл, кто выходил на замену или находился в запасе, а также тренеры, массажисты, врачи и даже руководство команды. Нам же, не участвовавшим в финале, позже прислали в Федерацию футбола специальные грамоты МОК, подписанные тогдашним его президентом Эвери Брендеджем.

– Удалось ли эту победу достойно отметить?

В 1956 ГОДУ ЗОЛОТЫЕ МЕДАЛИ ВРУЧАЛИ ТОЛЬКО ТЕМ, КТО ИГРАЛ В ФИНАЛЬНОМ МАТЧЕ, но олимпийскими чемпионами стали все наши футболисты, заявленные на турнир

– Отметили, но далеко не сразу. В день победы над Югославией никаких приемов не было. На другой день выдали валюту из расчета три доллара в день. Вообще-то полагалось по девять долларов, но в связи с тем, что нас там кормили, дали только по три. Всего на руки мы получили по 120 долларов за 40 дней, после чего нам разрешили поехать в город на два-три часа.

Впрочем, по возвращении домой нам должны были заплатить еще по 15 тыс. рублей каждому – с учетом налогов выходило по 11 тыс. с чем-то… Машина «Победа» в то время стоила 20 тыс., так что на нее нужно было еще занимать. Но на своей «Победе» я ездил довольно долго.

– Дорога домой из Мельбурна оказалась гораздо длиннее, чем путь в Австралию…

– На следующий день после финала мы уже уплывали на пароходе «Грузия» домой – 19 суток морем. Должен сказать, что это было тяжело, но очень интересно. Иностранные спортсмены тоже плыли с нами. И даже отмечался день Нептуна. И неважно, в костюме был человек или нет. А потом в ресторане во время обеда на столах стояло по бутылке сухого грузинского вина!

Отношение к олимпийским чемпионам было очень достойным. Меня, Стрельцова, Иванова и других основных игроков разместили в каютах, тогда как руководство команды и молодые футболисты все 19 дней жили внизу, в трюме. Думаю, что сейчас ни один руководитель в трюм не полез бы. Вот так и проплыли почти три недели.

Наш пароход, когда он приплыл к Владивостоку, торжественно сопровождали два эсминца. А когда «Грузия» входила в порт, загудели все суда. Под этот рев мы спускались по трапу. Те встречающие, кому не хватило места на земле, сидели на крышах. Некоторые из наших, когда мы сходили на сушу, даже целовали землю. Такой неподдельный энтузиазм был!

– Но из Приморья-то тоже путь неблизкий…

– Из Владивостока часть спортсменов, руководителей и журналистов отправили в Москву самолетом. А остальные поехали поездом, двумя составами. Это еще 10 суток… Мы, футболисты, ехали в первом составе и первом же вагоне. Поэтому и в Москву прибыли первыми. В пути были довольно большие остановки – по 15–20 минут, а то и по полчаса. И пока поезд стоял, устраивались митинги.

Так получилось, что мы в поезде даже новый, 1957 год встретили! Ну и в своем купе с Симоняном, Сальниковым и Нетто мы отмечали это событие. Потом к нам присоединились Яшин, Владимир Мошкаркин, массажист Шмелев. Купе украсили гирляндами, была и еловая веточка, которую мне удалось раздобыть. Проводницы-девчонки нам все организовали, так что новогоднее торжество прошло очень весело, разве только без танцев. Потом ходили из вагона в вагон…

В Москве олимпийцев ждала незабываемая встреча: Комсомольская площадь, вся заполненная людьми. Состоялся небольшой митинг. А спустя какое-то время первый секретарь ЦК Никита Хрущев принял всю нашу олимпийскую делегацию в Кремле. Он спорт не слишком уважал, поэтому был очень краток, сказал всего несколько слов. На приеме рядом с ним стоял герой Игр легкоатлет Владимир Куц. К нему-то Хрущев и обратился: «А теперь ты продолжай!» И пошел к выходу. Когда он проходил мимо нас, я впервые увидел его так близко. Затем было небольшое застолье, и мы, прошедшие австралийский поход бойцы, вспоминали минувшие дни.

– Что внесла олимпийская победа в жизнь нашей страны?

– Сильно поднялся авторитет СССР на международном уровне. Это же была не только победа футбольной сборной – тогда впервые сборная Советского Союза обыграла в медальном зачете команду США! Это стало колоссальным успехом нашего спорта. И естественно, везде к олимпийцам было повышенное внимание.

– Какие государственные награды ждали героев на родине?

– Орден «Знак Почета». В нашей команде наградили всех, кроме Анатолия Исаева. Но этот вопрос прояснился уже потом. На торжественном приеме по случаю 50-летия Олимпиады в Мельбурне я увидел, что рядом стоят глава Росспорта Вячеслав Фетисов и Дмитрий Медведев – в то время первый зампред правительства. Подумал: «Что я теряю?» Подошел и говорю: «Вы сказали много теплых слов в наш адрес. Но один из героев Игр, Анатолий Исаев, ничего тогда не получил». Медведев ответил: «Готовьте материалы. Мы решим этот вопрос!» И в марте 2008 года Анатолия Исаева наградили орденом «За заслуги перед Отечеством» IV степени.

А после этого у меня появилась еще одна мысль. Я подумал: «Почему у нас медали получили только те 11 игроков, которые были на поле в финале?» Я пошел с этим вопросом к почетному президенту Олимпийского комитета России Виталию Смирнову. И он ответил: «Я на днях еду в Лозанну. Подготовьте мне справку». Через неделю меня уже оповестили, что в Лозанне дали добро на изготовление дубликатов. Тогда мы с Симоняном вышли на руководителей Московского монетного двора, которые с удовольствием согласились нам помочь. Там совершенно бесплатно сделали 10 медалей, ни в чем не уступающих оригиналу. И даже в таких же коробочках. Потом на пьедестале почета в манеже «Динамо» состоялось вручение. Те, кто остался жив, были приглашены. Приехал с Украины Йожеф Беца, лично вручили медали Валентину Иванову, Борису Разинскому, Юрию Беляеву, ну и мне в том числе. За Стрельцова и Тищенко награду получили сыновья, за Качалина – дочка. Теперь все олимпийцы 1956 года имеют свои заслуженные медали.


Беседовал Дмитрий Толкачёв