Archives

Сервиз из Боспорского царства

мая 1, 2018

Как установили ученые, античная посуда была искусно расписана мастерами Аттики еще в IV веке до н. э. В те времена эти территории занимало могущественное Боспорское царство, столица которого – древний Пантикапей – располагалась на месте нынешней Керчи.

Реставраторам из Государственного музея изобразительных искусств имени А.С. Пушкина удалось собрать воедино значительную часть керамических фрагментов, пролежавших в земле более 2 тыс. лет. На это у них ушло около трех месяцев. Среди восстановленных предметов – гидрия, сосуд для воды особой формы, украшенный сценой битвы амазонок с греками, а также рыбное блюдо, на котором изображены обитатели морей.

По мнению специалистов, это была посуда двойного назначения. Сначала она выставлялась на пирах, а позже использовалась во время пышных погребений ее родовитых владельцев. Неслучайно все находки сделаны на склонах хребта Юз-Оба, расположенного к юго-западу от центра Керчи. Это часть обнаруженной в середине позапрошлого столетия цепи курганов IV–III веков до н. э. Ученые считают, что там хоронили не рядовых жителей Пантикапея, а представителей знати и, возможно, даже членов правящей династии.

Время, когда была изготовлена посуда, стало периодом наивысшего могущества Боспорского царства. В первой половине IV столетия до н. э. под его контроль перешел весь Керченский полуостров c Феодосией; в годы правления царя Перисада I (ок. 344 – 310 до н. э.) к нему было присоединено все Восточное Приазовье, а сам Перисад причислен подданными к сонму богов. Однако расцвет государства вскоре сменился усобицами между сыновьями царя, которые окончились только на исходе века.

Артефакты, ранее найденные в курганах Юз-Обы, украшают залы крупнейших музеев мира, среди которых Лувр, Британский музей, Эрмитаж, Музей изобразительных искусств имени А.С. Пушкина. Новые находки уже переданы Керченскому историко-археологическому музею. Всего по итогам строительства Крымского моста и подходов к нему музейные комплексы с обеих сторон Керченского пролива получат около 100 тыс. находок. За три года реализации проекта общая площадь археологических раскопок на этих территориях превысила 56 гектаров.

Президент вступился за экспертизу

Владимир Путин поддержал археологов, выступающих за сохранение культурного наследия

На встрече с руководством Российской академии наук президент сказал, что полностью согласен с тем, что и в дальнейшем специалисты должны проводить историко-культурную экспертизу перед началом строительных работ. Так Путин отреагировал на обращение директора Института археологии РАН академика Николая Макарова, который выразил обеспокоенность в связи с недавней инициативой по отмене такой экспертизы. По его словам, к примеру, «все, что открыто в Крыму в последние годы, в основном открыто на новостройках». «Это очень яркие достижения и очень яркие находки, – подчеркнул Макаров, – и они стали возможны благодаря тому, что в нашем законодательстве существует норма, которая предписывает предварительную историко-культурную экспертизу территорий перед большим строительством».

Согласившись с этим, Путин вместе с тем отметил, что экспертная деятельность «должна быть приемлема по срокам, минимизирована по затратам, с тем чтобы… она не становилась бы каким-то дополнительным квазиналогом при производстве строительных работ». Академик Макаров сообщил о готовности РАН представить предложения, «как сделать эту процедуру более эффективной, упростить ее, возможно, ускорить, но не в ущерб защите культурного наследия».

 

Вокзал на память

Одно из последних уцелевших деревянных железнодорожных зданий дореволюционной постройки будет сохранено

Власти Санкт-Петербурга внесли в список региональных памятников культурного наследия пригородный железнодорожный вокзал на станции Дибуны, расположенной в поселке Песочный. Здание, открытое в 1904 году, – единственный сохранившийся деревянный вокзал начала XX века на линии Санкт-Петербург – Зеленогорск и одно из последних деревянных железнодорожных сооружений того времени в стране.

«Деревянный фонд имеет особую ценность, потому что он неповторим с точки зрения стилей архитектуры, – рассказал «Историку» председатель Всероссийского общества любителей железных дорог, историк Алексей Вульфов. – Обычно именно деревянные сооружения на протяжении сотен километров являлись главным стилевым показателем той или иной железнодорожной линии. А до революции вокзалы на ветке, как правило, сооружались в едином стиле в зависимости от того, что архитекторы считали наиболее подходящим для этого направления. Таким образом, благодаря вокзалу на станции Дибуны пассажир может себе представить, как выглядела вся линия на Зеленогорск в первые годы после строительства, а значит, получить представление в целом об облике дореволюционных железных дорог».

Одноэтажное здание, состоящее из двух помещений, соединенных галереей с тройной аркой и деревянными колоннами, ни разу не перестраивали. Изменения в его облике касались только цвета стен. По словам Вульфова, это редкое исключение, поскольку на железных дорогах сохранилось лишь около половины дореволюционных деревянных сооружений, из которых большая часть неоднократно перестраивалась.

Высокая степень сохранности вокзала, скорее всего, связана с тем, что в августе 1917 года именно со станции Дибуны Владимир Ленин, скрывавшийся от Временного правительства в шалаше в Разливе, бежал на территорию Финляндии. Как известно, в советское время к сохранению такого рода объектов относились с особым вниманием, однако после распада СССР интерес к подобным памятникам резко упал.