Archives

Второе лицо

ноября 29, 2020

Тридцать лет назад, в конце декабря 1990 года, в Советском Союзе был введен пост вице-президента СССР. Полгода спустя аналогичный пост появился и в России. Идея с заимствованием должности из американской конституции не принесла ничего хорошего ни тем, кто ее занимал, ни стране в целом

Первым и, как потом оказалось, последним вице-президентом СССР стал Геннадий Янаев. Занявший пост второго человека в распадающемся на глазах Советском государстве, Янаев был, пожалуй, одной из самых слабых фигур не только в тогдашнем Политбюро ЦК КПСС, но и во всем окружении Михаила Горбачева.

Генная инженерия 

Впрочем, тогда – в декабре 1990-го – единственный в истории президент СССР в этом признаваться не хотел. Напротив, всеми средствами продавливая своего протеже на вновь создаваемый пост, Горбачев охарактеризовал Янаева как «зрелого политика, способного участвовать в обсуждении и принятии важных решений государственного масштаба».

Работа по продвижению «Гены», как называли Янаева в ближайшем окружении Горбачева, требовала от президента серьезных усилий. Янаев, по отзывам коллег, был очень неплохим человеком. Однако не имел сколько-нибудь значимого политического веса.

Окончив Горьковский сельскохозяйственный институт, он сначала продвигался по комсомольской линии, достигнув в 1966 году поста первого секретаря Горьковского областного комитета ВЛКСМ. Потом стал председателем Комитета молодежных организаций СССР, а в 1980-м – заместителем председателя президиума Союза советских обществ дружбы и культурной связи с зарубежными странами. В период горбачевской перестройки делал карьеру в профсоюзном движении, в 1990-м занял пост председателя ВЦСПС. В том же году был избран членом ЦК КПСС и Политбюро ЦК, стал секретарем ЦК по международным вопросам.

Политолог Александр Ципко, долгое время работавший в аппарате ЦК КПСС и знакомый с Янаевым с 1966 года, охарактеризовал его как «хорошего аппаратчика, человека традиционных советских взглядов, верного своему слову, государственника». По мнению Ципко, выдвигая Янаева на пост вице-президента, Горбачев «совершил трагическую ошибку: он нашел фигуру, связанную с аппаратом, но неприметную и незначимую». Ципко полагает, что, «если бы в вице-президенты Горбачев взял более влиятельного политика, например Егора Строева или Евгения Примакова, не было бы никакого ГКЧП, так как сильный вице-президент не перешел бы на сторону путчистов»…

Но сильный вице-президент в тот момент Горбачеву был не нужен. Ему было важно, чтобы второе лицо даже помыслить не могло о том, чтобы составить конкуренцию первому лицу. Конкурировать с Михаилом Сергеевичем Геннадий Иванович и не собирался.

Тем не менее выборы вице-президента на IV Съезде народных депутатов СССР обернулись скандалом. Для избрания Янаеву требовалось получить 1120 голосов, однако «за» проголосовали только 1089 депутатов при 583 «против» и 113 недействительных бюллетенях. «Янаев не давал повода усомниться в благожелательном отношении к Горбачеву. А последний уже раздражал депутатов, и потому они нередко принимали решения как бы в пику Горбачеву. В такой переделке оказался и Янаев», – утверждал впоследствии в мемуарах тогдашний председатель КГБ СССР Владимир Крючков. Как бы то ни было, но Горбачев настоял на повторном голосовании, закончившемся для Янаева успешно.

Танки на Калининском проспекте (ныне Новый Арбат). 19 августа 1991 года

Скромный Янаев, изначально являвшийся тенью президента СССР, и дальше бы ей оставался, но сам Союз начал трещать по швам. В ситуации нарастающей политической турбулентности «пост номер два» приобретал совершенно иной вес и значение. Это понимали и те люди в руководстве страны, которые в августе 1991-го создали ГКЧП. В силу того положения, которое занимал Янаев, ему предстояло сделать нелегкий выбор. Либо остаться alter ego Горбачева и, возможно, разделить с ним ту незавидную участь, которая могла быть ему уготована гэкачепистами, либо присоединиться к авантюре по изоляции президента СССР, исполняя вместо него полномочия, которые явно были не по силам бывшему лидеру советских профсоюзов. Янаев трезво (хотя по поводу его трезвости в этот момент ходили разные слухи) рассудил, что второй вариант выглядит более предпочтительным. И прогадал.

Пресс-конференция членов ГКЧП. 19 августа 1991 года

То, что ГКЧП – изначально провальный проект, многие поняли уже по первому появлению на экране новоиспеченного «и. о. президента» Геннадия Янаева. На совместной пресс-конференции членов ГКЧП, проходившей в пресс-центре МИД СССР на Зубовском бульваре, Янаева выдавали трясущиеся мелкой дрожью руки. Именно по этому немудреному признаку стало ясно: ни и. о. президента, ни его коллеги не чувствуют себя уверенно. А слабых, как известно, бьют. После поражения ГКЧП Янаев был арестован и помещен в СИЗО «Матросская Тишина». Уже будучи за решеткой, второе лицо в государстве узнало о своем отстранении от должности. Вскоре распался и Советский Союз…

Казус Руцкого 

Всего в нескольких километрах от «Матросской Тишины» располагается СИЗО «Лефортово»: именно там спустя два года завершилась карьера второго лица во властной вертикали РСФСР – вице-президента России Александра Руцкого.

Должность вице-президента России появилась в российской Конституции как калька с советского Основного закона. Несмотря на то что председатель Верховного Совета России Борис Ельцин считал Горбачева своим главным противником, он все-таки продублировал в российской системе власти должность второго лица.

«Идея поста вице-президента заимствована в странах западной демократии, прежде всего в США. Создавая его, Горбачев хотел, чтобы наша политическая система больше походила на западную. Того же хотел и Ельцин, один в один повторивший то, что сделал Горбачев», – утверждает Александр Ципко. Тогдашний глава парламентского Комитета по законодательству Сергей Шахрай, сам писавший закон «О Президенте РСФСР», считает иначе. По его мнению, пост вице-президента вводился персонально под Геннадия Бурбулиса, который в то время был правой рукой Ельцина.

Все случилось спонтанно. «В тот момент Борис Ельцин с Геннадием Бурбулисом были в Париже, и когда сначала Бурбулис, а потом Ельцин позвонили мне с требованием включить в законопроект статью о вице-президенте, то по телефону я не смог убедить их, почему этого не надо делать, – рассказал в интервью «Историку» Сергей Шахрай. – Если бы я был рядом, то постарался убедить в нецелесообразности создания такой должности, но по телефону я не смог устоять перед натиском Бориса Николаевича. В результате буквально перед сессией Верховного Совета РСФСР, которая принимала закон, было вписано положение о вице-президенте».

Впрочем, отмечает Шахрай, Бурбулис «стал заложником законов политтехнологий, на которых строится успех любой избирательной кампании», ведь в пару к будущему президенту кандидатом в вице-президенты, как правило, берут того, кто может привлечь дополнительные голоса избирателей, а не того, кто ближе к президентскому уху. «При всем уважении к Геннадию Эдуардовичу и его интеллекту, какой процент он мог бы прибавить к голосам Ельцина?» – вопрошает Шахрай.

В итоге весной 1991-го, идя на выборы президента РСФСР, Ельцин решил взять в напарники не преданного Бурбулиса, а умеренного коммуниста и не вполне «своего» Александра Руцкого. Бурбулис был в шоке, когда Ельцин объявил, что решил выдвинуть вице-президентом не его. «Но в этом-то и состояла комбинация, – рассказывает Сергей Шахрай, – что Руцкой должен был принести дополнительные голоса военных и коммунистов, особенно тех, кто понимал необходимость реформ».

Чутье Ельцина, казалось бы, в очередной раз его не подвело. Электорально это был абсолютно выигрышный ход: усатый красавец-летчик, Герой Советского Союза. Он мужественно сражался с афганскими моджахедами, был сбит в бою, попал в плен. 16 августа 1988 года в советском посольстве в Исламабаде его обменяли на пакистанского разведчика…

Плечом к плечу стояли Ельцин и Руцкой во время обороны Белого дома в августе 1991 года. Именно Руцкой полетел в Форос вызволять из гэкачепистского плена Горбачева. Казалось, общие испытания еще больше сблизили президента и вице-президента. Однако к концу года отношения начали портиться. Как рассказывает сам Александр Руцкой, в декабре, отправляясь в Беловежье, Ельцин не счел нужным сообщить провожавшему его в аэропорту вице-президенту о том, с какой целью он летит на встречу с президентом Украины Леонидом Кравчуком и председателем Верховного Совета Республики Беларусь Станиславом Шушкевичем. В итоге, по признанию Руцкого, о роспуске Советского Союза и создании на его месте СНГ лично он «узнал утром, когда брился, из теленовостей».

Президент России Борис Ельцин, Геннадий Бурбулис (второй слева), Александр Руцкой (второй справа) и председатель Совета министров РСФСР Иван Силаев (крайний справа) на митинге перед зданием Верховного Совета РСФСР. 22 августа 1991 года

В январе 1992 года Ельцин и Егор Гайдар с его командой молодых реформаторов приступили к «шоковой терапии». Не разбиравшийся в экономике Руцкой остался не у дел. Стать вторым человеком в государстве жаждал близкий к «младореформаторам» Бурбулис, занявший созданный под него и также взятый из американской политической практики пост «госсекретаря РСФСР». Но если американский госсекретарь традиционно занимался исключительно международными вопросами, то «Гена № 2» брался абсолютно за все. Занимался он и интригами в отношении Руцкого, перехватившего, как полагал Бурбулис, у него пост вице-президента. Считается, что не без его усилий Руцкого, не знавшего чем заняться, в феврале 1992 года бросили на дышащее в тот момент на ладан сельское хозяйство. Ни к чему, кроме растущего раздражения Ельцина по поводу своего вице-президента, это не привело.

И. о. президента 

С этого времени отношения Ельцина и Руцкого стали портиться. В октябре 1992-го по поручению президента Руцкой возглавил Межведомственную комиссию по борьбе с преступностью и коррупцией. 19 февраля 1993 года он опубликовал программу по борьбе с преступностью и коррупцией «Так дальше жить опасно». А уже 16 апреля, за девять дней до Всероссийского референдума о доверии политике президента России, обнародовал первые итоги ее выполнения. Суть их сводилась к тому, что вся властная верхушка ельцинской России погрязла в злоупотреблениях, сведения о которых, по словам Руцкого, составили целые «чемоданы компромата».

Руслан Хасбулатов (слева) и Александр Руцкой. 25 января 1993 года 

Прежде всего в так называемых «чемоданах компромата» содержались факты расхищения госсобственности. «Позже из 51 упомянутого в докладе факта проверками прокуратуры было подтверждено 45, однако история с «чемоданами Руцкого» немедленно получила политизированные оценки в раскаленной перед референдумом обстановке», – констатировал Олег Румянцев, являвшийся в то время ответственным секретарем Конституционной комиссии.

Реакция Ельцина оказалась очень быстрой. Уже 28 апреля указом № 570 президент отстранил Руцкого от руководства комиссией и возглавил ее сам. Вице-президенту было запрещено встречаться с находившимися в непосредственном подчинении президенту силовыми министрами. 7 мая Ельцин лишил Руцкого всех поручений, после чего тот открыто переметнулся в лагерь противников президента, группировавшихся вокруг их еще совсем недавно общего соратника, сменщика Ельцина на посту председателя Верховного Совета РСФСР Руслана Хасбулатова.

В первый день осени 1993 года был издан указ о временном отстранении от исполнения обязанностей Александра Руцкого. Одновременно с ним, чтобы хоть как-то уравновесить ситуацию, Ельцин временно отстранил и своего сторонника, вице-премьера Владимира Шумейко – главного публичного критика Руцкого. Казус, однако, состоял в том, что вице-премьеров Ельцин мог отстранять сколько угодно, но действовавшие Конституция РФ и Закон РСФСР «О Президенте РСФСР» не содержали нормы о возможности отстранения вице-президента страны.

Оппозиционный Ельцину Верховный Совет, посчитав, что президент вторгся в сферу полномочий судебных органов, отправил в Конституционный суд ходатайство с просьбой проверить президентский указ на предмет соответствия Конституции РФ. Но Ельцин решил действовать на опережение. 21 сентября 1993 года он подписал Указ № 1400 «О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации». Верховный Совет и Съезд народных депутатов объявлялись распущенными, в стране вводилось президентское правление. В ответ депутаты на основании статьи 121.6 Конституции объявили о прекращении полномочий президента Ельцина. Руцкой принес присягу в качестве и. о. президента России. Противоборство «ветвей власти», как известно, закончилось не в пользу парламента и выступившего на его стороне Руцкого. А сам первый и единственный вице-президент России оказался в «Лефортово»…

Как говорит Сергей Шахрай, «Ельцин извлек сиюминутную выгоду на выборах 12 июня 1991 года, но проиграл стратегически в 1993 году, когда Руцкой возглавил борьбу против президента и призвал авиацию «бомбить Кремль»». Урок был извлечен: в новой российской Конституции, принятой на референдуме 12 декабря 1993 года, никакого упоминания о должности вице-президента уже не было. Экспорт конституционных постов был признан неудачным, и «прóклятая» должность, просуществовав менее трех лет, была ликвидирована.

Фото: ВАЛЕНТИН КУЗЬМИН /ТАСС, АЛЕКСЕЙ АНТОНОВ/ ТАСС, РИА НОВОСТИ