Archives

Уголок книголюба

февраля 20, 2015

Есть только одно место в Москве, где любой посетитель – и убеленный сединами библиофил, и едва научившийся складывать буквы в слова первоклассник – не может оторваться от скромных витрин. Музей книги в Российской Государственной Библиотеке занимает не такой уж большой зал – всего 300 квадратных метров. Но именно здесь можно увидеть редчайшие книги XV–XXI веков.

bookworm1
Нина Чаленко демонстрирует один из бесценных экспонатов

И это – первое, что поражает в экспозиции, в которой представлено более 1000 изданий и предметов, связанных с созданием книг: перья, чернильницы, образцы литер. От уникальной коллекции оторваться непросто: вот настоящий «Апостол» Ивана Федорова и Петра Мстиславца – первая точно датированная напечатанная книга в России, увидевшая свет в 1564 году! Чуть дальше – средневековая германская книга-мешок: ее кожаный переплет переходит в мешочек, который подвешивали к поясу. Таких оригинальных книг-мешков в мире сохранилось очень мало.

К ИСТОКАМ

Но начинать осмотр экспозиции лучше с раздела, который называется «От свитка к кодексу». Здесь собраны экспонаты, демонстрирующие основные этапы эволюции книжных форм и использование различных материалов для письма и печати. «Известно, что в древности книги выглядели совсем не так, как они выглядят сейчас, а форма книг зависела от материала, из которого они были сделаны», – объясняет сотрудница музея Нина Чаленко.

Вот слепок с глиняной клинописной таблички II тысячелетия до нашей эры из Междуречья, а рядом с ним – свиток из папируса. Такие свитки-книги использовались и в Древнем Египте начиная с III тысячелетия до нашей эры, и в Античности, и в Средневековье. Известно, что папирусные свитки были в ходу вплоть до XII века. Впрочем, свитки делали не только из папируса, но и из шелка, пергамена и бумаги. Последняя, кстати, была изобретена в Китае в II веке нашей эры. Уже в VII веке этот материал осваивают в Японии и Корее, в середине IX столетия с бумагой знакомятся арабы, а в XI–XII веках она появляется в Европе, где начинает вытеснять пергамен.

bookworm2
Великолепное библиофильское издание «Византийских эмалей» Н. Кондакова, увидевшее свет в 1892 году

Но именно пергамен – выделанная особым образом кожа – позволил книге приобрести знакомую нам сегодня форму, получившую название «кодекс» (от лат. «книга»). Пергамен появился в II столетии до нашей эры, а кодексы начали распространяться с середины IV века, постепенно заменяя свитки.

Еще один удивительный экспонат в этом разделе – книга, больше похожая на веер. «Так и есть, – подтверждает Нина Чаленко, – это книга в форме веера, сделанная из листьев пальмы. Называется она «Рассуждения Будды». Листочки пальмы высушивались, шлифовались, нарезались на длинные узкие пластины, а потом прикреплялись бечевкой к крышкам – обструганным деревянным дощечкам. Текст на такую «бумагу» переносился заостренной металлической палочкой. Сделана книга в Индии в XVIII веке, написана на языки пали».

КНИЖНЫЕ ЛЕВШИ

Знаете, какого размера была самая маленькая книга, напечатанная в России в середине XIX века? 2,7 сантиметра! Именно в таком формате санкт-петербургская типография «Экспедиция заготовления государственных бумаг» выпустила в 1855 году 25 басен Ивана Андреевича Крылова. Набраны они таким мелким шрифтом, что для того, чтобы прочитать, скажем, «Ворону и лисицу», вам явно понадобится сильная лупа.

Но есть здесь и такие книги, рядом с которыми «Басни Крылова» покажутся гигантами. Например, изданная в 1964 году в Мюнхене на семи языках «Олимпийская клятва», переплет которой украшен изображением пяти переплетенных колец. Размер этой книжечки – 6х6 миллиметров! Сама «Олимпийская клятва» помещена в прозрачный футляр, основанием которого является лупа, с помощью которой можно читать текст…

Не менее замечателен экземпляр «Божественной комедии» Данте Алигьери (Milano, 1878). Хотя по размерам он больше, чем, скажем, те же «Басни Крылова», однако шрифт, которым напечатана эта книга, заметно меньше. «Об этой книге ходили всякие легенды, – рассказывает Нина Викторовна. – Говорили о том, что три наборщика, которые набирали текст, ослепли. Но это не соответствует действительности, на деле наборщик был один, он не ослеп, но зрение, правда, испортил. Вторая легенда гласила, что шрифт был тотчас же уничтожен, после того как текст был набран. И это – неправда. Тот же самый шрифт использовался в работе еще раз».

Как выясняется, книжные Левши и сегодня живут в России. В экспозиции, например, представлена одна из миниатюрных книг омского художника Анатолия Коненко – «Сочинения» Козьмы Пруткова, – изданная в Омске в 1994 году. Размер книги 2,3х1,8 сантиметра. Но и это – не предел. Тот же самый мастер как-то привез в Музей книги совершенно уникальный образец. «Это было удивительно, – вспоминает Нина Викторовна. – Представьте себе рассказ Чехова «Хамелеон» в книжечке, размер которой менее миллиметра! Коненко принес ее вместе с микроскопом, и я сама могла убедиться, что это – действительно текст «Хамелеона».

bookworm3
Раздел экспозиции «Кабинет библиофила»

Одни мастера поражали книголюбов размерами томов и томиков, а другие – шли на всяческие ухищрения, чтобы привлечь внимание читателей, поразить их и продемонстрировать свое умение.

Издатели русской дореволюционной газеты «Новости дня» (Москва, 1897) отпечатали юбилейный, пятитысячный номер синей типографской краской на белой атласной ткани. И если не заметить, что по краям газетных полос топорщатся тонкие ниточки, – ни за что не догадаешься, что газета отпечатана не на бумаге…

Держать в руках «Новеллы» Сервантеса, изданные в Барселоне в 1933 году, должно быть, одно удовольствие. Слишком они легки. Причем в прямом смысле. Книга напечатана… на настоящей пробке. Как нетрудно догадаться, с целью рекламы ее качества.

bookworm4
«Четыре книги Царств» Франциска Скорины, изданные в 1518 году

Ну а молитвенник конца XIX века просто поражает воображение. Все в этой книге – и тексты, и иллюстрации, и орнаменты вытканы (!) черными нитками на превосходном лионском шелке. Изготовили ее в Лионе в 1886 году. «Это не ручная работа, а машинная. Но все равно работа очень сложная, – поясняет Нина Викторовна. – Книга выполнена по оригиналу рукописных иллюмини- рованных молитвенников XIV–XVI веков».

БЛЕСТЯЩЕЕ ИЗОБРЕТЕНИЕ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА

XV век можно смело считать поворотным моментом в истории человеческой цивилизации: в середине этого столетия золотых дел мастер из Майнца по имени Иоганн Гутенберг изобрел ручной печатный станок, на котором книги можно было печатать при помощи литер. И совершенно естественно, что раздел «Изобретение и распространение книгопечатания» открывает знаменитая 42-строчная Библия Гутенберга, с которой традиционно отсчитывается история книгопечатания в Европе. Факсимильное издание (Leipzig, 1913), представленное в экспозиции, исполнено великолепно, а один из 48 оставшихся в мире оригиналов (всего Гутенберг напечатал 180 экземпляров) хранится в фондах РГБ.

А вот выставленная по соседству «Римская история» Тита Ливия – самая настоящая инкунабула (от лат. Incunabula – «колыбель», так называются книги, изданные в Европе от начала книгопечатания и до 1 января 1501 года). «Инкунабул осталось не так уж много, – отмечает Нина Викторовна. – В мире их всего около 500 тысяч. Далеко не каждая библиотека может похвастаться тем, что владеет инкунабулами. Понятно, что это чрезвычайно редкие книги». И, добавим, очень красивые. «Римская история» Тита Ливия издана в Риме в 1469 году первыми итальянскими печатниками – Конрадом Свейнхеймом и Арнольдом Паннарцем. Текст в ней отпечатан, а поля и буквицы украшены вручную в стиле «Ренессанс. Белая лоза». Однако попадаются инкунабулы, в которых места, «зарезервированные» при печати для буквиц и орнаментов, остались пустыми: возможно, издателю не хватило денег для того, чтобы нанять художника? Ведь иллюминация книги – занятие дорогое, да и процесс этот небыстрый…

В этом же разделе экспозиции хранятся и первые книги, напечатанные кириллицей. И здесь можно увидеть самую первую из них – настоящий «Октоих», изданный в Кракове в 1491 году мастером Швайпольтом Фиолем, а также три книги первопечатника Литвы и Белоруссии Франциска Скорины.

Но настоящая «звезда» экспозиции – знаменитый «Апостол» Ивана Федорова. В 2014 году этой книге исполнилось 450 лет. «В нашей библиотеке в прошлом году прошла великолепная выставка, посвященная этой дате, – рассказывает Нина Чаленко. – На ней были показаны рукописные «Апостолы», а также издания «Апостола» XVI – начала XX века». Книга раскрыта, что дает возможность посетителям детально рассмотреть роскошный фронтиспис, на котором изображен евангелист Лука – именно ему приписывается авторство «Деяний апостолов». Гравюра на фронтисписе составная. «Это значит, что орнаментальная рама и изображение фигуры самого апостола были выгравированы на отдельных досках, которые плотно подгонялись друг к другу, – объясняет Нина Чаленко. – Для чего это делалось? По простой причине: чтобы использовать готовые доски с рисунком для оформления других изданий. Вот, посмотрите, рядом выставлен экземпляр львовского «Апостола» 1574 года. Изображение Луки совершенно другое, а рамочка – та же».

Еще один книжный шедевр части экспозиции, посвященной «друкару книг пред тем невиданных» Ивану Федорову, – великолепная «Острожская Библия» – первое полное издание Библии на церковнославянском языке. Типография в Остроге (недалеко от Львова) была четвертой и последней, основанной Иваном Федоровым. В ней и увидела свет «Острожская Библия», напечатанная в 1580–1581 годах…

bookworm5
Роскошно иллюстрированное «Евангелие» Анисима Радищевского (1606 г.)

ПОПАСТЬ В ПЕРЕПЛЕТ

В другом разделе экспозиции рассказывается о структуре книги, о том, как появились и развивались такие ее элементы, как форзац, титульный лист, шрифт, иллюстрация. Он так и называется – «Структура и основные элементы книги».
«Книга – явление очень и очень сложное. Как ни парадоксально звучит, книгу показывать непросто в экспозиции. Почему? Потому что, если мы демонстрируем переплет, мы уже не можем показать иллюстрации. Если мы показываем иллюстрации, мы уже не можем показать титульный лист. Или мы должны взять несколько экземпляров одного издания и показывать разные элементы книги. А это возможно далеко не всегда», – объясняет Нина Чаленко.

Сегодня книжные переплеты делают бездушные машины. А раньше переплетное дело было исключительно ручным производством. Изготавливался переплет довольно долго, да к тому же еще и удорожал саму книгу. До XVII века переплетные крышки делали из дерева, которое затем обтягивали каким-нибудь материалом – кожей, тканью, пергаменом… Иногда переплетным материалом становилась, увы, даже старая пергаменная рукопись – такую книгу можно увидеть и в экспозиции музея. Из-за дороговизны ручного переплета в конце XVIII – начале XIX века книги стали продавать в простой обложке. И уже сам обладатель новенького тома решал, заказывать ли ему дорогой переплет для своей книги или нет. Но, как правило, владелец книги все же нес ее в переплетную мастерскую и заказывал для своего экземпляра индивидуальный переплет. Мастер, выполнив работу, мог уже никогда больше не повторить ее. Известно, что многие из старинных переплетов не имеют аналогов.

bookworm6
Так выглядит настоящая индульгенция (XVI в.)

В этом нетрудно убедиться, если внимательно присмотреться к выставленным здесь книгам. Переплет одной инкрустирован перламутром и деревянными накладками, да к тому же еще и раскрашен вручную. На другой красуется настоящий горельеф с изображением Иисуса Христа, вырезанным из коралла. На третьей – бисерная вставка тончайшей работы. Серебряный с изящной гравировкой крест украшает бархатный переплет книги из библиотеки Александра III. Следующий том может похвастаться переплетом с конгревным тиснением. А вот совершенно роскошный переплет московского «Евангелия» 1637 года. К его верхней крышке прикреплена позолоченная серебряная пластина, покрытая сканью, в которую вмонтирован ряд рамок. В них размещены двенадцать живописных миниатюр и четыре сердолика. Именно такие переплеты, которые декорировались металлом, костью, полудрагоценными и драгоценными камнями, назывались окладами.

Есть в экспозиции даже так называемые carnet de bal – записные книжки, которые дамы брали с собой на бал, чтобы заносить в них фамилии пригласивших их на танец кавалеров. Из-за роскошных переплетов, сделанных из перламутра и слоновой кости, крошечные «карне де баль» больше похожи на изящные игрушки.

А в следующей витрине выставлены книги, обрезы которых можно считать произведением искусства. «Чтобы сделать, например, золотой обрез, приклеивались тончайшие пластинки настоящего золота к обрезанным книжным страничкам, – поясняет Нина Чаленко. – Иногда по золотому обрезу делали гравировку специальным инструментом. Потом этот орнамент или этот рисунок на обрезе дополнительно еще можно было раскрасить от руки».

На переплете книги басен Крылова (Санкт-Петербург, 1895), принадлежавшей Николаю II, можно легко разглядеть профиль Ивана Андреевича, а также вензель императора. Рядом лежит другая книга, украшенная тонированным обрезом с золотым тиснением. Как рассказывает Нина Чаленко, многие посетители отказываются верить в то, что это – действительно книга, принимая ее за изысканную шкатулку…

В разделе экспозиции, посвященной книжным шрифтам, одна из главных ценностей – оригинал первого издания «Руководства к измерению» Альбрехта Дюрера, увидевшего свет в 1525 году, то есть еще при жизни автора. Кстати, книги, изданные в первой половине XVI века, называются «палеотипы» (от греч. слов «древний» и «оттиск», так называются европейские печатные книги, изданные с 1 января 1501 года до 1 января 1551 года) и также являются большой редкостью, как и инкунабулы.

А самыми забавными экспонатами можно, пожалуй, назвать книги с фигурным набором: речь идет об изданиях, в которых шрифт становится дополнительным элементом художественного оформления. Вот, например, по просьбе Льюиса Кэрролла наборщик первого издания «Алисы в стране чудес» воспроизвел стихотворный рассказ Мыши в виде хвоста.

ВЕЛИКИЕ СОКРОВИЩА

С ходу трудно понять, почему в витринах следующего раздела экспозиции соседствуют такие разные книги: «Илиада» и «Одиссея», изданные во Флоренции в 1488 году, одно из первых изданий «Божественной комедии» 1491-го, «Дон Кихот» Сервантеса, увидевший свет в 1616– 1617 годах, и первое издание «Слова о полку Игореве», опубликованное в Москве в 1800-м. Здесь же рядом – первое издание «Канона медицины» Авиценны и широко известное издание знаменитой Библии Полиглотты XVI века.

bookworm7
Нина Чаленко демонстрирует один из бесценных экспонатов

В этом разделе, который называется «Великие книги мира», все представленные книги являются оригиналами. Есть только одно исключение: «Путешествие из Санкт-Петербурга в Москву» Александра Николаевича Радищева. Книга, выставленная в музее, – это прекрасное факсимильное издание 1935 года. Стоит напомнить о том, что после выхода книги Радищева в 1790 году практически весь тираж был уничтожен. До наших дней сохранилось лишь 14 экземпляров. И один из них сегодня хранится в сейфе Российской государственной библиотеки – библиотекари его не выставляют, опасаясь за сохранность раритета. Глаза здесь действительно разбегаются. «Тартюф» Мольера 1679 года, «Кандид, или Оптимизм» Вольтера 1759-го, прижизненные издания «Фауста» Гёте (Leipzig, 1787), «Паломничества Чайльд Гарольда» Байрона (London,1816), книги Канта, Лессинга, Ньютона, первое издание «Отца Горио» Бальзака (Paris, 1835) и первое отдельное отечественное издание «Мастера и Маргариты» Булгакова (Москва, 1984). И даже первое издание поэмы «Мертвые души» Николая Гоголя (Москва, 1842) и первого тома «Войны и мира» Льва Толстого (Москва, 1868)! Первая российская газета «Ведомости» размером с современный блокнотик. Листовки Первой русской революции. И даже настоящая индульгенция XVI века.

«А вот это, – торжественно говорит Нина Чаленко, демонстрируя скромную тетрадочку в унылой серо-голубой обложке, – первое издание «Евгения Онегина»! Да-да, он выходил в такой вот бумажной обложке, по мере того как Александр Сергеевич завершал работу над очередной главой»…

Рядом собраны издания, вошедшие в раздел «Судьбы книг». Здесь можно увидеть книгу из походной библиотеки Наполеона. Или книгу, которую жены декабристов подарили Федору Михайловичу Достоевскому, ехавшему на каторгу…

«А вот история этих экспонатов заслуживает особого внимания, – рассказывает Нина Чаленко, показывая на две одинаковые книги. Только одна из них выглядит почти как новая, а у второй безжалостно выдраны страницы. – Эта книга стихотворений Михаила Юрьевича Лермонтова вышла в 1842 году, когда поэт уже погиб. Вот этот потрепанный экземпляр сначала находился в библиотеке Виссариона Григорьевича Белинского. После его смерти книга попала в библиотеку Тургенева. После того как Иван Сергеевич умер, разбиравший его библиотеку, как написано на самой книге, «Дмитрий Иванович Брюханов» подарил этот том некоему человеку с инициалами «С.М.» как дублетный экземпляр. Правда, я думаю, что здесь ошибка: скорее всего, это был Юлиан Иванович Брюханов, возглавлявший в то время библиотеку Орловской мужской гимназии. Так вот, книга попадает в руки человека с инициалами «С.М.», который дает ее почитать одной молодой хорошенькой девице. Видите, как хорошенькая девица читала? Она вырывала листы и делала из них… папильотки! И вот что записал на форзаце владелец книги: «С ужасом я узнал от слуги, что она вырывает страницы для завивки папильоток, причем вандалка не пощадила и портрета автора. Отнял книги и выругал ее по-извозчичьи».

bookworm8
Благодаря искусно украшенному обрезу эту книгу часто принимают за шкатулку

А последним владельцем книги был Ираклий Андроников, который и передал книгу в наш музей. Оказалось, что в книге лежал листочек с адресом: «Харьков, улица Октябрьской революции… Штакеншнейдер Н.В.». А Наталья Владимировна Штакеншнейдер, возможно, еще одна владелица экземпляра, по отцовской линии была внучкой известного архитектора Штакеншнейдера, а по материнской – внучкой лицеиста первого выпуска Малиновского – друга Пушкина. Представляете, какой может быть интересной история всего одной книги?»

Возразить этому невозможно, потому что вокруг – сплошные утвердительные ответы на этот вопрос. Вот, к примеру, витрина, из которой с фотографий смотрят дети последнего российского императора, Николая II. Рядом с каждой фотографией – книги. Их книги. Учебник Ольги, учебник Татьяны, Марии и Анастасии и две книжечки из библиотеки цесаревича Алексея. На одной красивым почерком выведено: «Дорогому Алексею. От папа и мама. 1916 год»…

ЛУЧШЕ ОДИН РАЗ УВИДЕТЬ…

Описать в одной статье все удивительные экспонаты этого замечательного музея, работающего в Москве с апреля 1983 года, нет никакой возможности. Практически за каждым из них стоит если не великое имя, то потрясающая история. Еще бы! Ведь Музей книги является частью Отдела редких книг Российской государственной библиотеки, в котором собраны печатные издания XV–XXI столетий. Более 300 тысяч единиц хранения насчитывают фонды Отдела (всего же в РГБ собрано более 42 миллионов единиц хранения).

Кто-то не сможет пройти мимо потрясающих по красоте томов, собранных в разделе «Замечательные образцы искусства книги». Как говорят сотрудники музея, здесь представлены замечательные образцы, в которых все составные части и элементы тщательно продуманы. И тогда такие книги могут «звучать как симфонические оркестры». И это – правда! Полюбуйтесь, к примеру, на «Византийские эмали» Н. Кондакова (Санкт-Петербург, 1892) или на роскошное «Евангелие» Анисима Радишевского (Москва, 1606) – все сомнения отпадут сами собой.

Кто-то будет долго рассматривать «Кабинет библиофила» – реконструкцию кабинета-библиотеки конца XIX – начала ХХ века. Здесь, кстати, все настоящее: шкафы и часы – XIX столетия, секретер дожил до наших дней аж с первой половины позапрошлого века. В шкафах тихо поблескивают позолотой корешки около тысячи книг – все они из библиотеки известного русского библиофила Николая Павловича Смирнова-Сокольского (1898 – 1962).

bookworm9
Первые печатные книги на кириллице

А кого-то развеселят экспонаты раздела «Книжные курьезы»: например, «Описание путешествия Христофора Колумба в стихах», изданное в виде судового журнала, поднятого с морского дна. Или книга в виде консервной банки. Может быть, найдется даже тот, кому понравится весьма концептуальный томик «Поэзия нуля». Или книга, превращенная в футляр для маленькой бутылочки и двух стаканчиков.

Лучше увидеть это все своими глазами.

Журнал «Историк» благодарит заместителя гендиректора РГБ А.Ю. Самарина и завсектором Отдела редких книг РГБ М.Б. Золотову за помощь в подготовке материала.

КАК ПОПАСТЬ В МУЗЕЙ

Музей книги находится по адресу: Воздвиженка, 3 Российская государственная библиотека, корпус «Г»

Время работы: понедельник–пятница – с 10.00 до 17.00; суббота – с 10.00 до 16.00.
Вход свободный. Кроме последнего понедельника месяца.

Запись на экскурсии осуществляется 15-го числа текущего месяца на последующий по телефону 8 (495) 622-86-72.