Archives

Дом офицеров

мая 2, 2019

С Москвы-реки огромное здание военного ведомства на Фрунзенской набережной выглядит как настоящая цитадель Российской армии

Трудно поверить, что еще сто лет назад эта местность была почти пустынной. На берегу Москвы-реки располагались небольшие частные домишки и огороды жителей. С тех пор многое изменилось.

Казармы на месте фабрики

Фрунзенская набережная до середины 1930-х годов именовалась Хамовнической. Это название напоминало о слободе Хамовники, появившейся возле Девичьего поля в XVII веке. К хамам в современном понимании Хамовники не имели никакого отношения, так как под «хамом» в то время подразумевалось белое льняное полотно – крепкая ткань, готовившаяся ремесленниками, которых и называли хамовниками. В 1620-х годах по распоряжению самого царя сюда скопом доставили ткачей из деревни Константиновка близ Твери, поэтому созданное ими поселение в документах поначалу обозначалось как Тверская Константиновская дворцовая хамовная слобода, а потом название упростилось.

В 1632 году в слободе насчитывалось 38 дворов, а в 1653-м – уже 90. Жившие здесь хамовники пользовались налоговыми льготами и освобождались от некоторых повинностей, но при этом не имели права покидать слободу. Хотя и оказаться в числе ее жителей было непросто: желающие писали челобитные государю. О зажиточности местного населения говорит тот факт, что уже в 1650-х годах вместо старой деревянной церкви тут была построена новая каменная, а в 1682-м появился нарядный храм, который освятили во имя Николая Чудотворца. Богато украшенный изразцами, радующий глаз, он сохранился до наших дней. Уцелело и еще одно каменное сооружение прежней слободы – палаты Хамовного двора на улице Льва Толстого.

Самой важной заботой хамовников стало изготовление ткани для нужд армии. Среди прочего делали здесь и парусные полотна. Неудивительно, что на Хамовную слободу в самом начале XVIII века обратил внимание Петр I. Вовсю шла Северная война, строился флот, и в 1707 году царь создал в Хамовниках казенную полотняную фабрику, впоследствии присоединив к ее территории земли, конфискованные у Авраама Лопухина – брата отправленной в монастырь царицы Евдокии, первой супруги Петра, и дяди царевича Алексея.

В 1718 году не слишком преуспевавшую фабрику, где было устроено прядильное производство, решили передать в частные руки, чтобы новый хозяин смог провести ее модернизацию. Таким человеком стал обрусевший англичанин, известный нам под именем Ивана Павловича Тамеса. Сохранилось свидетельство о нем современника: «Сей господин Тамес был муж великого сведения не только в коммерции, но и в других делах и за его разум и многие полезные проекты к заведению и распространению в России разных мануфактур находился в особливой милости у государя Петра». Англичанин получил от царя немалые привилегии и освобождение от выплаты пошлин в первые пять лет, но с обязательством наладить выпуск «полотен, и скатертей, и салфеток, и тиков [то есть плотной ткани] добротой против заморских». С этой задачей Тамес справился безукоризненно: его фабрика стала самой большой в Москве. Во времена ее расцвета здесь трудилось более 800 рабочих.

В конце XVIII века наследники Тамеса продали государству мануфактуру, пришедшую в упадок. На основе ее зданий по проекту архитектора Михаила Казакова (сына знаменитого Матвея Казакова) и при участии Ивана Таманского и, вероятно, Луиджи Руска в 1807–1809 годах был построен комплекс Хамовнических казарм – три вытянутых корпуса, украшенных восьмиколонными портиками, и два каре конюшен и служб. Перед казармами раскинулся широкий Хамовнический плац, где проводились учения и смотры, а по другую его сторону выросли здания гауптвахты и манежа, сохранившиеся, как и сами казармы, до наших дней. За ними – вплоть до Москвы-реки – простирался дровяной двор и тянулись огороды. Так в начале XIX века Хамовники из ткацкого превратились в «армейский» район.

От декабристов до большевиков

Усадебный дом Тамесов, построенный неподалеку от фабрики на месте палат Авраама Лопухина, теперь стал Шефским домом, где квартировали офицеры и шефы полков. Классицистический особняк, украшенный выступающим белокаменным портиком с двумя пандусами-въездами, оказался самым красивым зданием всего комплекса казарм. Особую известность он приобрел в связи с событиями 1817 года, когда в Москву на церемонию закладки храма Христа Спасителя на Воробьевых горах (от строительства там храма впоследствии пришлось отказаться) прибыла царская семья со всей свитой.

Именно в Шефском доме полковник Александр Муравьев собрал офицеров гвардейских полков для обсуждения возможности либеральных реформ в России и способов их претворения в жизнь, вплоть до революционных. Тогда-то и сформировался костяк будущего декабристского движения. И именно здесь штабс-капитан 37-го Егерского полка Иван Якушкин, настроенный радикальнее многих своих товарищей, предложил организовать убийство Александра I, видя себя в роли цареубийцы. Его предложение, как известно, не было поддержано. Уже после декабристского выступления в 1825 году почти все участники того собрания в Шефском доме, включая Якушкина, отправятся на каторгу, а один из них, Сергей Муравьев-Апостол, будет повешен…

Спустя сто лет, промозглой осенью 1917 года, 193-й пехотный запасный полк, базировавшийся в то время в Хамовнических казармах, одним из первых в Москве поддержал большевиков и на их стороне принял участие в уличных боях. Солдаты штурмовали Кремль, вели наступление в Дорогомилове и на Остоженке и обеспечили захват Провиантских складов, где был создан штаб юнкеров.

Вскоре в знак уважения к участникам революционных событий Хамовнические казармы получили имя Льва Троцкого, бывшего на тот момент одним из влиятельнейших людей в Советской России. Впрочем, после смерти Владимира Ленина его значение начало падать, и в 1925-м казармы снова переименовали – теперь в честь Михаила Фрунзе, легендарного командарма и преемника Троцкого на посту председателя Реввоенсовета. Когда казармы стали Фрунзенскими, это же название перешло к Хамовническому плацу, а потом и к набережной Москвы-реки. Позже, уже в 1957-м, так назвали открывшуюся здесь станцию метро. А еще через год с карты Москвы исчез Фрунзенский плац: тут прошла новая столичная магистраль – Комсомольский проспект.

Для Наркомата обороны

До революции Хамовническую набережную не успели капитально застроить. Ее единственным большим каменным зданием был доходный дом Чудова монастыря, выделявшийся на фоне скромных деревянных домов и домишек и тянувшихся здесь полей и огородов. На рубеже 1920–1930-х годов грянули перемены: у берегов Москвы-реки развернулось широкомасштабное жилое строительство.

А в 1938-м началось возведение нового здания Народного комиссариата обороны СССР, спроектированного коллективом архитекторов во главе с Львом Рудневым и Владимиром Мунцем. Они получили сразу несколько заказов от оборонного ведомства и тогда же построили здание Военной академии имени М.В. Фрунзе (ныне Общевойсковой академии Вооруженных сил России) на Девичьем поле. Работы на набережной Москвы-реки были прерваны Великой Отечественной войной. К строительству смогли вернуться только в конце 1940-х годов, окончательно завершив его в 1951-м.

Этот дом внешне напоминает здание Совета труда и обороны (в наши дни там расположилась Государственная Дума) в Охотном Ряду – такое же строгое, лаконичное и монументальное строение. Но дали о себе знать и новые веяния, которые позже назовут сталинским стилем в архитектуре. Для фасадов центрального и двух боковых симметричных корпусов был выбран песочный цвет, тут появились лепные украшения, в частности массивный герб СССР в окружении знамен и барельефов с советскими солдатами различных родов войск. Нашла отражение в декоре здания и тема победы в Великой Отечественной войне: на барельефах представлены медали «За оборону Ленинграда», «За оборону Севастополя», орден «Победа» и другие награды. Два боковых семиэтажных корпуса соединяют с главным одиннадцатиэтажным зданием огромные арки, которые при недавней реконструкции украсили красочные витражи с изображениями русских воинов – древнего, поднимающего вверх меч, и современного, с автоматом Калашникова, держащего ребенка на плече.

В этом комплексе, получившем название Третий дом Министерства обороны, размещался Штаб сухопутных войск СССР. Кроме того, в советские годы здесь располагались многие другие подразделения оборонного ведомства: Главное ракетно-артиллерийское и Главное автобронетанковое управления, командование войск радиационной, химической и биологической защиты, командование инженерных войск.

«Есть такая профессия…»

С домом на Фрунзенской набережной в массовом сознании связан легендарный фильм «Офицеры», вышедший на экраны в 1971 году. Согласно сценарию, дважды Герой Советского Союза Иван Варавва (эту роль исполнил Василий Лановой) в послевоенное время в ранге генерал-полковника служит в Министерстве обороны, возглавляя одно из управлений. Именно здесь его встречает старый армейский товарищ – Герой Советского Союза генерал-майор Алексей Трофимов (актер Георгий Юматов). Разговор с Любой, супругой Трофимова (актриса Алина Покровская), происходит на лавочке возле министерства.

Фасады здания, появляющегося в кадре, действительно напоминают дом на Фрунзенской. Однако это не он: если приглядеться, на дальнем плане можно увидеть памятник ученому Дмитрию Менделееву, который установлен возле здания химического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова на Воробьевых горах. Тут и была снята сцена из фильма. Впрочем, эти здания не случайно так похожи: оба они были построены в начале 1950-х годов по проекту группы архитекторов под руководством Льва Руднева. Это яркие примеры сталинского стиля в архитектуре – с его торжественностью, помпезностью, светлой облицовкой, красивыми светильниками, массивными деревянными дверьми.

Создатели «Офицеров» не ошиблись с выбором натуры для съемок: многие зрители не заметили подмены и абсолютно уверены, что разговор с Любой Трофимовой происходит у берега Москвы-реки. Возле дома на Фрунзенской в 2013 году и появился памятник героям фильма: суворовец Иван Трофимов отдает честь генерал-полковнику Варавве, на лавочке сидит Люба, а за ней стоит Алексей Трофимов. На торжественной церемонии открытия памятника присутствовал не только министр обороны России Сергей Шойгу, но и актеры, снимавшиеся в знаменитой киноленте, – Василий Лановой и Алина Покровская. У другого входа в здание не так давно был установлен монумент, посвященный героям не менее значимого фильма о войне – «Они сражались за Родину», а чуть далее, за оградой, расположены композиции в память о Первой мировой и Великой Отечественной.

В 2014 году для дома на Фрунзенской набережной наступило время больших перемен. Штаб сухопутных войск и другие управления военного ведомства покинули его. В обширном внутреннем дворе началось строительство корпусов для Национального центра управления обороной Российской Федерации. В рамках этой новой структуры работают эксперты Центра управления стратегическими ядерными силами, Центра боевого управления и Центра управления повседневной деятельностью Вооруженных сил РФ. Она создана с таким расчетом, чтобы в случае необходимости выполнять роль Ставки Верховного главнокомандования.

Новые корпуса отлично вписались в комплекс зданий. Их фасады, выглядывающие из-за сталинских строений, смотрятся монументально и достаточно просто, самое заметное украшение – гербы Российской Федерации. На крышах обустроены вертолетные площадки. А в старых корпусах сегодня расположен Генеральный штаб Вооруженных сил России, а также офисы министра обороны РФ и его заместителей.