Archives

Древнейшая переправа

января 30, 2019

Исследователи считают переправу, существовавшую на месте Большого Каменного моста, древнейшей в столице. Историк и знаток Москвы Петр Сытин предполагал, что здесь был брод, рядом с которым встречались две торговые дороги: из Новгорода в Рязань и из Смоленска во Владимир. Их точка пересечения находилась чуть западнее Боровицких ворот Кремля, в районе нынешней улицы Ленивки.

Проект страсбургского мастера

Возле брода, вдоль больших дорог по обеим сторонам Москвы-реки, располагались мелкие торговые лавки, ремесленные дворы и кузницы. Впрочем, многие предпочитали подбирать себе местечко поближе к Кремлю, на левом берегу, поскольку он меньше страдал во время весеннего половодья. Низкий правый берег, названный Замоскворечьем, считался менее престижным: из-за разливов и заболачивания его именовали Болотом, о чем сегодня напоминает название Болотной площади.

В XVI веке Москва значительно выросла, расширилась торговля. На смену броду пришел деревянный мост, который называли наплавным или «живым», – он впервые появился на планах XVII столетия, но, очевидно, существовал и ранее. Это был покрытый досками бревенчатый настил, положенный на скрепленные между собой плоты. Для прохождения судов, а также при нашествии неприятеля или в начале ледохода его можно было полностью или частично разобрать, причем сделать это достаточно быстро.

Таких мостов через Москву-реку устроили несколько. Один из них, находившийся у Водяных ворот Китай-города, на месте нынешнего Большого Москворецкого моста, описал Павел Алеппский, архидиакон Антиохийской православной церкви. Он посетил Москву с патриархом Макарием в 1656 году и оставил подробный рассказ об этом путешествии. «Мост близ Кремля… возбуждает большое удивление, – писал архидиакон, – он ровный, сделан из больших деревянных брусьев, пригнанных один к другому и связанных толстыми веревками из липовой коры, концы коих прикреплены к башням и к противоположному берегу реки. Когда вода прибывает, мост поднимается, потому что он держится не на столбах, а состоит из досок, лежащих на воде; а когда вода убывает, опускается и мост. Когда подъезжает судно… то одну из связанных частей его освобождают от веревок и отводят ее с пути судна, а когда оно пройдет к стороне Кремля, снова приводят ту часть на ее место». На этом мосту размещались многочисленные торговые лавки, что также удивило гостя из Алеппо, и иноземцы часто приходили сюда на прогулку. Приходили сюда и городские служанки – стирать белье, поскольку вода стояла там высоко.

Тем не менее уже к середине XVII века стало ясно, что на Москве-реке нужен постоянный каменный мост. Построить его представлялось делом нелегким: ширина реки составляла около 50 саженей, то есть более 106 метров, да и соответствующего опыта у русских мастеров еще не было. К тому времени каменные мосты в городе перекидывали только через небольшую речку Неглинную и защитные рвы у стен Кремля и Китай-города. И вот в 1643 году по приглашению царя Михаила Федоровича в Москву приехал каменных дел мастер Ягон Кристлер из Страсбурга. Прибыв вместе со всеми необходимыми инструментами, он также привез с собой тысячу с лишним пудов требующихся для «городового и палатного» строительства железных и медных деталей. Кристлер представил царю деревянный макет семипролетного моста, чертежи и смету с подробным перечислением всех видов работ.

Вопрос о строительстве в районе нынешнего Большого Каменного моста рассматривался в Посольском приказе, и по настоянию дьяков смета была уменьшена. Кристлер заверил их в том, что мост устоит во время ледохода, его «своды будут сделаны толсты и тверды и от большой тягости никакой порухи не будет». Итоговый план одобрил сам царь. В конце 1644 года уже начались подготовительные работы, но летом 1645-го Михаил Федорович скончался. Его сын и наследник Алексей Михайлович сначала приостановил строительство на Москве-реке, а затем и вовсе от него отказался. Он дал Кристлеру другие поручения: его отправили в Троице-Сергиев монастырь, а потом в Новгород для укрепления крепостных стен и сооружений. В следующем году мастер умер, и его проект был на время забыт.

«Дороже Каменного моста»

К идее возведения большого каменного моста неподалеку от Боровицкой башни вернулись во времена регентства царевны Софьи. По инициативе ее фаворита князя Василия Голицына, возглавлявшего Посольский приказ, в 1680-х на берегах Москвы-реки вновь закипела работа. Непосредственное руководство строительством осуществлял мостовых каменных дел мастер старец Филарет. Интересно, что за основу он взял сохранившиеся чертежи и деревянную модель Кристлера. В русле реки забили дубовые сваи, на них уложили настил из брусьев, а потом приступили к каменной кладке моста. Он получился восьмиарочным, его длина составила 170 метров, а ширина – 22 метра. Центральные арки моста в высоту достигали 15 метров, что разрешало проходить судам.

Как было принято в прежние времена, на Каменном мосту тоже появились лавки, благо ширина это позволяла, – фактически он стал еще одной городской улицей. Владельцы лавок процветали: здесь проходило и проезжало столько людей и повозок, что от покупателей не было отбоя. К услугам горожан и гостей города на самом мосту и поблизости открылись питейные дома – «Заверняйка», «Фортеный ледник» и другие. Оживленным местом в плане торговли были и районы у моста. В частности, на левом берегу Москвы-реки мост упирался в так называемый Ленивый торжок – рынок, где торговали прямо с подвод, без всяких лавок (отсюда и его прозвище).

Скорее всего, основные работы по возведению моста завершились в 1687 году, а через пять лет он был дополнительно укреплен и расширен. На правом берегу, со стороны Замоскворечья, построили предмостное укрепление – мощную башню с двухшатровым навершием, которую москвичи прозвали «Шестеро ворот». Название говорящее: у нее было шесть арок, ведущих с моста к центральной улице или к набережным. Эту башню, ставшую одной из главных достопримечательностей города, запечатлел на известной гравюре с панорамой Москвы голландец Питер Пикарт. Много позже, уже в ХХ веке, на основе этого изображения создал свою историческую реконструкцию художник Аполлинарий Васнецов.

В названиях моста легко запутаться. В конце XVII столетия его нарекли Всехсвятским. Дело в том, что неподалеку от него на левом берегу реки стояла церковь Всех Святых, по которой именовались и Всехсвятские ворота Белого города. Впрочем, мост называли также Берсеневским (по правобережному району Берсеневка) и Новым Каменным (чтобы отличать от Старого Каменного, то есть Троицкого, моста через речку Неглинную у одноименной башни Кремля). Наконец, с годами слово «Новый» в названии позабылось, и мост звали просто Каменным, тем более что других мостов из камня через Москву-реку еще долго не строилось.

Зато москвичи не забыли, сколько денег было израсходовано на возведение моста. Он оказался настолько дорогим, что появилась даже присказка «Дороже Каменного моста». Мост называли восьмым чудом света и ставили его в один ряд с такими городскими достопримечательностями, как колокольня Ивана Великого, Сухарева башня, Царь-пушка и Царь-колокол; его с гордостью показывали иногородним и иностранным гостям. Кстати, чтобы представить, как выглядел Всехсвятский мост, достаточно вспомнить Карлов мост в Праге, поскольку они во многом походили друг на друга. Разве что статуй на московском мосту не было.

В 1696 году в столице чествовали воинов во главе с Петром I: они возвращались из успешного Азовского похода. Для встречи победителей перед Новым Каменным мостом возвели деревянную Триумфальную арку, увенчанную двуглавым орлом под тремя коронами. По своду арки были написаны золотом слова Цезаря: «Приидох, увидех, победих». По правую ее сторону была поставлена статуя Марса, бога войны, а по левую – статуя Геркулеса. Надписи на их щитах – «Марсовой храбростью» и «Геркулесовой крепостью» – прославляли героев. И даже перила моста украшали персидские ковры. Торжественное шествие войск возглавлял генерал и адмирал Франц Лефорт, а сам Петр I в мундире капитана шел впереди колонны преображенцев. Это был первый случай возведения в Москве Триумфальных ворот в честь военной победы – впоследствии эта традиция прижилась. Видел Всехсвятский мост и другие торжественные процессии: каждый год 19 августа по нему следовал крестный ход из Успенского собора Кремля в Донской монастырь – в память о победе над грозившим Москве крымским ханом Гази-Гиреем.

Новые времена – новые материалы

Ко второй половине XVIII века Новый Каменный мост стал терять свою былую красоту. В конце 1750-х разобрали обветшавшие «Шестеро ворот», затем исчезла стена Белого города со Всехсвятскими воротами. Москва-река сильно обмелела, и боковые пролеты моста оказались уже не над водой, а над сушей. Эти места облюбовал преступный мир: под пролетами собирались «лихие люди», по ночам грабившие прохожих и проезжавшие по мосту кибитки и телеги. По одной из версий, именно так появилось выражение «концы в воду»: жертв ограбления злодеи нередко бросали в Москву-реку. Известно, что свою «карьеру» под Каменным мостом начинал знаменитый московский разбойник (и по совместительству осведомитель полиции) Ванька-Каин.

По весне, впрочем, вода возвращалась в реку, и тогда город страдал от наводнений. Одно из них, произошедшее в 1783 году, привело к разрушению трех арок Каменного моста вместе со стоявшими на нем лавками (погибли три человека – рыбак и две прачки). Частично проблему наводнений решил проложенный вскоре Водоотводный канал, через который в продолжение дороги от Каменного моста был построен еще один мост. Его назвали Малым Каменным, а основной, через Москву-реку, стал теперь Большим Каменным.

Название «Всехсвятский» в XIX веке уже забылось. Исчезла и сама церковь Всех Святых: ее разобрали в 1830-х годах при строительстве храма Христа Спасителя. Позже на ее месте был установлен памятник императору Александру III, а сегодня о ней напоминает только небольшой Всехсвятский проезд. Всехсвятская улица, которая шла к Большому Каменному мосту от Волхонки, получила новое название – Ленивка (так сохранилась память о когда-то бывшем здесь Ленивом торжке). Зато Всехсвятским остался участок улицы между Большим и Малым Каменными мостами, и это название просуществовало до 1933 года. Сегодня это улица Серафимовича.

В 1852 году Большой Каменный мост попал на одну из самых ранних московских фотографий: его запечатлел известный английский фотограф Роджер Фентон. Через пять лет вместо того, чтобы в очередной раз реконструировать мост, решено было его сломать и построить новый. Москвичи этому решению не обрадовались: многие считали, что мост крепкий и может служить еще долгие годы. Очевидцы сноса старого Каменного моста уверяли, что крепкая кладка никак не желала поддаваться ломам и молотам рабочих и ее пришлось взрывать. Историк Иван Снегирев вспоминал: «Сколько же стоило усилий и иждивений, чтобы сломать этот двухвековой памятник! Самою трудностью сломки доказывалась прочность его кладки и доброта материала, из коего только одной части достаточно было на постройку огромного дома. Московские жители с любопытством и сожалением собирались смотреть на разрушение этого моста, который долго почитаем был одною из диковинок не только древней столицы нашей, но вообще и всей России».

В 1859 году был построен новый мост. Как и его предшественник, он оказался в числе первых: это был первый в Москве металлический трехпролетный мост. Авторами проекта стали инженеры Николай Воскобойников и полковник Танненберг. Несмотря на использование новых материалов, мост сохранил свое историческое название – Большой Каменный.

Мост переехал

В 1938 году детская поэтесса Агния Барто написала стихотворение «Дом переехал». Место, где происходили описанные ей события, указывается сразу, в первой же строчке:

Возле Каменного моста,

Где течет Москва-река,

Возле Каменного моста

Стала улица узка.

Там на улице заторы,

Там волнуются шоферы.

– Ох, – вздыхает постовой, –

Дом мешает угловой!

Действительно, в октябре 1937 года пятиэтажный кирпичный дом № 5/16 по улице Серафимовича, построенный за несколько лет до этого, передвинули для расширения проезжей части. Но поэтесса осветила лишь один эпизод большой эпопеи.

Еще в 1931 году здесь завершилось строительство Дома правительства (известного как Дом на набережной) – огромного, невиданного ранее в Москве жилого комплекса, предназначенного для советской элиты, с собственным кинотеатром «Ударник», клубом (сегодня его помещения занимает Театр эстрады), магазином-распределителем, столовой и другими благами привилегированного жилья. Гигантский комплекс расположился вдоль всей улицы как раз между Большим и Малым Каменными мостами. Соответственно, возросла транспортная нагрузка на них. В 1935 году был принят Генеральный план реконструкции Москвы, который предусматривал в том числе и возведение взамен старых новых мостов через главную столичную реку. Не обошли вниманием и Большой Каменный.

Новый мост, конечно, должен был стать шире и длиннее, но плюс к тому – пройти по измененной трассе, ближе к Кремлю. Улицу Серафимовича расширяли не случайно – тогда-то и потребовалось передвигать один из домов на несколько десятков метров.

Теперь на левом берегу Москвы-реки Большой Каменный мост начинался не от узкой Ленивки, а от новой Боровицкой площади, для которой расчистили целый квартал в начале Знаменки и Лебяжьего переулка. Относительно прежнего направления улицы Серафимовича мост также сдвинули вправо и продлили до Болотной площади. Над рекой раскинулся только один пролет моста (длиной 105 метров), а под двумя другими его пролетами было организовано автомобильное движение по набережным. Общая длина моста составила 487 метров.

За техническую часть проекта отвечал инженер Николай Калмыков, а архитектурную концепцию разработали академик Владимир Щуко (среди известных построенных им зданий – Библиотека имени В.И. Ленина), Михаил Минкус и Владимир Гельфрейх. Решетки перил нового моста украсил советский герб Москвы (который можно увидеть там и в наши дни) – эта эмблема часто использовалась до войны, но потом о ней, казалось, забыли. Дело в том, что на московском гербе был изображен монумент Свободы, стоявший на Советской (ныне Тверской) площади напротив здания Моссовета. Этот памятник открыли еще в 1918 году, а за месяц до начала войны снесли, чтобы построить новый (впоследствии его место на площади занял памятник Юрию Долгорукому). Вот почему советский герб Москвы «устарел», хотя формально не был отменен вплоть до 1993 года.

Мост, возведенный в 1938 году, стоит и сегодня. Как и его предшественники, он стал одним из узнаваемых символов Москвы, популярным местом прогулок. А еще любимой точкой съемки фотографов и операторов: отсюда в объектив помещаются все пять звезд на башнях Кремля. Название моста также осталось неизменным – по-прежнему Большой Каменный.