Archives

Крымский мост

октября 29, 2018

Берег Москвы-реки близ Якиманки стал именоваться Крымским еще в XVI веке. Именно с этой стороны горожане ожидали крымских татар, беспокоивших Русь своими набегами и не раз доходивших до центра столицы. Здесь же в кратковременные периоды мира между Москвой и Бахчисараем останавливались ханские посланцы и торговцы, а потому возник так называемый Крымский двор. Историк и знаток Москвы Петр Сытин считал, что он находился между нынешними Крымским тупиком и Мароновским переулком, неподалеку от Крымского Вала, а далее до реки простирался луг. Впрочем, татары были кочевым народом, подолгу оставаться на одном месте не любили, оттого, наверное, и Крымский двор не раз менял адрес. Тем не менее он стал прочно ассоциироваться с этим берегом Москвы-реки.

Спасение на водах

Крымским стали называть и брод, который крымские татары использовали при набегах на Москву. Река в этом месте была совсем мелкая. Пользовались этим не только татары. Так, в августе 1612 года во время развернувшихся боев между силами Второго народного ополчения и войском гетмана Яна Кароля Ходкевича, который стремился соединиться с осажденным в Кремле и Китай-городе польско-литовским гарнизоном, через Крымский брод перешла русская конница. Она атаковала противника возле Чертольских ворот Земляного города, в районе сегодняшней Зубовской площади. А через некоторое время Кузьма Минин со своим отрядом вновь перешел реку вброд, но уже в обратном направлении. Он спешил на помощь ополченцам и казакам в Замоскворечье, где Ходкевич предпринял вторую попытку прорваться в город.

На левом берегу Москвы-реки в XVII веке расположился Государев конюшенный двор, и здесь заготавливали сено для лошадей. Покосы с многочисленными стогами и дали название местности – Остожье. От него, в свою очередь, образовалось название улицы – Остоженка. Уже давно исчезли и стога сена, и сам конюшенный двор, а это название сохранилось до наших дней.

Долго сохранялся и Крымский брод. При нем существовала переправа. При Екатерине II, во второй половине 1780-х годов, тут впервые появился наплавной мост, который окрестили Никольским – по ближайшей церкви Николая Чудотворца в Хамовниках (она и сейчас стоит на Комсомольском проспекте). Он представлял собой ряд плотов, связанных пеньковыми веревками. Мост заново возводили каждую весну после схода воды. Необходимость в нем возникла в связи со строительством Водоотводного канала: на некоторое время уровень воды в Москве-реке поднялся.

На рубеже XVIII–XIX веков по проекту архитектора и инженера Антона Герарда здесь был возведен постоянный мост, более основательный и крепкий, но по-прежнему деревянный. Вскоре появилось и привычное для нас сегодня название этого моста – Крымский. Правда, его еще долго называли бродом, а не мостом. Например, писатель Михаил Загоскин отмечал, что в начале XIX века река летом сильно пересыхала – настолько, что у Крымского Брода «купаются или, лучше сказать, играют по колено в воде пятилетние ребятишки, а… на широких отмелях расхаживают галки и вороны». Лишь в 1836 году, когда чуть выше по течению построили Бабьегородскую плотину (в наши дни на этом месте установлен памятник Петру I), уровень воды в Москве-реке вновь несколько поднялся.

Однако и после появления плотины словосочетание «Крымский Брод» исчезло из речи москвичей далеко не сразу. Иван Тургенев в 1852 году написал рассказ «Муму», действие которого разворачивается как раз неподалеку от Крымского Брода. Он оказался своеобразной центральной точкой всего повествования: здесь дворник Герасим попрощался с Татьяной и, направляясь обратно в усадьбу, спас барахтавшегося в воде щенка, здесь же он сел в лодку, чтобы утопить Муму по приказу барыни. Тургенев писал: «Дойдя до угла улицы, он остановился, как бы в раздумье, и вдруг быстрыми шагами отправился прямо к Крымскому Броду. На дороге он зашел на двор дома, к которому пристраивался флигель, и вынес оттуда два кирпича под мышкой. От Крымского Брода он повернул по берегу, дошел до одного места, где стояли две лодочки с веслами, привязанными к колышкам (он уже заметил их прежде), и вскочил в одну из них вместе с Муму»…

Позже, когда топоним «Крымский Брод» все же уступил место «Крымскому мосту», на Пречистенской набережной, прямо возле моста, была создана Николаевская станция Российского общества спасения на водах. Было ли это простое совпадение или при выборе места вспомнили о судьбе Герасима и Муму, неизвестно. Сохранились фотографии 1902 года, когда станция была вновь открыта после ремонта и расширения. Церемонию ее освящения приурочили к именинам вдовствующей императрицы Марии Федоровны, которая попечительствовала Обществу спасения на водах. На этих торжествах присутствовал знаменитый на всю Россию священник – отец Иоанн Кронштадтский.

«Мышеловка»

Старый деревянный Крымский мост, созданный Герардом, служил Москве верой и правдой, но со временем обветшал. Модернизация моста все откладывалась, пока в конце концов весной 1870 года сильный паводок его не снес. Ему на смену в 1873-м пришел металлический двухпролетный мост, спроектированный инженерами Амандом Струве и Владимиром Шпейером. Конструкцией и необычным декором он напоминал построенный чуть ранее Дорогомиловский мост: по нему был проведен словно крытый коридор из ферм, состоявших из пересекающихся на манер сетки стержней. По обеим сторонам моста возвели мощные устои, а въезды на него украсили изящными арками с небольшими псевдоготическими башенками. Впрочем, новый Крымский мост понравился не всем. К примеру, Александр Блок из-за сетчатых ограждений, шедших вдоль моста, назвал его «тюрьмой».

Со стороны Остоженки рядом с новым Крымским мостом располагалось помпезное здание Московского императорского лицея в память цесаревича Николая – рано умершего старшего сына Александра II. Таким, правда, было официальное название этого учебного заведения, в то время как жители Первопрестольной называли его Катковским. Оно было основано на средства известного общественного деятеля, публициста, сторонника консервативных взглядов Михаила Каткова и профессора Московского университета Павла Леонтьева. Свой вклад внесли также семьи фабрикантов и предпринимателей – Поляковы, фон Дервизы, фон Мекки. Поначалу лицей существовал как частное учебное заведение, а в 1872 году получил государственный статус и имя в честь цесаревича Николая Александровича. Тогда он и переехал в самый конец Остоженки, в бывший дворец великого князя Михаила Павловича. К сожалению, вскоре дворец сильно пострадал от пожара, и фактически на его руинах, с использованием старых стен, было построено новое здание, богато декорированное лепниной и украшенное статуями.

В Катковском лицее можно было получить как среднее, гимназическое, так и высшее, университетское, образование. Здесь готовили специалистов по трем профилям – юридическому, филологическому и физико-математическому. Лицей считался одним из лучших учебных заведений в Москве. Среди известных его выпускников – искусствовед, художник и реставратор Игорь Грабарь, предприниматель и писатель Павел Бурышкин, а также патриарх Алексий I (Сергей Симанский). После революции здание Катковского лицея перешло в ведение Наркомата иностранных дел, который позже организовал в этих стенах Высшую дипломатическую школу. Сегодня это Дипломатическая академия МИД России.

Начало ХХ века в Москве – время бурного развития транспорта. По Крымскому мосту, и без того не слишком широкому (17 метров), пустили трамвайную линию. При этом движение трамваев, как ранее конки, осуществлялось всего по одной паре рельсов: встречным вагонам приходилось подолгу ждать друг друга, уступая дорогу. Для экипажей и автомобилей, постепенно завоевывавших городское пространство, оставалось только две полосы. Извозчики и водители стали называть Крымский мост «мышеловкой». Боковые решетки лишь усиливали этот образ.

На рубеже XIX–ХХ веков рядом с мостом заработало сразу несколько крупных промышленных предприятий. Со стороны Остоженки дымила своими трубами мануфактура Ивана Бутикова, специализировавшаяся на бумажной, шерстяной и полушерстяной продукции. Также здесь были организованы красильное и шелкопрядильное производства. Особым спросом пользовались выпущенные на мануфактуре шерстяные платки. В начале ХХ века фамильное дело Бутиковых, одно из самых заметных в этом районе, приносило не менее 2 млн рублей годового дохода. На мануфактуре трудились свыше полутора тысяч рабочих, селившихся в переулках между Остоженкой и Москвой-рекой. Так что в том, что один из этих переулков получил название Бутиковского, нет ничего удивительного.

На другом берегу Москвы-реки располагались корпуса Общества механических заводов братьев Бромлей. Большая часть производственных мощностей этого общества размещалась на Малой Калужской улице, еще дальше от центра города, а у Крымского моста находилось его пароходостроительное отделение, для которого был построен эллинг – специальное сооружение для вывода готовых судов на Москву-реку. Реклама обещала заказчикам «пароходы мелкосидящие, быстроходные, винтовые, турбинные и колесные с нетрясущим механизмом» – последняя деталь подчеркивалась как исключительное преимущество («привилегия») заводов Бромлей. Также здесь строились яхты, катера, шлюпки и баркасы. Интересно, что адрес для телеграмм, указанный в той же рекламе, обозначался так: «Москва, Крымский Бромлей».

«Металлическое кружево»

После революции производство Бутиковых было свернуто. Прекратили работу и здешние корпуса Общества братьев Бромлей, которое было национализировано и с 1922 года получило новое название – завод «Красный пролетарий». Вскоре правый берег Москвы-реки преобразился: тут решили провести Первую Всероссийскую сельскохозяйственную и кустарно-промышленную выставку, для чего была очищена большая территория, в том числе ранее занятая свалкой. Выставка, открывшаяся в августе 1923 года, имела огромный успех. Ее значение трудно переоценить: в частности, она стала предшественницей ВДНХ. Однако ее павильоны, создававшиеся как временные, впоследствии были разобраны. Уцелел лишь павильон кустарной промышленности, под который был перестроен бывший корпус заводов Бромлей. Сейчас это здание дирекции Центрального парка культуры и отдыха имени М. Горького.

Уже через пять лет, в 1928 году, здесь был открыт ЦПКиО, планировку которого от входа до Нескучного сада выполнил архитектор Константин Мельников еще для проведения выставки. Парк пользовался популярностью у москвичей и гостей столицы, и стало совершенно очевидно, что узкий мост-«мышеловка» не справляется со своей задачей. Был объявлен конкурс на создание нового моста, в котором победил проект архитектора Николая Стрелецкого. Но реализовать этот замысел тогда не удалось.

Наконец, в мае 1936 года Крымский мост, построенный по проекту Струве и Шпейера, приподняли на домкратах и передвинули на 50 метров вниз по течению. Это делалось для того, чтобы не прерывать сообщение между берегами Москвы-реки на время строительства нового моста. Когда же 1 мая 1938 года был торжественно открыт новый Крымский мост, конструкции его старого соседа-предшественника погрузили на баржи и отбуксировали, но отнюдь не на слом. Он оказался в Заозерье Раменского района Московской области, где послужил до 1964 года.

Новый Крымский мост журналисты назвали «металлическим кружевом Москвы-реки». Такого сооружения Москва ранее не видела: архитектор Александр Власов (на тот момент занимавшийся также перепланировкой ЦПКиО, получившего имя Максима Горького) и инженер Борис Константинов, обращавшиеся за консультациями к Николаю Стрелецкому, разработали проект висячего моста, то есть лишенного промежуточных опор. Его дорожное полотно подвешено на металлических тросах – вантах. Общая длина моста составила 688 метров, а ширина – 38,5 метра, что в два с лишним раза больше, чем у его предшественника! Благодаря подвесной конструкции мост создает впечатление легкости, хотя масса его металлических деталей достигает 10 тыс. тонн. Сверхпрочная сталь, из которой выполнены детали Крымского моста, предназначалась и для строительства Дворца Советов.

Внимание властей к возведению моста породило множество слухов и легенд. Самая известная байка гласит, будто бы Иосиф Сталин лично ввинтил в Крымский мост одну из заклепок, выполненную из чистого золота. Но это, конечно, не имеет никакого отношения к действительности. А особая забота и выделение лучших материалов объясняются просто: необходимость в современных коммуникациях давно назрела и строительство моста осуществлялось в рамках Генерального плана реконструкции и развития Москвы 1935 года.

По сравнению с предшественником новый Крымский мост был существенно продлен: на правом берегу Москвы-реки он берет начало от главного входа в парк, а на левом завершается на уровне Остоженки. Эстакада моста проходит в непосредственной близости от здания бывшего Катковского лицея.

3 октября 1993 года Крымский мост оказался в центре событий, развернувшихся в столице после обнародования президентского указа № 1400 о роспуске парламента. Начавшийся неподалеку, на Октябрьской (ныне Калужской) площади, митинг в поддержку Верховного Совета России перерос в столкновения с ОМОНом, выступавшим на стороне Бориса Ельцина. Демонстранты двинулись к Крымскому мосту, где их встретили солдаты внутренних войск и милицейский кордон. Вскоре цепь была прорвана манифестантами, продолжившими шествие к Белому дому. До кровавой развязки политического кризиса оставалось менее суток…

Район Крымского моста преобразился в 2013 году. Одноименная набережная стала пешеходной, здесь высажены липы, проложены велосипедные дорожки, появились «сухой» фонтан и смотровая площадка. И конечно, сохранилась давняя традиция этих мест – вернисаж московских художников. Не забыли и про сам мост, который реконструировался дважды – в 2001 и 2012 годах.