Archives

Триумфально-Маяковская площадь

июля 6, 2018

Первые ворота появились здесь в конце XVI века. Об их триумфальности говорить не приходилось: обычные ворота, являвшиеся частью укреплений Земляного города. После набега крымского хана Казы-Гирея Москва выросла до этих границ по указу царя Федора Иоанновича, и новые рубежи обозначил мощный земляной вал с деревянными стенами, башнями и защитным рвом.

«Вдоль по Питерской…»

Место будущей Триумфальной площади именовалось Тверскими воротами Земляного города (существовали также Тверские ворота Белого города, теперь это Пушкинская площадь). У этих ворот был особый статус – главного въезда в город. Еще в XIV веке тут проходила дорога на Тверь, имевшая важное торговое и международное значение. Именно по ней в Москву въезжали послы европейских держав, и здесь их торжественно встречали боярские депутации, войска и просто любопытствующие горожане.

Основание Петербурга изменило статус Тверской дороги, превратившейся в парадный путь из новой столицы в старую. Сменилось и название трассы: она стала Петербургской, или попросту Питерской. Ворота при этом не только сохранили свое наименование, но и приобрели куда большее значение. Так, по случаю победы над шведами и заключения Ништадтского мира была поставлена деревянная арка, украшенная скульптурной композицией с Фамой – фигурой Славы – наверху. В 1721 году тут торжественно въезжал в Москву Петр I, незадолго до этого получивший от Сената и Синода титул императора.

Вероятно, «врата Триумфальные на вход царского священнейшего величества императора Всероссийского, отца отечества Петра Великого с торжеством оконченной войны» послужили парадными воротами и при въезде в Москву на коронацию Петра II и Анны Иоанновны. В 1737 году деревянная арка сгорела, и к коронации Елизаветы Петровны в 1742-м возвели новые Триумфальные ворота. Они повторили судьбу предыдущих: огонь уничтожил их во время очередного пожара. Не стала исключением и третья арка, поставленная в 1762-м для Екатерины II.

Примечательно, что императрица, всегда стремившаяся подчеркнуть приверженность традициям Петра, в 1775 году повелела выстроить в Москве Триумфальные ворота по случаю военной победы. Для устраиваемого в старой столице празднования в честь завершения Русско-турецкой войны и подписания Кючук-Кайнарджийского мира она избрала Ходынское поле, а главным героем торжеств должен был стать, конечно, генерал-фельдмаршал граф Петр Румянцев-Задунайский. Для его въезда и предназначались новые ворота. Однако Румянцев отказался от триумфа, и тогда государыня сама проехала сквозь арку, следуя на празднование.

В последний раз Триумфальные ворота тут были поставлены в 1797 году – к коронации Павла I. Дело в том, что к началу XIX века граница города вновь сместилась и теперь проходила уже по Камер-Коллежскому валу. На его пересечении с Петербургской дорогой в районе нынешнего Белорусского вокзала появилась Тверская застава, к которой и перешла роль парадного въезда в город. В 1834-м там возвели арку в честь победы над Наполеоном, а заодно Тверская застава получила другое имя – площадь Новых Триумфальных ворот. Героиню нашего рассказа, чтобы не возникало путаницы, с тех пор стали называть площадью Старых Триумфальных ворот (а то и просто Старой Триумфальной), хотя от самих ворот на ней к тому моменту осталось лишь воспоминание.

Настоящий парижский канкан

На рубеже XVIII–XIX столетий земляной вал начали сносить, а окончательно он исчез после войны 1812 года. По его линии прошло Садовое кольцо. Там, где оно пересекалось с Тверской улицей, образовалась площадь с небольшими каменными домами, гостиницей, рынком и сквером. Садовое кольцо тогда оправдывало свое название: тут было множество палисадников, а место сегодняшнего сада «Аквариум» занимали пруд и огороды, принадлежавшие Новодевичьему монастырю.

Такой облик площадь в целом сохраняла до конца XIX века. В 1896 году здесь в последний раз встречали коронационную процессию, для чего были установлены трибуны и красочный терем-павильон. Но очень скоро наступило время больших перемен. Площадь стала стремительно застраиваться пышно украшенными зданиями, владельцы которых стремились привлечь как можно больше горожан в свои заведения. В чем, надо признать, весьма преуспели.

В 1902 году в доме на углу Тверской и Большой Садовой свой театр устроил француз Шарль Омон, которого в Москве прозвали «королем антрепризы». Еще в 1896-м газеты рекламировали его шоу «с настоящим парижским канканом и самой изысканной парижской порнографией». Ранее артисты Омона выступали на знаменитой сцене в Камергерском переулке, арендованной теперь Московским Художественным театром. «Плохое и банально-декадентское», по выражению поэта Валерия Брюсова, здание на Старой Триумфальной выстроил по заказу французского антрепренера архитектор Модест Дурнов, чья фамилия породила язвительные шутки, связанные с дурновкусием заказчика. Это, однако, не мешало публике валом валить на спектакли с молодыми шансонетками, щеголявшими перед зрителями в вызывающе откровенных платьях.

Через несколько лет Омон уехал из России. То ли он погряз в долгах и предпочел спасаться от кредиторов бегством, то ли был напуган революцией 1905 года (во время Декабрьского вооруженного восстания на площади перед театром выросли баррикады, а в саду «Аквариум» проводились митинги). В Париже, кстати, предприимчивый Омон устроился администратором в небезызвестное кабаре «Мулен Руж». А владельцем его заведения в Москве со временем стал антрепренер Игнатий Зон.

В 1911 году по соседству с уже бывшим театром Омона появилось здание с широким куполом, выдававшим его назначение. Это был цирк братьев Никитиных – Петра, Акима и Дмитрия. Гордостью цирка, оснащенного по последнему слову техники, стали вращающийся и опускающийся манеж и возможность устраивать здесь водяные пантомимы. Кроме того, через дорогу от цирка, в доме купца Гладышева, разместился театр-варьете «Альказар».

Но и это еще не все: в начале ХХ века на Старую Триумфальную площадь пришел новый вид искусства – кино. В 1902-м в театре Омона состоялся первый в Москве звуковой киносеанс. Впрочем, демонстрация аппарата «Биофонограф», воспроизводившего синхронно озвученную диалогами кинозапись сцены из театральной постановки «Проделок Скапена» Мольера, особого успеха, судя по всему, не имела.

Куда большая удача ожидала отставного подъесаула Александра Ханжонкова. В 1913 году он приобрел здание по северной стороне площади, где устроил кинофабрику и электротеатр (как назывались тогда кинотеатры) под вывеской «Пегас». В торжественный день открытия зрители увидели на экране не только «Страшную месть», снятую по мотивам повести Гоголя, но и… самих себя! Начало церемонии было зафиксировано на кинопленку, и всего два часа потребовалось на подготовку фильма «Торжество в Акционерном обществе», который и показали гостям мероприятия.

Театральное разнообразие

Вскоре после революции, в октябре 1918 года, площадь впервые украсил памятник: в рамках плана ленинской «монументальной пропаганды» здесь был установлен гипсовый бюст писателя Александра Радищева. С учетом того материала, из которого выполнен памятник, он простоял тут довольно долго – около 10 лет. В наши дни бюст хранится в фондах Музея архитектуры имени А.В. Щусева.

Есть еще один интересный и малоизвестный эпизод в истории этой площади: в 1920 году ее хотели переименовать в честь председателя Московского ревтрибунала и члена коллегии Московской ЧК Михаила Янышева, который погиб в одном из сражений Гражданской войны. Однако это название не прижилось.

В годы нэпа на Старую Триумфальную вернулись прежние «порядки»: по вечерам здесь снова толпилась публика, спешащая на представления. В бывшем «Альказаре» обосновался Театр сатиры, в цирке Никитиных – Мюзик-холл, а здание театра Омона занял не менее эксцентричный и эпатажный ГосТиМ – Государственный театр имени Вс. Мейерхольда, ставивший в том числе пьесы поэта Владимира Маяковского. Не исчез и кинотеатр Ханжонкова, сменивший несколько названий (наиболее известное из них – «Москва»).

В этом пространстве, на котором разместилось сразу несколько театров, разворачивается действие ряда произведений Михаила Булгакова, жившего неподалеку, на Большой Садовой. Театр «Варьете» из «Мастера и Маргариты» – это, скорее всего, Мюзик-холл, присутствует на страницах знаменитого романа и сад «Аквариум». Цирк братьев Никитиных посещает Шариков из «Собачьего сердца». А в повести «Роковые яйца» Булгаков, рассказывая о будущем, упоминает ГосТиМ, «предрекая» его создателю такой финал: «Театр покойного Всеволода Мейерхольда, погибшего, как известно, в 1927 году при постановке пушкинского «Бориса Годунова», когда обрушились трапеции с голыми боярами, выбросил движущуюся разных цветов электрическую вывеску…» Реальность оказалась трагичнее: в 1938-м был закрыт ГосТиМ, через год арестовали его основателя, а потом приговорили к расстрелу по обвинению в контрреволюционной деятельности…

Поворотным для Старой Триумфальной площади оказался 1935 год. Во-первых, она сменила имя, став площадью Маяковского. Во-вторых, вырубили сквер, все его пространство заасфальтировали. На месте бывшего театра Омона шло строительство дома, в котором еще до окончания работ был оборудован вход на станцию метро «Маяковская». Здание, предназначавшееся для театра Мейерхольда (после закрытия ГосТиМа строительство свернули, а проект впоследствии завершили архитекторы Дмитрий Чечулин и Константин Орлов), сегодня хорошо известно как Концертный зал имени П.И. Чайковского. Он распахнул свои двери для публики в 1940 году. Здесь всегда сохранялись театральные традиции: так, в доме на углу Тверской (ставшей улицей Горького) и Оружейного переулка в свое время размещался Государственный театр кукол под руководством Сергея Образцова.

14 апреля 1940 года на площади был торжественно открыт закладной камень будущего памятника Маяковскому, но реализации этих планов помешала война. Памятник поэту работы скульптора Александра Кибальникова появился только в 1958-м. Владимир Маяковский, словно обращаясь к нам, стоит в позе чтеца, в его левой руке – записная книжка. На волне оттепели здесь устраивали встречи любители поэзии, проводили чтения и митинги, которые позднее стали пресекаться властями.

В 1955 году по проекту Дмитрия Чечулина построили гостиницу «Пекин», ставшую одним из последних московских зданий эпохи сталинского ампира. Название гостиницы, как и декор ее ресторана, напоминает о советско-китайской дружбе: не случайно над часами на башне привлекает внимание цифра «1949» – в этом году было провозглашено создание Китайской Народной Республики.

Преобразования на одной из центральных московских площадей продолжались. В 1960 году под ней был проложен транспортный тоннель. В 1964-м в бывший цирк Никитиных переехал Театр сатиры, открывшийся на новой сцене показом пьесы Маяковского «Клоп». Здание при этом было сильно перестроено и утратило свой исторический облик, получив сухой фасад-экран в духе времени. Лишь купол, который хорошо виден от памятника Маяковскому, выдает в этой постройке ее прежнее назначение. Площадь ждали и другие потери: в 1971-м было снесено здание Театра кукол, а затем и бывшего «Альказара».

В 1994 году площади вернули ее «триумфальное» название, только без приставки «старая». Станция метро между тем осталась по-прежнему «Маяковской», хотя были планы переименовать и ее. Волна реконструкции, прокатившаяся по московским улицам, затронула в 2013 году и Триумфальную площадь. Теперь она пешеходная, здесь снова разбит сквер, установлены удобные скамейки. Но больше всего москвичам и гостям столицы полюбились «триумфальные» качели.