Archives

Незаурядное Зарядье

февраля 4, 2018

Это один из тех центральных районов столицы, которые неоднократно менялись до неузнаваемости. Попробуем вспомнить ключевые эпизоды его многовековой истории 

Название «Зарядье» кажется близким слову «заряд». Однако никакого отношения к заряду этот район Москвы не имеет: у него вовсе не оружейная слава. Просто он разместился за рядами – Нижними торговыми рядами, которые испокон века тянулись от улицы Варварки почти до Москвы-реки. Близость к главной городской реке была одновременно преимуществом Зарядья, которое в основном развивалось вокруг пристани, и его бедой, поскольку жители района на протяжении многих столетий страдали из-за постоянной сырости и частых наводнений.

Находясь буквально в двух шагах от Кремля, Зарядье долгое время резко контрастировало с соседними кварталами Китай-города. Если на Никольской улице, Ильинке и Варварке неизменно бурлила жизнь, бойко шла торговля, то здесь картина резко менялась: нарядные здания сменяли жалкие малоэтажные постройки. Это были настоящие трущобы с грязными темными проулками. Трудно поверить, что в самом сердце Москвы мог быть такой район.

От Великой улицы до трущоб

Согласно исследованиям археологов, эту местность люди стали обживать в XIII веке, незадолго до ордынского нашествия или вскоре после него. Параллельно Москве-реке сформировалась большая улица, которую окрестили Великой. Именно сюда попадали купцы, прибывавшие на судах в город и шедшие на торг.

Здесь же, возле пристани, в середине XIV века появилась церковь Николы Мокрого (Водопойца). Храмы с таким посвящением были в Киеве, Ярославле, Костроме, Муроме, Владимире и других русских городах, расположенных на крупных реках. Что неудивительно, ведь святой Николай Чудотворец издревле считался покровителем всех путешествующих по воде. Этот храм до наших дней не сохранился.

В связи с пожаром 1493 года летопись упоминает о деревянной церкви Зачатия Святой Анны – втором известном храме в Зарядье. Позже к его названию стали добавлять «что в Углу», поскольку после возведения стен Китай-города он оказался как раз в углу новой московской крепости. Существующий ныне одноименный каменный храм был построен в середине XVI века, а его южный придел – в первой четверти XVII столетия. Считается, что придел возвели по заказу князя Дмитрия Пожарского после освобождения Москвы от польско-литовских интервентов. Так или иначе, освящение этого придела в честь великомученика Мины Котуанского не случайно: в день памяти святого, 11 ноября, в 1480 году завершилось Стояние на реке Угре, положившее конец ордынской власти на Руси.

В XVII веке стало падать значение торговли по Москве-реке, и Зарядье постепенно теряло свое особое положение. Великую улицу уже никто так не называл: она стала Зачатской, а в начале XIX столетия и вовсе превратилась в Николомокренский (затем Мокринский) переулок. Кроме того, расположение Зарядья в низине привело к тому, что сюда попадали сточные воды со всего Китай-города. Но самый серьезный удар этому району нанес пожар Москвы 1812 года: древний посад с богатыми особняками практически полностью выгорел. После войны с Наполеоном Зарядье начали отстраивать заново, однако сменились сами его жильцы – теперь это были мастеровые, грузчики, работавшие на пристани, приказчики, трактирщики и торговцы.

А в 1826 году произошло, казалось бы, незначительное событие, которое тем не менее во многом определило облик Зарядья. Некий действительный статский советник Глебов пожертвовал казне дом, и городские власти распорядились, чтобы в нем временно проживали купцы-евреи, приезжавшие в город по торговой надобности. В то время существовала черта оседлости (бывшая граница между Россией и Польшей), за пределами которой евреям запрещалось постоянное проживание (кроме некоторых категорий лиц иудейского вероисповедания, например купцов первой гильдии, хотя в разные годы ограничения варьировались). Глебовское подворье стало пристанищем для евреев, которых дела приводили в Москву.

Со временем Зарядье приобрело репутацию еврейского квартала. Неподалеку от Глебовского дома стали селиться выходцы из черты оседлости. Это было действительно уникальное место – с лавочками и мастерскими, какие мы сразу представляем себе, когда речь заходит о еврейских районах. Краевед Иван Белоусов в книге «Ушедшая Москва» писал о Зарядье начала 1870-х годов: «Торговки-еврейки со съестными припасами и разным мелким товаром располагались не только на тротуарах, но прямо на мостовой. По переулкам были еврейские мясные, колбасные лавочки и пекарни, в которых к еврейской Пасхе выпекалось огромное количество мацы. При мясных лавках имелись свои резники, так как по еврейскому закону птица или скот должны быть зарезаны особо посвященными для этого дела людьми – резниками. Много было в Зарядье и ремесленников-евреев; по большей части они занимались портновским, шапочным и скорняжным ремеслом». Появились здесь и небольшие иудейские молельни, имевшие частный характер, поскольку власти не разрешали устраивать синагоги. Общедоступная хоральная синагога, сохранившаяся до наших дней, была построена неподалеку от Зарядья, в Большом Спасоглинищевском переулке, в 1891 году, но открылась она позже.

Выселение из Москвы многих еврейских семей в 1891–1892 годах сильно повлияло на жизнь в Зарядье, которое превращалось в настоящие трущобы. Дома, на самом деле принадлежавшие известным московским богачам, предназначались для сдачи в аренду лавок и квартир. Они были, как бы сейчас сказали, экономкласса. В частности, с целью экономии в них не делали лестниц, а со стороны двора возводили длинные галереи (или, как их называли, «галдарейки»), откуда в каждую квартиру вел только один вход. Из-за множества таких домов Зарядье напоминало южные города России.

«В Зарядье он рвется»

Тогда как другие улицы и переулки Китай-города меняли свой облик и перестраивались по текущей моде, здесь время словно замерло. На соседней Варварке на рубеже XIX–XX веков появилось несколько роскошных многоэтажных зданий, а тут все оставалось по-прежнему. Китайгородская стена, тянувшаяся вдоль Москворецкой набережной, обросла многочисленными лабазами – хранилищами товаров. По сторонам кривых, плохо мощенных улиц стояли покосившиеся дома в два или три этажа, покрытые трещинами и выбоинами. Революция не улучшила ситуацию. Скорее наоборот.

«В Сокольники он рвется, гад, там есть где спрятаться» – эта фраза шофера Копытина из фильма «Место встречи изменить нельзя», вышедшего на телеэкраны в конце 1979 года, знакома каждому любителю советского кино. На самом деле в романе братьев Вайнеров «Эра милосердия», по которому снята лента, слова были такие: «В Зарядье он, сука, рвется. Там есть где притыриться…» Сразу после войны, а именно об этом времени рассказывает фильм, никому в Москве такая характеристика Зарядья не показалась бы странной: район в двух шагах от Кремля считался одним из самых криминальных уголков столицы.

В 1930-х годах здесь планировалось возвести огромное здание Народного комиссариата тяжелой промышленности, однако дальше проведения конкурса для архитекторов дело не пошло. Некоторые дома были снесены для будущего строительства, разрушена Китайгородская стена, но основную часть района преобразования тогда не затронули. Бесчисленные арки и подворотни, лабиринт дворов и переходов, хитросплетение переулков и тупиков – все это делало Зарядье идеальным местом, чтобы спрятаться от милицейской погони.

Восьмая сталинская высотка

После войны мириться с существованием трущоб в самом центре столицы было уже невозможно. В год празднования 800-летия Москвы власти объявили о строительстве восьми высотных зданий – по одному в честь каждого века ее истории. Все они были заложены в один день – 7 сентября 1947 года. Восьмой сталинский небоскреб должен был появиться в Зарядье. Для него и был практически полностью зачищен этот старый район: Мокринский, Зарядьевский, Ершовский, Псковский и другие переулки исчезли с карты города. Стоит отметить, что вместе с кривизной и непрезентабельностью переулков было уничтожено множество не исследованных специалистами зданий, которые могли представлять большой исторический интерес. Уцелели только церкви и несколько гражданских построек на Варварке, в том числе многократно перестраивавшийся дом, за поздними наслоениями которого реставраторами были обнаружены палаты XV–XVI веков – Старый Английский двор. Из всех храмов Зарядья сохранилась лишь церковь Зачатия Святой Анны, что в Углу.

Восьмую высотку проектировала группа архитекторов и инженеров под руководством Дмитрия Чечулина, одновременно работавшего над сооружением другого сталинского небоскреба – на Котельнической набережной. Согласно итоговому плану здесь должно было вырасти 32-этажное административное здание. Оно контрастировало бы с соседними древними строениями Кремля и Красной площади и вместе с тем своим силуэтом перекликалось бы с вертикалью Дворца Советов, к строительству которого в начале 1950-х годов собирались вернуться.

Гостиница «Россия»

Несмотря на начавшиеся работы, решение о том, какое ведомство займет это административное здание, не было принято. По одной из версий, сюда планировали перевести силовые структуры – сначала Министерство государственной безопасности, а потом и объединенное МВД. В пользу этого предположения говорит и тот факт, что строительство было остановлено вскоре после ареста и расстрела недавнего министра внутренних дел Лаврентия Берии. Впрочем, это могло быть и простым совпадением, а истинные причины отказа от возведения небоскреба состояли в стремлении к экономии средств. В 1954 году хрущевская критика «архитектурных излишеств» похоронила проекты и Дворца Советов, и высотки в Зарядье.

Металлический каркас здания, доведенный почти до половины его предполагаемой высоты, частично демонтировали, а потом забросили на целых 10 лет. У Никиты Хрущева в это время была другая «стройка века» – Дворец съездов в Кремле. И лишь после завершения кремлевского строительства возобновились работы в Зарядье: на облицованном коричневым гранитом стилобате нереализованной высотки была возведена гостиница «Россия». Удивительно, но строить ее доверили все тому же Дмитрию Чечулину, для которого остановка реализации проекта восьмого сталинского небоскреба стала личной трагедией. Согласно легенде, архитектору снова пришлось нелегко, когда, например, Хрущев в присущей ему резкой форме потребовал увеличить высоту гостиничного здания с 10 до 13 этажей.

Гостиница «Россия» открылась уже при Леониде Брежневе, в 1967-м, – к 50-летней годовщине Октябрьской революции. Она состояла из четырех 12-этажных корпусов (всего в ней было 3182 номера), которые образовывали прямоугольник с внутренним двором. Со стороны Варварки здание венчала 23-этажная башня, а на реку смотрели входы в концертный зал на 2,5 тыс. мест и двухзальный кинотеатр «Зарядье» на 1,5 тыс. мест.

«Россия» славилась своей комфортабельностью и по праву считалась одной из крупнейших гостиниц в мире (1 августа 1970 года она была внесена в Книгу рекордов Гиннесса). Однако в пейзаж Москвы гостиница не вписалась: многие специалисты говорили о неуместности такого здания рядом с Кремлем. Авторы книги «Памятники архитектуры Москвы. Кремль, Китай-город, центральные площади», вышедшей в 1983 году, отмечали: «Своим колоссальным объемом она [гостиница «Россия». – Н. Б.] не только снижает доминирующее значение Кремля, но и закрывает со стороны Москвы-реки весь Китай-город, лишая широкую живописную панораму Кремля и прилегающего к нему города ее восточной части с памятниками архитектуры Зарядья». Связана с гостиницей и трагическая история: 25 февраля 1977 года в ней произошел сильный пожар, жертвами которого стали 42 человека.

1 января 2006 года гостиница «Россия» была закрыта. Начались работы по демонтажу здания и расчистке площадки, которые заняли несколько лет. Впрочем, первоначальный проект строительства на этом месте малоэтажного гостинично-офисного комплекса вскоре был отвергнут. С 2008 года выдвигались самые разные предложения по поводу использования этой территории. Среди прочих звучала идея построить здесь Парламентский центр. Точка в долгих дискуссиях была поставлена в 2012 году. На одной из встреч с мэром Москвы Сергеем Собяниным Владимир Путин предложил создать в Зарядье парк, и эта идея получила активную поддержку столичных властей.

В 2013 году провели международный конкурс на ландшафтно-архитектурную концепцию парка в целях организации пространства для комфортного круглогодичного отдыха москвичей и гостей столицы. В День города, 9 сентября 2017 года, парк «Зарядье» был торжественно открыт. Новой достопримечательностью города стал в том числе «парящий мост» над Москвой-рекой, быстро завоевавший популярность у туристов благодаря открывающемуся с него панорамному виду.