Archives

Военная подземка

сентября 30, 2016

Самое надежное бомбоубежище Москвы – столичное метро. В самые трудные – военные – годы оно спасало москвичей от авиаударов, росло вширь и вглубь, прирастая новыми станциями, и, конечно, возило людей.

ВлбвгѓЂ•≠®• Св†Ђ®≠† ≠† бв†≠ж®® ђ•ваЃ М†п™ЃҐб™†п Выступление И.В. Сталина на станции «Маяковская» 6 ноября 1941 года

Начало Великой Отечественной войны застало Московский метрополитен в период стремительного роста. Но война внесла в планы метростроевцев существенные коррективы.

Самое красивое бомбоубежище

Настоящим новшеством в предвоенные годы стало требование подготовить метро к возможным налетам вражеской авиации. Руководству метрополитена предписывалось координировать свою работу со штабом московской системы ПВО.

Строившиеся в то время станции и тоннели третьей очереди отличались более глубоким заложением по сравнению с предшествующими, и не случайно приказ по Метрострою об их «переоборудовании под бомбогазоубежища» был издан уже 22 июня 1941 года. Это не исключало, конечно, использования и других станций для защиты от вражеских атак. Предполагалось, что в этих целях спускаться в метро будут прежде всего те жители Москвы, в домах которых не было бомбоубежищ.

А в ночь с 24 на 25 июня в метро прошла первая учебная тревога. Согласно «Справке о работе Московского метрополитена в военных условиях», составленной 24 июня 1944 года, «с начала войны были установлены сходные средства с платформ в тоннели», поставлены «герметические устройства» на случай газовых атак, «обеспечено резервное питание освещения», а также «изготовлены детские кроватки и топчаны» и «устроены деревянный настил в тоннелях, стационарные медицинские пункты, водопровод, уборные».

По воспоминаниям А.Г. Танкилевича, главного инженера Метростроя с 1939 по 1949 год, «работы по переоборудованию тоннелей третьей очереди под бомбоубежища были проведены в чрезвычайно короткие сроки, и уже в первые налеты вражеской авиации метростроевцы имели возможность принять москвичей в свои убежища». 20 товарных составов пиломатериалов, 60 тонн гвоздей ушло на постройку настилов и кроватей. Были размещены вентиляционные установки и гидронасосы для откачки воды. Там, где еще не было эскалаторов, построили деревянные лестничные ходы. Благодаря этому «обстановка в тоннелях настолько была благоустроена, что многие москвичи, в основном матери с детьми и инвалиды, перебирались в тоннели на всю ночь, захватывая с собой постельные принадлежности».

217 новых граждан СССР

Уже через месяц после начала войны гитлеровская авиация совершила первый налет на Москву. Он был успешно отбит, а многие москвичи убедились в надежности «бомбогазоубежищ» родного метрополитена. За период с июня по декабрь 1941 года в метро укрывались от 80 тыс. до 500 тыс. человек в сутки.

Помимо станций третьей очереди активно принимали москвичей станции Кировского радиуса (в особенности «Дзержинская», «Комсомольская», «Красные ворота»), а также «Маяковская», ставшая своеобразным рекордсменом среди всех станций подземки: на ней было зафиксировано максимальное число укрывавшихся за сутки 50 тыс. человек. Как сообщалось в вышеупомянутой справке, «распределение по трассам было неравномерно: больше всего на станциях глубокого залегания и в густонаселенных районах. Больше всего – Кировский радиус (4560% всех укрывавшихся). Покровский радиус 2030%, Горьковский радиус 2025%».

Отмечалось также «сокращение работы метро в связи с частыми налетами, когда с наступлением темноты оно уже принимало укрывавшееся население, главным образом женщин и детей (на станциях были созданы комнаты матери и ребенка). В случае затяжки налетов население оставалось в метро до начала уличного движения (5 часов утра). В метро во время воздушных налетов родилось в 1941 г. 217 новых граждан СССР…»

Примечательно, что на станциях велась и активная «агитационно-массовая работа». Так, «Курская» стала филиалом Государственной публичной исторической библиотеки, и столы для читателей были размещены прямо на посадочных платформах. Согласно все той же справке, «во время укрытия на станциях и в тоннеле… проводились киносеансы и выступления концертных бригад. <…> В агитпунктах шла большая работа с детьми. Работали кружки рисования, вышивания, лепки, проводились учебные занятия и т. д. Вывешивались сводки Совинформбюро, плакаты, «Окна ТАСС», а также были организованы исторические выставки, посвященные Кутузову, Суворову, Отечественной войне 1812 года. <…> Эта работа имела большое политико-воспитательное значение, повышая политическую сознательность укрывавшегося населения, вселяя в него твердую уверенность в нашей победе».

Торжественное заседание

Пожалуй, самым значительным событием в истории метрополитена военной поры стало выступление 6 ноября 1941 года Верховного главнокомандующего И.В. Сталина на торжественном заседании Моссовета, посвященном 24-й годовщине Октябрьской революции. Заседание проводилось на станции «Маяковская», которая таким образом вошла в историю не только Москвы, но и всей страны.

С одной стороны платформы остановился двухвагонный поезд, в котором на станцию прибыл Сталин, а на противоположной стоял состав, переоборудованный под буфет.

Начальник станции комсомолец Н.С. Соловьев так описывал подготовку «Маяковской» к важному мероприятию: «С той стороны, где сейчас медпункт [рядом с недавно открытым вторым выходом в город. – В. Ц.], была построена сцена. Сцена была увешана бархатом. Поставлен был бюст Ленина, всюду цветы стояли. Сцена была оформлена замечательно. В самом зале были поставлены стулья, по стенам висели плакаты… пол был устлан коврами, между рядами стульев были постелены дорожки, и край платформы тоже был устлан ковром. Внизу, над эскалатором, была повешена красная материя с надписью «Да здравствует 24-я годовщина Октябрьской революции!».

Как раз в этот вечер была воздушная тревога. Она началась в 5 часов вечера. Отбой был без четверти семь. В это время мы готовились вовсю. Гости уже прибывали. У гостей были пригласительные билеты.

Мне, как работнику, начальнику своего объекта, было как-то странно и удивительно видеть мою станцию в таком прекрасном виде. Вид был самого настоящего театра. Впечатление у гостей такое же было: станция метро превратилась в театр. Микрофон был установлен на сцене, и кругом репродукторы, чтобы везде было слышно доклад т. Сталина. Свет был полностью включен, и добавочно были прожектора. Станция имела вид незабываемый…»

Черный день московского метро

Большая заслуга в деле обеспечения бесперебойной работы метро в годы войны принадлежала начальнику метрополитена И.С. Новикову, занимавшему эту должность с 1937 по 1950 год. Пригодился его опыт и в дальнейшем, когда в 1955 году он стал первым начальником Ленинградского метрополитена.

MetroСтанция метро «Маяковская» в годы войны использовалась как бомбоубежище

В военных условиях работа метро для москвичей значила гораздо больше, чем просто выполнение определенной «транспортной функции». Тогда думали так: если работает метро, значит, город живет, город сражается, город выстоит. По воспоминаниям наркома авиационной промышленности А.И. Шахурина, в тревожные для Москвы дни середины октября 1941-го, когда возникла опасность прорыва немцев к городу и работа метрополитена временно приостановилась, Сталин лично дал указание возобновить ее. И московская подземка, хотя и по измененному в связи с функционированием бомбоубежищ графику, продолжала действовать.

И все же в дни обороны Москвы метрополитен понес потери. Немецкая авиация несколько раз пыталась разрушить первый метромост (от станции «Смоленская» до станции «Киевская» нынешней Филевской линии). 17 ноября 1941 года в шести метрах от эстакады разорвалась фугасная авиабомба, и воздушной волной были повреждены путь, ограждения, система связи и энергоснабжения. Правда, через сутки движение удалось восстановить.

Б®°Ђ®Ѓв•™† ≠† бв†≠ж®® На станции «Курская» в годы войны работала библиотека

Однако черным днем Московского метрополитена можно, пожалуй, по праву считать 23 июля 1941 года – день жестокого налета люфтваффе на столицу.

Сухие строчки цитированной выше справки так повествуют о произошедшей трагедии: «В ночь на 23 июля прямым попаданием на перегоне «Смоленская» – «Арбат» было пробито перекрытие тоннеля. Волной, осколками и обломками перекрытия было убито 14 человек и до двух десятков тяжело и легко ранено. Восстановительные работы длились 1 сутки. <…> В эту же ночь 23 июля прямым попаданием в эстакадную часть метромоста были повреждены пути и частично дал трещину мост. Жертв не было, восстановление длилось 2 дня. <…>

®§•в а†І§†з† ђЃЂЃ™† §•впђ М†п™ЃҐб™†п п≠Ґ†ам1942Раздача молока детям на станции «Маяковская» во время одной из бомбежек в январе 1942 года

Днем в 1617 час. 23 июля в районе станции «Арбат» была сброшена фугасная бомба. ВТ [воздушной тревоги. – В. Ц.] еще не было. Население в панике бросилось к станции, где вследствие паники при падении на лестнице было задавлено 46 человек со смертельным исходом…»

«Завод имени Сталина»

Весной 1942 года массовые налеты немцев на Москву прекратились, и работа бомбоубежищ уже не растягивалась на значительное время. Возобновилось строительство третьей очереди, и 1 января 1943-го, в начале года коренного перелома в войне, вступила в строй шестикилометровая трасса от «Площади Свердлова» (ныне «Театральная») до «Завода имени Сталина». Первенцем военного времени стала станция «Завод имени Сталина» (нынешняя «Автозаводская»). Поезда некоторое время проезжали трассу без остановок, поскольку «Новокузнецкая» и «Павелецкая» были достроены и открыты только в ноябре 1943-го.

AvtozavodskayaMoscow

СТРОИТЕЛЬСТВО МЕТРО ВОЗОБНОВИЛОСЬ В ЯНВАРЕ 1943 ГОДА. Первенцем военной поры стала станция «Завод имени Сталина» (теперь «Автозаводская»)

Интересно оформление станций, открытых в те годы. В их вестибюлях прикреплены таблички со словами: «Сооружено в дни Отечественной войны». Всего таких станций семь: «Новокузнецкая», «Павелецкая», «Автозаводская», «Семеновская», «Бауманская», «Электрозаводская», «Партизанская» (ранее «Измайловский парк», «Измайловская»). Впрочем, на многих из них военная тематика не является единственной, хотя и обращает на себя внимание. Сочетание военных сюжетов с изображением мирной жизни объясняется тем, что эскизы станций первоначально были утверждены в 1939 году. Центральный зал станции «Завод имени Сталина» был полностью выполнен в предвоенной стилистике: украшенные мрамором ряды колонн поддерживают своды зала. Впервые в истории метрополитена пол станции был покрыт гранитными плитами.

AvtozavodskayaМозаичное панно в вестибюле станции «Автозаводская»

В вестибюле этой станции и на путевых стенах мы видим мозаичные панно: на одних изображен мирный труд на пашнях и заводах, на других представлены военные сюжеты. Характерна мозаика в вестибюле перед эскалаторами: пять тяжелых танков КВ-1 движутся в наступление со стоящими на броне пехотинцами, а за ними ясно обозначен на фоне Московского Кремля силуэт древнерусского богатыря, вглядывающегося в даль в предвидении боя. Станцию проектировал архитектор А.Н. Душкин, получивший известность как автор станций «Дворец Советов» (ныне «Кропоткинская»), «Площадь Революции» и «Маяковская». За архитектурное оформление станции «Завод имени Сталина» он был удостоен Сталинской премии.

Отражение исторической тематики в оформлении метро не случайно. Показателен в этом отношении пример станции «Новокузнецкая». В альбоме «Московский метрополитен», увидевшем свет в 1953 году, по поводу этой станции сообщалось: «В художественном оформлении станции отражены темы боевой славы русского оружия в борьбе с иноземными захватчиками. Центральный зал и пилоны станционных платформ украшены барельефами с изображениями великих полководцев прошлого».

Оформляя эту станцию, выдающийся скульптор-монументалист Н.В. Томский увековечил тех, кого упомянул Сталин в своей известной речи на параде 7 ноября 1941 года. Профили Александра Невского, Дмитрия Донского, Кузьмы Минина и Дмитрия Пожарского обрамлены древнерусскими щитами, мечами, боевыми топорами. Вокруг профилей Александра Суворова и Михаила Кутузова – пушки, ружья и палаши. Именно этих «героев минувшего» стали выделять в ту пору из всех более или менее значимых творцов русской истории.

По периметру центрального зала «Новокузнецкой» лентой проходит барельеф, на котором изображены эпизоды различных боевых операций, а выше, в своде зала, расположены мозаичные картины Александра Дейнеки, намеченные автором еще до войны для станции «Павелецкая» и к боевым действиям никакого отношения не имеющие. Художник здесь показал парад физкультурников, мирный труд и отдых советских людей. Эти мозаики менее известны, чем знаменитый цикл «Утро Страны Советов» на «Маяковской», зато они, по мнению самого Дейнеки, вполне удачно вписались в интерьер станции, так как расположены прямо на потолочных сводах, без специальных углублений куполов и тем самым удобны для обозрения.

Без римских гладиаторов

Военная тематика нашла отражение в оформлении станций Покровского радиуса, построенных в 19431944 годах. Первая из них, «Бауманская», была открыта 18 января 1944 года. Ее создатель, архитектор Б.М. Иофан (автор знаменитого проекта Дворца Советов), до войны предполагал посвятить свое творение истории Древнего Рима, и в частности восстанию Спартака, ведь тоннель проходил вдоль Спартаковской улицы. Поэтому центральный зал должны были украсить статуи гладиаторов, а в наземном вестибюле предполагалось высечь в камне слова Карла Маркса: «Спартак благородный характер, истинный представитель античного пролетариата!».

166585Проект оформления станции «Спартаковская». Архитектор Б.М. Иофан. Конец 1930-х годов. Эта станция, получившая название «Бауманская», была построена уже в годы войны по другому проекту

Однако с началом войны проект не мог не измениться. От всего «древнеримского» замысла остались, пожалуй, только монументальные ниши и ряды пилонов, облицованных золотистым алтайским мрамором и красным порфиром. Статуи древних гладиаторов заменили на бронзовые скульптуры современников. Как отмечалось в альбоме «Московский метрополитен», «архитектурное оформление станции отражает связь фронта и тыла в Советской стране в годы Великой Отечественной войны. В нишах центрального зала установлены скульптуры бойца, дружинницы, метростроевки и другие». Вестибюль «Бауманской» перед входом на эскалаторы украсило изображение ордена «Победа» с надписью «Слава Советской армии».

А на станции «Электрозаводская», открытой 15 мая 1944 года, в девятую годовщину запуска московского метро, военная тематика отсутствует. Облик станции соответствует ее названию, связанному с Московским электроламповым заводом. Вход освещает люстра с люминесцентными светильниками, впервые примененными в московском метро. В верхней части вестибюля – барельефы исследователей электричества: П.Н. Яблочкова, А.С. Попова, М. Фарадея, М.В. Ломоносова, У. Джильберта, Б. Франклина.

«Электрозаводская» детище архитекторов В.Г. Гельфрейха и И.Е. Рожина, удостоенных за этот проект Сталинской премии. Приглушенно-темный бордовый цвет облицовки посадочной платформы как бы предваряет переход пассажиров в яркий, «беломраморный» центральный зал. «Скульптурные группы, высеченные из белого мрамора на пилонах станции, читаем в альбоме «Московский метрополитен», иллюстрируют труд работников промышленности, транспорта и сельского хозяйства нашей Родины».

«Партизанам и партизанкам – слава»

Станция «Сталинская» (нынешняя «Семеновская») возвращает нас к военной теме. Только здесь изображаются не боевые действия, а советские вооруженные силы как таковые. Группу скульпторов, трудившихся над оформлением станции, возглавляла академик В.И. Мухина, автор знаменитой статуи «Рабочий и колхозница». «Четыре ряда стальных колонн поддерживают свод, сообщается в альбоме «Московский метрополитен», они облицованы цельными блоками белого мрамора и украшены инкрустацией из мрамора других цветов». Торцевую стену станции украшает величественный картуш – орден «Победа» – в обрамлении знамен и воинских атрибутов, увенчанный лозунгом «Нашей Красной армии – слава!». Название связано с расположением станции в Сталинском районе столицы (ныне Первомайский район, вошедший в состав Восточного административного округа).

ТЃаж•Ґго бв•≠г бв†≠ж®® Ґ ™Ѓ≠ж• 1945 £Ѓ§† г™а†б®ЂЃ ђа†ђЃа≠Ѓ• ѓ†≠≠ЃТорцевую стену зала станции «Бауманская» в конце 1945 года украсило мраморное панно

«В боковых залах на цветном мраморе стен размещены барельефы воинов Советской армии и их вооружение», рассказывают далее авторы альбома. Мы видим расположенные на щитах-многогранниках изображения оружия сухопутных стрелковых частей, артиллерии, танковых войск, военно-воздушных и военно-морских сил. Идея изображения профилей воинов в обрамлении боевого оружия позднее найдет свое воплощение и в оформлении других станций, в частности «Таганской» Кольцевой линии.

Тогдашняя конечная станция Покровского радиуса «Измайловский парк» (позже «Измайловская», ныне «Партизанская») была открыта 18 января 1944 года. Это одна из самых больших станций Московского метрополитена. Ее художественное оформление посвящено партизанскому движению в годы Великой Отечественной войны. На портале станционного зала высечены слова: «Партизанам и партизанкам – слава».

ЭЛЕКТРОЗАВОДСКАЯ

Скульптуры партизан украшают вестибюль и платформы станции. О боевых подвигах партизанских отрядов напоминают панно на потолке и рельефные вставки, украшающие стены бывшей «Измайловской». Самое видное место занимает бронзовая композиция «Народные мстители» («Партизанская семья») скульптора М.Г. Манизера, автора схожих по исполнению скульптур на «Площади Революции». Памятники героям-партизанам его работы установлены и на путевых платформах. Здесь увековечены Матвей Кузьмин, повторивший подвиг Ивана Сусанина, и Зоя Космодемьянская.

С™гЂмѓвга≠†п_£агѓѓ†__Ґ_Ґ•бв®°оЂ•_бв†≠ж®®_ђ•ваЃ_П†ав®І†≠ᙆп_1Скульптурная группа «Народные мстители» в вестибюле станции метро «Партизанская»

За «образцовое выполнение заданий Государственного комитета обороны по строительству третьей очереди метро в трудных условиях военного времени» коллектив метростроевцев в 1944 году был награжден орденом Трудового Красного Знамени. «На вечное хранение» Метрострою передано знамя Государственного комитета обороны. Таков был славный итог боевой и трудовой деятельности Московского метрополитена в годы Великой Отечественной войны.


Василий Цветков,
доктор исторических наук

ЧТО ПОЧИТАТЬ?

kiga_chto_pochitat
Дни и годы Метростроя / Сост. Е.Д. Резниченко, Ю.М. Грачевский. М., 1981
Москва военная. 1941–1945. Мемуары и архивные документы. М., 1995