Archives

Во имя образа Богородицы

июля 10, 2016

Донской монастырь это не просто прославленная православная обитель, но еще и памятник, воздвигнутый в честь победы над одним из главных недругов Москвы – крымским ханом. Эта победа была одержана 425 лет назад летом 1591 года, в царствование Федора Иоанновича

 

Это едва ли не единственный московский монастырь, сохранивший свой первозданный облик. Его древние стены напоминают укрепления Московского Кремля: такие же характерные зубцы «ласточкин хвост», мощные, хотя и более низкие башни. А за ними – купола с крестами…

Чудо в Обозе

В июне 1591 года крымский хан Казы-Гирей II собрал небывалое по своей величине войско, насчитывавшее более 150 тыс. человек, и двинул его на русские земли. «Новый летописец» сообщает об этом: «Пришел… царь крымский со многими ордами, с ним же были и турские люди». В Москве знали, что поход санкционировался и был поддержан Османской империей.

Отмечали современники и тот факт, что крымский хан, вопреки обыкновению, не останавливался для грабежа и разорения попадавшихся на пути его войска городов и деревень, не забирал в плен население – он быстро и целенаправленно двигался к Москве, желая застать гарнизон врасплох и рассчитывая без труда взять столицу, чтобы подвергнуть ее тотальному разграблению. У Казы-Гирея и впрямь был резон поспешить: значительная часть русских сил находилась далеко от Москвы, близ Новгорода и Пскова, поскольку шла война со Швецией, а крымских татар русские отряды ожидали у польско-литовских рубежей.

К†Іл-Г®а•© IIКрымский хан Казы-Гирей II, чье огромное войско угрожало Москве в 1591 году

Весть о приближении орд Казы-Гирея к столице привела в ужас ее население, заставив вспомнить о давних и страшных временах первых татарских нашествий. Для укрепления Москвы сюда были стянуты войска, охранявшие рубежи государства на Оке, и началась усиленная подготовка к обороне города, которой руководил царский шурин Борис Годунов. По его приказу неподалеку от Воробьевых гор в кратчайшие сроки поставили обширный обоз, или гуляй-город, – нечто вроде подвижной крепости, за стенами которой и разместился главный штаб русского войска. В центре лагеря установили малую походную церковь во имя преподобного Сергия Радонежского. Святой покровитель, конечно, был выбран не случайно: по преданию, именно он благословил великого князя Дмитрия Донского на битву с Мамаем на Куликовом поле. Но первостепенной защитницей столицы москвичи считали Пресвятую Богородицу, поэтому главной святыней обоза стала Донская икона Божией Матери, не раз оказывавшая поддержку русскому войску в сражениях с татарами.

2 июля 1591 года был совершен торжественный крестный ход. Архиепископ Суздальский Иов пронес Донскую икону по стенам Москвы и потом, обойдя гуляй-город, установил ее в походном храме Сергия Радонежского. А на следующий день на подступах к столице произошло первое столкновение русских с татарами: отряд князя Владимира Бахтеярова-Ростовского, посланный с целью задержать продвижение врага, был разбит на реке Пахре. Тем не менее свою задачу отряд выполнил: удалось выиграть время, чтобы собрать воинские силы в обозе.

Вскоре хан Казы-Гирей подошел к Москве по Серпуховской дороге и остановился у села Котлы. 4 июля несколько мелких татарских отрядов атаковали русских, выступив с двух сторон – от Котлов и Воробьевых гор. Целый день продолжалась битва с этими отрядами, однако победа не склонялась ни на чью сторону. Татары пытались штурмовать и обоз, но тоже безуспешно. С наступлением темноты столкновения, казалось бы, прекратились. Но в ночь на 5 июля уже выдвинувшийся из обоза трехтысячный конный отряд казаков во главе с атаманом Василием Яновым атаковал ханский лагерь. Значимыми оказались не столько потери в стане врага, сколько психологический эффект: вылазка русских стала полной неожиданностью для татар и внесла в их ряды смятение, граничившее с паникой. И «за час до света», как говорит летопись, Казы-Гирей со всеми своими ордами бежал «с великим страхом и ужасом», бросив при этом большую часть имущества. Организовав преследование, русские окончательно деморализовали противника, отбивая у него добычу, уничтожая незваных гостей и захватывая их в плен. В Бахчисарай, столицу Крымского ханства, Казы-Гирей прибыл с ранением, полученным в этих боях, а от его войска осталось не более трети. С тех пор крымские татары больше ни разу не подходили к Москве так близко.

Столь важную победу современники ставили в один ряд с победой на Куликовом поле и считали ее одним из крупнейших сражений, прославивших русское войско. В том же, 1591 году царь Федор Иоаннович повелел выстроить на месте, где находилась походная церковь Сергия Радонежского, каменный собор во имя Донской иконы Божией Матери, которая помогла Москве. Кроме того, здесь был учрежден монастырь в честь этого чудотворного образа, а поскольку укрепление русского лагеря называли обозом, то и основанная царем обитель поначалу именовалась монастырем Пречистыя Богородицы Донской, что в Обозе. Федор Иоаннович пожаловал обители сельцо Семеновское и установил день ежегодного празднования Донской иконы Божией Матери – 19 августа (1 сентября по новому стилю). Традиция совершения в этот день торжественного крестного хода из Кремля, где находилась икона, в Донской монастырь не прерывалась до революции 1917 года.

Донская икона Божией Матери

Один из самых известных и почитаемых в России чудотворных образов – Донская икона Божией Матери. Считается, что она была написана в конце XIV века Феофаном Греком или мастером его круга. Ее иконографический тип – «Умиление»: на правой руке Богородица держит Младенца Христа, прижимающегося лицом к ее щеке. Донская икона двусторонняя: на оборотной стороне присутствует еще одно изображение – Успение Божией Матери. С самого своего появления эта икона заслужила славу защитницы русского войска и его помощницы в битвах, особенно с татарами. По преданию, она была принесена в сентябре 1380 года на Куликово поле донскими казаками из Благовещенской церкви городка Сиротина и укреплена на древке как хоругвь. Таким образом, икона, сопровождавшая православных воинов в этой битве, уже тогда, после победы над Мамаевыми полчищами, стала почитаться как покровительница Русской земли.

Принятая великим князем Дмитрием Донским в дар, она была помещена сначала в Успенский собор Коломны, а в XVI веке установлена в иконостасе Благовещенского собора Московского Кремля, с левой стороны от Царских врат. В правление Иоанна Грозного Донская икона снова сопровождала русское воинство в сражении против татар – на сей раз в Казани, во время осады города. А в 1591 году она стала главной святыней, когда Москве угрожало 150-тысячное войско крымского хана Казы-Гирея II. Но и этим воинская слава Донской иконы не исчерпывается: в 1687 году князь Василий Голицын взял ее в поход против Крымского ханства и одержал победу над татарами, после чего она опять обрела свое место в Благовещенском соборе. А в Донской обители, основанной царем Федором на месте русского лагеря под столицей, с 1668 года находится список иконы, выполненный Симоном Ушаковым. После революции Донская икона была перенесена из Благовещенского собора в Третьяковскую галерею, но один раз в год – 1 сентября, в день ее празднования – образ доставляют в Донской монастырь, чтобы верующие могли помолиться перед святыней.

Обитель растет

В новом монастыре каменным изначально был только небольшой одноглавый собор, а все другие постройки, включая монастырские стены, долго оставались деревянными. Мирный период жизни этой обители оказался очень коротким: уже в Смутное время она подверглась разорению. Монастырь был возобновлен усилиями представителей новой царской династии, и первые Романовы – как Михаил Федорович, так и Алексей Михайлович – часто ходили сюда на богомолье и делали обители значительные пожалования. Тем не менее Донской оставался небольшим и достаточно скромным монастырем и на протяжении многих лет был приписан к соседнему Андреевскому.

Донской монастырь в МосквеСтены Донского монастыря напоминают укрепления Московского Кремля: такие же характерные зубцы и мощные, хотя и более низкие башни / ТАСС

Ситуация стала меняться в конце XVII века, когда на средства членов семьи Романовых и на пожертвования частных лиц в обители развернулось широкомасштабное каменное строительство. Прежде всего по указу царя Федора Алексеевича был расширен собор, у которого появились шатровая колокольня и два придела – святого Феодора Стратилата (ангела-хранителя царя) и преподобного Сергия Радонежского (в память о походной церкви 1591 года). Кроме того, к 1698 году по обету царевны Екатерины Алексеевны, сестры умершего к тому времени царя Федора, был построен новый собор, также освященный в честь Донской иконы Божией Матери, – его стали называть Большим собором, а старый с тех пор именовать Малым. В этом строительстве принимали участие лучшие мастера Приказа каменных дел и Оружейной палаты. Тогда же был создан огромный восьмиярусный иконостас, сохранившийся в неизменном виде до наших дней. Наконец, на рубеже XVII–XVIII веков монастырь окружила мощная каменная крепостная стена с 12 башнями, увенчанными декоративными коронами в нарышкинском стиле.

Перевод столицы в Санкт-Петербург не остановил рост и укрепление этой обители: внимание членов правящей династии к ней не ослабевало. В 1713–1714 годах на средства царицы Прасковьи Федоровны, вдовы царя Иоанна V и матери будущей императрицы Анны Иоанновны, над северными вратами монастыря была возведена церковь Тихвинской иконы Божией Матери. Над западными же вратами к 1753 году выстроили колокольню с часами, причем интересно, что в ее облик первоначально предполагалось привнести петербургские мотивы, увенчав крестом с парящим ангелом, как на знаменитом шпиле собора Петропавловской крепости. Рядом с надвратной колокольней выросли здание духовной семинарии, братские кельи и другие строения. К середине XVIII века практически весь монастырский комплекс был уже каменным.

Особую известность вскоре приобрело кладбище Донской обители, на котором упокоились представители многих дворянских родов. Еще в начале XVIII столетия в подклете Большого собора Донской иконы Божией Матери появилась фамильная усыпальница имеретинских царей, а также могилы Милославских и Прозоровских. Рядом с собором хоронили членов знатных фамилий. Значение кладбища особенно возросло после печально известных событий, связанных с эпидемией чумы в Москве в 1771 году, когда указом Екатерины II были упразднены кладбища и погосты возле приходских церквей в черте города и было запрещено совершать там захоронения. Донской монастырь, находившийся тогда за пределами Москвы, постепенно стал массовым местом погребения именитых москвичей: уже Николай Карамзин называл эту обитель главным кладбищем русского дворянства. Со временем тут стали строить и небольшие храмы-усыпальницы: так, в 1798 году была возведена церковь во имя святого Александра Свирского над могилой сенатора А.Н. Зубова – отца Платона Зубова, последнего фаворита Екатерины II. Собственная усыпальница появилась в Донском и у князей Голицыных – храм Михаила Архангела, построенный в 1809 году.

Архитектурное кладбище

События 1771 года коснулись Донского монастыря и в связи с Чумным бунтом, вспыхнувшим в Москве. Именно здесь прятался от гнева толпы архиепископ Московский Амвросий (Зертис-Каменский), приказавший убрать с Варварских ворот Китай-города Боголюбскую икону Божией Матери, к которой прикладывались как больные (в надежде выздороветь), так и здоровые (в надежде уберечься от заразы). Архиепископ стремился предотвратить дальнейшее распространение смертельной болезни, но горожане усмотрели в этом злой умысел и попытались убить владыку еще в его кремлевской резиденции. Однако и Донской монастырь, где он хотел найти убежище, не стал ему защитой: бесновавшаяся толпа взяла приступом обитель и буквально растерзала Амвросия. Когда бунт подавили, зачинщиков беспорядков и убийц архиепископа казнили по приказу Екатерины II. А тело убиенного владыки было погребено в Малом соборе Донского монастыря.

Во время Отечественной войны 1812 года монастырь был разграблен французами, но, к счастью, основную часть ценностей удалось заранее вывезти. Благодаря многочисленным пожертвованиям прославленную Донскую обитель быстро восстановили: особо значимый вклад был внесен атаманом Матвеем Платовым.

Продолжал расти монастырский некрополь. Многие именитые представители так называемого пушкинского круга нашли здесь последнее пристанище. Писатель Владимир Одоевский, архитектор Осип Бове, историк Дмитрий Бантыш-Каменский, автор «Философических писем» Петр Чаадаев… В стенах Донского монастыря были похоронены также отец русской авиации Николай Жуковский и выдающийся историк Василий Ключевский – и это далеко не полный список. Тут строились новые храмы-усыпальницы, причем создавались они в соответствии с архитектурной модой и потому сегодня представляют особенный интерес. Так, церковь Иоанна Лествичника (часовня-усыпальница семьи генерал-майора Ивана Терещенко) была возведена в русском стиле, массивная церковь Иоанна Златоуста с усыпальницей купцов Первушиных – в византийском, а часовня семьи фабриканта Левченко с мозаичными иконами, выполненными по рисункам Виктора Васнецова, – в стиле модерн. Все это разнообразие построек, надгробных памятников и часовен создало уникальный ансамбль, иллюстрирующий историю русской архитектуры с конца XVIII по начало ХХ века.

В первые послереволюционные годы обитель продолжала действовать. В 1922-м сюда был доставлен арестованный большевиками патриарх Московский и всея России Тихон (Беллавин): ему было суждено провести здесь последние годы своей жизни, находясь под стражей, сначала вовсе без возможности выезжать за монастырские стены. Жил он в двух небольших комнатах в кельях возле северных врат. В 1923 году условия заточения были несколько смягчены, и патриарх смог совершать богослужения в московских храмах. 13 января 1925 года его перевезли в больницу доктора Бакунина на Остоженке, где 7 апреля патриарх Тихон скончался. 12 апреля при огромном стечении народа он был похоронен в Малом соборе Донского монастыря.

Горельеф с Храма Христа Спасителя в Донском монастыре в Москве, 1996 годДонской монастырь и сегодня сохраняет оригинальные мраморные горельефы с храма Христа Спасителя / ТАСС

Богослужения в обители окончательно прекратились к 1929 году. Но судьба к ней оказалась милостива: в то время как многие московские монастыри были частично или даже полностью разрушены, комплекс Донского монастыря в целом остался нетронутым. Сначала тут устроили антирелигиозный музей искусств, а в 1934 году все постройки и территория были переданы Музею Академии архитектуры СССР (позднее филиал Музея архитектуры имени А.В. Щусева). Поэтому все храмы Донского монастыря сохранили свой исторический облик, под охрану были взяты также интерьеры Большого собора вместе с иконостасом и росписями. Правда, внутри самого собора порой возникало необычное «соседство»: например, в нем помещали алтарь из разрушенной лютеранской кирхи. Здешний некрополь и вовсе стал уникальным для столицы: кроме него, не сохранилось ни одного монастырского кладбища Москвы – в 1920–1930-е годы все они были уничтожены, закатаны в асфальт, превращены в парки или футбольные поля. И только тут некрополь, оказавшийся под защитой Музея архитектуры, остался цел и невредим.

Донской монастырь, сумевший сохранить собственные памятники истории и культуры, стал еще и своего рода архитектурным кладбищем: сюда свозились фрагменты уничтоженных храмов и иных имеющих историческое значение зданий не только Москвы, но и некоторых других городов России. Самым известным экспонатом этого скорбного музея явились массивные мраморные горельефы взорванного в 1931 году храма Христа Спасителя, позволяющие себе представить, каким был самый крупный московский собор. Также в монастырские стены были вмурованы оконные наличники разобранной Сухаревой башни, фрагменты убранства церкви Успения на Покровке, детали Триумфальной арки, элементы стенописи и каменного декора затопленного монастыря в Калязине. Наконец, в некоторые храмы удалось перенести надгробные памятники с кладбищ Новоспасского, Зачатьевского, Спасо-Андроникова и других монастырей Москвы.

6335036058_0f6edb75cb_b 6335038278_6eef805093_bВ 1960-е годы в Донском монастыре находились фрагменты разобранной у Белорусского вокзала Триумфальной арки

После Великой Отечественной войны здесь появился островок православия: власти передали верующим Малый собор Донской иконы Божией Матери, который долгие годы оставался единственным действующим храмом на территории обители. Тут же с 1946 года проводится чин мироварения: раз в несколько лет на Страстной неделе для всей Русской православной церкви в этом соборе варится миро – специальное ароматическое масло, используемое в таинстве миропомазания.

Вернуть Церкви Донскую обитель предполагалось еще в 1982 году, однако после смерти Леонида Брежнева это решение пересмотрели, заменив Донской монастырь на Данилов. Монашеская жизнь здесь возобновилась лишь в 1991-м, когда опять зазвучали молитвы в Большом соборе и других храмах и перестали пустовать кельи. А в 1992 году при раскопках в Малом соборе были обретены мощи святителя Тихона, патриарха Московского, и вскоре в его честь возвели небольшой новый храм.


Никита Брусиловский

ЧТО ПОЧИТАТЬ?

kiga_chto_pochitat
ДОМБРОВСКИЙ И.Е. Некрополь Донского монастыря. М., 2007
КАРШИЛОВ Е.В. Донской монастырь. М., 2012