Archives

События ноября

октября 31, 2020

695 лет назад

Месть за отца 

Московский князь Юрий Данилович убит в Орде

В конце XIII века тверской престол занял амбициозный князь Михаил Ярославич. Вскоре московским князем стал Юрий Данилович. Оба они мечтали получить ярлык на великое княжение владимирское. Но заветная ханская грамота после смерти великого князя Андрея Городецкого досталась тверскому князю, с чем Юрий не мог смириться. Конфликт они пытались решить на полях сражений, однако окончательную победу одержать никому не удалось. Их постоянные распри за уделы не устраивали золотоордынского хана Узбека: ему проще было взимать дань с одного князя, которому подчинялись бы все северо-восточные русские земли. Узбек сделал ставку на Юрия Даниловича и в 1317 году выдал за овдовевшего к тому времени князя свою сестру Кончаку (в крещении – Агафью). В том же году во время Бортеневской битвы она была захвачена тверичами в плен, где вскоре скончалась. Юрий обвинил Михаила в отравлении своей жены. Обоих непримиримых соперников вызвали в Орду на суд. Но пока тверской князь собирал деньги для выплаты долгов ордынцам, московский прибыл к хану и успел склонить его на свою сторону. После месяца пыток в 1318 году Михаил был казнен, и вожделенный ярлык оказался в руках Юрия.

Спустя время Дмитрий Михайлович, сын погибшего в Орде тверского князя, нашел возможность скомпрометировать Юрия перед ханом, использовав тот факт, что ордынцам не сразу направили дань, собранную в Твери. В итоге ярлык на великое княжение был передан Дмитрию. Вскоре тверской и московский князья встретились в Орде. Там 21 ноября 1325 года Дмитрий, получивший прозвище Грозные Очи, в приступе гнева зарубил виновника смерти своего отца. Он надеялся на милость хана, но Узбек не мог простить убийства своего родственника, тем более совершенного в его же ставке. Молодого князя казнили. При этом ярлык был оставлен за Тверью: хан передал его брату Дмитрия. Лишь через несколько лет Москва вновь возьмет верх в борьбе за великое княжение: ханскую грамоту получит Иван Данилович Калита, брат убитого в Орде Юрия.

345 лет назад

Символ несгибаемой веры 

В заточении скончалась боярыня Феодосия Морозова 

Боярыня Морозова. Худ. В.И. Суриков

Боярыня Морозова – один из символов русского церковного раскола, крепкостояния за «древнее благочестие». Она была одной из богатейших женщин России, пользовалась уважением самых влиятельных особ при дворе. Царю Алексею Михайловичу было хорошо известно, что Феодосия не приняла церковную реформу патриарха Никона. Самодержец лично пытался переубедить ее, но тщетно. Внешне боярыня соблюдала правила и ходила в «новообрядную церковь», но негласно помогала оказавшимся в опале староверам и состояла в переписке с протопопом Аввакумом. В конце 1670 года она тайно приняла постриг и больше уже не могла позволить себе подобный грех «малого лицемерия». Вскоре Морозова открыто продемонстрировала свою непокорность, отказавшись прийти на свадьбу Алексея Михайловича и Натальи Кирилловны (Нарышкиной), хотя чин верховой боярыни обязывал ее присутствовать на церемонии. Царь воспринял это как личное оскорбление.

Осенью 1671 года Феодосия Морозова и ее сестра княгиня Евдокия Урусова были закованы в кандалы. На все предложения отречься от старой веры они отвечали отказом. Три года сестры оставались в Москве, в монастырских застенках. К местам их заточения стекались боярские жены и толпы сторонников. Поэтому после пыток на дыбе сестер отправили в Боровск, где они стали узницами земляной тюрьмы. Им оставили только самую необходимую одежду, их морили голодом. Первой умерла Евдокия, а 2 (12) ноября 1675 года скончалась и Феодосия. Имя ее сохранилось в истории, подвижничество Морозовой стало для старообрядцев высоким образцом несгибаемой веры. О ней ходили легенды. Художник Василий Суриков в 1880-х годах посвятил непреклонной боярыне одну из самых известных своих картин.

205 лет назад

В Кронштадт на «Елизавете» 

Первое русское паровое судно начало регулярные рейсы 

Первый российский пароход был создан в Петербурге на заводе Чарльза Берда – русского инженера шотландского происхождения. Но право на производство паровых судов Берд получил не сразу. Сначала император Александр I заказал строительство этих «чудес техники» американскому изобретателю Роберту Фултону. Американец не смог выполнить основное условие договора: в течение трех лет он не ввел в строй ни одного судна. Тогда контракт и исключительная привилегия на постройку и эксплуатацию пароходов в России достались Берду. На первом таком судне была установлена паровая машина Джеймса Уатта, мощность которой составила четыре лошадиные силы. 3 (15) ноября 1815 года в 6 часов 55 минут пароход Берда отправился в свой первый рейс в Кронштадт. Впрочем, понятия «пароход» тогда еще не существовало: судно называли на западный манер пироскафом или стимботом. В Петербурге его провожали представители царской семьи, включая императрицу Елизавету Алексеевну, в честь которой оно и получило свое название. Играл оркестр. За 3 часа 15 минут «Елизавета» с 13 пассажирами на борту прибыла в Кронштадтский порт. Обратный путь оказался более трудным: сильные порывы ветра помешали развить максимальную скорость – и пароход вернулся в столицу за 5 часов 22 минуты. И все равно это был прорыв. Теперь «Елизавета» каждый день следовала в Кронштадт и перевозила людей и товары, а в плохую погоду брала на буксир застрявшие суда. Слово «пароход» ввел в употребление морской офицер Петр Рикорд, участник первого рейса «Елизаветы», впоследствии дослужившийся до адмирала. Вскоре на Балтике появились новые русские паровые суда: было налажено их регулярное сообщение между Петербургом и Ригой, Ревелем (Таллином) и финскими портами.

165 лет назад

Взятие Карса 

Турецкая крепость после осады сдалась русским войскам 

Капитуляция Карса во время Крымской войны. Худ. Т. Д. Баркер. Около 1860 года

Самым ярким эпизодом Крымской войны 1853–1856 годов на кавказском театре действий стало покорение Карса. Когда-то этот древний город был столицей Армении, а в XVI веке его захватили османы. Карс превратился в мощную крепость, оказавшись важным опорным пунктом турецкой власти в Закавказье. В 1828 году там впервые побывала русская армия: город был взят войсками генерала Ивана Паскевича-Эриванского, но вскоре возвращен Турции согласно мирному договору.

В июне 1855 года к крепости был направлен 25-тысячный корпус во главе с кавказским наместником генералом Николаем Муравьевым. Ее турецкий гарнизон, по различным данным, составлял от 19 до 33 тыс. человек. Также в Карсе находилась группа британских военных специалистов, которыми командовал полковник Уильям Уильямс. Муравьев принял решение об осаде крепости. В сентябре русские войска совершили попытку штурма, но она сопровождалась большими потерями и закончилась неудачей. Тем не менее Муравьев не отступил от стен Карса, а лишь усилил блокаду и время от времени предпринимал острые атаки. С каждым днем запасы защитников истощались, к тому же в осажденном городе началась вспышка холеры, что и предрешило его судьбу. 16 (28) ноября 1855 года турецкий командующий Вассыф-паша и Уильямс объявили о капитуляции крепости. За взятие Карса Муравьев был награжден орденом Святого Георгия 2-й степени и получил почетную приставку к фамилии – Карский.

Несмотря на поражение в Крымской войне, Российская империя вышла из нее с минимальными территориальными потерями. Однако закавказские завоевания, в том числе Карс, пришлось вернуть Турции. В 1877 году русские войска покорят эту крепость в третий раз, после чего она войдет в состав России, но вновь станет турецкой после Первой мировой войны.

100 лет назад 

Врата учености и пропаганды 

Владимир Ленин подписал декрет «О централизации библиотечного дела в РСФСР» 

В царской России не существовало специального законодательства, которое бы регламентировало библиотечное дело. Дореволюционный «Устав о цензуре и печати» предусматривал только надзор государства за изданиями, поступавшими в библиотеки. Однако большевики придавали работе библиотек огромное значение, считая ее организацию одной из важнейших государственных задач. Эти хранилища книг и прессы должны были стать не просто штабами борьбы с безграмотностью, но и надежными центрами пропаганды, где можно было бы разъяснять людям политику партии.

Согласно декрету, принятому 3 ноября 1920 года Советом народных комиссаров по предложению Владимира Ленина, все библиотеки страны независимо от их ведомственной принадлежности становились общедоступными, связывались в единую сеть и передавались в ведение Народного комиссариата просвещения. В документе говорилось и о снабжении библиотек книгами – эта обязанность возлагалась на Центральную распределительную комиссию при Госиздате. В те годы осуществлялась также чистка книжных хранилищ от «устаревшей» и «политически вредной» литературы. Декрет, в подготовке которого активное участие приняла Надежда Крупская, провозгласил основной задачей библиотек удовлетворение «все возрастающего спроса на книгу» по всей территории огромной страны. Впрочем, в условиях Гражданской войны оперативно решить этот вопрос Советское государство не могло. В истории России декрет 1920 года остался как первая попытка создания закона о библиотеках. Время показало, что своей главной цели он достиг: в стране выстраивалась единая система библиотек, ставших очагами просвещения для миллионов людей.

85 лет назад

Советские маршалы 

Пять героев Гражданской войны были удостоены нового высшего воинского звания 

Первые пять маршалов Советского Союза (слева направо): Михаил Тухачевский, Клим Ворошилов, Александр Егоров (сидят), Семен Буденный, Василий Блюхер (стоят). 1935 год

В системе военных чинов Российской империи маршалов не было: первую строчку петровской «Табели о рангах» занимал генерал-фельдмаршал. Звание маршала Советского Союза было введено в сентябре 1935 года. Тогда же восстановили персональные воинские звания, отмененные большевиками в декабре 1917-го. Имена первых красных маршалов стали известны 20 ноября 1935 года, когда новое высшее воинское звание присвоили сразу пяти военачальникам – Климу Ворошилову, Семену Буденному, Василию Блюхеру, Александру Егорову и Михаилу Тухачевскому. Каждый из них имел боевые заслуги перед Советским государством.

Ворошилов в Гражданскую командовал армиями, был членом военных советов Южного фронта и Первой конной армии. С ноября 1925-го возглавлял военное ведомство СССР. Слава Буденного в то время гремела по всей стране: без его имени, без Первой конной армии невозможно было представить себе победу красных в войне. В послужном списке Блюхера значились операции на Урале, за которые в 1918 году его первым удостоили ордена Красного Знамени. Затем он командовал войсками в Крыму, а позже на Дальнем Востоке. Егоров, получивший чин полковника в Русской императорской армии, был профессиональным военным. В Гражданскую он отличился как командующий войсками Южного и Юго-Западного фронтов, а после ее окончания стоял во главе разных военных округов. Вершиной карьеры Егорова стала должность начальника Штаба РККА. К Тухачевскому слава пришла после разгрома им войск адмирала Александра Колчака. Несмотря на понесенное поражение под Варшавой в августе 1920-го, он сделал карьеру, став начальником Штаба РККА, а потом заместителем наркома обороны СССР. Во времена Большого террора трое из пяти первых маршалов (Блюхер, Егоров и Тухачевский) были расстреляны.

Всего с 1935 года звание маршала Советского Союза присваивалось 41 раз. Последним – в апреле 1990-го – маршальской звезды был удостоен тогдашний министр обороны СССР Дмитрий Язов (1924–2020).

Фото: FINE ART IMAGES/LEGION-MEDIA