Archives

События сентября

августа 31, 2018

245 лет назад

Бунтовщик номер один

На Яике началось восстание под предводительством Емельяна Пугачева

Толчком к бунту стало недовольство казаков запретом на добычу и продажу соли, а также их нежелание подчиняться армейским порядкам. Немалую роль сыграли и злоупотребления местных властей, вызывавшие ропот в крестьянской среде. Волна разрозненных восстаний яицких казаков продолжалась несколько месяцев, пока не появился человек, который сумел придать этим мятежам крупный размах, – донской казак Емельян Пугачев, выдававший себя за чудом спасшегося императора Петра III.

16 (27) сентября 1773 года на хуторе братьев Толкачевых, что на берегу реки Урал (в то время – Яик), собрались на совет казаки и служивые калмыки. Был зачитан первый указ к Яицкому войску с призывом «послужить государю Петру Федоровичу». Наутро отряд из 60 человек из Бударинского форпоста двинулся в поход к Яицкому городку (теперь Уральск). Так начался Пугачевский бунт. Каждый день численность армии самозванца удваивалась. Пугачев устанавливал свою власть над форпостами и городками Яицкой линии. Образ справедливого, законного царя привлекал не только казаков и представителей малых народов, но и крестьян, заводских людей.

Бунт быстро охватил обширную территорию на Урале, в Оренбургской губернии, в Прикамье и Поволжье. К марту 1774 года войско Пугачева увеличилось до нескольких тысяч хорошо вооруженных и обученных людей. Местные власти не могли противодействовать такой силе. Только когда Екатерина II приказала бросить на борьбу с «маркизом Пугачевым» значительные формирования регулярной армии во главе с опытными генералами, мятежники стали терпеть поражения.

Пугачевский бунт показал слабость административного управления в империи. После подавления восстания государыня инициировала проведение губернской реформы, упорядочившей «вертикаль власти» в стране. А реку Яик, чтобы стереть память о мятеже, переименовали в Урал.

 

235 лет назад

Линкор ее величества

На воду был спущен первый линейный корабль Черноморского флота – «Слава Екатерины»

Автором проекта линкора, который должен был возглавить Черноморскую эскадру, стал выдающийся кораблестроитель Александр Катасанов. Три года мастера-корабелы под началом Семена Афанасьева возводили этот 66-пушечный парусник на Херсонской верфи. 16 (27) сентября 1783 года корабль был спущен на воду. В мирное время его экипаж составлял 476 человек, в условиях войны – на 100–200 человек больше. Первым командиром линкора стал капитан первого ранга Марко Войнович, вскоре дослужившийся до звания адмирала.

В мае 1787 года корабль посетила Екатерина II, заглянувшая в Севастополь во время путешествия по югу России. Императрица провела смотр строившегося флота и уделила особое внимание паруснику, носившему ее имя.

С первых дней Русско-турецкой войны 1787–1791 годов «Слава Екатерины» была флагманом русской эскадры, действовавшей против турецкого флота на Черном море. В сентябре 1787-го во время шторма линкор получил сильные повреждения. Прошел слух о том, что «Слава Екатерины» попала в плен. Императрица писала главнокомандующему русской армией Григорию Потемкину: «Пожалуй, переименуй сей корабль, буде он у нас. Не равен случай, не хочу, чтоб злодеи хвастались, что «Слава Екатерины» в их руках». Князь Таврический не стал спорить с самодержицей, и с марта 1788 года линкор уже носил название «Преображение Господне».

В июле 1788-го корабль принял участие в сражении у острова Фидониси, в котором проявился яркий талант флотоводца Федора Ушакова. На счету «Преображения Господня» в том бою – потопленная турецкая трехмачтовая шебека и серьезные повреждения, нанесенные двум адмиральским кораблям противника. Линкор также с честью участвовал в других победных сражениях Ушакова, назначенного командующим Черноморским флотом, – у мыса Тендра (1790) и при Калиакрии (1791).

200 лет назад

Искусство создания дензнаков

В Санкт-Петербурге была основана Экспедиция заготовления государственных бумаг (ныне Гознак)

Во время Отечественной войны 1812 года по приказу Наполеона в России распространялись поддельные ассигнации, изготовление которых император Франции поставил на промышленную основу. В результате в период с 1813 по 1817 год в стране было выявлено более 5 млн таких фальшивок. Для решения этой проблемы министр финансов Дмитрий Гурьев предложил полностью заменить все ходившие в Российской империи бумажные деньги и поручить их печатание новому ведомству. Таковым явилась Экспедиция заготовления государственных бумаг (ЭЗГБ) в составе Министерства финансов, учрежденная по распоряжению Александра I 21 августа (2 сентября) 1818 года. На Фонтанке, на окраине тогдашнего Петербурга, архитектор Августин Бетанкур построил комплекс зданий ЭЗГБ. Первыми со станков здесь сошли купюры достоинством 5 и 10 рублей: ассигнации стали печатать на цветной бумаге с локальным водяным знаком, качество которой сразу привлекло внимание иностранных специалистов.

ЭЗГБ всегда славилась своими мастерами и устремлением к совершенствованию производства. Так, в мае 1839-го тут впервые была применена гальванопластика, годом ранее открытая русским физиком немецкого происхождения Борисом Якоби. Уже в ХХ столетии, в 1910 году, начался выпуск банкнот достоинством 100 рублей с портретом Екатерины II: в народе эта купюра получила название «катенька». Через два года к ней добавился «петенька» – купюра номиналом 500 рублей с портретом Петра I. ЭЗГБ не прекращала работу и после Февральской революции. Тогда были напечатаны новые деньги для Временного правительства – кредитные билеты 250- и 1000-рублевого достоинства. В условиях кризиса появились также государственные казначейские знаки достоинством 20 и 40 рублей – куда меньшего размера по сравнению с ранее выпускаемыми банкнотами, в связи с чем их называли не только «керенками», но и «от кваса ярлыками».

Весной 1918 года частично оборудование ЭЗГБ вслед за советским правительством переехало из Петрограда в Москву, хотя создавался также филиал в Пензе. 6 июля 1919 года Народный комиссариат финансов РСФСР утвердил положение об образовании Управления фабриками заготовления государственных знаков (сокращенно – Гознак). Под этим сокращенным наименованием предприятие существует до сих пор, продолжая славные традиции.

100 лет назад

Первый советский

ВЦИК РСФСР учредил орден Красного Знамени

Это произошло 16 сентября 1918 года. Орден стал первым революционным знаком боевого отличия. Все ордена и иные знаки отличия Российской империи были отменены советской властью еще в декабре 1917-го. Однако после создания Рабоче-крестьянской Красной армии в условиях разгоравшейся Гражданской войны появилась и потребность награждать отличившихся бойцов и командиров. Поначалу в качестве наград использовали личное оружие, именные часы и прочие ценные подарки. Награда могла быть весьма необычной: так, в знаменитом фильме режиссера Владимира Рогового «Офицеры» в этой роли выступают красные революционные шаровары.

С предложением учредить индивидуальные знаки отличия для Красной армии к председателю ВЦИК Якову Свердлову в августе 1918 года обратился один из организаторов Октябрьской революции в Петрограде, член Коллегии Народного комиссариата по военным и морским делам РСФСР Николай Подвойский. Эскиз ордена создали художники Василий и Владимир Денисовы, отец и сын. Развернутое красное знамя с лозунгом «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!», пятиконечная красная звезда, лемех плуга, молот, винтовка, факел, дубовые листья венка, а также скрещенные серп и молот на белом эмалевом фоне в обрамлении лаврового венка в середине звезды – такими оказались символы этого ордена.

Согласно первому статуту, он присуждался «гражданам РСФСР, проявившим особую храбрость и мужество при непосредственной боевой деятельности». В более поздней редакции статута говорилось, что награда вручается «за особую храбрость, самоотверженность и мужество, проявленные при защите социалистического Отечества». Первым кавалером ордена Красного Знамени стал командир красноармейских отрядов уральских рабочих Василий Блюхер, впоследствии получивший еще четыре таких ордена. Вторым этой высокой награды был удостоен командир 1-го Социалистического рабоче-крестьянского отряда ВЦИК Василий Панюшкин, проявивший себя при взятии Казани.

1 августа 1924 года был учрежден общесоюзный орден Красного Знамени, внешне отличавшийся только надписью «СССР» вместо «РСФСР» на красной ленте у дубового венка. Все ордена Красного Знамени РСФСР и других советских республик, которыми производились награждения в 1918–1924 годах, были приравнены к общесоюзному ордену.

 

80 лет назад

Мировой рекорд

Советские летчицы совершили первый беспосадочный перелет из Москвы на Дальний Восток

Их имена знала вся страна. Командир экипажа Валентина Гризодубова, второй пилот Полина Осипенко и штурман Марина Раскова. 24–25 сентября 1938 года на самолете АНТ-37бис «Родина», построенном конструкторской бригадой под руководством Павла Сухого, они совершили беспосадочный перелет из Москвы в район Комсомольска-на-Амуре, установив женский мировой рекорд дальности полета (было преодолено расстояние в 6450 км, по прямой – 5910 км). Им удалось превзойти рекорд американских летчиц более чем на 1500 км. Но достичь этого оказалось непросто. Рейс продолжался 26 часов 29 минут. Погода выдалась облачная, пришлось лететь вслепую по приборам. Вскоре после вылета появилось обледенение, а за Уральскими горами прервалась связь с землей. Когда бензина оставалось на 25–30 минут, Гризодубова приняла решение садиться в тайге с убранным шасси. Но перед этим она приказала Расковой прыгать с парашютом. Самолет приземлился на болото в верховьях таежной реки Амгунь. Точного места посадки никто не знал. «Прошло несколько дней с разными происшествиями: то хозяин тайги медведь нас посетил, а когда мы пугнули его выстрелом из ракетницы – загорелась сухая трава на болоте. <…> Запас еды у нас на борту был, а вот Марина выпрыгнула с одной шоколадкой в кармане. Когда она наконец-то нас нашла, на нее страшно было смотреть… Но мы были молоды, и все нам было нипочем!..» – вспоминала Гризодубова.

Больше недели шли поиски экипажа «Родины». 3 октября летчиц обнаружили с самолета. Им на выручку по Амгуни пришел катер «Дальневосточный». Гризодубовой, Осипенко и Расковой 2 ноября 1938 года было присвоено звание Героя Советского Союза. Они стали первыми женщинами, удостоенными столь высокой награды.

75 лет назад

Семинарист и митрополиты

Иосиф Сталин встретился с высшими иерархами Русской православной церкви

Эта встреча состоялась 4 сентября 1943 года в Кремле, куда была приглашена «большая тройка» митрополитов – местоблюститель патриаршего престола митрополит Московский и Коломенский Сергий (Страгородский), митрополит Ленинградский Алексий (Симанский) и митрополит Киевский и Галицкий Николай (Ярушевич). В беседе участвовали также первый заместитель председателя Совета народных комиссаров СССР Вячеслав Молотов и полковник госбезопасности Георгий Карпов, которого вскоре назначили на вновь созданный пост председателя Совета по делам Русской православной церкви (РПЦ) при Совнаркоме.

Собеседники обсудили взаимоотношения РПЦ и Советского государства. После начала Великой Отечественной войны эти отношения заметно улучшились. Когда митрополит Сергий заговорил о необходимости открытия духовных учебных заведений, поскольку Церковь испытывала недостаток священников и диаконов, Сталин спросил: «А почему у вас нет кадров?» В ответ Сергий произнес: «Кадров у нас нет по разным причинам. Одна из них состоит в том, что мы готовим священника, а он становится маршалом Советского Союза». Сталин, улыбнувшись, подтвердил, что был семинаристом. Он пообещал содействие в освобождении арестованных священнослужителей, дал согласие на открытие храмов и возобновление издания «Журнала Московской патриархии», а также разрешил организацию духовной академии и духовных семинарий «во всех епархиях, где это нужно». Кроме того, по его инициативе будущему патриарху, которого РПЦ дозволено было избрать в самое ближайшее время, предоставлялся трехэтажный особняк с садом в центре Москвы, ранее принадлежавший германскому послу.

Важнейшими результатами встречи митрополитов с руководителем государства стали видимое улучшение положения Церкви и возрождение патриаршества. Уже 8 сентября был созван Архиерейский собор для избрания предстоятеля РПЦ, престол которого пустовал после смерти патриарха Тихона в 1925 году. Собор в составе 19 иерархов избрал патриархом Московским и всея Руси митрополита Сергия.